Истории из жизни — Нищеброд! Какие у тебя права?! — орала глава пенсионного на инвалида

— Нищеброд! Какие у тебя права?! — орала глава пенсионного на инвалида

Дедушка на инвалидной кресле

Валентина Андреевна пожилая 79-летняя женщина вышла на дорогу, чтобы поймать попутку и добраться до дома.

Она только что была в краевом управлении пенсионного фонда. Приезжала туда с жалобой на отделение которое находилось её городе, но правда так и не добилась, а теперь возвращалась домой вздыхая и думая о том, что чиновники совсем обнаглели. Прикрывают один другого и совсем не хотят работать по совести.

Валентина Андреевна брела вдоль дороги, мимо пролетали машины обдавая её клубами выхлопных газов. Старушка часто останавливалась, чтобы отдышаться, прижимала губам платочек, иногда делала несколько глотков воды из маленькой пластиковой бутылочки. Вдруг рядом с ней остановилась большая машин из которой вышел мужчина лет сорока.

— Бабуль ты куда идёшь, может подвести? Дальше трасса оживлённое, собьют и не заметишь.

— Ой, мил-человек спасибо тебе. Да только нам наверное не по пути.

Валентина Андреевна назвала город в котором жила.

— Как раз по пути, — ответил незнакомец и уговорил старушку сесть к нему в машину. — Я тоже туда еду, — пояснил он, когда она удобно устроившись на сиденье повернулась к нему, чтобы поблагодарить за помощь.

По дороге они разговорились. Николай, так звали доброго незнакомца ехал город Валентины по делам, как она поняла в командировку. Старушка же рассказала ему, что приезжала жаловаться на пенсионный фонд.

— А что такое? — спросил Николай.

— Да обнаглели они у нас совсем. Мой муж Павел Иванович инвалид-колясочник, ему полагаются льготы и выплаты и там всякие, но чтобы их получить требовались документы и его присутствия. Я ходила, пыталась объяснить, что Павел не может приехать. Мы живём далеко от фонда, выбираться очень неудобно, тем более на коляске. Доверенность приносила, паспорт его. Да всё без толку. Говорят пусть сам приходит. Ну что ж, нашла я машину, заплатила, привезла мужа в пенсионный фонд, а там ступени высокие и пандусы такие, что ему подняться никак невозможно. Хорошо добрые люди помогли, подняли его думаете мы приехали и нас приняли. Да как бы не так, оказалось, что специалист который работает с нашим районом в отпуске, никто другой нас принимать не захотел, а у мужа давление поднялось. Так прямо из фонда его в больницу и забрали. А Любовь Ильинична — это главная у них, ещё посмеялась над нами. Вам говорит помирать скоро, а вы всё халявных денег ищите.

— Вот так прямо и сказала? возмутился Николай.

— Да, — вздохнул старушка. — Какие же они халявные, если 40 лет учителям был, а мой Павел всю жизнь работал пожарным, там и травму получил, которые к старости только обострились. Не от хорошей жизни же он в инвалидное кресло сел.

Валентина Андреевна надолго замолчала. Молчал о чём-то думая и Николай. Наконец он спросил:

— А почему вы домой шли пешком?

— Рейсовые автобусы ходят плохо. Я вот на последние не успела, а на такси денег нет. Спасибо тебе Коленька за твою доброту.

— Да что вы Валентина Андреевна, да не за что. Вам спасибо, что всю жизнь трудились ради людей.

— Эх Коля… — снова вздохнула бабушка. — Никто этого не ценит и не понимает. Пожалуй, вот только ты…

Через час Николай подвёз Валентину к самому дому и до этого заехал в магазин и набрал целый пакет продуктов, которые передал своей случайной попутчице. Она смутилась и не хотела брать, но Николай настоял и Валентина Андреевна рассыпалась в благодарностях этому человеку.

— Когда-то у меня был сынок, — сказала валентина, — такой же добрый, как ты и глаза у него были, как у тебя тоже, зелёные. По отцовским стопам он пошёл пожарным работать. На одном пожаре и сгорел. Иного лет уж прошло…

На прощание Николай обнял старушку и пожелал ей всего самого хорошего. Да ещё оставил телефон и сказал, что если ей вдруг что-нибудь понадобится пусть обязательно ему позвонит.

— Да что ты можешь сделать, — покачала головой Валентина. — Правду искать, только время тратить. Конечно завтра я опять пойду наш пенсионный, может быть чего-нибудь и добьюсь. Ну, а тебе спасибо большое и пусть у тебя Коленька всё будет хорошо.

