Не приятный тип мужчина

Переосмысление…

Сергей работал таксистом больше десяти лет до этого случая. И теперь был уверен: ничего нельзя исправить, всё пойдёт под откос. Его работа – единственная возможность содержать семью. Кто виноват, что он больше ни на что не годен? Правы были родители – учись, пока не поздно. Кому ты без образования будешь нужен? Теперь Сергей мог с уверенностью подтвердить – всё верно, никому не нужен. Ему уже стукнуло сорок – солидный возраст, все друзья и одноклассники, с кем ещё держал связь, к тому времени уже успели определиться, что им нужно от жизни, добились чего-то. У некоторых первые высоты попёрли уже в тридцать, а Сергей настаивал на своём – это всё потому, что у меня нет богатого папочки, который мог бы пристроить меня под крылышко. И то правда – папочки у Сергея действительно не было, вот только чем дольше он жил, тем больше убеждался. Нет никакой разницы, кто устроил тебя на работу, ещё твой ежемесячный доход измеряется шестизначными числами. Детям всё равно, кто помог папе получить должность. Для них главное, что папа может удовлетворить все их прихоти, каждый день приносить новые игрушки.

Дети – очень меркантильные создания. Как и жёны. Вот так и получилось, что в свои сорок Серёга остался с женой, тремя детьми, потасканной машиной и принципами. Только последними, как выяснилось, семью не прокормишь. Поэтому у них с Леной часто возникали скандалы.

— Это всё, что ты заработал?

— Ты же знаешь, с нас хозяин много дерёт, — оправдывался Сергей, хотя понимал, что в этой битве он заведомо проиграл.

— И что ты мне предлагаешь? Новые учебники для детей родить?

— Никто тебя не заставлял рожать троих детей, — хмыкнул мужчина, и понял, что совершил вторую непростительную ошибку.

Глаза Лены загорелись праведным огнём, казалось, ещё секунда – и от Сергея не останется мокрого места. Он терпел, а что тут ещё поделаешь? Ленка-то права, всё, чем он мог обеспечить семью, — это принципы. А кому они сейчас нужны? Вокруг постоянная инфляция, проблемы, а он дай бог, что двадцать тысяч в месяц приносит. Вы пробовали жить впятером на двадцать тысяч? Несладко, можете быть уверены.

Так они поругались в очередной раз, Сергею пришлось спать на полу. Завтра снова будет болеть спина, а ему ещё сутки баранку крутить – специально взял побольше смену, а эта…всё ещё пилит его. Ну что, он виноват, что ли, что руки не из того места растут? Он пробовал идти и в бригаду строителей – там, говорят, платят неплохо. Проработал там три дня и ушёл без расчёта. На вопрос жены ответил, что там одни мошенники. Хотя по факту за эти три дня он нанёс больше ущерба, чем пользы. Поэтому хорошо ещё, что не штрафанули. Ленка предлагала – иди охранником в магазин, они за ночные смены неплохо получают. Он попробовал, ему не понравилось. Всю ночь вскакивал от малейшего шороха. А коли залезет кто – ему что делать? Как подумает, так поджилки трястись начинают. Нет уж, дудки, слишком это нервная работа, не для Серёги она явно. Жене сказал, что не взяли – мол, по конституции слабоват, подкачаться надо. Лена разозлилась тогда. Что ты за мужик такой, раз тебя даже охранником в супермаркет не берут? Вон, дед Митяй там уже три года работает, его что-то никто не гонит.

Так и проходили их семейные вечера. Поэтому Серёга иной раз, когда пропускал с друзьями по стопарику, приговаривал:

— Если у вас нет бабла, то не женитесь, парни. Бабы – они ж как клещи. Будут вытягивать из тебя, вытягивать, а если тянуть нечего – начнут жрать тебя целиком. И ты у них всегда будешь виноват!

Дружки поддерживали. Потому что половина были не женаты, а другая половина – такие же бездельники, как и сам Серёга. Такие люди обычно кучкуются и перетирают кости всем вокруг, хуже старых сплетниц, ей богу.

Почему ж всё-таки Серёга работал таксистом? Дело даже не в том, что он патологический неумёха. Такая жизнь была для него удобной, вот и вся разгадка. Кататься на машине ему нравилось ужасно. Это азарт, похожий на эмоции маленького ребёнка: тебя привели в парк, посадили за машинку, а ты рассекаешь по дорогам с видом гонщика Формулы-1. Мальчики быстро растут, но не всегда взрослеют. Именно поэтому Серёга решил, что дело его жизни – крутить баранку. Это не требовало ровным счётом никаких усилий. Нет, мы не пытаемся обесценить профессию шофёра. Здесь речь идёт только об ощущениях самого Серёги. Рассекая по городским дорогам, он не напрягался и получал тотальное удовольствие. В этот момент он был героем фильма «Такси», ничуть не меньше. И его всё устраивало до тех пор, пока он не женился. Сергей из тех людей, которые иногда сами не понимают, как что-то происходит в их жизни.

Вот и наш Серёга не сразу понял, как оказался в ЗАГСе с кольцом на пальце. Ленка ему нравилась – симпатичная, работящая, голос приятный. Сперва погуливали вместе. Родителям её Сергей не сильно нравился. Отец и вовсе не прикрыто называл его бомжом. Сергею было обидно – какой из него бомж, он на съёмной комнате живёт, одет прилично, машина есть. Разве что-то из этого есть у бомжей? Но когда в семье одна дочка, таким людям вообще невозможно угодить. Никто не достоин их принцессы, их красавицы. Вот только сами красавицы часто влюбляются либо в чудовищ, либо в самых жалких и ничтожных людей. Наверное, не кривя душой, Сергей относился ко вторым. Он не добивался Лену, толком за ней не ухаживал. Одна роза в целлофановом пакете – максимум романтики, которую он мог себе позволить.

Но Лена, будучи молодой дурочкой, влюбилась в своего таксиста. Для неё образ Сергея был овеян своей романтикой – привлекательный, неприступный, отрешённый. Просто герой девичьего романа.

Серёга-то, конечно, знал, что это всё не про него. Он – самый обычный мужик из всех, что вы когда-либо встречали. Ленивый, склочный, недовольный жизнью, завистливый и бедный. Бедный – и в фигуральном плане, и в прямом. Поэтому ему нужна была женщина, которая всегда будет его жалеть. Так они и встретились: Лена, которая увидела в Сергею непонятую, отвергнутую душу, и Сергей, которому просто нужна была баба под боком. Звучит как идиллия?

Вот и мы про то же.

Эйфория Лены продлилась всего несколько месяцев. Тогда у неё наконец открылись глаза: ей достался мужик подвида «тюлень», который лишён каких-то амбиций, стремлений и даже банальных увлечений. После работы он карикатурно заваливался на диван, перед этим натянув грязную майку и растянутые треники, и шлёпал по каналам. До кучи он громко харкал и портил воздух. Мечта, а не мужчина. Тут бы Лене уйти, но помешала какая-то неуёмная девичья гордость. Да, вот такой мужик ей достался, но она-то точно в силах его изменить. Нужно только протянуть руку помощи, и Сергей возвысится из грязи в князи.

Но оказалось, что Серёга – та ещё поросч, потому что из своей грязной, взлелеянной годами лужи он выбираться не хотел ни в какую. И вот уже прошло десять лет, которые принесли им взаимные упрёки и троих детей.

Лена была очень религиозной девушкой, потому считала – раз Бог дал ребёнка, то таков её крест, который она смиренно примет. Так семья пополнилась старшим Димой, которому уже было восемь, средней Светой, семь лет, и младшим Женечкой – всего год от роду.

Женечка поставил крест на дальнейшей карьере Лены. Она должна была сделать непростой выбор, который встает перед многими женщинами – семья или работа. Выбор в пользу работы означал…страшную вещь, которую она не могла себе позволить. А бросить ребёнка на родителей – нет, это опять-таки уязвляло её гордость, она на такое никогда не пойдёт. Пытаться вывести Сергея на компромисс – всё равно, что тыкать палкой сдохшего таракана. Может, со стороны забавно, но по факту – совершенно бессмысленно. Она уже пыталась заводить такой диалог, когда была беременна Светой.

— Сергей, — начала она тогда очень серьёзно, а полупьяные глаза с трудом на ней сфокусировались, — мы должны обсудить, как жить дальше. Я беременна. Чтобы воспитывать ребёнка, я снова должна уйти в декрет. Но ты понимаешь, что это закроет для меня все перспективы карьерного роста?

Иногда казалось, что Сергей не понимал. По крайней мере, казалось Лене, потому что эта тупая безэмоциональная рожа, которая смотрела на неё вполглаза, вообще не показывала никакой заинтересованности. Всё как об стенку горохом. В такие моменты ей так сильно, очень сильно хотелось ударить его по лицу, но это ничего бы не изменило в жизни Лены.

