Красивый симпатичный мужчина добрый сильный

— Ты даже в постели теперь не сможешь… Посмотри на меня и на себя!

Роман отложил вилку в сторону и поморщился.

– Что с тобой? – спросила Марина, встревоженно посмотрев на мужа.

– Болит… Где-то в животе… – пожаловался Роман. – Сильный спазм. Очень больно…

– Ну вот, – Марина огорченно вздохнула. – В кои-то веки выбрались в ресторан, а ты плохо себя чувствуешь…

Роман поднёс к губам стакан с соком и сделал несколько глотков.

– Не волнуйся, мне уже лучше.

– Правда? Может всё-таки следует обратиться в больницу?

– Нет. Не надо, успокойся, – Роман погладил руку жены. – Всё в порядке. Последнее время у меня часто повторяются такие приступы, но они быстро проходят. Вот, видишь, уже стало легче.

Марина натянуто улыбнулась…

Они прожили с Романом уже больше пятнадцати лет и давно привыкли друг к другу, заменив любовь на простую привычку. Марина была уверена, что Роман постоянно заводит любовниц на стороне, но доказательств не искала, потому что иногда и сама встречалась с мужчинами на стороне. В этом они были квиты, хотя и делали вид, что продолжают любить друг друга.

Марина подавила вздох. Да, она не готова была просто так расстаться с мужем, и прежде всего, потому что не хотела терять обеспеченную жизнь, к которой так привыкла. А значит, не оставалось ничего, кроме как терпеть Романа, изображая то, чего на самом деле давно нет.

Сестра Марины, Елизавета, часто выслушивала её жалобы, сочувственно качала головой, но поддерживала редко:

– Не понимаю я тебя, сестричка. Ты живёшь в полном шоколаде. Всё, что у вас есть, принадлежит только вам двоим, у вас нет детей, нет никого, кто зависел бы от вас. И целая куча денег, которые вы не сможете потратить, даже если будете просто разбрасывать их по ветру.

– Ну, насчёт последнего ты, конечно, преувеличиваешь, – улыбалась Марина. – А в остальном не могу с тобой не согласиться. Достаток у нас есть, а вот любви нет. Иногда мне кажется, что мы с Ромой просто терпим друг друга, потому что нам некуда деваться.

– Почему ты не родила ребёнка? – спросила Лиза.

– Не знаю, – пожала плечами Марина. – Сначала нам это было не нужно, потом некогда, Рома всё время был занят. А потом мы просто упустили время. Всё-таки мне уже сорок один, а ему почти сорок пять.

– Пусть за тебя родит суррогатная мать.

– Бог с тобой! Вот уж с чем не хотела бы я связываться, так с суррогатным материнством. Нет, это всё для меня потеряно. И знаешь, что я тебе скажу. Я рада, что нас с Романом не объединяет ребёнок. Однажды я всё-таки от него уйду и не хочу, чтобы между нами оставалось хоть что-то…

Марина вспомнила этот разговор с сестрой и вздохнула. Роман посмотрел на жену:

– Ну что с тобой? Я же сказал, мне уже лучше… В конце концов, это простое недомогание, я же не умираю…

– Да-да, я вижу, – натянуто улыбнулась Марина и вдруг подумала о том, что это было бы прекрасным разрешением создавшегося положения.

Конечно, оставаться вдовой не очень приятно, но эти дни можно пережить, зато потом она была бы свободна как птица. И тогда никто бы не осудил её, если бы она стала открыто встречаться с Алексеем, бизнес-партнёром Романа, таким симпатичным, моложавым мужчиной, от которого млели все женщины. Марина тоже не устояла перед его обаянием, это было несколько лет назад. И вдруг совсем недавно он снова позвонил ей…

Они встретились, и он был так нежен, так ласков с ней…

Роман не сводил взгляда с жены.

– Да что с тобой, дорогая? Ты где-то летаешь, но так приятно улыбаешься… Давно не видел тебя такой мечтательной…

– А? Что ты спросил? – Марина мысленно выругала себя за то, что так подставилась.

– Я не спросил, я сказал, что ты очень хорошо выглядишь, просто светишься изнутри. Словно тебе снова двадцать лет.

