Красивая шикарная добрая женщина взгляд

Смерть дочери

-Ай, больно! Мам, ты мне косичку заплетаешь или скальп снять пытаешься? – Проворчала Софья, сидя на низком пуфике.

Катя хмыкнула, продолжая распутывать длинные русые волосы дочери, чтобы заплести французскую косу с голубой лентой, подходящей под школьную рубашку.

-Красота требует жертв. – Заметила мама, отделяя нужные пряди.

Она не видела лица дочки, но знала, что та закатила глаза…

Софья училась в девятом классе. У девочки был переходный возраст, поэтому настроение её скакало, как кардиограмма. Отец Софьи, Игорь, был военным и редко появлялся дома. Весь груз воспитания дочки ложился на плечи матери. Однако Софьей она гордилась и любила её всем сердцем. Софья хорошо училась, участвовала в спортивных соревнованиях, ездила на олимпиады. При этом она была душой компании. Только вот сердце мамы сжималось, когда она смотрела на дочь. Она не понимала, когда её малышка успела вырасти? Она давно перестала напоминать щекастого хомячка, превратившись в стройную красавицу.

Не смотря на то, что школьница была в старшей школе и пыталась всеми способами продемонстрировать, что она взрослая, некоторые традиции Кате удалось сохранить. Например, то, что она по утрам делала причёски для своей красавицы. Или то, что по субботам они устраивали вечер кино. Екатерина старалась быть для дочки не только заботливой мамой, но и понимающей подругой.

-Готово. – Резюмировала Катя, отходя на шаг, чтобы оценить результат.

Софья подняла взор на зеркало, посмотрев на себя, и улыбнулась:

-Спасибо, мам. – Кивнула она.

Девушка встала, схватила сумку с учебниками и поцеловала маму в щеку.

-Я сегодня задержусь. – Сказала ученица, надевая легкие туфли. – У нас репетиция последнего звонка, и ещё я хочу погулять с Дианкой.

Мама кивнула, не имея ничего против. На улице был конец мая, погода стояла прекрасная, такой и в августе не дождёшься…

Едва за дочкой закрылась дверь, Катя, напевая песенку, пошла на кухню, чтобы позавтракать. Зайдя на кухню, ощутила, что ей стало холодно. Женщина нахмурилась, посмотрела за окно. Там сияло солнце, на небе не было и облака. Листья на деревьях, чьи кроны были хорошо видны со второго этажа, отдавали цветом изумрудов. Катя поежилась, закрыла окно. Она заварила кофе, делая глоток. Однако напиток не согрел её. Женщину начало знобить. Она накинула свитер, натянула рукава кофты до пальцев, но и это не спасало от холода, пробирающего до костей. Зубы стали стучать, а затем Катя ощутила, что ей что-то мешает дышать. Она не успела испугаться, как…

-А-ах… Екатерина сделала громкий, судорожный вдох, выныривая из-под толщи воды.

От испуга и шока, она забарахталась в ванной, больно ударившись локтем о бортик. Затем она перегнулась через стенку ванной, падая на коврик для ног. Лишь выбравшись из воды, Катя стала приходить в себя, хватая ртом спасительный воздух. По волосам стекала вода. Девушку трясло и знобило.

Катя потёрла мокрое лицо ладонями, ощущая, как сильно сморщилась кожа на ее пальцах. Девушка поняла, что уснула. Она попыталась расслабиться, принять тёплую ванну, по совету подруги. Вода её разморила, Катя, уснув, сползла вниз, успев глотнуть воды. К счастью, ее организм не собирался сдаваться без боя. Едва вода попала в горло и нос, как девушка очнулась.

-Апч-хи… — Чихнула Катя, а затем утерла нос. – Прелестно, теперь я ещё и заболею.