— Ну и чо ты от меня хочешь? – Наконец выдавила рожа, которая даже не отвлеклась от переключения каналов. – Кто ж тебе виноват, что ты бабой родилась. Карьера – она вообще не для баб, Ленка…

Его жена сжала кулаки. Как часто она слышала вот эти гениальные тезисы диванного эксперта. Зубы женщины против воли заскрежетали. Конечно, карьера не для женщин. Тогда какого черта ты лежишь на диване, чешешь стакилограммовое пузо и не зарабатываешь миллионы. Но нужно было как следует собраться. Скандал только усугубит положение.

— У меня есть предложение, — осмелилась она тогда, но и это не вызвало у Сергея интереса, поэтому Лена продолжила. — Ты мог бы уйти со своей работы и сидеть с детьми, а я бы в это время продолжила работать. У меня зарплата лучше, ты это знаешь, а сейчас открылись новые перспективы, поэтому мы…

Палец нажал на кнопку. Телевизор выключился. Сергей подобрался, на сей раз уже не как свинья, а как натужно дышащий кабан. Он выпускал из носа со свистом воздух, а пальцами перебирал на животе.

— Ты хочешь сказать, что я должен уйти с работы и заниматься твоими бабскими делами? Ты что, девка, сбрендила совсем?

Мы забыли упомянуть одну важную деталь. Возраст Сергея превышал возраст Лены почти в два раза, что делало этот союз ещё более нелепым. Возможно, повлияло, что внешне Сергей был похож на отца Лены, вот она и решила подобрать себе супруга, хоть сколько-нибудь близкого к образу идеального папы. Вот только Сергей не был таким, и, как только потекла их совместная жизнь, Лена без преувеличений стала бояться его. Старше в два раза, а крупнее – почти в три, Серёга руку на жену не поднимал, но она всякий раз этого боялась. А вот орать он был горазд. И сейчас решить не размениваться на всякие мелочи.

— Ты заставляешь меня ухаживать за твоими детьми? У тебя что, на твоей работе мозги все поплавились? Тебе не стыдно? Ты хоть представляешь, что я пацанам-то скажу? У всех бабы как бабы, а у меня решила, что её работа важнее! Стыд и срам!

И скандал понесся рекой. Снова взаимные упрёки, обвинения. Кончилось тем, что Лене пришлось ехать в больницу. Не все беременные переносят стресс незаметно. Для некоторых даже небольшой приток кортизола – уже повод обратиться к врачу. Муж мало того, что спровоцировал приступ, так даже отказалась везти Лену в больницу – опять симулируешь, а мне только зря бензин жечь. Поэтому, как ни нелепо, ей пришлось вызвать такси и ехать до врача самой.

По приезде её осмотрели, и сотрудники больницы осуждающе зацокали.

— Вы, Лена, вроде не первый раз рожаете, а такие элементарные вещи не знаете. Всё-таки надо как-то следить за своим здоровьем.

В итоге её оставили на ночь в больнице, поставили пару капельниц, чтобы отвратить как можно дальше возможные риски.

Сергей тогда даже не позвонил. Просто-напросто решил, что она поехала к родителям – выкидывала его благоверная уже такие финты. Поэтому он даже не напрягся и продолжил заниматься своими делами. Утром вышел на работу, и всё вернулось на круги своя.

Лена больше не заводила этот разговор. За ночь она смирилась с мыслью, что она никогда не сможет самореализоваться, и единственная её задача в жизни – это тянуть на плече ярмо мужа и детей. Если с маленьким Димой она хоть как-то могла совмещать декрет и работу, то со вторым ребёнком это просто невозможно. И вот, когда уже подросла Света, Лена устроила дочку в ясли, а сама вышла пахать.

Для некоторых декрет – это возможность побыть с ребёнком и отдохнуть от кабальной работы. Для Лены – это каторга, потому что Сергею было всё равно, один у них ребёнок или двое. Если с одним на двадцать тысяч ещё можно было как-то выживать, то с двумя – тушите свет, почти два года они просто существовали. Иногда не хватало денег даже на еду, не говоря уже о каких-то простых женских потребностях, которые тоже имелись у Лены. Поэтому ясли – единственный выход. Как она не хотела отдавать Свету в садик так рано, но ничего не попишешь.

Что же касалось Сергея, было ощущение, что он просто не заметил, что жена вышла на работу. Он также приходил домой, также заваливался в кресло и требовал жрать. А раз в месяц швырял на стол свою хилую зарплату из трёх (а иногда и четырех!) пятитысячных купюр. Естественно, всем распоряжалась Лена, потому что для её Серёжи было сложно даже показания счётчиков снять и записать. Благо, у него хоть хватало совести отдавать в её распоряжение все деньги. Хотя, что-то нам подсказывает, что вовсе не совесть это была. Просто жизнь Сергея – настолько скучная, что ему попросту некуда было тратить хоть какие-то суммы, даже небольшие. Так что, хотя бы по одному поводу Лена не переживала – зарплату домой муж действительно приносит всю, не нычит.

Прошло ещё какое-то время, на горизонте снова замаячили карьерные перспективы, но тут очередная беременность. Лена готова была выть, как раненая волчица, потому что всё шло наперекосяк. Лена сама рассказала нам эту историю, поэтому приберегите гневные комментарии. Эта женщина невероятно сильно любила своих детей, но не хотела для них нищей жизни. А всё шло именно к этому…

Попытки поговорить с Сергеем были задавлены в зародыше, всё равно это ничего не даст. Поэтому Лена просто объявила о беременности, выслушала очередное «угу» и ушла готовить ужин. Вот такой, если коротко, была история этой непростой семьи.

Через положенные десять месяцев на свет появился здоровенький Женя, и стало совсем невмоготу. Вы представляете траты на грудничка? Скорее всего, в общих чертах. Лена села и все подсчитала – минимум десять тысяч в месяц только на Женю, а ещё квартира…

Пришлось обращаться к матери, чтобы хоть как-то свети концы с концами. Она, конечно, рассердилась, но пообещала оплачивать хотя бы коммуналку. Лене было жутко стыдно, а вот Серёже просто всё равно. Он даже ничего не заметил. Вот таким мужиком был Сергей. И, естественно, в его мире Ленка была той ещё стервой. Пилит и пилит, пилит и пилит. Ещё и постоянно детей хочет на него сбагрить, а дети – это не мужская обязанность. Ну какой из него мужик, если он будет с детьми сидеть? Ещё кашу варить заставила бы…

Но своё место на кухне Лена хотя бы понимала. Не нужно было дополнительно объяснять, что ни один нормальный мужик не возьмётся за сковородку. Что касается финансов, он считал, что делает для семьи максимум. А что ещё от него можно требовать? Приносит столько, сколько получает. А что мало получает – так это разве он виноват? Это хозяин скотина, дерёт большой процент, не хочет доплачивать, постоянно штрафует. Серьёзно, вы видели систему штрафов? Как только ввели эти ваши приложения, клиентам резко начало не нравиться все. Кто-то пишет, что в салоне воняет, кто-то – что пахнет от водителя, кому-то не нравится, что он молчит, другим не нравится, что он трындит. Вот вам-то все ничего, вы минус поставили – и пошли по своим делам. А для бедных таксистов каждый минус – это потеря денег. Иногда даже с такой поездки вообще можно в ноль выйти, даже в минус – бензин-то никто не оплачивает.

Всё это помогало Серёге пребывать в излюбленной роли – в роли страдальца. А нам самое время познакомиться с одним днём его жизни. С тем самым днём, который изменил для Сергея всё…

Началось все как обычно. Он проснулся от воплей малого. Кое-как продрал глаза – Лена всё ещё крепко спала под боком, и его это прямо-таки выбесило. Настолько, что он с силой рванул одеяло на себя. Эффект последовал мгновенный – Лена, лёгкая, как пушинка, по меркам Сергея, просто-напросто рухнула с кровати.

— Что ты творишь?! – зашипела Лена, которая, судя по всему, ещё и головой треснулась. – Мне же больно!

— А чего ты разлеглась? – рявкнул в ответ Сергей. – Не слышишь, ребёнок плачет? Что ты за мать такое, что спокойно спишь, когда ребёнок заливается слезами. Иди и успокаивай.

Лена ничего не ответила. Она просто поднялась с пола и пошла в соседнюю комнату, успокаивать дитё. А Серёга продолжил дальше спать с чувством выполненного долга. Он же отец семейства, глава, его задача – руководить, а задача жены – беспрекословно выполнять. За годы супружеской жизни он успел так выдрессировать Лену, к своему счастью.

