Красивая девушка у реки

Без вести пропавшая

В тот вечер воспитательница в детском саду сделала выговор Виктору – опять его Настя подралась с кем-то из группы.

— Виктор Николаевич, я понимаю, что вы занятый человек и ситуация у вас непростая, но пожалуйста, поговорите с Настей. Нельзя же драться! А она как коршун налетает на ребят. Особенно Диме достаётся. Уж не знаю, что там они не поделили, – волнуясь, говорила молоденькая воспитательница Ирина Сергеевна.

— А выяснить не пробовали? – осторожно спросил Виктор, помогая шестилетней дочке застегнуть ботинки.

— Пробовала! Дима говорит, что Настя первая драться начинает.

— А почему? В чём причина?

— Дима говорит, что просто так.

— А Настя что говорит?

— Она молчит.

— Ясно, — вздохнул Виктор, — разберёмся.

Они вышли с дочкой из садика и направились к машине.

— А я ещё ему врежу! – тихо, но уверенно произнесла Настя.

— Настя, не хочешь рассказать, зачем? – устало спросил Виктор, у него сегодня был такой напряжённый день, а тут ещё дочка фортеля выкидывает…

— А затем, чтобы не обзывался, — с вызовом ответила дочка, — он меня сироткой называет.

— Да какая же ты сиротка! У тебя же есть я!

— Вот именно, а мамы нет! – Настя вдруг всхлипнула и замолчала, — папа, почему так? У всех есть мамы, а у меня нет! Димка и смеётся поэтому, и обзывается…

Виктор не нашёлся, что ответить ребёнку, он только обнял дочку, поцеловал в щечку и прошептал, что всё у них будет хорошо, посадил её в машину, и они поехали домой.

— А Димке этому спуску не давай! — улыбнулся он уже по дороге, — пусть не обзывается.

— Ты не ругаешься? – глаза у дочки расширились от удивления.

— А за что? Дураков учить надо. Ты всё правильно делаешь. Ну, а вообще лучше кулаками не маши больше, просто не обращай на него внимания. Я поговорю с воспитателями, чтобы они приструнили его.

— А если он первый драться начинает?

— Тогда бей! – уверенно кивнул Виктор.

А поздним вечером, когда Настя уже спала в своей кроватке, он вспоминал…

С Машей они поженились на последнем курсе университета. Оба будущие врачи: Виктор хотел стать хирургом, а Маша – офтальмологом. После учёбы Виктор устроился в хирургическом отделении городской больницы, а Маша пошла в поликлинику. Они купили квартиру в ипотеку. Помогать им было некому, так как родители у обоих уже умерли, но они справлялись. А потом Настя родилась. И это была счастье!

Но только с рождением дочери финансово тяжело стало. Решил Виктор уйти в частную клинику – Ольга, одногруппница Маши, его давно туда звала. Это была клиника её отца, там Ольга и работала. Только пришлась Виктору переквалифицироваться в гинекологи. В принципе, Виктор был не против: его мама ведь умерла от женской болезни много лет назад. В общем, Виктор решил, что раз маму не смог спасти, то хотя бы другим женщинам поможет. Притом, и платили в частной клинике на порядок больше. Маша тоже одобрила его решение.

— Подруга, ты там следи за мужем моим, чтобы пациентки не донимали, — шутила Маша в разговоре с Ольгой. – пока я в декрете, найдутся охотницы.

— Ох, даже не знаю, — в тон отвечала подруга – а вообще, Маша, ты не переживай! Твой Витя железобетонный! Никого кроме тебя и не видит.

— Я знаю, — удовлетворённо кивала Маша.

Ольга с Машей дружили с первого курса университета. Хоть и разные были: Ольга из обеспеченной семьи, а Маша приехала в город из небольшого посёлка. Но всё равно в университете они всегда были вместе. И на свадьбе Ольга была свидетельницей, и крёстной у Настеньки потом. Да и с работой она Вите помогла. В общем, настоящая подруга!