Девушка, всё ещё дрожа, встала и замоталась в махровое полотенце. Она прошла в спальню, вспоминая сон. Катя невольно бросила взгляд на пуфик, тот самый, на котором каждое утро сидела Софья. Начиная с детского садика и до конца восьмого класса…

Того злополучного дня, что разделил жизнь семьи Лариных на «до» и «после»…

Екатерина опустилась на пуфик, посмотрела на своё отражение в зеркале, отмечая, как сильно она осунулась. Под её глазами залегли тёмные круги, делая её похожей на печального енота.

Уже минуло два года с того злополучного дня, как её дочки, Софии, не стало. Девушка после школы пошла гулять с друзьями. Мама не знала, что школьники, радуясь окончанию учебного года и жаркому дню, решили открыть купальный сезон. Они полезли в местную речку «Синюю». Помимо старшеклассников, были дети и помладше, которые так хотели быть на них похожими. Школьники покидали портфели и рюкзаки на берегу, с гиканьем влетая в ледяную воду. Девятилетний Стас забрался слишком глубоко, когда его ногу свела судорога. Он не смог справиться с течением реки и начал тонуть. Мальчик испугался и начал барахтаться. Дети засуетились, испытывая шок. Софья же, что плавала рядом, бросилась помогать ребёнку. Будучи спортсменкой, она быстро оказалась рядом со Стасом. Девушка вытолкнула его ближе к берегу, только вот сама вынырнуть не смогла: не хватило ни сил, ни дыхания…

Жители города называли Софию героиней, говорили, какое большое и доброе у неё было сердце. Только вот Катя не желала этого слышать. Ведь сердце её дочери, каким бы огромным и смелым не было, больше не билось. Екатерина, сгорая со стыда, думала, что она хуже своей дочки. Ведь та самоотверженно бросилась спасать чужого ребёнка, а Катя бы отдала и себя, и любого в этом мире, лишь бы вернуть свою Софью. Мама мечтала ещё хоть раз заплести в ее русые волосы ленты и посмотреть вместе старый фильм с Одри Хепбёрн, что так любила ее дочка.

Шло время.

Через год после потери дочери, Екатерина и Игорь разошлись. На развод они так и не подали, просто жили отдельно. Они не могли смотреть в глаза друг другу, словно видели в них отражение собственного горя, от чего становилось еще больнее. Да и Катя закрылась в себе, не идя с мужем на контакт. Она злилась на него за то, что он пытался жить дальше. Екатерина же понимала, что смириться с болью, поселившейся в ее груди, она не сможет. Поэтому женщина просто училась жить с этим чувством…

Сейчас, когда на дворе был май, Кате становилось ещё хуже. Обычно люди радовались хорошей погоде и весне, но только не Ларина…

Запах сирени, яркое солнце, а также школьники в накрахмаленных рубашках, заставляли ее возвращаться в прошлое.

В последнее время к Екатерине даже вернулась бессонница. Успокоительные капли, выписанные врачом, не помогали. Неудивительно, что она уснула в ванной, ведь до этого спала часа четыре за двое суток…

Катя посмотрела на часы, стрелки которых показывали девять вечера. Она проспала в ванной больше часа. Значит, ей предстоит очередная бессонная ночь, наполненная кофеином. Это было неизбежно, ведь завтра исполнялось ровно два года с гибели дочки. Ларина не стала бороться за крохи сна. Она укуталась в теплый плед и включила «Римские каникулы», затем «Завтрак у Тиффани», а потом «Как украсть миллион». Екатерина пыталась смеяться, когда видела Одри на экране, однако по щекам ее все равно текли слезы.

Следующий день был выходным, субботой. Екатерина, расправившись с делами, лишь к вечеру поехала на кладбище. Там она застала супруга, который стоял над могилой дочки. У надгробия, с которого родителями улыбалась вечно молодая Софья, лежали свежие пионы нежно-розового цвета. Они были похожи на облака. Рядом с ними стоял плюшевый медведь. Катя помялась, глядя на спину мужа, с которым так и не развелась официально. Девушка не знала, есть ли у него кто-то? Где он живет и как?