В постель жена так и не вернулась. Женя, судя по сдавленным крикам, не хотел успокаиваться. Поэтому толком поспать Серёге всё же не удалось. Взбешенный, он встал в шесть часов и пошёл мрачной тучей в сторону кухни. Там его встретила промозглость утра и пуская кастрюля. Это начинало уже порядочно бесить. Как раз на кухню зашла Лена с ребёнком на руках. Он хотел было уже взбелениться, но жена сверкнула таким злым взглядом. Не видишь, ребёнок спит – говорили её глаза, и Сергей, не будь дурак, рот закрыл. Но ненадолго. Благо, начал хоть шепотом:

— Чо он орёт всю ночь? Я не выспался, так жить просто невозможно. Почему ты не можешь его заткнуть?

— Себя заткни, — обозлилась Лена, прижимая к себе грудничка. – То, что ты, здоровый бугай, не можешь без нытья пережить одну ночь криков – твоя проблема. А он приболел. Весь горячий. Буду врача вызывать.

— Ну и вызывай, — фыркнул Сергей, — а завтрак где?

— Так сам возьми и приготовь. Что, яйцо отварить не можешь? Достал уже. Лучше бы подумал, чем ребёнка лечить будем.

— Чем врач назначит, — тупо ответил Сергей.

Мысль готовить завтрак самому ему категорически не нравилась, но Лена оставалась непреклонна, а значит, день уже заведомо испорчен. Все нормальные мужики знают, что если день начался с бабской ссоры, значит, пройдёт он также отвратительно.

— Какой ты умный, — хмыкнула Лена, — на лекарства, между прочим, деньги нужны. Ты хотя бы видел, сколько они стоят? Мог бы взять хотя бы подработку какую-то.

Ну вот, снова здорова. Она не только не приготовила завтрак, но ещё и решила, что сейчас самое время его пилить. Серёга был в ярости: все бабы одинаковые. Лена тоже поначалу строила из себя хорошенькую, добренькую, а теперь ей только деньги от Серёги и нужны. И нет бы нормально мужа обхаживала, за детьми следила. Так нет, умудрилась где-то простудить ребёнка, а Серёга теперь виноват, конечно. Как обычно. Это же он виноват, что Ленка одеть ребёнка по погоде не может.

— Я тебе уже сказал, что я работаю, как проклятый, беру все заказы, а ты только и можешь, что устраивать истерики!

— Кто из нас устраивает истерику!? Я, которая ночами не сплю, чтобы следить за детьми, или ты, безрукий, кто не может приготовить себе завтрак?! Даже тут ты только о себе думаешь – где мой завтрак! – орала Лена, в такие моменты её было не остановить. – А обо мне ты подумал? А о детях? У них тоже завтрака нет, между прочим!

Разве будет нормальная баба устраивать своему мужику концерт перед выходом на работу? Конечно нет. Поэтому Серёга решил, что делать ему здесь нечего. Он демонстративно обошёл Лену, взял куртку с вешалки и вышел из квартиры. Дверь напоследок со всей силы хлопнул, а за стеной раздался с новой силой плач Жени. Но Сергею на это было плевать.

Без завтрака, конечно, работать тяжко. Поэтому он решил перед сменой заехать в ларёк и перехватить шаверму. Пока ждал, сетовал на свою тяжелую судьбу Антону – шаурмисту, который сейчас был на смене. Антон обладал поразительной способностью слушать людей, чем располагал к себе.

— Представляешь? Вместо того, чтобы питаться нормально, как человек, я должен в семь утра стоять и покупать эту хреновину вместо нормального полноценного завтрака.

— Я тебе так скажу, — вторил в ответ Антон, — нормальная баба своего мужика никогда голодным не отпустит. По себе знаю. Сама голодать будет, дети голодать будут, но мужик – никогда! Он добытчик, добытчик всегда должен уходить сытым! Вот твоя шаверма, братка!

— А я про что говорю? – агрессивно согласился Сергей, а потом забрал шаурму. – Вкусно, брат, как всегда!

Сергей был из тех, кто любил сплетничать. Да, мужчинам это тоже свойственно, иногда даже хуже. Поэтому весь район он считал своими друзьями и практически со всеми чихвостил жену.

Позавтракал Сергей по-барски, в собственном авто, с приоткрытой дверью. Только рассвета для пущей поэтичности не хватало. Но солнце уже давно поднялось, поэтому есть надо было быстрее и переходить к работе. Начальник уже позвонил, дал трёпку – где ты шляешься, какого черта ещё не вышел на смену, из зарплаты вычту. Всё как обычно. Поэтому Серёга демонстративно не торопился. Он спокойненько сидел, завтрак, попивал чаёк. Тем самым ещё надеялся аромат вчерашнего вечера перебить – а то снова повалят клиенты и будут возмущаться, почему водитель пьяный. А он совершенно трезвый, он за руль в другом состоянии не садится. Мог бы и в трубочку дунуть, если понадобится. Но разве ж таким людям объяснишь? У Сергея и так был не самый высокий рейтинг, ну и пусть, ему плевать на эти цифры.

Телефон проорал, что где-то поблизости ожидает клиент. Сергей пролистнул карту, принял вызов и покатил в известному направлении. Клиентом оказался мужик примерно его возраста, но по комплекции – тощий что та спичка. Одет был, прямо скажем, при параде. Костюмчик-тройка, галстучек, а в руке – дипломант. В очках, такой весь из себя представительный. Уселся на заднее сидение и завел свою шарманку.

— Доброе утро! А у вас сзади что, ремней безопасности нет..?

— Да какие ремни? – рассмеялся Сергей. – Ты шо, боишься меня? Думаешь, я тебя покалечу? Ремни ему, ахах…

— Я привык ездить по всем правилам безопасности… — промямлим клиент.

Серёга посмотрел в зеркало заднего вида и усмехнулся. Машина тронулась, вопрос остался проигнорированным. А Сергей всё думал, отчего именно такие сморчки становятся руководителями? Нет бы нормальных мужиков брать, а не вот это всё. На него дунешь – он улетит.

В зеркале заднего вида было видно, как смарчок весь подобрался, напрягся. Видно было, боится за свою шляпку грибочек. Поэтому Серёга решил поднять себе настроение. Прибавил скорость, начал вилять между машинами. Глаза сморчка полезли на лоб.

— А вы…можете ехать немного медленнее… Я, конечно, на совещание опаздываю, но я опасаюсь, что вы…

— Да ты не переживай! – От души выдал Сергей, припустив ещё быстрее. – Домчим тебя в лучшем виде! А ты пока расслабься, небось на своей работе устал деньги грести лопатой, да? Не то что мы, честный люд, который за копейку трудится!

Сергей давал прозвище каждому клиенту, поэтому к концу дня в его машине побывал целый зоосад, целый дендрарий. Со стороны это выглядело как намеренное издевательство. Надо полагать, так Сергею жилось легче. Он ежедневно оскорблял множество людей, которых подвозил куда-то. Очевидно, людей более успешных, чем он. И таким нехитрым детским образом он как будто возвышался над ними. Чего только не сделают люди ради самоутверждения.

Следующий заказ – мама с дочкой и двумя большими чемоданами. В приложении факт чемоданов сразу отметили, но Сергей не решил воспользоваться случаем и тоже поругаться. Когда он подъехал к месту вызова, женщина с ребёнком уже его ждали. Он помигал фарами и открыл багажник. Даже в его драндулете он без проблем открывался по кнопке. Женщина впала в ступор, а потом попыталась самолично запихать чемоданы в багажник, раз водитель решил не выходить. А Серёга в это время сидел, поглядывал в зеркало и давил смех. Уж настолько комично выглядела женщина, которая все пихала и пихала этот чемодан, в два раза больше себя. Горе-таксист дождался, когда она наконец его уронила. Девочка заревела – испугалась звука. Мать, судя по виду, тоже испугалась, а чемодан открылся, выплюнув из себя пару кофт. Тогда-то Сергей наконец вылез из машины и предложил свою высокородную помощь:

— Помочь? – игриво поинтересовался Сергей, а женщина посмотрела на него возмущенным взглядом.

— А раньше что, не догадались?

— Вот хамить мне не надо, барышня! – недовольно проворчал Сергей. – Сейчас возьму и отменю заказ…

— Да куда отмените!? – разозлилась женщина, которая в этот момент собирала шмотки, а ребёнок стоял рядом и ревел ей в ухо. – У нас через час регистрация, мы не успеем… — Тогда и не хамите. Кто вас заставлял столько вещей переть?

— Да как вы со мной разговариваете…

— Как заслужила, так и разговариваю. Давай свою поклажу, запихаю сам!

И слово «запихаю» поразительно точно иллюстрировало процесс того, что Сергей делал с багажом пассажирки. Он натурально впихивал его в багажник, ещё чуть-чуть и стал бы помогать коленом.

Женщина смотрела на все это действо, но подходящих слов у неё так и не нашлось. Поэтому взяла дочку на руки и решила, что благоразумным будет просто сесть в машину и не говорить ничего. Конечно, у Сергея появится новый отрицательный отзыв. Очень развернутый, хотите почитать?

