Скромная девушка

— Снимай трусы и иди на кухню, будешь отрабатывать! — приказал отчим

Если бы мама знала, какой он, этот дядя Серёжа, то обходила бы его соседней улицей. Но она влюбилась. И Маше, дочке своей, говорила, что он хороший. А Сергей вначале, и правда, был хороший…

Дарил цветы, конфеты. Маше как-то куклу подарил. Семнадцатилетняя девушка тогда только усмехнулась — не ребёнок, чай…

Ну, да ладно! Кукла действительно красивая. Личико фарфоровое, локоны, платье пышное…

— Видишь, как он старается, — говорила с улыбкой мама, — хочет понравится нам.

— Мама, ты же сама говорила, что мужики все вначале ангелы, а потом только себя показывают.

— Говорила, — задумчиво откликалась мама, — но…Маша, мне кажется, что он моя судьба…

У меня никогда такого не было. Я его вижу, и мне летать хочется.

— Ой, мамочка, ты прямо как девочка! Ладно бы я так говорила.

— А что я? Машка, мне всего сорок лет. Жизнь только начинается! Я ещё братика или сестричку тебе рожу.

— Делай, как знаешь. Мама, я буду счастлива, если у тебя сложится.

Маша всегда была только с мамой. Татьяна всю свою жизнь положила на то, чтобы дочка ни в чем никогда не нуждалась. Никогда ни с кем не встречалась, чтобы Машу не обидеть. А тут любовь…

Дочка всё понимала, взрослая уже. А потому, когда дядя Серёжа переехал к ним, восприняла вполне дружелюбно. Оказалось, что у Сергея не было городской прописки, и Татьяна, не задумываясь, приписала его на своей жилплощади. А что такого? Они одна семья. Даже расписались в ЗАГСе…

Но счастье было не долгим…

Через три месяца после замужества Татьяна заболела. Серьёзно заболела. Ещё через месяц слегла. И больше не встала. Последние месяцы напоминали ад. Татьяна жила только на сильных обезболивающих. Маша разрывалась между мамой и школой. Одиннадцатый класс, нагрузка огромная. А тут ещё мама. Сергей постоянно был на работе. А вечерами только заглядывал в комнату к больной Татьяне, посидит немного, вздохнет и выходит. И только Маша убирала, готовила, ухаживала, даже уколы научилась делать.

— Боженька, помоги моей маме, — молилась девушка каждое утро, — дай ей сил! Пошли ей исцеление.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Но чуда не случилось. В январе мама умерла…

После похорон к Маше пришли сотрудники из опеки — несовершеннолетняя же, как она одна?

— Я никуда из квартиры не уйду! — твёрдо сказала девушка, — я уже взрослая, сама все могу.

Сотрудники опеки пошли ей навстречу — зачем мучить девчонку? Пусть действительно живёт в материнской квартире. Тем более, что и отчим у неё вполне адекватный и серьёзный мужчина — вон как переживает потерю жены. А Сергей действительно первое время прямо серый был. Все думали от горя, а оказалось — другое. Просто на работе у него были серьёзные неприятности — обвиняли его в крупной краже. Правда доказать не могли. В итоге выгнали и всё…

Сергей, оказавшись безработным, стал беспробудно пить. Первое время в одиночку, а потом в квартире начали появляться всякие сомнительные люди, были и визгливые, распущенные женщины. Маша пару раз таких выгоняла. Ух, и ругался тогда Сергей — мол, чего она в его личную жизнь лезет.

— Это моя квартира! И квартира моей мамы! — заявляла Маша, — а ты катись, куда хочешь! И устраивай свою личную жизнь!

— А я тут прописан, — нагло отвечал Сергей, — и имею полное право жить так, как хочу.

— Как тебе не стыдно! — восклицала девушка, — мама недавно умерла, а ты. Если бы она знала, какой ты, на порог бы тебя не пустила.

— Эй, ты, соплячка! Не тыкай мне! — повышал голос Сергей, — я научу тебя старших уважать!

Дальше — больше…

Сергей начал тянуть все из дома — однажды шубку Татьяны продал, когда особенно похмелиться хотел. Маша пришла из школы и увидела только пустую вешалку в шкафу. Не выдержала и вызвала участкового. Пожилой дядька все вздыхал, потом ругал Сергея, затем Машу успокаивала — мол, сорвался мужик, мать ведь твою очень любил, только сейчас такой период у него. В итоге ушёл, даже не составив никакого протокола.

