Истории из жизни Гадкий утёнок

Гадкий утёнок

Девушка модель

— А давайте у нашей умницы и красавицы спросим? –начинал кто-то первый насмехаться над ней, если речь шла о моде.

Остальные тут же подхватывали:

— О, да! Можно и не спрашивать, просто посмотреть на эту диву!

— Стоп, ребята! – говорила уже третья одноклассница. – Так на ней же моё двухлетней давности платье! А я думала, мама пустила этот отстой на тряпки…

Казалось, Тамара привыкла к постоянным унижениям. Привыкла ещё с детского сада. Ну, и все школьные годы терпела. Благодаря этому она и школу закончила сразу после 9-го класса.

Родителям не жаловалась. Тамара сама видела, что одноклассницы могут смеяться и над мамой. И про папу могли сказать, что угодно. Родители тоже старались не реагировать.

Папа нашёл выход: он уходил на балкон, если было тепло, и, ковыряясь в своих инструментах, тихонько чертыхался. А мама — нет. Она закрывалась в ванной и часто плакала.

Вот за родителей Тамаре было очень обидно. Она знала, какие они у неё хорошие и добрые. Сначала Тамара и сама обижалась и плакала. Плакала при своих обидчиках. Но тогда дети распалялись ещё больше. И Тамара поняла: лучше сделать вид, что ничего не слышит. Не слышит про свои оттопыренные уши, про то, что худая, как швабра, про тонкие ноги и длинные пальцы, что она вообще гадкий утёнок. А нередко ей бросали в лицо:

— Уродина ты наша ненаглядная!

Тамара приходила домой и, пока не было родителей, смотрела на себя в зеркало. Ну, разве же она уродина? Разве белая ворона? В зеркале отражалась девочка с обаятельной улыбкой. Да, уши торчат. Это потому что косы туго заплетены. С распущенными волосами совсем не торчат. А волосы у Тамары были густые, шелковистые, и уже выросли ниже пояса. Посмотрит на себя в зеркало Тамара, и легче ей станет. Правду сказала одна тётенька в гастрономе:

— Ух, ты, какая симпатичная девочка! И на других не похожа!

Только этого никто из одноклассников не слышал. А Тамара эти слова запомнила. Они были, как подарок, для девочки. Она давно поняла, что стала для них мишенью – надо же было на ком-то оттачивать свои злые шутки. Иной раз Тамара думала:

«А если бы меня не было в классе, над кем бы тогда смеялись?»

Но ответа не находила. И не потому, что все были без изъяна. А потому, что Тамара была доброй девочкой. И запомнила одну фразу из книги: глаза – зеркало души. А у её одноклассников вроде бы у всех были красивые глаза. Даже у тех, кто носил очки. Так и у Тамары глаза красивые. И, между прочим, у неё одной из всего класса глаза — голубые до синевы. Если Тамара надевала синий берет, а у неё только такой и был, и она носила его четыре года, тогда глаза ещё больше набирали синевы.

Но иногда обида захлестывала Тамару. На этот случай она знала один приём: девочка напоминала себе, что совсем скоро все должно измениться. Совсем скоро – как только она закончит 9-й класс. Тамара уже договорилась с родителями, что продолжать учёбу в этой школе не будет. Она поедет в соседний город. Там есть модельное агентство. И оно известно даже в столице. Поступить в него будет непросто. Но Тамара очень постарается. Это её мечта.

«Интересно, — думала она, — сразу заметят мои одноклассники, что нет теперь в классе белой вороны?»