«Две звезды из пяти. Водитель приехал только спустя пятнадцать минут, хотя в заказе значилось спускаться через семь минут. Когда он подъехал, то молча открыл багажник. Мне с маленьким ребёнком пришлось самой заталкивать туда чемоданы, а он просто наблюдал за этим. После бессмысленных потуг он все-таки вышел, засунул вещи сам – чемодан в это время издал такой звук, что я уже попрощалась с ручкой. А потом оказалось, что все время, пока я пыталась положить чемодан, он включил счетчик, и оплата капала и капала, хотя мы никуда не двигались. В довершении всего этот водитель нахамил мне, начал тыкать – не рекомендую категорически! Где вы набираете таксистов? Это просто позорище. Ещё и алкоголем пахнет в кабине авто. Больше никогда не обращусь в ваш сервис».

Слова «больше никогда не обращусь» действовали на руководство как красная тряпка на быка. Потому что начальник был уверен, что раз клиент написал ТАКОЕ (читайте – раз ему не лень написать такое), то он твёрд, как гранит, в своих убеждениях, и значит к нашему такси он точно больше не обратится.

Но Серёга-то знал, что их такси в городе – практически монополист. Кому охота тратить время на поиск другого рабочего номера такси, если через приложение можно без проблем быстро всё организовать. Но его начальник был типичный начальник – истерик и самодур. Он-то котелок свой включать не умел, вот он у него и не варил. Поэтому бедняга постоянно устраивал истерики таксистам. Вот и сейчас было ровнехонько то же самое. Сергей про себя выругался.

— Вот что взять с этих баб? Сама сказала, что на регистрацию опаздывает, а негативный отзыв ей прям сразу строчить не лень. Или она его в машине настрочила?

Сергей разозлился – его гневу не было предела.

— Вот они, бабы, коварный народ. Мало того, что он её отвез, помог ей, так она ещё и плохой отзыв настрочила прямо здесь, в его машине! И не стыдно ей было?

На звонок начальника ответить все-таки пришлось после того, как он скинул отзыв в мессенджер.

— Ну что? – На том конце послышался взбешенный голос. – Ты доволен? Не мог девке помочь?

— А чо сразу я должен? У меня в договоре не прописано, чтобы я спину себе срывал ради каких-то там девок!

— Дурак ты, Серёга, — выдал начальник и тяжело вздохнул. – Ну да, действительно, лучше пусть баба с малой запихивают, а ты свою спину никогда не перетрудишь.

— Да я на ваше такси пашу, как проклятый!

— Ты мне-то не заливай, — ответил непреклонный голос Петра. – Я что, слепой, по-твоему? Или, думаешь, девочки-диспетчеры мне статистику не показывают? У тебя самые худшие показатели. Я тебя не увольняю только потому, что у тебя дети маленькие. А так полетел бы ты у меня как та вшивая ворона через всё поле. Если ещё раз что-то такое выкинешь, я тебя рассчитаю.

И бросил трубку. Сергей остался обруганным, но удовлетворенным. Он столько раз уже пуганный вот этим мнимым увольнением. А у Петра нет такого количества таксистов, чтобы его выгонять. Да и не ради детей он его оставляет. Серёга-то знал, что он на самом деле годный спец своего дела. Таких водителей с таким стажем ещё поискать надо. И какие бы финты он ни выкидывал, Пётр с работы его ну никак не попрёт. Он даже Жене о таких рабочих выволочках никогда не рассказывал. Не бабское это дело – обсуждать поведение своего мужика. Ей он постоянно говорил, как его ценят в такси, как не хотят отпускать.

В общем, к этому моменту истории вы уже должны были сложить о Серёге какое-то мнение. Правильное оно или нет, подтвердят следующие события.

Всего за день он выполнял не так много заказов, порядка двадцати. Кто работал в такси, прекрасно знает, как это мало. Причем, двадцать заказов – это в обычных дорожных условиях, не зимой, не в ливень и так далее. В процентом соотношении где-то половина была спокойных заказов, а другая половина проходила примерно так, как и было описано. Получив нагоняй от начальства, Сергей ненадолго изобразил примерного работника. Это была его излюбленная тактика. Показать, что он прислушался, прекрасно всё понимает, в состоянии оценить риски и прочее. А дальше, через пару заказов, снова начнёт развлекаться.

Следующими к нему сели два парня. По виду Сереге всё было с ними ясно, поэтому он ничего не сказал и молча довёз их по нужному адресу. Невероятно, но факт: пацаны оказались стоящими, даже чаевые ему оставили.

«От девок, — думал Сергей, — никогда чаевых не дождешься. А тут, сразу видно, нормальные мужики. Знают, что народ благодарить надо. Наверняка сами из рабочих, а такси себе как роскошь позволили, но все равно чаевые подкинули, вот это я понимаю – Люди! С большой буквы».

И хоть Сергей и говорил, что деньги для него ничего не значат, они всё равно оставались мерилом его жизни. Если человек хороший, он никогда не будет богатым. Если женщина не оставила чаевые – она точно стерва, живёт за счёт богатого папика, потому на авто и разъезжает.

— Мы – чернь для таких людей, — всякий раз заводил Серёга, когда встречался с друзьями.

И те ему поддакивали. А как ещё? Можете представить себе компашку собутыльников, которые собираются в пятницу и жалуются, какие паскуды их окружают, как прогнил мир, а они – единственные трудяги, на которых всё держится…

Как вы понимаете, Сергей нашёл себе компанию под стать. Богатых друзей, само собой, у него не было. А если и попадались такие знакомые, их желание дружить разбивалось о нерушимую стену зависти Серёги к лучшей жизни. Он просто на физическом уровне не мог радоваться за других. Рассказывают о достижениях – хвастаются. Говорят о покупках – попрекают. Довольно простая логическая цепочка, которая позволяла ему постоянно оказываться в белом пальто.

Случалось ему везти такого же руководителя крупной компании. Все в человек выдавало статус. И по окончании поездки он оставил Серёге щедрые чаевые. Не много не мало – триста рублей, хотя сама поездка стоила столько же. И этот жест доброй воли до того взбесил Сергея, что он хотел кинуть эти деньги клиенту в рожу. И кинул бы, опомнись быстрее, но мужчина уже вышел и побежал по своим делам. Казалось бы, хорошие чаевые, очень выгодная поездка, но как бы не так. Серёга не был бы Серёгой, если бы просто так порадовался. В его глазах это была жалкая подачка. Только так богачи обращаются с такими, как он.

— Мы для них – никто! Пустое место! «Обслуживающий персонал»! – передразнил Сергей, когда обсуждал это с друзьями. – Понимаете? Сразу было видно, что этот мудак зарабатывает миллионы, а мне в рожу он просто плюнул. Своими жалкими триста…тристами…тристовыми рублями!!

Вот так эту ситуацию видел Сергей. А на самом деле? Представьте, вы человек, который спешит на работу. Вас везёт угрюмый таксист, очевидно, с проблемами в жизни и семье. Вы решаете немного подбодрить его – подкинуть чаевые, не так мало. На них можно перекусить в кафе или порадовать жену коробкой конфет. А он вместо того, чтобы обрадоваться, воспринимает это как личное оскорбление. Жест, глубокого уязвивший его, который он будет перетирать со своими собутыльниками ещё не одну неделю. Иногда кажется, уважаемые зрители, что пословица «не делай добра, не получишь зла» не на пустом месте родилась. Ох, как она иногда актуальна в наши дни.

Рабочий день Сергея только начинался. За следующим заказом нужно было ехать на другой конец города. Если до этого настроение было ещё терпимым, сейчас оно скатилось на самое дно. Не любил Серёга такие заказы: оформлен с купоном на двадцать процентов, бензина пожрёт кучу, ещё и везти в другую часть города. Все звёзды сошлись против него. Но заказ продолжал мигать, а никто из сменщиков не принимал. Делать было нечего, он единственный, кто торчит без клиента. Поэтому Сергей нажал на экран, и заказ добавился в текущие. Ну вот и всё, теперь ему тащиться сорок минут туда, а потом ещё раза в два больше обратно. Оставалось надеяться, что хоть клиент попадётся нормальный.

Серёга уселся поудобнее, снял машину с ручника и покатил. По радио играл любимый шансончик, и мужчина даже немного расслабился. Пока очередной звонок телефона не нарушил его сомнительную идиллию. На экране высветилось имя жены. Лицо Серёги стало ещё кислее. Не поднимешь – вечером устроит истерику. Поднимешь – вряд ли что хорошее скажет. Она вообще без повода никогда не звонит.

— Ну, сейчас снова начнет требовать деньги, — сказал сам себе мужчина и всё-таки ответил на звонок.

По тапу он включил громкую связь, и голос жены, как всегда недовольный (как будто он бывает другим), раздался на всю машину.

— Почему ты не берёшь трубку?

Серёга стиснул зубы. Ну вот, пожалуйста. Уже начала с наездов. А он что, должен сразу за трубку хвататься?