— Что выкусила? Дура малолетняя! — смеялся Сергей, — что хочу, то и буду делать! Моё здесь всё! Мы с Татьяной зарегистрированы были. Значит, я тоже её наследник. Вот так и распоряжаюсь её имуществом. А ты мне ноги целовать должна, что в детский дом не сдал.

— Да я сама туда не пошла! — со злостью отвечала Маша.

— Ну и зря! — продолжал смеяться Сергей, — я, наверное, возьмусь за твоё воспитание.

И так тогда он посмотрел на Машу, что у той мурашки по спине побежали. Закрылась она в комнате и всю ночь проплакала.

— Мамочка… Зачем же ты ушла так рано? И зачем этого Сергея в дом привела?

Вскоре Сергей нашёл новый способ заработка — начал играть на деньги в карты. Вначале где-то находил соответствующие злачные места, а потом и в квартире приловчился. Теперь практически каждый вечер, в квартире собирались сомнительные компании, и начиналось! Вначале они пили, потом играли. Маша в это время старалась не выходить из комнаты, закроется на замок, наденет наушники и делает уроки. А уроков много – скоро ведь экзамены. Девчонка иногда искренне жалела, что не согласилась на предложение опеки уйти в детский дом. Там явно было бы спокойнее. Но как она могла бросить квартиру, в которой провела всю жизнь? Мамина же квартира! А сотрудники опеки больше и не появлялись, хотя говорили, что будут контролировать отчима Маши – как он обращается с девочкой. Наверное, как и тот старый участковый – не до семейных драм им было…

А больше Маше не к кому было пойти. Родственников — никого. Только тетя Валя, двоюродная сестра мамы, жила где-то на Урале. Когда Маша была маленькая, они даже ездили с мамой к ней в гости. Когда Татьяна умерла, Маша нашла её номер телефона и сообщила. Но так случилось, что тётя Валя сама как раз была в больнице.

— Ох, милая ты моя милая, — заплакала она в трубку, — ты держись там. Я как поправлюсь, обязательно к тебе приеду.

Но прошло уже несколько месяцев, а тётя Валя так и не ехала. А Маша её ждала, верила, что только она сможет поставить на место распоясавшегося Сергея. Сама-то Маша, хоть и не была из робкого десятка. Но она девочка, почти ребёнок.

А потом случилось нечто, что в корне всё поменяло.

В тот день Маша вернулась домой позже обычного – после электива ещё, консультация была.

— А, явилась! – пробурчал Сергей и лениво потянулся, — приготовь что-нибудь пожрать, у меня гости сегодня будут.

— Велика честь! — усмехнулась Маша, — найдёте, чем закусить.

И пошла на кухню варить себе пельмени.

— Ты чего такая дерзкая? – следом за ней в кухню ворвался Сергей, — я тебе говорил, что займусь твоим воспитанием? Всё! Ты допросилась! И он кинулся на девчонку с кулаками.

Но у Маши в руках как раз был горячий чайник. Она только ливанула немного кипятка у ног отчима, как тут же его пыл угас. Что-то бурча себе под нос, он ретировался с кухни. А Маша спокойно поела, убрала за собой и пошла в комнату готовить домашнее задание.

Но нормально ей не дали позаниматься в этот вечер. Гости пришли часов в восемь. Вначале они шумно что-то обсуждали, потом смеялись, затем удалились на кухню. По звуку звенящей посуды, Маша поняла, что веселье в самом разгаре. Было желание позвонить в полицию пожаловаться. Но что это изменит? Погрозят пальцем и отпустят Сергея. А он не исправится, только злее станет. Часов в десять гости затихли, но никто не ушёл. Редко они вскрикивали, что-то шумно обсуждали и опять замолкали. Маша поняла, что карточная игра в самом разгаре. Девушка осторожно выскользнула в прихожую – надо было взять пакет со сменкой, забыла его сразу, а там зарядка от телефона. Краем глаза заметила, что на кухне, помимо отчима три мужика, пьяные, противные. Сидят курят, картишки на стол кидают. Один из них заметил Машу.