– Ну, перестань, – отмахнулась Марина и прикрыла лицо руками, пытаясь справиться со смущением. – Не начинай. Просто мы так давно с тобой никуда не выбирались вместе… Я рада этому.

Теперь смутился Роман. Он пригласил жену в ресторан для того, чтобы поговорить о том, что пришло время им расстаться. Но после её слов ему стало неловко. Марина его так любит, а он собирается сделать ей больно. Но как поступить иначе? Альбина, его молодая любовница, с которой он встречался уже несколько месяцев, настаивала на его разводе, и он, веря в искренность её чувств, в конце концов, решился сделать это. Нельзя же разрываться между двумя женщинами, одна из которых вызывала в нем восторг, а вторая просто превратилась в привычку. Выбор был вполне очевиден. Но почему же заранее подготовленные слова никак не могут сорваться с его губ?

Молчание стало затягиваться, и Роман мучительно размышлял, как бы повернуть разговор в нужное русло. Марина заговорила первая.

– Ты не сердишься, что Лиза временно поселилась у нас? Прости, я не могла отказать сестре. Но как только закончится ремонт в её квартире, она вернётся к себе.

– Нет, она не мешает. Дом у нас большой, комнат много и места хватает всем. Пусть живёт. Марина, я хотел поговорить о другом.

– Давай поговорим, – Марина выжидающе посмотрела на мужа.

Но вместо того, чтобы начать тяжёлый разговор, Роман вскрикнул, как-то странно всплеснул руками и стал заваливаться на бок.

Через секунду он уже лежал на полу, корчась от боли. Марина вскочила на ноги и закричала, вокруг Романа собралась толпа, кто-то вызвал скорую помощь и когда прибыли врачи, Марина вместе с ними отправилась в больницу, сопровождая мужа. Не то, чтобы она очень хотела делать это, больницы Марина терпеть не могла и вообще не выносила вид человеческих страданий, но и бросить Романа в беде почему-то не решилась.

Взволнованная произошедшим, она ходила взад-вперед по больничному коридору, до хруста сжимая пальцы рук, и ждала, когда же появится врач, принявший её мужа. Наконец, он появился.

– Доктор, ну что с ним? – бросилась она к нему.

– Пока трудно сказать. И прогнозы делать я не буду. Ваш муж сейчас находится в реанимации. Поэтому сейчас что-то говорить рано. Всё зависит от организма вашего мужа, его способности и стремления бороться за жизнь. В общем, нужные анализы мы взяли, как только придут результаты, картина будет видна более определенно.

Марина так ничего и не поняла, кроме того, что Роман может в любой момент умереть.

– Доктор, – спросила она, внезапно побледнев, – а что вы имели в виду, когда сказали про стремление бороться за жизнь?

– Да тут всё просто. Я видел многих больных, молодых и стариков, которые реально цеплялись за жизнь и вопреки прогнозам выздоравливали. Но у всех у них была цель, стремление, желание жить. Знал я и других пациентов. Вроде и диагноз не смертельный, и возраст не запредельный, но их жизнь была настолько бессмысленна и бесцельна, что они расставались с ней без сожаления, позволяли болезни одержать над ними верх. Именно поэтому я всегда говорю о том, что, если ты кому-то на этой земле нужен, это половина успеха.

– Я вас поняла, – кивнула Марина и вдруг залилась густой краской.

Чтобы скрыть своё смущение, она отошла к окну и стала о чём-то напряженно думать. А потом решительно развернулась и ушла прочь, ни разу не обернувшись…

В реанимации Роман провёл несколько дней, а потом его перевели в палату интенсивной терапии и всё это время он был под неустанным наблюдением врачей.

Зато Марина совсем не появлялась в больнице, и Роман не понимал, почему она так поступает с ним. Врачи не давали ему никакого объяснения, и это совсем выводило его из себя.

Зато однажды дверь открылась и на пороге палаты появилась Альбина, молодая, красивая, соблазнительная. Яркий макияж только подчеркивал её эффектную внешность, которая до невозможности контрастировала с беспомощно лежавшим на кровати Романом. Он, бледный, резко похудевший, с черными кругами под глазами, был невыносимо жалок. Стоявшие рядом капельницы придавали этой картине ещё большую трагичность, и Альбина картинно всплеснула руками:

– Любимый… Но как же так? Что с тобой произошло? Бедненький, мне так тебя жалко… Когда я узнала, что ты здесь, чуть с ума не сошла от горя.