А потом как-то летом Ольга приехала в гости и предложила Маше развеяться – съездить за город.

— Да как же я Настю оставлю? – отказалась сразу Маша, — ей только годик, а я поеду куда-то.

— Почему куда-то? Хорошая база отдыха. И поедем только на сутки. А Витя посидит с дочкой. Ведь посидишь, Витя? Жене же отдых нужен хоть иногда! А то она у тебя за этот год в тень превратилась.

Виктор как раз дома был и согласился с Ольгой. Действительно, Маша сильно уставала с дочкой – Настя неспокойной росла.

— Ну, сутки мы продержимся с Настеной! – кивнул он, — езжай, Маша! И ни о чём не переживай! Тем более у меня выходной, а потом отгул. Справимся!

Маша долго не могла решиться – впервые расстаться с дочкой…

На сутки, но всё же! Это было сложно!

Но Ольга смогла её убедить, да и Виктор вселил уверенность, что всё будет хорошо! Поцеловала Маша на прощание мужа и дочку, села в машину к подруге и умчались они на базу отдыха за город…

А следующим утром позвонила взволнованная Ольга.

— Витя, а Маши нет дома? — срывающимся голосом спросила подруга.

Виктор как услышал этот вопрос, так у него в глазах потемнело: понял он, что с Машей что-то страшное случилось. Ольга рассказала, что Маша утром решила выйти на пробежку – дорога лежала через сосновый бор, на часах всего шесть часов. Ольга поленилась и осталась в номере. С пробежки Маша не вернулась. Потом в кустах в том самом бору полиция нашла наушники Маши. А её саму так и не отыскали. Были различные предположения. И то, что она утонула – неподалеку речка глубокая была. И дикие звери её утащили. И маньяк появился в их местах.

Было предположение, что молодая женщина просто сбежала к любовнику.

— Какой любовник? – негодовал Виктор в полиции, — мы любим друг друга, у нас годовалая дочь!

— В жизни всё бывает, — уклончиво отвечал следователь. – Может быть, вы чего-то не знаете о своей жене?

— Быть такого не может, — Виктор упрямо качал головой.

Прошло время. Полгода, год…

Машу так и не нашли. Объявили без вести пропавшей, потом и умершей. Каково все это время было Виктору – не высказать. И если бы не поддержка Ольги, то вообще бы с ума сошёл. Именно Ольга нашла няню для Насти, потом и в садик помогла устроить. И всё это время была рядом.

Спустя какое-то время Ольга с Виктором стали близки. Виктор долго себя корил за это – вроде как изменил любимой жене с её лучшей подругой. Но Ольга смогла его убедить, что ни в чем он не виноват, по большому счету. Просто жизнь так сложилась.

— Ты мне всегда нравился, — призналась ему Ольга, — но ты был муж подруги, поэтому даже мыслей таких не допускала. Но Машу не вернуть, а мы живые.

И Виктор с ней согласился. Правда, за все эти годы он так и не сделал Ольге предложение – не мог через себя переступить. У него была только одна жена – Маша. А с Ольгой просто встречались несколько раз в неделю.

А год назад Ольга стала главврачом – отец отошёл от дел и передал всё дочери. Теперь она была главной, а Виктор у неё в подчинении.

— А не хочешь ли ты, Витя, поменять свой статус? – как-то в шутку спросила его Ольга.

— Мужем главврача? – улыбнулся он.

— А почему бы и нет? А там гляди, и поменяемся ролями. Я ведь просто женщина. А тебе бы должность главврача больше пошла…

— Но для этого мне надо на тебе жениться? Как это воспримет Настя…

— А что Настя? Она ещё маленькая! И вообще, ты её слишком балуешь. Шесть лет всего, а характер… Я не знаю, как ты с ней дальше будешь. Вообще, Витя, я считаю, что пора присмотреть девочке хороший пансионат. А что в этом такого? Будет там учиться, жить. И тебе будет легче. А то ты с клиники как угорелый бежишь в садик, потом домой. Так нельзя! И я не могу её забирать. А в пансионате хорошо! По выходным будем забирать.