— У, какая! – присвистнул он и подмигнул Сергею, — чего прячешь такую кралю?

— Да кто её прячет? – угрюмо сказал отчим, напряженно вглядываясь в свои карты, — сама как мышка прячется. Точнее, как крыса.

И тут он вскрикнул и схватился за голову – проиграл…

Маша быстренько спряталась в свою комнату. Игроки на кухне что-то бурно обсуждали.

— Ну нет у меня больше! – кричал Сергей, — нет…

Мужики что-то ему отвечали. Затем Сергей, понизив голос что-то начал предлагать. Гости радостно его поддержали. В следующую минуту в дверь Маши постучали.

— Открой! – потребовал Сергей.

— Сейчас прям! – огрызнулась Маша и продолжила читать учебник.

— Я сказал, открой! – крикнул Сергей.

Впрочем, ответа он ждать не стал, пару раз стукнул ногой в дверь – хлипенький замок и не выдержал.

— Значит так, — сказал он, слегка пошатываясь в дверной проёме, — снимай трусы и иди на кухню! Долг будешь за меня отрабатывать!

— Да пошёл ты! – возмутилась Маша, — я сейчас полицию вызову!

— Дура! – привычно ругнулся Сергей, — карточный долг – это святое. А мои друзья согласились его погасить, если ты каждого из них ублажишь. Не сделаешь этого, нас с тобой на перо посадят.

Маша побледнела.

«Что делать? Убежать она из квартиры точно не сможет. Звать на помощь бесполезно. Слышимость в их доме очень плохая… Да и вряд ли захотят соседи с пьяными связываться – в основном ведь старики живут. Может быть, только в полицию кто позвонит. Но пока те приедут, неизвестно, что может произойти.» — Мысли лихорадочно проносились в голове Маши.

И тут ее взгляд упал на энциклопедию по химии…

Девочка очень любила этот предмет, различные опыты сама ставила. В будущем мечтала стать фармакологом. После смерти мамы только ещё больше захотела: она обязательно выучится и изобретет лекарство от болезни, от которой пока нет спасения в мире…

— Хорошо, — тихо сказала она отчиму, — ты иди, я сейчас тоже приду. Мне подготовиться надо.

— Вот и умница! — ухмыльнулся отчим, — давай быстро! И без фокусов. Смотри у меня!

Он погрозил пальцем и вышел.

— Дверь прикрой, я стесняюсь! — крикнула Маша ему вслед.

Тот гадко рассмеялся, но дверь прикрыл. А Маша тут же кинулась к ящику письменного стола — там было все необходимое, чтобы смешать одну адскую смесь. Она недавно про неё прочитала. В принципе, жидкость была неопасная для жизни, но при вдыхании вызывала дикое слезотечение, кашель…

Надо было только соединить самые простые аптечные препараты, которые и были в столе. Маша первый раз, когда прочитала про эту жидкость, только улыбнулась — надо же, все есть как раз. Надо попробовать на отчиме…

Кто же думал, что так скоро это действительно понадобится. Как у всякого уважающего себя химика, у Маши был и респиратор. Надев его, она начала смешивать жидкости. Было интересно до ужаса — правда, работает или туфту написали?..

Но решила на себе не пробовать. И тут её прошиб холодный пот — а если не получится? Вдруг все написанное очередной опус химика-недоучки?..

— Мамочка, помоги мне! — прошептала девушка и на секунду закрыла глаза.

Потом глубоко вздохнула, поправила респиратор, осторожно взяла приготовленную жидкость в бутылочке из-под витаминов и шагнула за порог комнаты…

Увидев её на кухне, в халатике и респираторе, гости и отчим залились безудержным смехом.

— Ну ты кудесница! — наконец проговорил один из них, — покажи нам личико.

— Гриша, тебе зачем её личико? — со смехом ответил другой, — у неё кое-что интересное пониже будет.

— Давай, детка, не робей, иди сюда, — сказал третий, самый старый и противный, — сейчас ты узнаешь, что значит крепкая мужская любовь. Растегивай халатик.

Отчим в это время стоял у окна и с интересом смотрел за происходящим, глаза его горели вожделением.

— Мужики, можно я после вас? — дрожащим от возбуждения голосом спросил он.