— Между прочим, тут некоторые работают. Ты целыми днями дома сидишь. У тебя, может, и есть возможность вскакивать сразу к телефону, а у меня – нет. Чо тебе надо?

Такая грубость была обыденностью их отношений. По-другому Сергей не говорил с женой, только рыкал на неё. Считал, это правильным, иначе от рук отобьётся, как потом жену воспитывать обратно? Вот так родители разбалуют своих дочерей, а они потом знай себе и пилят мужиков, и пилят, и пилят, и пилят.

Лена за столько лет, уже почти десяток, научила игнорировать грубость мужа. Привыкла, что иначе он не умеет, так зачем зря себе трепать нервы? Женщина перевела дух и продолжила:

— У нас была врач. Сказала, вовремя вызвали. Ещё немного – и была бы нужна госпитализация. Выписала лекарства, которые нужно купить. Заедешь?

— А почему я должен? Сама не можешь сходить? Я вообще-то весь день на смене!

Мимо него пронеслась иномарка, которая неудачно подрезала старенькую легковушку. Сергей выругался вслух, за что получил смачный ответ от Лены в ещё более цветистых выражениях.

— Ты чо на меня орёшь, дура! – заорал в ответ Серега. – Меня на дороге подрезали. Из-за твоих истерик я могу в аварию попасть, но тебе же на это…

— Да заткнись ты! Хоть раз подумай не только о себе! Я тебе скину список лекарств, которые надо купить, у тебя сегодня зарплата. Сам зайдёшь и купишь, чтобы потом мне претензии не предъявлять, что я много денег трачу! Сам посмотришь, сколько сегодня стоят лекарства!

— Да сходи сама, ё-маё!

— Куда я тебе пойду!? С больным ребёнком. Мне на кого его оставить, на соседей? Дети хоть сами со школы прийти могут, хоть на том спасибо…

— Ну так отправь их в аптеку!

— Ты тупой, или прикидываешься? Жду тебя вечером с лекарствами.

И снова швырнула трубку. Нашла себе баба развлечение: ни ответа, ни привета, только трубки швырять и может. Никакого отношения к мужику. А он, между прочим, единственный кормилец в семье. Вот уйдёт он – что она будет делать с тремя детьми? Пойдёт искать богатого любовника? А что, ей только дай волю…

Снова брякнул телефон – жена прислала список лекарств. Большой такой список, семь разных названий. Ну Серёга в голове и прикинул, что в пятьсот рублей уложится. Да, пятьсот, как бы нелепо это не звучало, но откуда человеку, который сам ни разу не купил даже парацетамол, знать, сколько сейчас стоит сходить в аптеку? А в голове Сергей уже решил, как придёт домой, швырнет на стол эти лекарства и скажет жене: сомневалась во мне, что, думала, Серёжа безрукий? Не сможет сам купить? Не так-то и сложно твои материнские обязанности исполнять.

Наконец-то он всё-таки добрался до места заказа. Это оказался отдаленный район города, где дома строились по четыре штуки вокруг двора и запирались на калитку. Около калитки его ждала женщина и девочка лет девяти. Ну ладно, подумал Сергей, хотя бы нормальные с виду. Женщина подошла к такси, предварительно сверив номер, и постучала согнутым пальцем в водительское окно. Серёга опустил стекло и озадаченно посмотрел на женщину.

— Ну, чего вы встали? Садитесь давайте. Время дорого, я к вам час добирался.

— Я понимаю, — неуверенно ответила женщина. – Извините, что вам пришлось так далеко ехать. Я с вами не поеду, поедет только дочка, вон она, уже садится.

Сергей оглянулся: на заднее сидение уже залезла маленькая девочка с большим портфелем и скромно поздоровалась с водителем. По виду очень напоминала его Светку. Такие же косички, такой же здоровый рюкзак. Но Сергей тут же повернулся к женщине, когда до него дошёл смысл её слов.

— В смысле одна? Это что за саботаж? Мы так не договаривались…

— Я понимаю, понимаю, — затараторила женщина, — но я вам чаевые хорошие оставлю, хотите? Прям хорошие. Ну возьмите мою Мариночку, ну пожалуйста, ну Христом Богом прошу…

Конечно, подумал Сергей, любые чаевые – это все равно меньше, чем платить за детский тариф. А в приложении, между прочим, это всё фиксируется. И он не может вести ребёнка, а вдруг гаишник его остановит, а дальше – все, штраф плати! Но прежде чем он успел отказать, женщина сунула ему в рукав купюру. Неплохую купюру, надо отметить. Если на инспектора не нарвётся, то будет в очень большом плюсе. Сергей оглянулся назад: девочка уже разместилась и готова была ехать. Ну и правда, не выгонять же ребёнка вот так? Да и он зря, что ли, на другой конец города ехал, чтобы теперь пустым обратно покатить?

— Ладно, — сказал он матери через окно. – Повезу вашу девчонку. Но только чтоб потом отзыв нормальный написали, как следует, а то я вас знаю, мамаш…

— Конечно напишу, — просияла женщина, а потом подошла к пассажирской двери, открыла её и поцеловала на прощание девочку. – Ты не бойся ничего, дяденька таксист тебя не обидит.

— Куда хоть её везти? – крикнул Серёжа.

— А я там всё поставила, её встретит папа, всё хорошо. Я ему позвонила. Просто мне нужно уже на работу убегать, я ну никак не отвезу её сама, а на автобусе отпускать не хочу, понимаете, кто знает, какие там люди…

Сергей пробормотал в ответ какую-то любезность. Мамаша, видать, любила поговорить, поэтому ещё минуты три Серёгу не отпускала, пока он наконец не решил тактично напомнить, что пора ехать. Женщина опомнилась, заохала, ещё раз поцеловала дочку и убежала. Сергей усмехнулся: странно, вроде, такая вся из себя заботливая мамашка, а отсутствие ремней вообще не волнует. Впрочем, в голове Сергея это был маркер хорошего человека. Нормальные люди, если доверяют водителю, не будут устраивать этот балаган.

— Ну что, Марина? – сказал Серёга, повернувшись к ребёнку.

— Едем, да? Пристегнись, что ли? – Девочка заметалась в поисках ремня, а Сергей в ответ рассмеялся.

– А у меня нечем! Так что – держись покрепче.

Он не ставил цели напугать девочку, но ей было явно неспокойно. Поэтому дальше Сергей покатил молча. Для перевозки детей есть соответствующие правила – детское кресло, ещё какая-то ерунда, которую нужно покупать за свои деньги. Естественно, Сергей не собирался тратиться на такую ерунду. Да и доплата за перевозку детей была не такой уж существенной. Кроме того, детей вообще редко отправляли одних. Что, на взгляд Серёги, было странно. На маршрутках отправляют, в автобусах тоже, а на такси – ну уж нет, а вдруг водитель маньяк какой!..

Для Серёги такой ход мыслей был показателем недалекого ума. А мамаша этой девочки явно о ребёнке думала больше. Хотя девочка и боялась его сильнее. Он то и дело бросал взгляды в сторону Марины, которая явно дергалась. Поначалу это его не напрягло – ну, дите ещё, все-таки. Светку посади к здоровому мужику в машину, она тоже дергаться будет. Но время шло, они ехали несколько минут, а девочке как будто становилось только хуже. Серёга дал по тормозам. Марина на заднем сидении аж подпрыгнула.

— Марина? – Серега обернулся. – Ты чего так дрожишь? Ты давай это, не бойся меня. Я ж не кусаюсь.

Девочка не ответила. Её продолжало колотить. Серёга напрягся.

— Ты чего такая трусиха? Я тебя к папе везу, мы с твоей мамой договорились. Марина..?

И тут Сергей понял, что происходит. Девочка, одетая в курточку-ветровку, водолазку и плотные джинсы…задыхалась. Она задыхалась у него на глазах. Это была самая страшная картина за всю его жизнь. Марина сидела на заднем сидении, её ручки и ножки конвульсивно дергались. Девочка пыталась обхватить маленькими пальчиками ворот куртки, потому что не смогла нашарить молнию и расстегнуть ветровку. Она тянула ворот, а воздуха по-прежнему не хватало. Глаза округлились и вылезли на лоб. Казалось, ещё немного – и девочка затихнет навсегда. Серёга не знал, что делать…

— Господи, помоги, — зашептал он, наверное, впервые в жизни и врубил аварийку.

Машина начала орать до кучи, а сам водитель кинулся на заднее сидение.

— Ох ты, маленькая моя, подыши в окошко, вот! – кричал Серёга, размахивая перед лицом девочки какой-то тряпкой.

Так он старался усилить поток воздуха, но это…это не помогало. Это, чёрт возьми, совсем не помогало! Марина смотрела на него из-под полуопущенных век. Её тяжелый отсутствующий взгляд умолял: дяденька, незнакомый дяденька, помогите мне, я хочу жить…

— Да что же это такое, что же это такое… — повторял Серёга.