Одноклассники, придя 1 сентября в 10-й класс, заметили. Даже как-то растерялись, будто у них отобрали игрушку. Спросили у классного руководителя, где Тамара. Та точно не знала, где. Знала только, что девочка забрала документы сразу же по окончании учебного года. Её отсутствие даже выбивало одноклассников из колеи. Ну, и над кем теперь насмешничать? Самые заметные в классе остряки-шутники, те, кто считал, что они делают погоду, попытались найти новый объект. Не получилось: никто не соглашался заменить Тамару. И сопротивление оказывали сильное. Так что пришлось оставить эту затею. Но как же им её не хватало! Поэтому о ней часто вспоминали. Девочки судачили о том, как она теперь одевается. Точнее, чьи вещи донашивает. Мальчики часто вспоминали, что Тамара не знала ни одной модной группы, не узнавала, кто из известных артистов читает этот рэп, ну, и всякое другое из того, что на языке у продвинутой молодежи.

Словом, Тамары давно с ними не было, а её все вспоминали и вспоминали. Не обошлось без воспоминаний о Тамаре и на первой встрече выпускников — через год после окончания школы. Кто-то сказал, что Тамара точно уехала в другой город. А кто-то добавил, что вроде даже замуж вышла. Ну и хохот тогда поднялся! Теперь градом посыпались новые шутки: девочки, опережая друг друга, злословили о том, в каком свадебном платье была Тамара, кто ей его одолжил, что она сделала с ушами. Присоединились и мальчики. Они предположили, что её муж приклеивает на ночь уши Тамаре, чтоб не занимали много места на подушке. И на следующей встрече — через два года после выпуска — Тамара обсуждалась. И на двух последующих перемывали ей кости. Ну, вот не забывали о ней одноклассники, и всё тут!

Когда решили собраться на вечер встречи выпускников через пять лет после окончания школы, тогда уже был другой размах. И сразу поступило предложение: найти Тамару! Пусть и она приходит! Скучно без неё. Среди организаторов нашлись настойчивые – они узнали каким-то образом телефон Тамары. И пригласили её на эту встречу. И Тамара обещала, что придет. Встречу решили провести в одном из лучших ресторанов города. Теперь уже по-взрослому. И не только в смысле меню. Договорились и оплатили банкетный зал. Пригласили ведущего. Он обещал концертную программу. И попросил дать характеристику всем бывшим одноклассникам. Ведущему важно это было знать – перед тем, как предоставить слово, точнее, тост, очередному однокласснику, ведущий сам его коротко представлял. И получилось, что самая длинная характеристика была у Тамары. А она даже не доучилась до выпускного класса, ушла после девятого. Но когда ушла, оставила брешь, которую так и не заполнили злыми шутками её одноклассники.

На эту встречу все пришли, максимально позаботясь о своем внешнем виде. Хотелось показать, что каждый не лыком шит. Девочки, а теперь уже взрослые девушки, были одеты с иголочки. И причёсаны. И модный маникюр. Мужская половина одноклассников разделилась на две части. Одни были в фирменной джинсовой одежде. Другие в классических костюмах известных брендов. А объединяли всех смартфоны.

Когда расселись, у каждого рядом с приборами лежал гаджет. И одного взгляда было достаточно, чтобы понять, какими крутыми все были. Почти треть из них заканчивали университеты. Остальные хвастались, в какой престижной фирме работают. Были среди мальчиков и те, кто уже отслужил в армии. Ещё до того, как все расселись за столом, девочки узнавали друг у друга, что на личном фронте. Пока ещё никто из них не вышел замуж. Но все говорили, что на подходе к этому событию. И рассказывали, какой замечательный их молодой человек.

Мальчики говорили о том, что вот-вот купят иномарку. И спорили, какая лучше. Потом все сосредоточились на торжественной части. Ведущий сделал её максимально не скучной. На внесенной в банкетный зал плазме крутился ролик. Тут были фотографии класса, начиная с первого. И музыкальное сопровождение. Пока ролик крутился, вспомнили почти все хиты, которые сопровождали их в старших классах. Надо отдать должное ведущему: он вверг их в ностальгию. А последние кадры – особенно. На нескольких фотографиях была и Тамара. Кто-то из одноклассников сохранил снимки, где Тамара была растерянной, с двумя длинными косами, с перепуганными глазами. Словом, была такой, которую они помнили, над которой смеялись, стараясь пошутить как можно обиднее.