— Ты что такое говоришь? – возмутился Виктор, — как я могу родную дочь куда-то сдать!

Они тогда сильно поругались. Виктор сказал, что теперь у них только рабочие отношения. Ольга, поняв, что ляпнула лишнее, пыталась помириться, но Виктор был непреклонен.

А неделю назад у него появилась мысль уйти из клиники — хоть и хлебное место, но работать с Ольгой становилось всё невыносимее. Она буквально липла к Виктору, а у него словно глаза открылись на бывшую любовницу: понял он, что никогда она не примет Настю, хоть и крёстной её является. И как же больно было осознавать, что у его дочери не будет мамы. А девочка растёт, и ей так нужна женская забота, никакие няни и воспитатели тут не помогут…

Следующим утром Виктор серьёзно поговорил с воспитательницей Насти о поведении дочери и её сверстников.

— Я поняла вас, — опустив глаза, ответила воспитательница, — надо было Насте мне сказать, что Дима её обижает первый.

— Надеюсь, таких инцидентов больше не будет! – Виктор кивнул в ответ, поцеловал дочь и поспешил в клинику.

В тот день было много пациенток, случаи сложные. Виктор после обеда почувствовал, как же он устал… а тут ещё Ольга потребовала срочно предоставить очередной отчёт. Видела же, что у него наплыв пациентов, поэтому специально это сказала…

Оставался какой-то час до закрытия клиники, когда Виктор решил заняться отчётом. И только он разложил бланки и карточки на столе, как услышал какой-то шум в коридоре. Вначале не придал этому значения, но шум нарастал. Уже слышались возгласы о вызове полиции. Виктор выглянул в коридор…

У регистратуры стояла женщина непонятных лет, одетая в старую одежду, платок надвинут на голову…

По внешнему виду явно не вписывалась в привычный контингент пациентов этой элитной клиники.

— Мы бомжей не принимаем! – резко отвечала женщине регистраторша Люба, — идите отсюда! Вон через дорогу муниципальная поликлиника, там весь сброд берут!

— Я не бомж, — тихо отвечала женщина, — мне надо видеть определённого доктора – Виктора Николаевича Крушинина. Он ведь работает у вас?

— Да, работает! И что? К нему за месяц записываются! И заметьте, приличные дамы, а не такие…

Виктор решил прервать эту некрасивую сцену. Почему-то ему стало жаль эту несчастную женщину, которая сжалась в комочек, нервно дергала пуговку на старенькой кофточке, что-то хотела ответить наглой и беспардонной Любаше, но от волнения не могла. Он подошёл и взял женщину за руку.

— Я Крушинин, пройдёмте в кабинет!

Услышав его голос, женщина подняла голову, и тут же опустила, кивнув в ответ, из-за платка Виктор не разглядел её лица, но вдруг показалось, что она ему знакома! Он завёл её в кабинет, не обращая на крики регистраторши о том, что «у этой бабки даже паспорта нет»….

— Успокойтесь! – тихо сказал он женщине, закрывая дверь, — садитесь и рассказывайте, что вас беспокоит.

Он сел за стол и внимательно посмотрел на пациентку. Кто она? Цыганка что ли? Что за дурацкий платок на пол-лица? И одежда…

Как будто из бабушкина сундука…

Женщина на секунду замерла, а потом села на стул и резким движением сорвала платок с головы. Виктор оторопел от увиденного, а потом как вскрикнет:

— Маша?..

Да, это была его жена. За это время она почти не изменилась. Только похудела немного и в голубых глазах затаилась печаль и тревога…

— Я, Витя, — тихо проговорила она, — а я боялась, что не узнаешь… Или сделаешь вид, что не знаешь.

— Да как же так! Я ведь всё это время думал про тебя! Маша!