Ему ничего не оставалось, кроме как попытаться снять с девочки лишнюю одежду. Кто знает, может, получится. Вот же проклятье, они почти доехали. Осталось-то совсем чуть-чуть, половина улицы – и там был бы чертов отец этой девочки. И тогда ничего из этого не легло бы на плечи Сергея. Это даже не его дочь, это просто чужая девочка, которая не должна была с ним ехать. А если она сейчас…

Он даже в мыслях не мог это произнести. А если об этом узнает начальник. Его же просто посадят…

— Давай, давай, малышка, дыши!! – Сергей снимал с ребёнка одежду.

Думал, это хоть как-то поможет, но нет, ничего не произошло. Марина все также дрожала с поднятой футболочкой и полуспущенными джинсами, но ей становилось только хуже. Серёге казалось, что она уже начала синеть…

— Подожди, а может…

Догадка пронзила его, как нож масло. Он отбежал от девочки и рывком открыл бардачок. Оттуда посыпалась всякая разная мелочь, но Серёга искал конкретную вещь. Да где же этот чертов…

В его бардачке только мышь ещё не сдохла. Куча хлама, забытых клиентами вещей, мелочи, блокнотов, записок, чеков. Девочка на заднем сидение отчаянно хватала ртом воздух.

— Сейчас, маленькая моя, я всё найду, я тебе помогу…

Вот мы и дошли до той части истории, где Сергей проявил своё, пожалуй, единственное безусловно светлое качество. Он был не просто мужиком, он в первую очередь был отцом. Да, отцом, которые считал, что есть чисто материнские и чисто отцовские обязанности. Да, иногда он кричал и ругался, но в первую очередь в маленьком ребенке он видел хрупкое беззащитное существо, которое нельзя оставить в беде. И сейчас он готов был проклинать всё вокруг за невозможность помочь Марине, но…

Рука наконец нашарила спасительную вещь. Сергей готов был расцеловать маленькую бутылочку. Мог же ведь выкинуть, и дело с концом. Он тут же кинулся назад и протянул Марине…ингалятор. Простая вещица, которую забыл клиент-астматик. Серёга не представлял, как давно это было, но хотелось надеяться, что ингалятор не пустой, а девочке этого будет более чем достаточно. И Бог смилостивился над ним. Вот тут-то Сергей понял, что Марина вовсе его не боялась.

Когда у него получилось дать девочке ингалятор, она тяжело вдохнула несколько раз, напряжение с лица немного ушло, а на самого водителя она посмотрела с таким доверием и благодарностью, что Сергей сам чуть не расплакался.

— Ты ж моя маленькая, нельзя же так пугать, где же твой ингалятор. Хоть бы мать сказала, что ты астматик… — И, повинуясь порыву чувств, Сергей по-отечески обнял маленькую девочку, а она ответила тем же.

Всё бы на этом закончилось, если бы не одно «но»…

— Что вы делаете с моим ребенком!?

Сергей даже не сразу понял, что обращаются к нему. Он всё ещё сидел и обнимал Марину, но следующее мгновение заставило его удостовериться – всё-таки к нему. Потому что в его лицо прилетел тяжелый удар кулака-кувалды. Настолько тяжелый, что Сергей разжал руки и его отбросило головой в стекло. Взгляд помутился, а когда получилось его сфокусировать, Сергей ошарашенно смотрел на накинувшегося на него мужчину. Это был бугай, даже в узком пролёте машины было видно, что человек ростом метра за два, ничуть не меньше. На него смотрели такие горящие ненавистью глаза, что Сергей испугался против воли.

— Что я… Я ничего… — забормотал Сергей, вылезая из ловушки собственной машины. – Я ей помогал…

— Помогал!? – взревел мужик и сгрёб Сергея за грудки. – Да я тебя сейчас так разукрашу, что тебе ни один врач не поможет, скотина!!

— Вы меня не так поняли… — Сергей с его-то немаленькой комплекцией просто бился в руках мужика, как какой-то маленький щенок.

И тут до него начало доходить, что на самом деле подумал мужик, очевидно, отец девочки. Представьте картину. Вам позвонила ваша жена. Сказала, что маленький ребёнок приедет на такси, его нужно встретить. Скину отслеживание машины. Вы стоите, ждёте, а машина все никак не подъезжает – застряла через улицу, в небольшом закутке, откуда, в случае чего, не докричишься. Пять минут нет, десять минут нет. Отец, не будь дурак, кинулся туда. И что он видит? Машина стоит на аварийке, двери нараспашку. Естественно, его первый порыв – проверить ребенка. А его ребёнок лежит в полуобморочном состоянии на заднем сидении машины. Мало того, дочка почти без одежды, а её обнимает какой-то взрослый бугай. Ну и что бы вы подумали, скажите честно?

Вот и отец девочки ни минуты не думал. Он просто накинулся на Сергея с твёрдым намерением разобраться с этим уродом. Антон, отец девочки, действительно был шкафом под два метра в длину и почти столько же в ширину. Поэтому первый удар по лицу Серёги был такой, как будто рельсу отодрали и прошлись по нему.

Тут-то Сергей наконец понял, как все это выглядит. И единственное, что он счёл правильным в этой ситуации, это…побег. Пока отец вытаскивал полуживую дочку на улицу, Серега метнулся к водительской двери, камнем рухнул на сидение и ударил по газам. Мужик что-то орал ему в след, но Сергей уже не слышал. Он несся на бешеной скорости по дороге, стараясь не оглядываться. Дурак, дурак, кретин. Какими только словами он себя не оскорблял. Тот факт, что он спас девочку, уберег родителей от неминуемой трагедии, уже постепенно стирался из его головы. Всё, чем был забит мозг – его поймают. Нужно срочно бежать, куда подальше. Отец девочки это просто так не оставит. И Сергей уже ничего не объяснит, бугай-мужик просто не хотел ничего слушать. Пока в голове роились все эти мысли, Серёга дважды чуть не попал в аварию, а потом свернул к гаражам и заглушил мотор. Тут было тихо. За годы работы в такси он изучил все собачьи тропки в городе, знал все срезы. И, конечно, знал, где можно побыть в одиночестве. Усталый и обессиленный от пережитых эмоций, Сергей просто рухнул на руль лбом. Так он и сидел, под тенью раскидистого топлива, в тише машины и пытался хоть немного справиться с нахлынувшим.

— Что я скажу Ленке-то… — тяжко пробормотал мужчина, а в голове уже нарисовалась соответствующая картина.

Вот придёт он домой. А там жена – злая, как тысяча чертей, с больным ребёнком. Посмотри на него своим излюбленным ненавидящим взглядом – а он что? Начнёт ей рассказывать байку, как девчонка на заднем сидении чуть не умерла от астмы? Сергей сам себе отмахнулся. Как это будет выглядеть? Во-первых, она устроит истерику, почему Серёга нарушил закон, подставился под штраф, согласился везти ребенка в неподготовленной машине да ещё и одного. Уже этого будет достаточно, чтобы жена устроила масштабную истерику. Дальше…

Дальше Сергей расскажет, чем эта поездка закончилась, и хорошо, если Ленка не выгонит его из дома. Потому что выглядит это все совершенно отвратительно, а доказать свою честность и непричастность он не может никак. Марина ведь молчала…

А отец её так просто всё это не оставит. Ещё и жена подключится…

Тогда его найдут. Конечно же, его найдут. Не так просто пробить номера, особенно, когда ты работаешь в такси. Особенно, когда эта компания такси – практически монополист в твоем Мухосранске. Тем более, если такой компанией владеет человек, хоть немного походящий на Петра – которому репутация дороже, чем люди. На него надеяться было бессмысленно. Сергей крепко задумался: много ли у него людей, которые могли бы с уверенностью обелить его имя? Да, с одной стороны, у него не так мало друзей, но что толку от такой дружбы? В основном все это – собутыльники, которые годятся только на потрындеть за бутылкой в пятницу. Даже жена, брак с которой был заключен по любви, даже не подумает вступаться за него. Вот и получалось, что толком у Сергея и не было кого-то, на кого можно положиться.

К сожалению, все мы осознаем это в самые тяжелые моменты жизни. Когда наступает тот переломный период, та острая нужда в поддержке, но ты оказываешься совершенно один…

Приложение на телефоне разрывалось. Потом до него пыталась дозвониться Лариса, девушка из диспетчерской. Приятная такая девушка. Не раз пыталась прикрыть кого-то из них от карающей длани Петра. Но трубку Сергей всё ещё не брал. Позже начал раздаваться противный, до зубовного скрежета, писк – рингтон на звонке от Петра, чтобы всякий раз подготовиться, когда начнется очередная головомойка. Но в этот раз Сергей не поднял трубку и от начальника. Не хотелось слушать все претензии. Даже если ему ещё не сообщили про девочку, вряд ли у него есть пара добрых слов для Серёги. Потому, как только телефон прекратил трындеть, Сергей его выключил. Сложно сказать, как долго он просидел в машине в одиночестве почти без движения. За ходом мыслей было уже почти не уследить.