— Можно, — великодушно ответил старый и вновь обратился к Маше, которая так и стояла на пороге кухни, одной рукой сжимая в кармане халата пузырек с неизвестной мешаниной. — Детка, давай сама, не зли дядю…

— Хорошо, — кивнула Маша и шагнула к столу.

В следующую секунду она плеснула содержимое пузырька на кухонный стол.

— Ты что творишь? — только и успел крикнуть отчим.

И тут же весь этот квартет закашлял, зачихал, из глаз у них побежали слёзы…

Самый старый кинулся было к Маше, но ему стало только хуже. Он сообразил, что надо на воздух. И рванул из квартиры, следом за ним рванули и остальные, включая отчима. А Маша закрыла за ними дверь, в том числе на задвижку, потом подтянула тумбочку к двери — на всякий случай. Сверху на тумбочку водрузила небольшое кресло…

Теперь точно никто не войдёт. Тем временем на кухне окно было распахнато настежь. Девушка собрала остатки жидкости, все смыла, обработала, как положено было и, довольная, сняла распиратор.

— Сработало! — сказала она сама себе и…вдруг чихнула… И засмеялась. — Хорошая смесь получилась!

Ту ночь она спала безмятежным сном младенца. Ей снилась мама. Они вместе что-то готовили на кухне, смеялись, шутили. Впервые после похорон мама приснилась Маше такой, какой была прежде — красивой и здоровой. Девушка проснулась в хорошем настроении. Будто мама с того света вселила в неё уверенность, успокоила. Всё будет хорошо! А у подъезда Маша встретила избитого и озлобленного Сергея.

— Ах, ты, малолетняя дрянь! — прошипел он, — из-за тебя меня чуть не убили! Ну ничего ты сегодня за все ответишь.

И пошёл в подъезд.

Хорошее настроение мигом улетучилось. Маша поняла, что вчера она выиграла только один бой, но не всю войну. В школе никакая учёба не шла на ум, она все ломала голову, что предпринять. Решила идти в опеку…

А на пороге школы её ждал сюрприз!

— Племяшка моя дорогая! — услышала громкоголосый возглас Маша.

В следующую секунду она попала в объятия полной рыжеволосой высокой женщины, в красном пальто и зелёном берете.

— Тетя Валя?.. — не веря своим глазам прошептала девушка и крепко обняла женщину за шею, — как же я рада вас видеть…

— А я тебя, дорогая! — весело поблескивая зелеными глазами произнесла Валентина, — да тише ты, задушишь тётку.

— А как вы тут?

— Да как… Приехала к вам домой, а там мужик этот, Танин горе-муж. Пьяный, мутный какой-то. Начал ныть, что ты такая, сякая… Я его слушать не стала и сюда. Сумку ему оставлять не стала — еще сожрет все мои подарочки. Варенье я клубничное, знаешь, какое привезла? М-м-м, объедение! Думаю, где тебе еще в это время быть, как не в школе. Вот и встретились. Рассказывай, что там у вас за дела?

— Тётечка моя… — всхлипнула Маша, — одна ты у меня и осталась. Я не знаю, что мне делать.

И Маша рассказала ей все, в том числе и вчерашнюю историю.

— Вот он гад! — возмутилась тётка, — и полиция хороша. Ну, ничего, я тут всем устрою, мало не покажется! Идём в отделение.

И она, подхватив в одну руку сумку, другой обняв племянницу, зашагала к остановке.

Вскоре они уже были в полиции. И не просто у сотрудника, а у самого начальника отделения. Валентина не скупилась в выражениях, в красках рассказала, как обижают её племянницу, пригрозила, что если сейчас не последует никаких действий, то она и до министра внутренних дел дойдёт. Настроена она была вполне решительно, поэтому начальник искушать судьбу не стал. Живо вызвал лучшего следователя и потребовал во всем разобраться. Получил нагоняя и начальник опеки. Тот, правда, сразу запел песню, что девочке лучше будет в приюте.

— Лучше ей будет дома, — сказала, как отрезала Валентина, — и я теперь за ней присмотрю! Мне только надо, чтобы этот отморозок вблизи даже не маячил.

— Да, да, — соглашался следователь, — наши сотрудники с ним уже работают.

— И те, что вчера были в квартире! Они ведь тоже могут отомстить ребёнку!