Он кинулся к ней обнял, но Маша отстранилась.

— Я знаю про вас с Ольгой! – она посмотрела ему в глаза и замерла почему-то.

— Маша, но это случилось уже после того, как ты пропала! И сейчас мы уже расстались! – вскричал Виктор, а потом осекся, и уже более спокойно проговорил, — ты меня обвиняешь в измене. А сама? Ты где была все эти годы? Ты бросила дочь, исчезла, а сейчас мне что-то предъявляешь?

— Я не бросала дочь, и тебя не бросала, — все так же тихо проговорила Маша, — Это Ольга всё… Она меня убить хотела, но просчиталась.

— Ольга?

— Да, она. Я ведь не первый день наблюдаю за вами. Думала, что ты тоже с ней заодно. Но теперь понимаю, что ты не причём.

И Маша рассказала о той поездке на базу отдыха. С вечера все было замечательно. Они с Ольгой погуляли по сосновому бору, посидели на речке, а потом в номере решили немного вина выпить. И всё…

Больше Маша ничего не помнила. Очнулась она в багажнике машины Ольги. Её куда-то везли. Ночь…

Потом багажник открылся. Маша успела запомнить лицо Ольги – оно было искажено злобой.

— Замуж за него вышла? Ребёнка родила? – шипела лучшая подруга, — и что? Всё равно он со мной будет! А ты сдохнешь!

А потом в воздухе мелькнуло что-то – вроде молоток….

Удар…

Очнулась Маша уже днем на дне глубокого оврага. Голова была разбита, жутко болела. И главное – она ничего не помнила…

Кто она, почему тут находится…

Её обнаружил лесник – старик, который долгие годы жил в лесу отшельником. У Василия много лет назад в аварии погибли жена и дочь. Вот с тех пор людей и сторонился – чтобы боль свою так скрыть. Вытащил он Машу из оврага, голову перевязал, в сторожку свою отнёс. Хотел было в полицию позвонить. А потом вдруг почудилось ему, что найденная им девушка похожа на его погибшую дочь Алёну. И не отпустил никуда, и не позвонил. Сам лечил, выхаживал. И выходил. Раны на голове у молодой женщины зажили, горячка спала, стала она в себя приходить. Только память к Маше так и не вернулась. Прошлое словно пеленой было затянуто – понимала только, что другая у нее была жизнь. А какая? Не знала…

Она даже имени своего не помнила – лесник её Алёнушкой звал. Василий честно ей признался, что нашёл её на дне оврага с разбитой головой, что дочкой она ему почудилась. Блажь, конечно…

Маша хотела сразу к людям выйти, но лесник её убедил, что опасно это может быть – а вдруг тот, кто ее убить хотел, захочет завершить начатое. И ладно бы, если она знала врага в лицо. А так — как быть? Маша подумала и согласилась, что старик прав и осталась в его лесном домике – среди берёз, елей…

Она просыпалась в маленькой комнатке под трели птиц и засыпала, слушая шум веток. Днём Маша хлопотала по дому – готовила еду, наводила порядок, стирала. А зимой и печку порывалась сама топить, но лесник не давал – не женское это дело.

Василий оказался хорошим человеком – он заботился о Маше как о родной, баловал даже: то земляники ей в начале сезона принесет – везде еще зеленая, а он найдет обязательно спелую да душистую! То букетик кукушкиных слёзок подарит – просто так, чтобы улыбалась Маша. А по весне он такой сок берёзовый добывал – вкуснее Маша никогда не пробовала!

Так прошло почти пять лет…

И вот однажды приснился Маше сон: будто качает она ребёнка – девочку…

— Доченька… — прошептала она, — Настенька…

Эти слова она уже наяву произнесла. И Василий услышал – понял старик, что память начала возвращаться к Маше. И вроде радоваться надо, а ему плакать хочется – неужели его Алёнушка скоро его покинет?

Маша тогда проснулась – а сна не помнит, только ощущение: что-то важное упускает.