— А её почему нет? – спросила у одного из организаторов первая красавица класса.

— Да! Почему нет? – присоединились остальные.

— Ей, что, не сказали? – перекрикивая всех, капризно спросила одна из девушек, чью старую одежду чаще всего донашивала Тамара. – Я специально пакет со старыми своими шмотками захватила. Хотела приодеть её, нашу швабру.

— Может, она и не швабра теперь? – вставил свои пять копеек молодой человек, который чаще других насмехался над Тамарой, называя её оглоблей.

Ведущий собрался перекричать этот гвалт. Но тут к нему подошёл метрдотель и что-то тихо сказал. Ведущий улыбнулся и попросил тишины:

— А сейчас – сюрприз. Внимание на вход!

Все повернули головы в сторону двери. А в неё уже входил солист популярной музыкальной группы. Он уже два года был признанным кумиром. И то, что он приехал из самой столицы, вызвало восторг. Солист был ещё красивее, чем в телевизоре. А его одежда приковала взгляды тех, кто внимательно следил за модой. Он вошёл с широкой улыбкой, без всякого смущения.

Видно было, что давно перестал волноваться перед публикой. Он знал себе цену. И тут же выдал несколько аккордов на своей не менее знаменитой гитаре. К нему тут же бросились все. В ход пошли салфетки: все просили автограф. А потом, ну, как же без этого, начался сеанс селфи. Но через несколько минут их кумир, взяв у ведущего микрофон, попросил внимания:

— Мы чуть позже продолжим селфи. А сейчас встречайте мою любимую девушку, вашу бывшую одноклассницу.

Сам подошёл к двери, распахнул её, и в банкетный зал вошла…

Да, вошла Тамара. Но Тамара ли?

Одноклассники замерли. Вошедшая девушка была как с обложки глянцевого журнала. В сером брючном костюме, сидевшем на её стройной изящной фигуре безупречно. В черных ботильонах, подчёркивающих две большие черные пуговицы на пиджаке. И пуговицы были явно ручной работы. Они выполняли не только свою прямую функцию застёжки, но и украшали пиджак. А какие у неё были волосы! Длинные, отливающие шелком кудри, очень красивые. Волосы сделали уши Тамары, столько лет служившие объектом насмешки, невидимыми. А, может, уши вообще не были оттопыренными? Теперь уже сомневались её бывшие одноклассники. А какие изящные у Тамары были руки! Тонкие пальцы подчеркивал серый перламутр маникюра на тон темнее цвета костюма. Ни одного кольца, как у её одноклассниц, надевших на свои пальцы, наверное, весь ассортимент ювелирного магазина. А самое главное – её макияж. Как же он отличался от боевой раскраски её одноклассниц! И на фоне Тамары её бывшие одноклассницы выглядели провинциальными клоунессами.

Тамара обводит всех своим васильковым взглядом и по-доброму улыбается. И говорит:

— Добрый вечер! Спасибо, что пригласили. И извините за опоздание. Прямого самолёта из Москвы не было. Пришлось лететь с пересадками.

И банкетный зал ошарашено молчит. Только смотрит на эту пару. Как будто все попали в кино. Известнейший солист, от встречи с которым ещё не пришли в себя. И Тамара…

Только теперь её внешность, в которой принципиально ничего не изменилось, кажется эталоном красоты. Да, не типичной, не растиражированной, но притягательной и безупречной. А солист, их кумир, спрашивает:

— Где может присесть Тамара, пока я буду петь?

Чуть ли не весь мужской состав выпускников вскакивает, предлагая Тамаре свое место. Но уже спешит официант со стулом, за ним ещё один с чистыми приборами. И Тамара, всё так же улыбаясь, садится.