Мысленно Сергей уже сам себя арестовал и сам приговорил. Какие-то жизненные приоритеты резко поменялись местами. Он вспомнил, что должен купить Женьке лекарство. Возможно, это последнее, что купит ему папа…

Мужчина вздохнул. Вокруг уже порядочно потемнело, при том, что на улице уже была глубокая весна. Значит, сейчас приблизительно семь вечера. Ближайшие аптеки у дома – до восьми. Возможно, стоит заехать в центральную, там точно должно быть все. Снявшись с ручника, Сергей медленно покатил по темной дороге, освещаемой тусклыми покореженными фарами старушки легковушки. Машин вокруг было много – оставшиеся трудяги ехали по домам. Непривычно для себя, Сергей всматривался в окна проезжающих авто. Кто-то ехал с женщиной, очевидно, супругой. У некоторых на задних сидениях были дети. Преимущественно в креслах. Пропади оно пропадом, это чертово кресло. Казалось, что, вглядываясь в проезжающие машины, Сергей хотел оказаться где-то в другом месте. В другом мире, но со своей семьёй. Чтобы все было тихо, мирно, просто хорошо…

От некоторых машин веяло уютом, как от некоторых окон. Вот ты идешь иногда зимой под домом. Снег хрустит, а на чьем-то окне висит гирлянда. Ты невольно засматриваешься и видишь, как там веселится семья: мама, папа и двое малышей играют в крокодила. Никто не может обыграть папу, который показывает верстак, размахивая руками, как утка крыльями. И есть в этом что-то такое неподдельно счастливое, что тебе самому хочется быть частью такой семьи. Вот и в некоторых проезжающих машинах Сергей видел отголосок этой чудесной уютной атмосферы. Знал, что сейчас вот эта пара на соседней полосе едет из детского сада, откуда забирала свое чадо. А чадо все пытается всунуть матери какой-то рисунок с двумя странными огурцами – видимо, родителями.

Сергей ненадолго задумался. А когда его дети в последний раз дарили ему что-то? Ответ пришёл сам собой – на двадцать третье февраля Света сделала ему из пластилина динозавра, а старший сын принес табуретку, которую они делали на трудах, всю кривую и кособокую, но подарил её ему, папе, а не маме. Он тогда не оценил, посмеялся. Спросил, что у сына с глазомером, раз он ровные ножки выпилить не может. Тот расстроился, а Серёге почему-то было очень весело. Да знамо почему – пьяный был, как свинья. Ленка-то уж точно может подтвердить, она его в тот вечер из гаража домой тащила. О каких уж тут подарках от детей речь? Его дети очень часто вообще волновали в последнюю очередь. И тут даже не он сам виноват – так воспитали. В его семье детьми всегда занималась мать, а батя – приносил зарплату. В принципе, эту модель он в свою семью удачно забрал. По крайней мере, так Сергею казалось. Деньги же он приносил? Приносил. Ну и что, что маленькие? Зато на жизнь хватало, зато честно и кровно заработанные, не то что разные мошенники…

Но сейчас все это впервые показалось ему неважным. Что он будет делать, если его обвинят? Он будет вынужден расстаться с семьёй. И вряд ли Ленка позволит ему видеться с детьми – Бог знает, чего она надумает. Решит ещё, что он для своих собственных детей опасен, и всё, тушите свет – на этом история семьи закончится. А он ни разу не провел для детей праздник, ни разу даже из школы их не встречал, не готовил с ними печеньки, не водил в пиццерию…

Что там ещё делают нормальные отцы? На рыбалку старшего можно взять, сделать для него бамбуковую удочку. Показать, что вот, папка для тебя сделал, только для тебя, своими собственными руками…

Пожалуйста, не забывайте, когда вы находитесь за рулём.

Сергею повезло задуматься на светофоре, поэтому максимум, что он получил – неистовые сигналки от других водил на дороге. А все могло бы кончиться хуже…

Но его тут тоже не осудишь – кажется, за сегодня в его голове мыслей, чувств и переживаний было больше, чем за последние несколько лет в сумме. Сергей был не из тех, кто может разговаривать нормально, кто не боится обсуждать собственные проблемы. Как следствие – он даже не может облечь собственные чувства в слова, потому что толком не обучен ничему. Образование-то ему не сдалось…

Вы не поверите, но Сергей даже подумал, как лицемерно с его стороны требовать высокой успеваемости от детей, хотя они ещё такие маленькие. Чтобы они непременно поступили в хороший университет, получили востребованную профессию. Он даже не может сказать:

«А вот ваш папка в молодости…».

Потому что папка ни в молодости, ни в старости толком ничего не добился. А вы должны реализовать все амбиции, которые были у ваших родителей, но родители оказались слишком тонки в кишке, чтобы воплотить их в жизнь. За что вообще, если вдуматься, можно уважать таких людей, как Серёга? Да, он выполняет свою работу, но не пытается никак улучшить жизнь жены и детей. Он просто крутить баранку – много ли ума для этого надо? Достаточно месячные курсы пройти, и спокойно шабашить таксистом. Вот только другие коллеги таксистами подрабатывают. Не все, но некоторые. Чтобы была дополнительная денюшка. А он что? Ни на что он не годен…

Хотя, может, и годен, но вот только ничего в своей жизни он не попытался изучить, освоить.

— Потому что лень, — грустно изрёк Сергей.

Машина уже подкатила к аптеке. Ему пришлось посидеть пару минут, чтобы переварить новую информацию.

– Если выберусь из этого говна, точно пойду учиться на кого-нибудь. Мамой клянусь – пойду. И работу поменяю. Сделаю всё, чтобы у моей Ленки и ребятишек все было. Только бы всё обошлось…

Возможно, впервые пришло настоящее осознания, что вся жизнь до его сорока была неправильной. А может, это просто жалкая попытка вымолить прощение у каких-то высших сил. Многие ведь, не верующие в жизни, обращаются к Богу с мольбой о защите в период затяжных трудностей. И снова – никто никого не осуждает, но и надеяться в таких ситуациях…наверное, это единственное, что остается.

Сергею пришлось вывалиться из машины и поползти в сторону аптеки. Она встретила его неприятным белым светом и длинной очередью. В другой день Серёга, наверное, поругался бы на бабок, которых нелегкая принесла в аптеку в такой час. Как будто днём не могли сходить – порядочные люди с работы идут, им не попасть в аптеку в другой день, а эти старые клуши набились в помещение, как в курятник, ещё и отношения выясняют. В другой день, но не сегодня. Сейчас его не раздражало ничего. Он просто смотрел, как очередная бабушка достала фармацевта из окошка и начала требовать, чтобы среди бесконечных витрин он нашел ей именно то лекарство, которое выписал врач, даже несмотря на то, что оно снято с производства. Другие невольные товарищи по очереди вздыхали друг за другом, какая-то женщина говорила по телефону, а Сергей снова углубился в свои мысли. Настолько, что не заметил, как очередь подошла к нему. Женщина аптекарь окликнула его, а сзади люди завозмущались, мол, и так стоим черт знает сколько, а тут еще и ворон мужик считает.

— Что вам? – спросила фармацевт.

— Я..? А, да, точно. Мне надо телефон включить, извините…

— Вы не могли заранее? Неужели всем так нравится заставлять людей ждать? – заорала бабка с другого конца очереди.

Её попыталась урезонить стоящая за Сергеем молодая девушка.

— Ну вы чего ругаетесь, бабушка? Видно же, что у человека день тяжёлый…

— А у меня что, не тяжелый? – не унималась бабка.

— Да куда вы все торопитесь, два понедельника жить осталась, — вмешался мужик, который уже порядком утомился.

Видимо, на сторону Серёги он встал из солидарности и из права меньшинства – в основном, другие посетители аптеки поддерживали бабушку.

Серёга за это время, хвала Господу, телефон всё-таки включил. И начал диктовать девушке названия лекарств. Она что-то посмотрела на компьютере, открыла ящик стола, а потом ушла в другую часть аптеки. Сзади снова начали вздыхать, с удвоенной силой. Как будто кто-то виноват, что часть лекарств хранится в подсобном помещении. Наконец фармацевтка вернулась и тоном работницы супермаркета уточнила, нужно ли пробивать пакетик. Серёга кивнул – а то он со своей головой сейчас половину лекарств до дома не донесет. Девушка кивнула в ответ и принялась пробивать коробочки.

— С вас четыре тысячи пятьсот семьдесят два рубля, — ответила девушка, а Серёга побелел лицом.

Какие ещё четыре с половиной тысячи… Как давно лекарства столько стоят..?

— Простите, а можете убрать самое дорогое, пожалуйста, — на сей раз, уже краснея, спросил Сергей.