Собравшись с духом, Екатерина сделала шаг к могиле. Под её ногой хрустнула тонкая веточка, привлекая внимание Игоря. Тот обернулся, на мгновение его лицо застыло. Девушка отвела взгляд и, подойдя к могиле, положила полевые ромашки рядом с пионами. Екатерина коснулась пальцами лепестков, прежде чем встать и посмотреть на выгравированное изображение дочери.

-Привет. – Нарушил молчание Игорь.

-Привет. – Эхом откликнулась Катя.

Она невольно изумилась тому, что обсуждать им нечего. Двум людям, что когда-то были самыми близкими и клялись друг другу в любви, было нечего сказать…

-Я думал, ты придёшь утром. – Произнёс супруг.

-Не хотел со мной встретиться? – Фыркнула Екатерина, не глядя в его сторону, но чувствуя на себе взгляд мужа.

-Думал, что ты этого не хочешь. – Поправил Ларин свою жену.

Горло Екатерины свело. Она ощутила обиду на супруга. Да, наверное, они были оба виноваты в своём расставании, но разве не Игорь должен был играть роль плеча, на которое Катя могла бы опереться?

-Катя, послушай… — Начал Игорь, делая шаг к супруге.

Екатерина подумала, что сейчас он заведет разговор о разводе, который был неминуем. Только Ларина, пусть и не жила с супругом, но боялась этого. Сердце девушки дрогнуло, она не хотела оставаться совсем одна в этом мире. Поэтому она зажмурилась и выпалила:

-Пожалуйста, не сейчас, Игорь. Дай мне побыть с дочерью, ладно?

Она стояла и смотрела перед собой до тех пор, пока Игорь не ушёл. Лишь после этого Катя упала на колени, больно ударившись о насыпь камушков. Из глаз её потекли горькие слёзы…

Постелив куртку, Екатерина устроилась у могилы своего ребёнка. Она говорила с Катей, по своему обыкновению делясь с ней скудными новостями. Ларина довольно часто появлялась на кладбище, поэтому скопить рассказов ей не удавалось. После того, как она пожаловалась на шефа, а затем поведала, что заказала новую кофемашину, потому что старая загорелась, Катя принялась вспоминать былое.

-Недавно я шла в магазин, а у девушки были духи, точь-в-точь как у тебя… Яблоком пахли. – Рассказала Екатерина, улыбаясь. – Помнишь, их моя подруга, Алевтина, привезла мне из «дьюти-фри», а ты себе отобрала. Я потом вернулась и нашла в твоей комнате флакон, там осталось ещё немного…

Вечер был приятным. В кронах деревьев пели птицы. Екатерина не заметила, как задремала. Когда она проснулась, вокруг было значительно темнее.

-Отличную я завела привычку, засыпать, где ни попадя. – Вслух пожурила себя Катя, с трудом поднимаясь с насиженного места.

На кладбище было пусто, царила тишина, даже ветер не тревожил тех, кто покоился под толщей земли. Екатерина невольно поежилась, а когда выдохнула теплый воздух, он превратился в белесое облачко пара. Температура резко упала, словно напоминая, что каким бы теплым не был месяц май – до лета он не дотягивает. Катя подняла лёгкую куртку, отряхнув от пыли и натягивая на себя. Месяц стоял над кронами сосен, что выглядело бы даже красиво, если бы не дополняющие пейзаж кресты и надгробия.

-Ну, хотя бы не полная луна… Значит, сегодня без вампиров и оборотней. — Пробормотала Екатерина.

Конечно, она не верила во всякую нежить, но, как показывает практика, даже самый убежденный скептик начинает креститься и вспоминать «Отче наш», если оказывается ночью на кладбище или слышит посторонние звуки в пустом доме.

Попрощавшись с дочкой и поправив, напоследок, цветы и лампадку, Катя поспешила покинуть кладбище. Среди надгробий начал клубиться туман, который становился все более густым и плотным с каждой секундой. В темноте Екатерина свернула ни на ту тропинку, выходя к заросшим могилам. Такие Катю всегда удручали, вот, сначала ты живешь, у тебя много друзей и родственников, а потом дорога к тебе порастает травой…

-Блин, куда теперь? – Катя остановилась, стала озираться по сторонам, пытаясь найти выход.

Заметив над туманом часовню, девушка двинулась к ней. Как вдруг она отчетливо услышала то, чего не желаешь слышать ночью среди могил…

Шаги! Она резко обернулась в сторону звука, но видела лишь лес, густой и мрачный, да месяц. Теперь картина казалась ей не красивой, а зловещей. Даже лапы елей словно тянулись к ней…

Катя снова хотела двинуться прочь, как шаги повторились. Отчётливые шаги человека за ее спиной! Волосы на голове девушки буквально встали дыбом, а сердце, пропустив удар, резко разогналось. Ладони Екатерины вспотели, она сжала дрожащие пальцы в кулаки. Ларина не понимала, что ее больше пугает, сам звук шагов, или то, что она не видит их обладателя? Когда шаги стали совсем близкими, Катя уже тряслась, не в силах рвануть прочь. И тут она бросила взгляд вниз, замечая того, кто так активно топал. Из леса прибежал ёжик. Колючий визитер топал совсем как человек! Екатерина шумно выдохнула и даже захихикала, хватаясь за сердце. Она присела на корточки, глядя на зверька:

-Ты меня напугал! – Поругала она его с улыбкой. – Вот уж точно, у страха глаза велики.

Ежик фыркнул и поспешил спрятаться от взгляда человека. Катя, покачав головой, встала и снова пошла к выходу. На этот рад она почти добралась до заветной часовни, позади которой были ворота, как до ее слуха снова донесся топотом, на этот раз более громкий и торопливый. Девушка успела лишь обернуться, да распахнуть глаза от изумления, когда из тумана к ней на встречу кинулась юная девочка. В свете месяца мелькнули ее русые волосы, что были распущены и спутаны. Глаза, такие же голубые, как у Софьи, были наполнены ужасом.

-Мама! – Воскликнула девочка. – Почему ты так долго? Я ждала тебя!

После этой реплики, что ножом полоснула по сердцу Екатерины, девочка прижалась к ней. Её тонкие руки обхватили талию Кати, и девушка ощутила, что ребенок дрожит. Шок сменился ужасом, когда до Кати дошёл смысл происходящего. Она больше не видела лица девочки, ведь та спрятала его на груди Кати, однако воображение заботливо подсунуло ей образ собственной дочки.

Ларина положила дрожащие ладони на спину девочки, ощутив, насколько она худая. Она не успела и рта раскрыть, как, боковым зрением заметила ещё одно движение. Присмотревшись, Катя увидела мужчину, что замер неподалеку. Он явно всматривался в них, пытаясь спрятаться за надгробием. Что-то щелкнуло в голове девушки, расставляя события по местам.

-Прости. – Громко и, на удивление, уверенно, произнесла Катя, погладив девочку по волосам. – Я задержалась. Пошли, папа ждёт нас рядом с машиной.

Она обхватила плечи дрожащего ребёнка и быстро повела его прочь, прислушиваясь: не преследует ли их незнакомец? Однако за спиной было тихо…

Лишь выйдя за ворота, Катя выдохнула. Однако с ребёнком она не распрощалась, а повела перепуганную девочку в машину. Там она посадила ее в кресло и, включив в салоне свет, начала разговор:

-Что случилось? – Спросил она, вглядываясь в бледное лицо ребёнка. – Тот человек преследовал тебя? Ты его знаешь?

Девочка помотала головой:

-Нет. Я просто шла мимо, но когда услышала, что за мной идут, мне жутко стало. Я пошла быстрее, поняла, что мужчина тоже идёт быстрее… Тогда совсем-совсем испугалась и рванула на кладбище. Не знаю, куда надо было бежать, просто побежала… А он за мной. И тут я вас увидела.

-Но что ты здесь делала так поздно? – Нахмурилась Катя.

-Меня отец отправил в магазин. Я говорила ему, что сейчас ходить страшно. Недавно рядом с кладбищем пропала девочка, Алина, она жила рядом. Только папа все равно велел мне идти и не возвращаться с пустыми руками, иначе убьёт…

-И ты пошла… — Выдохнула Катя печально.

Девочка кивнула, убирая за уши волосы:

-Я подумала, что про кладбище разные слухи ходят, но я живу здесь и редко что плохое видела. Так что, возможно, пропажа Алинки – это просто совпадение. А вот папа меня точно избил бы. Он страшнее, чем призраки, когда выпить хочет.

Екатерина посмотрела сквозь лобовое стекло на ворота кладбища, а затем в сторону, туда, где был поселок. Очевидно, что девочка пришла оттуда.

-Подожди, а куда ты шла? Где магазин? – Удивилась Катя.

Девочка повела подбородком в сторону дороги. Там действительно был магазин, но до него идти надо было несколько остановок, вдоль проезжей части. Катя покачала головой, в шоке от происходящего.

«Вот так, кто-то теряет детей, а у кого-то есть это счастье, да они сами его губят». – Мысленно возмутилась девушка.

Она снова посмотрела в лицо новой знакомой. Девочка уже пришла в себя. Оказалось, что глаза у нее не голубые, как показалось Кате, а серые. На Софью она не была похожа. Разве что волосами немного.

Екатерина выяснила, что зовут ребенка Алёна, живет она с отцом, мать ее погибла от болезни. Училась Алёнка в шестом классе. О том, что ей продают водку, потому что уже знают ребенка в лицо, она тоже рассказала, изумив Катю.

Женщина завела мотор, пообещав отвести девочку домой и поговорить с ее отцом. Однако разговора не случилось. В старом доме Катя застала пьяного мужчину, в одних спортивных штанах и с красной рожей. Он наорал на дочь, которая посмела вернуться без пойла.

-Да как вы смеете? – Возмутилась Катя. – Я в полицию обращусь! Вы же ребёнка отправили ночью за водкой, нарушая все мыслимые запреты и законы. Что вы за отец такой?!

-Я её один воспитывал, советов не просил. – Рявкнул мужчина, выпихивая Катю и захлопывая дверь перед ее носом…

Екатерина ещё походила у дома, прислушиваясь и переживая. Не выдержав, она позвонила в полицию. Только когда сотрудники приехали, то нарушений они не нашли. Вышедшая к ним Алёна, не поднимая взгляда на Катю, убедила их, что все хорошо.

-Вы не видите, что она запугана? – Всплеснула руками Екатерина, пытаясь остановить полицейских. – Сделайте хоть что-то!

Однако те лишь рукой махнули:

-Мы не видим никакого преступления. – Заявил лейтенант, зевая.

-А что, ему надо побить дочь, чтобы вы начали действовать?! Прелестно! – Разозлилась Катя ещё сильнее. – И вы не будете того мужчину с кладбища искать?

-Гражданка, езжайте домой. – Посоветовал лейтенант раздраженно. – У вас, наверное, фантазия разыгралась.

Катя, понимая, что ничего больше сделать не может, совету последовала. Однако произошедшее не давало ей покоя.

Через неделю она снова приехала на кладбище и решила навестить Алёну. Девочку она застала во дворе дома, сидящей на низкой лавочке. Та чистила картофель, низко опустив голову.

-Привет. – Улыбнулась Катя.

Когда Алёна подняла лицо, девушка ахнула. На нем красовалась гематома, которая уже успела пожелтеть, но была очень большой. Алёнка опустила взгляд, пряча синяк за волосами.

-Это папа сделал? – Спросила девушка, присаживаясь рядом на корточки.

Алёна покосилась на дом, а затем коротко кивнула:

-Он разозлился из-за приезда полиции.

-И часто такое бывает?

Алёна пожала плечами, не желая отвечать на вопрос. Однако при свете дня Катя смогла лучше рассмотреть девочку. Худая, бледная, на руках у нее были синяки и шрамы. Некоторые напоминали следы от окурков. Катя сжала кулаки. Она поняла, что просто не может пройти мимо…

Девушка начала бегать по всем инстанциям, сообщая о жестоком обращении с ребенком. Однако оказалось, что пропойца имел связи и военное прошлое, что делало его уважаемым человеком. Но Катя не сдавалась. В одном из центров мерзкая дама, потрясая щеками питбуля, спросила заносчиво:

-Ну, заберём мы девку от отца, а дальше что? Может, вы её возьмёте, раз такая умная?

Ответ слетел с губ Екатерины, словно плавал на поверхности и ждал, когда его схватят:

-Да. – Кивнула она уверенно. – Возьму…

Следующие дни тянулись долго. Кате пришлось собрать много документов. Она часто проводила время с Алёной, которую временно отдали в приют. Также Лариной пришлось встретиться с мужем. Заикаясь и нервничая, она рассказала ему свою историю, а затем попросила, глядя в глаза:

-Я понимаю, ты хочешь развода, но не мог бы потерпеть? Мне дадут опеку охотнее, если семья будет полной.

Мужчина посмотрел на неё в шоке:

-Я не хочу разводиться, Катя… Я бы хотел вернуть всё. Об этом я и наделся поговорить, но ты все бегала от меня. Понимаю, нашу утрату ничем не восполнить, но то, что мы потеряем еще и друг друга, делает ее лишь больше, понимаешь? Я скучаю по дочке, но и по тебе скучаю тоже…

Моргнув, Катя заплакала. Она не помнила, когда Игорь успел ее обнять, позволяя плакать на его груди. Девушка же цеплялась пальцами за рубашку мужа, понимая, что давно хотела это сделать. Просто сидеть в его руках, слушая слова утешения. Позже Игорь спросил:

-Ты уверена в своем решении? Мне тоже жаль ребёнка, но, возможно, ты просто ищешь замену дочери…

Катя пожала плечами:

-Я просто хочу ее спасти. Хотя бы её.

Чета Лариных удочерила Алёну. Девочка напоминала Кате ёжика, которого она встретила вечером. Алёна, словно лесной зверек, привыкала к новой семье, изредка выпуская иголки. Она боялась, что здесь ее тоже обидят, но этого не происходило…

И вскоре девочка искренне полюбила новых родителей. На щеках Алёны появился румянец, в глазах – весёлый блеск. Сердце Кати болело, когда она убирала вещи Софьи, чтобы сделать комнату для Алёнки, но она понимала, что пора двигаться дальше.

Однажды вечером Катя, готовя ужин, услышала в новостях, что полиция поймала преступника. Им оказался бывший сосед Алёны. Именно он следил за ними на кладбище. Екатерина выключила телевизор, не желая знать, что могло случиться с её дочкой, если бы она не уснула на кладбище. В этот же вечер она заплетала волосы дочки в косу:

-Ай, больно. – Фыркнула девочка, улыбаясь.

Пальцы Кати на миг замерли в её волосах, а затем она взяла ленту и уверенно вплела ее в косичку. Она посмотрела на лицо Алёны. Нет, девочка не была похожа на Софью. Их дочь никто заменить не сможет, да этого и не надо…

Ведь в сердцах родителей, пусть и треснутых, нашлось место для другого ребенка. Алёнка стала их счастьем, их вторым шансом, и упускать они его не будут. Да, она хотела спасти Алену. Только в итоге это Аленка спасла их с мужем. Катя наклонилась и поцеловала девочку в лоб:

-Пошли ужинать, папа скоро приедет.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая девушка милая шикарная умная уверенная нежная милая
— Ну, потеряешь свою невинность. Но это не страшно. Рано или поздно тебя всё равно оприходует какой-нибудь местный увалень

Таня проплакала всю ночь, обижаясь на свою жестокую судьбу. Отчим Григорий приказал ей: - Завтра пойдёшь к фермеру Ивану Андреевичу,...

Таня проплакала всю ночь, обижаясь на свою жестокую судьбу. Отчим...

Читать

Вы сейчас не в сети