– Альбина… Милая… – натянуто улыбнулся Роман, и его улыбка выглядела очень вымученной. – Как хорошо, что ты пришла…

– Знаешь, сколько мне пришлось дать врачам, чтобы они меня пустили к тебе, – расстроенно проговорила девушка. – Просто кошмар какой-то… а ещё я купила тебе апельсины и яблоки.

– Зачем? Не надо было…

– Ну как это? Я в фильмах видела, что, когда люди идут в больницу, они приносят яблоки и апельсины. Так что, ешь, пожалуйста.

– Мне нельзя есть их. И вообще, скорее всего теперь я всю оставшуюся жизнь буду на щадящей диете.

– Как это? Тебя что, не вылечат? Я думала, что ты скоро выйдешь отсюда и мы, как и договаривались, полетим на море… Я так хочу отдохнуть…

– Прости, но я вряд ли смогу сделать это, – тихо проговорил Роман. – Я ещё долго буду приходить в себя, ведь меня практически вытащили с того света. Альбина, девочка моя, ты будешь заботиться обо мне?

– Заботиться? – удивилась девушка. – Но что я могу?

– Ничего сложного. Варить мне каши на воде, ухаживать… Ну, как это делают жены с больными мужьями.

– А ты что, больной? Ну, то есть, я хочу сказать, всегда будешь таким?

– Я не знаю, – проговорил Роман. – Врачи ничего определенного не говорят. Но как только я выйду отсюда, сразу же разведусь и мы с тобой поженимся.

– Нет! – воскликнула Альбина. – Я не хочу, не надо. Прости, Рома, но я не собираюсь привязывать себя к больному человеку. Я слишком молода и не хочу тратить свою жизнь на все это! – она обвела рукой палату.

– Подожди, ты что, хочешь сказать, что больной я тебе не нужен? Значит, со мной можно встречаться, только когда я здоров и богат?

– Ну а что ты хотел? – крикнула Альбина. – На что рассчитывал? Ты даже в постели теперь не сможешь соответствовать мне. Посмотри на меня и на себя! Что ты можешь мне дать? Деньги? Но ты сам говоришь, что всё, что у тебя есть придётся потратить на твоё восстановление. А если оно затянется на годы? Нет, дорогой, на меня не рассчитывай, прощай! Я ухожу!

– Альбина!

Но девушка уже выскользнула за дверь, и вместо неё Роман увидел санитарку, вошедшую в палату, чтобы навести там порядок. Она поставила на пол ведро воды и оперлась на швабру.

– Господи, ваша девушка чуть не сшибла меня с ног! Куда так лететь?

– Тебе какая разница? – сказал Роман.

Меньше всего ему хотелось объясняться с кем-то, тем более, что его просто душили рыдания от обиды, которую только что нанесла ему Альбина. Он ей верил, ведь она была так ласкова с ним. А теперь оказалось, что она делала это всё из-за денег. Продажная дрянь! И Марина такая же!

Роман почувствовал, как в нём поднимается ненависть. От прилива крови у него даже закружилась голова. А санитарка тем временем спокойно протирала тумбочки, подоконник и что-то там еще, распространяя по палате резкий тошнотворный запах.

– Послушай ты, – обратился он к санитарке. – Убирайся отсюда! Провоняла уже все своей хлоркой. Меня и без тебя тошнит!

– Простите, но я должна выполнять свои обязанности, – ответила она, мельком взглянув на капризного больного.

– Пошла вон, идиотка, – потребовал Роман. – У тебя совсем нет мозгов, курица! Дожила чуть не до старости, а так ничему и не научилась, кроме как выносить утки! Отребье! Ты не человек, ты червяк!

Женщина вспыхнула, как будто кто-то плеснул ей в лицо краской.

– Меня зовут Раиса Петровна, – с горечью сказала она и добавила. — Эх ты… А ещё мужчина. Ну и лежи тут сам! И утки из-под себя сам выноси! Ты вон богатый, а что-то никто тебя даже не навещает. Одна пришла, и та хвостом вильнула! Я ведь все слышала, что она говорила. Ты никому не нужен!