— Вы что-то скажете сейчас? У вас есть тост? – наклоняется к Тамаре ведущий.

— Нет, давайте послушаем, что приготовил певец. Я свой тост скажу чуть позже, — говорит Тамара.

И сразу же раздается самый популярный хит. Живой звук и живой кумир завораживают присутствующих. Но когда наступает пауза, небольшой перерыв, ведущий знаком опять спрашивает у Тамары, готова ли она сказать тост. Тамара легко поднимается. Ее тонкие пальцы изящно держат бокал с шампанским. И она говорит:

— Я действительно рада видеть вас всех. И если я говорю школе спасибо, что тут меня учили, вам, мои одноклассники, я говорю трёхкратное спасибо. Это вы сделали из белой вороны и швабры Тамары ту, которую сейчас видите перед собой…

Одноклассники не понимают, что она имеет в виду. Но уже чувствуют подвох. Только не такой, на который сами были способны по отношению к Тамаре. А девушка смотрит на каждого из них, стараясь никого не пропустить, и продолжает:

— Да, я была всегда плохо и бедно одета. Да, донашивала после некоторых из вас вещи. Да, у меня не такие уши. Были. Сейчас, вот посмотрите, нормальные, да? Просто мама мне туго заплетала косы. Ну, лишнего веса никогда не имела. Так у меня мама и папа такие же. Что ещё? Тонкие руки и ноги? Длинные пальцы? Ничего не изменилось, они остались такими же. Знаете, я помню каждую вашу издёвку. Только сейчас вспоминаю их с благодарностью. Странно, да? Но это вы своими насмешками научили меня, как бы это поточнее сказать, стойкости, наверное. Каждый день, приходя из школы, я спрашивала у зеркала: так я уродина? И вы этого не знаете, но зеркало уверяло меня: нет, ты красивая! Только не такой красотой, которую диктует мода. У тебя своя красота! А ещё мне очень помогали мои мама и папа. Они всегда смотрели на меня с любовью. Всегда! И я смотрела на них с такой же любовью. Да, мы жили скромно, или, как вы говорили мне в лицо, почти как нищие. Но мои родители честно и много работали. И я уверена, никто из вас не проводил так интересно время со своими мамой и папой, как я. Мы играли в города, потому я знала географию лучше вас. Мы читали книги вслух и вместе плакали над «Оводом»… Да, хочу спросить у вас: а вы «Овода» читали? Нет, нет, не волнуйтесь! Больше не буду спрашивать, какие книги вы читали вместе с родителями, и читали ли они вам. Ответ я знала ещё в школе. Вы годами смеялись надо мной — ладно. Но кто из вас покормил бездомную собаку? Кто пожалел котёнка? О, да! У многих из вас были породистые холеные собаки. Они для вас были как приложение к обеспеченной жизни. Чтобы потом, когда у собаки наступит старость, отвезти ее в ветлечебницу и усыпить там. Так что вы, мои одноклассники, многому меня научили. Это ваша заслуга, что я никогда не хотела быть похожей на вас. Мои оттопыренные уши слышали больше, чем ваши в золотых серьгах. Мои ноги-спички ступали в лужу, когда я вытаскивала чужого малыша… А самое главное: вы научили меня не сдаваться. Скажи я вам… хотя разве вы стали бы меня слушать?.. Так вот, скажи я вам, что хочу быть известной моделью и сама создавать модные линии одежды, сколько бы вы смеялись? День? Неделю? Ну, я и не говорила. А модельное агентство – суровая школа. Здесь правит бал конкуренция. Жёсткая конкуренция. Знаете, сколько красивых девочек сошло с дистанции, ни разу не ступив на подиум? А причина… Над ними никто в школе зло не шутил, не смеялся. Они и справедливую критику нашего хореографа воспринимали как личное оскорбление. Они не могли выдержать диету и физическую нагрузку. А она была ещё той! Подъём в 6.00. Не зарядка, а специальный комплекс упражнений, после которых ни рук, ни ног не чувствуешь. Часовые примерки по несколько раз в день. И беспрекословное подчинение модельеру. Платье туго сидит? Так и должно быть, так задумано. Хочется покороче? Тогда это не сюда. А ещё фотосессии. И тут тоже всё, как видит фотохудожник. И это я промолчу про интриги – без них модельного бизнеса не бывает. И хорошо, если твои конкурентки не используют запрещённые приемы… Вот я и говорю, что только благодаря школьной закалке, благодаря вам, моим тренерам, я гораздо легче переносила ту жизнь, которую сама выбрала. Потому что я всегда мечтала о профессии манекенщицы и модельера. И вот теперь я занимаюсь и тем, и другим. И сочувствую вам: вы ведь меня пригласили, чтобы тряхнуть стариной? Искупать меня, чучело, уродину, замарашку в порции новых злых шуток? Так я вам предоставлю такое удовольствие. Но не здесь. И не сейчас. Потерпите неделю. В начале марта наш Дом моделей приедет с показом новой коллекции. И проходить показ будет в сопровождении музыкальной группы, солист которой перед вами… Ах, да! Вижу вопрос: а он каким боком со мной?