— Не переживайте, разберёмся!

Маша и Валентина вернулись домой уже затемно. Сергея не было. Соседи сказали, что его увезли в полицию. Интересно, что они с ним не встретились в отделении.

Ну, да ладно! Так даже лучше. Чего смотреть на него?

Валентина разложила свои гостинцы в холодильник, налила хваленое варенье в вазочку, нарезала грудинки, огурчики, маринованные открыла, и они с Машей славно отпировали!

— Тётя Валя, а вы не пошутили, что здесь останетесь? — наконец озвучила Маша вопрос, который ее мучил уже несколько часов, — не бросите меня?

— Не пошутила, племяшка, — Валентина вздохнула и внимательно посмотрела на Машу, — я ведь тебя просить хотела, чтобы пустила на постой. Думала, ты против будешь. Тут вот как. Мне ведь, Маша, сложную операцию сделали по-женски. Сказали, что год нельзя физическим трудом заниматься. А как в деревне без этого самого физического труда? Долго я думала. А потом плюнула и решила, что живу одна, никому ничего не должна. За домом соседи присмотрят. Кошка моя Мурка сдохла по осени. Никто и ничто меня в деревне не держит. В ты тут одна. Может и сладим мы с тобой.

— Сладим, конечно, сладим! — обрадовалась Маша, — вы даже не представляете, как я вам благодарна. Это вас мне боженька послал.

— Ну, будем считать, что так! — улыбнулась Валентина, — я вот теперь думаю… Сергея этого отвадим, я уверена, и по суду его выпишем из квартиры. А мне чем заниматься? Работу искать надо. Я ведь вообще-то по профессии повар.

— Ну и замечательно! У нас тут рядом ресторан новый открылся, я видела объявление, что как раз повар требуется.

— Да? Надо сходить…

И уже на следующий день Валентина устроилась в ресторан. Началась у Маши новая жизнь. Теперь в доме было светло, радостно, уютно. Почти, как при маме. Девушка спокойно училась, готовилась к экзаменам.

Валентина работала в ресторане, у нее даже там наметился роман с шеф-поваром. Хороший дядька! Маше он понравился. Николай сразу сказал, что Марию он теперь будет кормить усиленно, а то тощая какая-то. Девушка только смеялась. Наконец-то она смеялась. Все горести были в прошлом. А по ночам ей иногда снилась мама — она улыбалась дочке. Словно поддерживала Машу с того света. А вот судьба у Сергея была незавидна. Вначале его упекли на пятнадцать суток, а там раскопали дело с растратой на его прежней работе. И в этот раз нашли доказательства его вины, плюс всплыло еще одно преступление, где был замешан Сергей — в составе группы ограбил он магазин, оказывается. Словом, дали Сергею по совокупности преступлений приличный срок заключения. И по суду его выписали из квартиры Маши. Про других обидчиков Маша ничего не знала.

Но как-то летним вечером она встретила на улице того самого старого картежника, который был на кухне в тот злополучный вечер. Он тоже узнал Машу, подошёл к ней. Девушка замерла от страха.

— Ты не бойся меня, кнопка, — тихо сказал он ей, — лихо ты тогда нас отделала. И за дело. Пьяные мы были, не соображали, что творим. Тем более не твой это был долг. Поэтому забудь. Мы уже всё забыли. Только не Серёге. Ему все равно отвечать. На зоне наши люди его всё равно найдут. И я ему не завидую. А ты, девочка, живи спокойно! И будь счастлива! Прости нас…

И пошел своей дорогой. А Маша стояла и смотрела вслед этому старику. Да, бандит, да гадкий человек…

Но ей до него нет никого дела. И слава богу, ему до нее тоже. Удачно сдав экзамены, Маша поступила на фармаколога, как и мечтала. Валентина к осени вышла замуж за Николая и съехала от Маши.

— Но ты имей виду, — предупредила тётка на прощание, — я всё равно буду за тобой присматривать. Молодая ты ещё. Ветер в голове.

— Присматривай, тётушка, присматривай! — смеялась только Маша, — я только за! Да, хорошо, когда в этом мире есть тот, кто о тебе беспокоится и любит тебя просто так. Просто потому, что ты есть на белом свете…

Оставьте свой голос

18 голосов
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.