И второй раз сон снился, и опять она шептала имя дочки. И вновь забвение после пробуждения. А проснется – сама не своя. Призналась Василию, что ее мучает. И не смог старик скрывать – рассказал, какое имя она шепчет во сне.

— Настя? – прошептала Маша и глаза закрыла, силясь вспомнить хоть что-то…

И вдруг – как озарение: она вспоминает рождение дочки, мелькает лицо какого-то мужчины, который встречает из роддома с огромной связкой воздушных шариков…

-тВиктор… — вновь прошептала женщина, — мой муж. А Настя – доченька… а меня… Меня Машей зовут!

И тут воспоминания хлынули потоком – не остановить! Она рассказывала и рассказывала старику, а Василий слушал, кивал в ответ. Вроде и радостно ему, но почему-то так сердце щемит…

Вспомнила Маша и про подругу свою, которая подколодной змей оказалась – вздрогнула, когда в памяти всплыло искаженное яростью лицо Ольги.

— Вот видишь, а я прав оказался, — сказал Василий, выслушав Машу,- вот твой враг, который другом казался. Неизвестно, что бы она ещё натворила, вернись ты тогда.

— Но пять лет прошло! – заплакала Маша, — дочка уже выросла. И Витя… Как они там? А Ольга? Она же не ответила за всё.

— Теперь ответит! – пообещал лесник.

— Отпустишь меня, дед Василий?

— Да и не держал тебя. Просто оберегал. А теперь вижу – пора. Да, и не Алёнушка ты… У тебя своя судьба, Машенька! Но в город поеду с тобой – чтобы тебя там не обидели!

Собрались они. За эти годы у Маши одежды своей не было – вещи покойных дочки и жены донашивала. А Василию и в голову не пришло что-то новое купить. Но Маша решила, что это всё потом, в городе! Да и стыдно ей было у старика что-то просить – не богач же он какой. А потому надела старенькую аккуратную одежду – и в путь собралась.

И вот уже несколько дней, как Маша с дедом Василием были в городе, остановились они в дешевенькой гостинице. Маша сразу хотела к мужу и дочке рвануть, но старик удержал – убедил понаблюдать. И не зря! Увидела Маша, что Витя работает с Ольгой. И Ольга такая красавица! Не могла Маша понять только вместе они или нет… а потом увидела, как Ольга лезет к Виктору целоваться… а он вроде бы и отстраняется, и в то же время не гонит её.

Решила ещё понаблюдать, а потом действовать: или в полицию идти, или к мужу вначале. А вчера вечером увидела она Виктора с Настей у садика, даже услышала их разговор про маму, и так у нее сердце заболело! Хотело кинуться тут же к ним! Но они прошли мимо, а Маша решила, что не стоит так с наскока – а то ведь Настя испугается. Потом вечером у подъезда бродила…

Но не решилась в квартиру подняться – чтобы дочка не испугалась. Потому и пошла в клинику к мужу, платок натянула, чтобы Ольга ее не признала, если увидит. А узнает и тут же сбежит…

Виктор слушал Машу, затаив дыхание.

— То есть Ольга хотела тебя убить? – прошептал он.

— Ты мне не веришь?

— Милая, конечно, верю! Ты не представляешь, чего я только не думал за эти годы… А Ольга… Ты прости. Это как помутнение какое-то! Машенька! Ты моя единственная!

Он обнял её вновь, и Маша теперь не отстранилась, только крепче прижалась к плечу мужа. Да, она ему всё простила. Ведь он столько всего не знал…

И тут из коридора донеслись возмущенные голоса, цокот каблучков – это Любаша сбегала к главврачу с ябедой, что доктор бомжиху какую-то завел в кабинет.

— Виктор Николаевич, это уже переходит все границы! – с такими словами Ольга открыла двери кабинета, увидев бомжиху в объятиях врача. – Вы в своём уме? Мало того, что вы тащите в кабинет всякую шваль, так ещё и позволяете себе такое! Что за антисанитария…

И тут Маша повернулась к Ольге, и та осеклась на полуслове.