— Тамара, — подошёл к ней этот солист. – Давай я объясню! Он подошёл к Тамаре, обнял её и сказал:

— Я тоже хочу сказать спасибо. Отдельное спасибо мужской половине класса. Мне повезло. Вы же очень постарались ехидничать и зло шутить над ней. Ясное дело, что моя Тамара ни на кого из вас не обратила внимания. И спасибо случаю, который свёл меня с ней в фотостудии. Она уже уходила со съёмки, а я пришел посмотреть на фотографии для новой афиши. До сих пор хвалю себя, что я такой зоркий: как только увидел эту необыкновенно красивую девушку, так сразу и понял, что всё! Мне нужна только она! А потом, когда узнал Тамару лучше, окончательно попал в её плен. И не хочу, чтобы меня освобождали. Раньше я не верил, что написать песню можно только потому, что не идёт из головы очаровательная девушка. А ты не знаешь, нужен ли ты ей. Ты боишься, что она вежливо тебе скажет: извините, я занята. Или извините, вы мне не нравитесь. Как я этого боялся! Хорошо, что мои друзья-музыканты заставили меня быть настойчивым. Я тогда наслушался от них! И что трус. И что не умею с настоящей девушкой общаться. Даже такая угроза была: боишься? Тянешь резину? Тогда мы встанем все перед Тамарой – пусть на нас обратит внимание. И если обратит, тогда уволь, к ней больше не подходи! Ну, и это все вместе возымело эффект. Хотя до сегодняшнего дня часть труса ещё сидит во мне. Так я ее сейчас при вас вытряхну из себя! Потому что при вас, прямо тут, я спрошу у Тамары, станет ли она моей женой?

…Ну, вот как её одноклассники за столько лет не разглядели, какие у Тамары васильковые лучистые глаза? А какая нежная улыбка у этого гадкого утёнка? Все это сейчас было так видно! Тамара сказала «Да!»… Но перед тем, как уйти, Тамара попросила у ведущего микрофон и сказала:

— Я хочу вам всем дать билеты на премьеру показа коллекции «Весна-Лето». Посмотрите! Это моя работа. Любимая работа. И премьера будет проходить в сопровождении любимого вами, как я поняла, музыкального ансамбля. Его солист – вот он. Мой будущий муж. До показа ещё неделя. И тот, кто хочет тряхнуть стариной, пусть придумает новые шутки в мой адрес. Но я и на швабру согласна…

Уходили они в полной тишине. И только сев в машину, Тамара расплакалась:

— Вот зачем я так? Не надо было реванш устраивать…

— Ну, уж нет! – он даже повысил голос, чего никогда не делал. – Это не реванш. Это урок им. Бедная моя девочка! Столько лет терпеть издёвки и насмешки и не отвечать! Это как заноза. А занозу необходимо удалять. И откуда у тебя столько сил? А, может, это не сила, а давно забытая многими порядочность?

— Ты думаешь, они придут? – думая о своем, с надеждой спросила его Тамара.

— Ну, знаешь, — помолчав немного, ответил он. – Придут те, кому стыдно за то, что было в школе. И они хотят это исправить. Не обязательно выпрашивать у тебя прощение. Просто больше не делать больно другому. И разве этого мало?

… И вот премьера новой коллекции. Полный зал. Справа от подиума музыкальная группа, услышать которую было уже удачей. Перед дефиле на сцену выходит знаменитый в стране и за рубежом модельер. Он говорит о том, что этот город для премьеры выбран не случайно – это дань уважения и признания известной модели в стране и Европе, а сегодня еще и успешного модельера Тамары Игнатовой. Это ее родной город. И Тамара трижды права, настаивая, чтобы ее земляки увидели первыми модные тенденции коллекции «Весна-Лето».

И право открыть показ предоставляется ей, Тамаре Игнатовой. И весенний ансамбль, который она продемонстрирует, её работа – от эскиза до последнего штриха — шва.

…Как потом написали в городских газетах, такого праздника моды в их городе ещё не было. Не было и такого конца показа. Во всяком случае, никто из участников ничего подобного припомнить не мог. Когда на подиуме под овации зала собрались все модели и Тамара, в конце зала начался какой-то шум, какое-то движение. Все оглянулись, не понимая, что происходит. Первой сориентировалась музыкальная группа: они заиграли совсем не хит, а марш. И под этот марш вышла целая группа зрителей. Двое молодых людей несли огромную корзину с ярко-синими васильками. Зал восхитился: где они взяли столько васильков в начале весны? Эту корзину поставили перед Тамарой. И все увидели золотистую надпись на алой ленте:

«Самой красивой, самой талантливой однокласснице Тамаре Игнатовой с надеждой, что ты простишь нас».

И тут Тамара не выдержала – она заплакала. Как оказалось, заплакали и её бывшие одноклассницы. А парни-одноклассники, смущаясь, переминались с ноги на ногу. Тамара такого не ожидала. Хотя именно этого ей хотелось больше всего. И она, не стесняясь слез, сказала:

— Спасибо вам, ребята! И, знаете, что? Я хотела бы создавать ещё и детские модели. Вы же меня работой обеспечите?

И тут за словом в карман не полез один из ее прошлых обидчиков. Но сказал совсем не обидное:

— Покажи пример, Тамара! И мы подхватим. Как же здорово, когда шутка добрая, когда совсем не обидная!

…Есть у этой истории и эпилог. Жизнь продолжается. И Тамара соберёт ещё один аншлаг на показе теперь уже детской одежды. И будет это через восемь лет. У Тамары к тому времени будет собственное модельное агентство. Собственный, узнаваемый в Европе, бренд. И направление – женская и детская одежда. И опять премьера состоится в её родном городе.

Чтобы всё прошло хорошо, Тамара со швеями и хореографом на месяц раньше уехала из дома, из Москвы, где она жила с мужем и сыном. За этот месяц Тамара разыскала своих одноклассников, у которых уже были дети. И это их дети стали моделями – под них подгонялись созданные Тамарой костюмы, под их выход подбиралась музыка, за которую отвечал тот самый по-прежнему популярный исполнитель, у которого давно уже был статус мужа Тамары и отца их сына.

Показ прошёл с аншлагом. А по-другому и быть не могло. Во-первых, вся детская одежда создавалась с любовью. А во-вторых, юные модели, кто тощий, кто не в меру упитанный, кто косолапил, были дети, лишенные комплексов. И хочется верить, что и во взрослой жизни они не узнают, что это такое.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Маленький секрет невесты

Вы сейчас не в сети