– Замолчи! Заткнись! – Роман попытался приподняться, но вдруг обессиленный упал на подушку и потерял сознание.

Когда он пришёл в себя, над ним склонились врачи.

– Ну что же, пришлось вас вернуть в реанимацию, – сказал доктор и добавил. – Вряд ли теперь я выпущу вас отсюда также быстро, как и в прошлый раз. Сейчас вам поставят капельницы и, надеюсь, что после них вам станет лучше. Искусственная вентиляция лёгких тоже необходима… У вас совсем нет сил.

Роман ничего не мог ответить. Он просто лежал и смотрел на врача, а по его щекам текли слёзы…

Вскоре пришла медсестра и поставила ему капельницу, но едва она вышла, как в палате появилась Раиса и решительно выдернула трубки из его руки, а потом отключила систему вентиляции лёгких. Роман округлил глаза от ужаса:

– Что ты делаешь? – прохрипел он.

– Подожди, минутку. Да не бойся… Я не собираюсь тебя убивать, наоборот, спасти хочу.

Роман ничего не понимал, он задыхался, а Раиса уже вышла, оставив его в беспомощном состоянии. Но не прошло и минуты, как она вернулась в палату и вслед за ней вошел врач…

Дальнейшего Роман уже не увидел и отключился. Когда он снова пришёл в себя, увидел рядом с собой Марину. Она сидела на стуле и держала его за руку, ласково поглаживая его ладонь.

— Наконец-то ты пришёл в себя, — улыбнулась она ему. — Как я этому рада!

— Зачем ты здесь? Ты же бросила меня…

— Нет, мой хороший. Просто мне нужно было разобраться кое в чём.

— Объясни…- Роман чувствовал себя неплохо, но был всё-таки ещё слаб.

— Знаешь, что с тобой произошло? — спросила Марина.

— Нет…

— А мы с доктором выяснили. Ромочка, милый мой, тебя хотели отравить.

— Нет, — утомленный Роман прикрыл глаза, — я видел, это санитарка… Она отключила все системы… Я так испугался…

— Рома, Раиса спасла тебя. Она случайно подслушала, как моя сестра заплатила одной медсестре, чтобы та подменила лекарство. Рома, мне тяжело говорить об этом, но это Лиза хотела тебя убить.

— Что? Подожди, я ничего не понимаю.

Марина вздохнула:

— Моя сестра всегда завидовала мне. Её жизнь не удалось. И она решила избавиться от нас с тобой, чтобы стать единственной наследницей всего нашего имущества. Мне стоило немалых трудов выяснить всё это, но я вывела её на чистую воду. Она начала с того, что попросилась пожить у нас. Сказала, будто у неё дома проходит ремонт. На самом деле, квартиру у неё забрали за долги. Понимаешь? Она осталась совсем без жилья. И тогда-то ей в голову пришёл этот план. Избавиться сначала от тебя, а потом и от меня. Ты же помнишь, что она фармацевт, а потому ей не составило труда подобрать для тебя тот яд, который оказался бы смертельным. Как сказал доктор, ей не хватило совсем немного времени, чтобы закончить начатое. Ты попал в больницу. Но она и здесь решила достать тебя. Одна медсестра её давняя подруга. И она сумела уговорить её подменить лекарство в твоих капельницах. Если бы не Раиса, может быть, тебя бы уже не было на свете.

— Боже мой, я хочу её увидеть. Раису. Мне нужно извиниться. Я так обидел её.

— Она уже скоро придёт…

— А что с твоей сестрой и её подругой?

— Они находятся под следствием… Будет суд…

Роман поднёс руку к глазам.

— Марина, — сказал он наконец, — Спасибо тебе за всё… И прости, что я столько разочаровал тебя… Мне нужно тебе кое-что сказать. Тебя я тоже обидел, предал…

— Ты говоришь про Альбину? — грустно улыбнулась Марина. — Я всё знаю. Но, если ты хочешь, давай об этом забудем.

— Ты прощаешь меня?