— Маша? – пробормотала главврач, — ты? Как это?

— А ты думала, что меня волки съели в том овраге? – вскинув голову, ответила Маша, — нет, как видишь! Я живая!

— Не может быть! – Ольга стала бледнее своего белоснежного халата, а потом ее прямо перекосило от ярости, и она буквально прошипела, — почему ты не сдохла? Я же знала, куда бить! Живучая гадина! Почему, почему всё тебе, деревенской дурочке? У тебя ни кола, ни двора не было! Витя мой! Да, он мой!

— Уже нет! – спокойно ответил Виктор, — и если бы я знал, что ты сделала с Машей, то придушил бы тебя своими руками!

— Да пошли вы к чёрту!

Ольга резко развернулась и кинулась к выходу из клиники. Но тут Виктор бросился за ней, схватил и затолкал в свой кабинет, несмотря на возмущенные крики коллег. А потом вызвал полицию…

Полиция приехала быстро. Выслушав Марию, допросив Ольгу, они увезли последнюю в отделение для разбирательства…

А Маша с Виктором так и сидели в кабинете, крепко взявшись за руки – теперь они точно не расстанутся! Никогда!

— Как же Настя меня примет? – с болью прошептала Маша, — она же меня совсем не помнит…

— А что гадать? Поехали в садик!

— Я так хочу её обнять, но боюсь…

— Чего?

— Что я не понравлюсь! Она испугается…

— Ты же её мама! Как ты можешь ей не понравиться! И чего она вдруг испугается? Она бойкая девчонка!

В детский сад Виктор пошёл один, оставив Машу в машине – нужно было ведь подготовить девочку. Настя выбежала навстречу ему из группы, кинулась на шею.

— А я сегодня сказала Димке, что ты ему уши оторвёшь, если он будет ещё обзываться! – прошептала Настя.

— Он опять обзывался?!!

— Нет, но я так, на всякий случай…

Виктор засмеялся и звонко поцеловал дочку, помог одеться.

— Ты моё солнце! Пусть Димка теперь хоть сколько обзывается!

— Почему?

— А потому что наша мама нашлась!

Услышав это, Настя кинулась к двери – Виктор только поспевал…

— Где? – крикнула Настя, остановившись у калитки.

И тут девочка увидела молодую женщину, бегущую к ней…

— Мама? – голос у девочки дрогнул, и она неуверенно шагнула вперед.

— Я! Девочка моя! Доченька! Я твоя мама! – Маша подхватила малышку и прижала к себе.

Виктор обнял двух самых дорогих ему девчонок – бешено сердце стучало, мысли путались, комок подкатывал к горлу…

Но это пустяки! Главное, что они вместе! Началась новая жизнь…

Виктор ушёл из клиники, потому что работать там не было никакого желания: сейчас там временно вновь руководил отец Ольги, пока та под следствием. И он убеждал забрать заявление на Ольгу из полиции. Но Виктор и Маша и слушать его не хотели. Покушение на убийство – серьёзная статья. И срок давности за это преступление ещё не вышел. Пусть отвечает!

Виктор работает в районной больнице, Маша еще приходит в себя, но планирует в ближайшее время вернуться в профессию. А пока она все свободное время проводит с дочкой. А на выходные они втроём ездят к старому леснику в гости – Василий счастлив: у неё теперь есть и дочка, и внучка, и зять! Можно и ещё пожить!

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Любимая нежная ласковая красивая очаровательная милая женщина
Муж обвинил жену в измене и выгнал из дома, а вот когда узнали правду…

Елена подошла к двери своей квартиры и тут же почувствовала, как её сердце учащённо бьётся. Такого раньше никогда не было,...

Елена подошла к двери своей квартиры и тут же почувствовала,...

Читать

Вы сейчас не в сети