Простившись Николай уехал, но долго не мог забыть разговор со своей случайной попутчицей. Пенсионный фонд на который жаловалась Валентина в самом деле был печально известен неподобающим отношением к своим посетителям. Жалоб на него было много, но Любовь Ильинична возглавлявшие учреждения умела задобрить вышестоящие инстанции. Поэтому ей всё сходило с рук, даже махинации с деньгами, которые принадлежали пенсионерам.

Было около десяти часов утра, когда Любовь Ильинична на своей новенькой красной иномарке подъехала к ступенькам здания фонда и тут же увидела старика инвалида-колясочника, который пытался подняться наверх по пандусу, но не представлял как это сделать. Пандус оказался слишком крут и Любовь Ильинична брезгливо посмотрела на вспотевшего разлахмаченного старика и прошла бы мимо, но он её окликнул:

— Милая, не могла бы ты мне помочь?

— Я вам, что… — грубо ответила она и нахмурилась. — Что вы сюда прётесь без помощников? Есть же у вас дети, внуки. Пусть они вас и возят.

— Да нет у меня никого, — покачал головой старик и просить тоже некого. — Вы здесь работаете, ну значит должны нам помогать.

— Конкретно вам я ничего не должна, — усмехнулась Любовь Ильинична. — Я что обязана надрываться, тянуть вас наверх. Вы мне потом больничные оплачивать будете?

— Ну так позовите кого-нибудь! — возмущённо проговорил старик. — Это ведь государственное учреждение. Я не домой к вам пришёл и имею право на помощь!

— Ещё не хватало, чтоб вы ко мне домой приходили! — грубо рассмеялась Любовь Ильинична. — И вообще, какие у вас тут права, о чём вы говорите? Права есть у тех, кто имеет много денег, а такие как вы ни о каких правах рассуждать не должны!

Из пенсионного фонда вышли несколько человек, среди которых были и её сотрудники. Быстро организовалась толпа, в которой были не только работники фонда, но и его посетителей. Всем было интересно посмотреть на перепалку Любовь Ильиничны с разгневанным инвалидом.

— Я буду жаловаться! — воскликнул тот. — До мэра дойду!

— Да сколько влезет! — махнула рукой глава пенсионного фонда. — Мы с ними каждые выходные в одной компании отдыхаем, будет что обсудить. Делать мэру больше ничего, как тратить время на всякий сброд.

Поняв, что правду ему не добиться старик обратился к людям стоявшим на ступеньках:

— Ребят, ну хоть вы мне помогите.

Мужчины и женщины переглянулись, а потом посмотрели на свою начальницу.

— Любовь Ильинична, — начал один из них, но осёкся, та пожала плечами:

— Если вам нравится таскать каждого встречного-поперечного пожалуйста, а вообще на вашем месте я бы занялась своими прямыми обязанностями, если не хотите вылететь с тёплого местечка.

Конечно мужчины опустили головы и отправились на свои рабочие места, следом за ним двинулись и остальные. Только молодинький охранник подошёл к старику и сказал:

— Давай папаш я тебя отнесу и посажу на скамейку, а потом подниму твою коляску, сам то я не очень крепкий. Не под силам мне будет поднять вместе с ней.

— Спасибо тебе большое дружище, но я сам, — проговорил старик.

Вдруг поднялся он на ноги, а потом снял с себя парик, бороду, верхнюю одежду под которой скрывался элегантный костюм. Перед изумлённой толпой предстал мужчина лет сорока с разгневанными зелёными глазами. Любовь Ильинична от изумления открыла рот, но потом с возмущением накинулась на незнакомца.

— Это что ещё за маскарад?! Какое право вы имеете устраивать здесь такое представление?!

— Права на это у меня действительно есть, — отрезал мужчины. — Позвольте вам представиться, меня зовут Николай Федорович. Сегодняшнего дня я занимаю пост мэра в вашем городе. Мой предшественник, ваш хороший знакомый Любовь Ильинична освобождён от занимаемой должности, потому что не в состоянии обеспечить нормальный уровень жизни простых людей. Видимо всё своё время он привык тратить на отдых вашем обществе, но теперь этого не будет. Через полчаса в пенсионный фонд, котором вы Любовь Ильинична руководите приедет комиссия. Будут проверены все документы о качестве вашей работы, опрошены посетители. Хотя насколько я понял. Да. Здесь работает только один человек. Вот этот молодой парень охранник. Дай парень я пожму твою руку. Все остальные будут уволены, а лично вам Любовь Ильинична будет очень трудно найти новое место работы. Это я вам обещаю в городе который мне доверили таким руководителям как вы места нет. Ваш рабочий день начинается в 8 утра, а вы во сколько явились и кстати жду ваших пояснений по поводу приёма пенсионеров и инвалидов. Тех самых людей о которых вы должны заботиться. Вы называете вот это пандусом, сядьте в мою коляску и попробуйте подняться до двери.