— Да, мы оба очень виноваты друг перед другом, — Марина наклонилась, взяла руку мужа и прижала её к своей щеке. — Если ты не против, давай попробуем начать всё сначала. Если честно, когда я поняла, что могу потерять тебя, у меня словно пелена с глаз упала. Я люблю тебя, как и прежде. И совсем не хочу, чтобы ты оставлял меня. Если бы ты только знал, как я волновалась за тебя. Поставила на уши всех врачей, заплатила кучу денег за лекарства, которые могли тебе помочь.

— Марина, Мариша… Я тоже тебя люблю, очень сильно тебя люблю…

Время в палату вошла Раиса.

— Аааа, привет, грубиян! — улыбнулась она. — Ну что, я очень рада, что ты пришёл в себя

— Простите меня, Раиса. Я был очень груб с вами…

— Да ничего. Главное, поправляйся! Пусть у тебя и твоей жены всё будет хорошо.

— Может быть мы можем вам чем-нибудь помочь? — спросила Марина. — Ну, например, найти нормальную работу.

— Нет-нет, — ответила Раиса. — Мне стоило большого труда устроиться сюда. Я ведь по профессии бухгалтер. Но с тех пор как заболел мой муж, я была вынуждена оставить работу, чтобы быть с ним рядом и ухаживать за ним.

— А что с вашим мужем? — спросил Роман.

— Он возвращался домой, когда его сбила машина. Какой-то молодой пьяный мажор не справился с управлением и врезался в него. Хотя Толик шёл по пешеходному переходу.

— Подождите, — удивилась Марина, — разве вам не выплатили компенсацию? По крайней мере лечение должны были оплатить…

— Мариночка, — вздохнула Раиса. — Мы ведь с Толиком простые, бедные люди. А у того мажора папа какая-то важная шишка. Неужели ты думаешь, что нам кто-нибудь позволил бы выиграть дело? Для богатых людей мы никто, пыль под ногами. Единственное, что мне разрешили, так это устроиться сюда санитаркой. Муж лежачий за ним нужен уход. По договору, который я заключила с больницей, я могу оставаться с ним, при условии, что буду обслуживать и других больных. Разумеется, я на всё согласилась.

Роман закрыл глаза, ощущая непреодолимое чувство стыда. И он решил, что сделает для этой женщины и её мужа всё, что будет в его силах. Оставшись с женой наедине, он сказал ей о своём решении, и она согласилась с ним.

Прошло совсем немного времени и в палату к Роману вбежала плачущая Раиса.

— Толику назначили операцию. Поступили нужное лекарство. Врачи говорят, что скоро он встанет на ноги. А ещё они сказали, что это вы всё оплатили. Спасибо, спасибо вам большое. Я просто не знаю, как вас благодарить.

— Ну что вы, Раиса, — улыбнулся Роман, — напротив, теперь мы в расчёте. Я просто вернул вам долг…

Прошёл год.

Марина ждала мужа с работы и точно знала, что он нигде не задержится. В самом деле, едва она успела накрыть на стол, как щёлкнул замок входной двери и на пороге появился Роман, с большим букетом цветов.

— Это тебе, любимая моя…

— Спасибо, мой хороший, — ответила растроганная женщина.

— Как там наш малыш?

— Спит, — улыбнулась счастливая Марина. — Знаешь, милый, я до сих пор не могу поверить в то, что мы с тобой стали настоящими родителями. Всю беременность не могла поверить в это. И сейчас, когда смотрю на Мишеньку, моё сердце так и замирает. А что если бы его у нас не было…

— Я тебя просто обожаю, моя хорошая, — улыбнулся Роман. — Спасибо тебе и за сына, и за то, что ты подарила мне счастье, настоящее счастье… Которое я когда-то чуть не потерял.

— Мы чуть не потеряли, — вздохнула Марина и прижалась к мужу. – Я очень сильно тебя люблю…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Свекровь моя старая женщина седая бабушка
— Мам, и ты меня прости, прошу прости… — Мама плакала, а сын прижимал её к груди

Инна Павловна всю жизнь проработала на заводе. Кто-то скажет, что это мужская работа, но Инна считает совсем по другому. Она...

Инна Павловна всю жизнь проработала на заводе. Кто-то скажет, что...

Читать

Вы сейчас не в сети