Очередь вторила ему недовольными выкриками.

— Хорошо, — ответила девушка, кассовый аппарат снова пикнул, — с вас четыре тысячи семьдесят рублей.

— Я…я тогда ничего не буду брать, — совсем растерянно сказал мужчина, а кто-то сзади вытолкнул его из очереди плечом.

— Серьёзно!? – заорала всё та же бабка. – Ты нас столько мурыжил, чтобы в итоге ничего не купить!? Люди добрые, да он издевается просто над нами, вы посмотрите на его криминальную рожу только!!

Серёга окончательно смутился, поднял воротник тонкой куртки и побежал на улицу. Эх, знала бы эта бабка, как не далека она от истины была, когда про криминальную рожу сказала. Сергей уже близок к тому, чтобы получить такой ярлык. Но это не главное. Главное, что он сегодня не приехал за зарплатой, как должен был. Сам же сказал, что будет рассчитываться наличкой – потому что карты ему не нужны, с карт деньги воруют и их мошенники похищают. И вот результат. Почти девять вечера, а он без денег и без лекарств для детей. Вернее, деньги-то остались – какая-то жалкая пятисотка в кармане. А ведь он правда думал, что на пятьсот рублей купит все лекарства. Надо же быть таким тупым? Теперь стало так стыдно, что он много раз обвинял Ленку в расточительстве, говорил, что она транжира. Хотя сам Сергей, по ощущениям, застрял где-то в году так 2010 – наверное, там в последний раз были такие цены…

В общем, в очередной раз хотел как лучше, а домой вернётся даже без лекарств для сына. Сергей уже в миллионный, наверное, раз за день сел на водительское кресло и всерьёз задумался, а стоит ли вообще идти домой? Кто его там ждёт? Усталая жена, которой он нагрубил утром? Больной ребёнок? Дети со школы, которые наверняка уже отвыкли от добрых слов со стороны папы.

Всё это было так тяжело и просто невыносимо, что Серега навалился на руль всем своим весом, обхватил лицо руками и зарыдал в голос. Никто его здесь не видел, знакомые тут практически не жили, поэтому можно было забиться в машину и просто плакать. Да, мужика плакать не положено, но сейчас именно это Серёге было и нужно. Он плакал и плакал, а боль в груди становилась только сильнее, принося ощущение, что сегодня он окончательно похерил всю свою жизнь.

Когда приступ слёз наконец отпустил, Сергей взялся за руль и медленно, очень медленно покатил домой. В конце концов, куда ему ещё было идти, если не домой?

Сергей открыл дверь ключом. На этот звук, как стервятник на добычу, вылетела жена. Выглядела Лена неважно: волосы всклокочены, на затылке явно колтун, футболка вся грязная, а глаза как будто подернулись слезами, но она явно не плакала.

— Ты болеешь? – с порога спросил муж, но Лена отмахнулась.

— Чего это тебя стало волновать моё состояние? Ты часом сам не заболел? Говорил же, что у бабы на физическом уровне сопротивление любым болезням, поэтому мы и должны пахать по дому. Забыл? – И она надменно усмехнулась.

— Забыл, — честно признался Сергей. – Я тогда, наверное, пьяный был, не помню такого. Сама же знаешь, какую хрень несу, когда пьяный.

— А что это ты сегодня такой спокойный? Как будто и не ты орал на меня все утром. Что, зарплату меньше выплатили, да? Подмазаться пытаешься?

Сергею ничего не оставалось, кроме как сказать – да, денег я с собой не принёс. На резонный вопрос жены, что, может, хоть лекарства ребёнку купил, пришлось тоже развести руками.

— Не купил, значит, — ледяным тоном подытожила Елена. – Ну что ж, можно было не сомневаться, что не купишь. Что ты мне теперь предлагаешь? Бежать на другой конец города в круглосутку и надеяться, что там хоть что-то осталось?!

— А у тебя есть деньги…?

Это прозвучало с такой надеждой, что Лена на секунду выпала. Буквально, она потерялась с реакцией, а потому недоуменно сощурилась и спросила:

— Ты новый повод упрекнуть меня нашёл? Что у меня есть деньги, а я их прячу, так что ли!?

Под конец голос сорвался на крик, высокий и неприятный. Сергей замахал руками и попытался успокоить жену.

— Да нет, нет, я съезжу. Я заезжал в аптеку, у меня просто денег не хватило, а я не знал… Я не знал, как там все дорого, Лена, прости, пожалуйста. Если у тебя остались деньги, я прямо сейчас поеду, прости меня…

Если до этого у Лены ещё были сомнения, то сейчас она уставилась на мужа квадратными глазами и неуверенно спросила:

— Ты…ты пьян? Или что… Я не понимаю… Ты так говоришь… Да ты передо мной никогда не извинялся…

— Я сегодня понял….понял многое… — пробормотал муж. – Я сейчас съезжу в аптеку, а потом мы обо всём поговорим, ладно…

— Деньги возьми. Но расскажи мне всё сейчас, иначе я тебя никуда не выпущу, — твердо ответила женщина, и Серёге ничего не оставалось, кроме как рассказать всё, что произошло за сегодняшний невероятно долгий день.

Лена сидела на против и слушала его с каменным лицом. Когда Сергей всё-таки рассказал о своих непростых и неоднозначных приключениях, она продолжила молчать. Сергей ожидал всего: упрёков, оскорблений, истерики, битья посуды, швыряния тряпок, угроз собрать детей и уехать к маме, но Лена просто сидела и молчала.

— Лена, ну скажи что-нибудь… — умоляюще прошептал он, но она не ответила даже на эту мольбу.

Даже глаза на мужа не подняла. Тогда Сергей поднялся и начал одеваться. В тяжелом молчании он покинул свою квартиру. Не оставалось ничего другого, кроме как погрузиться в машину снова и поехать за лекарствами для сына. Может, Лена все обдумает, пока он катается. Поймет, что он не соврал ей ни одним словом, что её муж – просто несчастная жертва обстоятельств. Ему просто не посчастливилось ответить на этот чертов вызов. Если бы он тогда вез клиента, сейчас ничего этого бы не было. Кто-то другое разгребался бы в этом деле, а не он, не Сергей…

С тяжелым сердцем он вернулся домой. Лекарства все купил. Дверь была закрыта на один замок, хотя Сергей помнил, что он закрывал на два. Он с опаской, даже не раззуваясь, вошёл в квартиру. Там, на кухне, сидели трое: его жена, тот самый бугай, отец девочки, и женщина, которая вызвала злополучное такси. Сергей ощутил, как поджилки затряслись. Ну вот и всё, его нашла. А где полиция? Он вроде не увидел машины с мигалками у дома. Или, может, на задержание они теперь ездят по-другому. Он почти готов был вытянуть руки вперёд, как женщина сорвалась с места и кинулась его обнимать.

— Сергей Сергеевич, родненький вы наш, — со слезами в голосе залепетала женщина. – Как же мы вам благодарны, вы себе не представляете. Вас нам господь послал, Сергей Сергеевич…

Это было не похоже на задержание…

Сергей с удивлением обвел взглядом присутствующих. На лице Лены была тихая, умиротворенная улыбка, а бугай сидел с явно пристыженным видом. Пока жена не посмотрела на него и не цокнула языком.

— Сергей… — начал тогда мужик. – Ты прости меня, пожалуйста. Я не со зла. Ты ж прикинь, что б ты на моем месте сделал… Я-то думал…

— Я понимаю, — прервал его Сергей, — серьёзно, я б такого урода, если б увидел с дочкой, на месте бы урыл. У меня…у нас с Ленкой у самого дочь… Но вы можете мне рассказать, что все-таки случилось..?

— Мы уже и в такси позвонили, и в диспетчерскую, и вашему начальнику, — тараторила женщина. – Рассказали, как вы нашей Мариночке жизнь спасли. Он вам премию выпишет! Иначе мы от него не отстанем…

— Ты знаешь, Серёга, — вмешался мужик, — меня Антон зовут. А у нашей дочки этот приступ второй. Мы не знали даже о первом. Он в школе был, так ей там одноклассница ингалятор дала. А она испугалась – думала, что-то плохое, так не надо рассказывать. Серёга, ты настоящий герой…

Герой, подумал Сергей, а сам посмотрел на жену. Лена улыбалась, но радости в её глазах не было. Они давно сделались чужими людьми. Как знать, изменит ли эта ситуация взгляды Сергея, или их пути рано или поздно должны будут разойтись. Этого мы пока не знаем.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая любовница любимая жена хорошая мама
– Как только муж за порог, так ты бомжей в постель тащишь! — кричал разъяренный муж

Максим и Алёна не спеша прогуливались по набережной. День был чудесный, настроение у пары было отличным. Они совсем недавно сыграли...

Максим и Алёна не спеша прогуливались по набережной. День был...

Читать

Вы сейчас не в сети