Толпа зашумела. Только сейчас все поняли, что произошло и кто перед ними. На пенсионный фонд посыпались бесконечные жалобы и слушая их Николай Федорович не сводил взгляда с Любовь Ильиничны, а та стояла с открытым ртом, и то бледнела, то краснела не в силах произнести ни слова.

Вдруг из толпы показалось невысокая худенькая старушка и внимательно посмотрела в лицо нового мэра.

— Коленька?! — воскликнула. — Я ничего не понимаю, ты же говорил, что едешь сюда по работе.

— Здравствуйте Валентина Андреевна, рад вас видеть! Я вас не обманул, на самом деле я назначен мэром в этот город. Только свою работу решил начать не с банкета и поздравлений, а со знакомства с простыми людьми и ничуть об этом не жалею. Так или иначе я собираюсь проверить все административные точки города. Надеюсь, что это заставит всех работать так, как положено.

Тем временем Любовь Ильинична пришла в себя и повернулась к новому мэру.

— Николай Федорович, мне очень жаль, что так получилось. Ну вы понимаете, что это всего лишь недоразумение и я уверена, что больше такого никогда не повторится. Надеюсь вы войдёте в моё положение и мы…

Договорить она не смогла, возмущенная толпа заговорила на разные голоса:

— А ты входила в наше положение хотя бы раз? Только о себе и думала всегда. Всю свою родню на кресло посадила, никто работать не хочет, а тебе всё равно.

Николай Федорович поднял руку.

— Всё будет решено в короткие сроки, — пообещал он стоявшим перед ним людям, — и ещё хочу добавить, мой кабинет всегда открыт для посетителей. Приходите, мы вместе будем решать все проблемы, а теперь давайте вернёмся в зал и я посмотрю как вас здесь обслуживают.

Николай Федорович сдержал слово и по итогам масштабной проверки от занимаемых должностей была освобождена вся верхушка пенсионного фонда и несколько рядовых его сотрудников. Ещё через неделю рабочие приступили к установке современных наружных лифтов-подъёмников для инвалидов-колясочников и просто для тех людей кому трудно подниматься по высоким ступенькам ведущим к здании пенсионного фонда.

Посетители учреждения не могли нахвалиться на вежливых сотрудников, которые быстро решали все поставленные перед ним вопросы и Валентина Андреевна впервые за долгое время добилась всего, что заслуживал её муж. Она и сама не верила в такую удачу. Вечерами они с Павлом Ивановичем по долгу говорили о нечаянной встречи женщины с мэром, которая так изменило их жизнь. Другие пенсионеры тоже не могли нахвалиться на новое руководство пенсионного фонда назначенного самим мэром города.

Прошло два месяца как-то Валентина Андреевна с утра пораньше пришла на рынок, чтобы купить кое-что из продукта. Вдруг в рыбном ряду она услышала знакомый голос неопрятного вида продавщицы, которая кричала на покупателя, который обвинил её в том, что она продала ему несвежую рыбу, да ещё и обсчитала по деньгам. Из любопытства Валентина подошла ближе и ахнула прикрыв рот ладонью, а потом тихо засмеялась. За прилавком в грязном и мокром фартуке стояла Любовь Ильинична, бывший руководитель пенсионного фонда и ругалась с недовольным покупателем, который пытался вернуть её крупного сазана, требовал обратно свои деньги. Любовь Ильинична не сдавалась и продолжала оскорблять мужчину, но потом подняла голову и увидела стоявший неподалеку смеющуюся старушку. Она сразу узнала Валентину, тут же швырнула рыбу в лохань с мутной водой, вынула деньги и бросила мятые купюры на прилавок, а потом отвернулась от всех закипая от злости.

«Ещё не хватало, чтобы эта старая грымза позвонила мэру и пожаловалась на то, что она обсчитывает покупателей.»

А у Любовь Ильиничны и без того вся жизнь пошла под откос. Муж бросил, друзья и знакомые отвернулись, дети разъехались и совсем не вспоминали мать. Чтобы хоть как-то выжить ей пришлось согласиться на эту гадкую работу.

Эх, ну почему ей так не повезло. Это всё завистники, чтоб им пусто было.

Валентина Андреевна только покачала головой глядя на бывшую чиновницу и подумала, как иногда всё-таки справедливо бывает жизнь. Жаль, что не всегда. Но даже вот таких моментов хватает, чтобы показать людям правда на свете есть и жизнь от этого становится светлее.

Улыбнувшись этой мысли Валентина купила всё что ей было нужно и поспешила домой, где её ждал муж новенькой инвалидной коляске, подаренный недавно мэром ему и другим пенсионерам не имеющим возможности её приобрести.

«Всё-таки Коленька славный, — подумала бабушка, — и все о нём так отзываются. Повезло с ним городу, очень повезло.»

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети