Тюремная камера

— Малява на тебя пришла с воли, заказали тебя, — усмехаясь, ответили зеки

— Анатолий Сергеевич, вы хорошо подумали? — главврач первой городской больницы с сомнением посмотрел на доктора, — хирург вашего уровня должен работать именно в крупном лечебном заведении, где чаще встречаются сложные случаи, непростые ситуации. А что частная клиника? Вы там заскучаете. В лучшем случае туда приведут больного с незначительным переломом или аппендицитом. Вы ведь привыкли к другой жизни.

— Привык! — согласно кивнул хирург, — но Николай Викторович, у меня семья. Вы же знаете, у меня жена, мы планируем ребёнка. Простите, но на такой зарплате я не вытяну свою ипотеку, кредит за машину и семью.

— Значит, вся проблема в деньгах?

— Да, в них.

— Ну что же Анатолий Сергеевич, буду с вами откровенен: больше, я при всём желании, не могу платить даже вам, хирургу от бога. По штатному расписанию вы получаете 45 тысяч. И это потолок. Если сравнить, не такой уж и плохой у вас заработок.

— Вот и я о том же. Понимаю, что больше никак, а запросы растут. А там, в частной клинике, обещают в два раза больше.

— Я вас понял. Всё правильно, человек ищет, где лучше. Уговаривать больше не буду. Но если что, знайте: назад я вас приму.

Главврач размашисто поставил свою подпись под заявлением Анатолия, они попрощались. Уже выйдя за ворота больницы, Анатолий ещё раз обернулся…

Да, последние пять лет после ординатуры прошли здесь, в этой больнице, на третьем этаже, в хирургическом отделении. Он как вчера помнит свою первую самостоятельную операцию. Это был пожилой мужчина. Грыжу он ему ушивал. Старик перед операцией так переживал, что его будет оперировать молоденький доктор, всё время спрашивал, а хорошо ли Анатолий учился в университете…

Анатолий тогда пошутил, что не учёл захватить в операционную свой диплом, чтобы больной успокоился. А уже после операции на второй день мужчина в палате расхваливал, к какому замечательному врачу он попал. И шов ровненький, и сам внимательный. Золото, а не врач. И впоследствии к Анатолию больные чуть ли не в очередь вставали. Попасть к нему на операционный стол была большая удача. И коллеги быстро уважать стали, иногда даже более опытные с ним консультировались в сложных случаях. А всё потому, что он действительно, как сказал главврач, хирург от бога…

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Руки у него золотые. И всё же Анатолий решился сменить место работы. Нет, его устраивало всё – и коллектив, и зарплата. Но недавно Толя женился…

Алёна такая красавица! Он её несколько лет добивался, когда ещё учился. Алёна была дочкой приятельницы его мамы. Они с детства друг друга знали. Алёна после школы уехала в Питер учиться, изредка приезжала в родной город. Потом совсем вернулась, устроилась в мэрию работать. Как-то они встретились случайно на улице, и Анатолий просто обалдел – как изменилась Алёнка. Из простой серой мышки стала такой…

Ну, глаз не отвести…

За Алёной многие ухаживали, и Анатолий принялся. Два года она морочила ему голову, а потом вдруг согласилась. Он, честно, уже и всякую надежду потерял…

Как же он был счастлив! Самая красивая девушка – его жена! Только в семейной жизни скоро начались свои сложности. Вначале Алёне не понравилась квартира, в которой Анатолий так и жил после смерти мамы.

— Как надоела эта хрущевка! – кривила жена губы, — в подъезд заходишь, и выбежать охота: темно, котами пахнет, лестница облезлая. Слава богу, что хоть крысы не бегают. Да и сама квартира? Две комнатушки. А на кухне вообще не развернуться. Даже холодильник приличный не поставить.

— Алёна, да нормальная у нас квартира, — пытался урезонить Толя супругу, — все в основном так и живут.

— Вот именно! Все! – раздражалась Алёна, — а я не хочу, как все. Толечка… Может быть, посмотрим квартиру в новостройке? Рядом с моей работой как раз сдали шикарную многоэтажку! Там подземная парковка, квартиры просторные, светлые, с отделкой – просто заезжай и живи. И территория дома огорожена, всё обихожено вокруг. Опять же садик и школа в шаговой доступности. Мы же хотим ребёнка?

— Конечно, милая! – растерянно кивал Анатолий, — но за свою двушку мы не выручим столько.

— А ты ипотеку возьми, тебе же должны дать. Притом там нам льготы как молодой семье можно оформить, я узнавала…

— Ты уже узнавала… — с усмешкой повторил он, — а меня спросить?

— Но я же знаю, что ты не будешь против. Ведь я дело говорю.

— А жить на что будем? У меня не такая большая зарплата, да и за машину я ещё не до конца рассчитался.

— Но я же тоже получаю! Да и везде только и говорят, что врачам повышают зарплаты. Скоро и вам повысят.

— Ага, на целых сто рублей! – засмеялся Анатолий.

Но про новое жильё задумался…

Конечно, новая квартира в престижном районе по вполне сходной цене – это классный вариант. Неужели не потянет? Потянет! В конце концов больше дежурств будет брать. В общем, взяли ипотеку, купили квартиру. А через несколько месяцев стали понимать, что денег в семье катастрофически не хватает. Ипотека, кредит, коммуналка… а ещё еда. Да и жена же у него красавица – её тоже баловать надо…

Алёна стала раздраженной, всё чаще они ругались. Жена обвиняла его, что он жить не умеет – другие вон деньги лопатой гребут, а он застыл на одном месте, одни благодарности получает, а карман пустой. Толик не знал, что делать. И вдруг встретил своего старого приятеля – вместе учились в меде. Игорь теперь работал в частной клинике заместителем главного врача. Разговорились…

— Так давай к нам! – воскликнул Игорь, выслушав о невесёлых делах Толика, — у нас ты точно в два раза больше получать будешь. Я перед главным словечко замолвлю.

И замолвил…

И Анатолию сами позвонили и позвали на работу, и Анатолий согласился. Хотя на душе немного скребли кошки – любил и своё место работы, и коллектив стал для него почти родным. Но…

Материальные проблемы, Алёнины истерики уже порядком надоели. Надо менять что-то в своей жизни. И вот он уволился…

Завтра у него первый рабочий день в частной клинике. Больше всего радовалась этому Алёна. А Анатолий испытывал какую-то непонятную тревогу – как всё там сложится? Но поначалу всё было очень даже неплохо. Поток пациентов меньше, операции не сложные. Первая зарплата тоже порадовала. Анатолий заплатил все текущие платежи, ещё и на жизнь осталось! И жену порадовать – Толик купил своей любимой Алёнке симпатичное колечко.

— Бирюза, — скривилась немного Алёна, — ну, ничего, красиво… Спасибо, любимый! Но вот если будет в следующий раз бриллиантик, я больше порадуюсь.

— Будет, будет тебе и бриллиантик, — засмеялся Анатолий, — всё будет. Ещё немного – и про ребёнка подумаем, а? Алёнушка моя?

— Да, да! – рассеянно ответила она, рассматривая колечко.

Анатолий крепко обнял жену. Теперь у него есть почти всё. Родится малыш, сын – и вообще ему мечтать будет не о чем…

А потом жизнь дала резкий поворот совершенно в другую сторону…

Как-то в ночное дежурство Анатолия к ним в клинику привезли молодую женщину. Она была очень бледна, большой крепкий парень – видно, охранник, нёс её на руках.

— Вот с хозяйкой беда! – сказал он, — я заступил на смену, а тут хозяин звонит, говорит, у жены сильно живот болит. Сам он не смог приехать в командировке. Я в дом, а она лежит в комнате, стонет, ну я к вам…

— Почему скорую не вызвали? – спросил Анатолий, осматривая больную.

— Так хозяин приказал к вам везти. У Аркадия Петровича ваш главврач хороший друг.

— Да причем здесь друг, не друг! – разозлился Анатолий, — ей надо в госпиталь! Здесь явно серьёзное внутреннее кровотечение. Что с ней случилось? Она упала с высоты? Её избили? Женщина, что с вами произошло?

Но пациентка и слова не могла сказать, лишь беззвучно хватала воздух губами. Анатолий понял, что счёт идет на минуты. Если вызывать скорую, ехать в другою больницу, более оснащенную и готовую к таким сложным случаям, то точно не довезут. А так хотя бы шанс. А ещё откуда ни возьмись, появился и главврач клиники.

— Толя, вся надежда на тебя! – быстро проговорил он, — это знаешь, чья жена?

И он прошептал на ухо фамилию. Это был очень известный бизнесмен, олигарх…

Каждый день про него то по телевизору говорили, то в интернете…

Впрочем, для Анатолия это всё было не важно. Он видел, что женщина при смерти. И решился взять её на стол…

Во время операции стало понятно, что у женщины серьёзные проблемы с кишечником, печенью, был разрыв селезёнки. И всё правильно делал Анатолий. Но слишком поздно обратились в больницу, слишком поздно…

Женщина умерла на операционном столе…

— Ой, как же я боссу это скажу? – побледнел охранник, когда Анатолий вышел из операционной и всё сказал, — привез же я её с обычным аппендицитом.

— Аппендицитом? – в ярости воскликнул Анатолий, — да на женщине живого места не было, её внутренние органы – одно сплошное месиво! Её не просто избивали, а убивали! И вы, как охранник, ничего не знаете?

Охранник, взяв себя в руки, медленно смерил врача взглядом, ничего не ответил, пошел звонить. А Анатолий в ординаторской приходил в себя…

Тяжело, когда уходят такие молодые и красивые, как эта женщина…

Но ничего не поделать. Главное, чтобы сейчас этим делом занялась полиция. Надо выяснить, кто же так избил бедняжку…

— Анатолий Сергеевич, вы ещё на месте? – в ординаторскую заглянул главврач, — слушайте, вот ужас какой… Ну, ладно, разберутся. Вы это, езжайте домой. Ваша смена уже закончилась.

— Ах, да! – посмотрев на часы, произнёс Анатолий и напомнил начальнику, — ход операции я подробно описал, если что. Там для полиции много чего интересного будет.

— Да, да, — кивнул главврач, — её уже отвезли на вскрытие.

— Да, не повезло девчонке… Неужели это муж ее так? – у Анатолия перед глазами ещё стояло лицо погибшей, — это каким зверем надо быть?

— Следствие разберётся, — мягко ответил главврач. И добавил, — Анатолий Сергеевич, я понимаю, как это тяжело после смерти пациента. Вы побудьте дома два дня, отдохните.

— Да я нормально себя чувствую. За годы работы научился подобные вещи не принимать близко к сердцу, — удивился даже немного от такой щедрости хирург.

— Но всё же. Отдохните. У вас жена молодая.

Начальник лукаво подмигнул, Анатолий улыбнулся – да, действительно… а ведь у Алёнки сейчас отпуск…

Два дня прошли замечательно. Они с Алёной наслаждались друг другом, гуляли, отдыхали. Анатолий даже мысленно поблагодарил своего босса – какой он проницательный человек. И только иногда, вспоминая лицо умершей пациентки, мысленно вздрагивал. Как можно было так издеваться над женщиной?

Незапланированные выходные пролетели как один миг, и Анатолий вернулся на работу. Первым его в клинике встретил Игорь, у него было озабоченное лицо.

— Ты как так мог накосячить, друг, — спросил он вместо приветствия, — пустяковая операция, казалось. Не знаю, что теперь будет.

— Игорь, ты, о чём? — удивился Анатолий.

— О чём!!! Ты ещё спрашиваешь? Ты же при удалении аппендикса задел артерию, у тебя женщина на операционном столе умерла!

— Какой аппендикс? — возмутился Анатолий, — там был разрыв селезёнки, позднее обращение. Женщина потеряла много крови, я сделал всё, что мог.

— Анатолий, не выкручивайся! У главного на столе результаты вскрытия. Женщина умерла в результате повреждения артерии. В результате твоих непрофессиональных действий, между прочим!

Анатолий больше не стал ни в чём оправдываться, а ринулся к главврачу. В приёмной секретарша остановила — у главного комиссия из Минздрава.

— Да к чёрту комиссию! — вскричал Анатолий и распахнул двери.

— А вот и тот самый хирург, проводивший операцию, — увидев его сказал главврач двум мужчинам, сидящим за столом, — проходите, Анатолий Сергеевич, и расскажите, как вы могли допустить такую непозволительную оплошность. Преступную оплошность!

Анатолий, дрожа от негодования, начал объяснять, что и как было. Люди из Минздрава слушали и качали головами — не верили.

— Но есть же протокол, на операции я был не один, спросите анестезиолога, медицинскую сестру, как было дело! — в отчаянии вскричал он.

— Уже спросили и протокол операции посмотрели. Ваши коллеги утверждают, что был аппендицит. И в протоколе так написано…

Анатолию продемонстрировали медицинский документ, где его рукой было написано совершенно не то, что было во время операции.

— Я этого не писал! — вскричал он! — это подделка!

— Суд разберётся, — ответил мужчина из Минздрава, — ну а нам всё понятно. На время следствия вы отстраняетесь от работы.

А дальше начался полный абсурд. Анатолий регулярно ходил на допросы, объяснял, как было дело. Он требовал эксгумации тела, но…

Несчастную женщину кремировали на следующий день после смерти. Мол, на этом она настаивала сама ещё при жизни — не хотела гнить в земле. Так, по крайней мере, объяснял муж. Муж, этот олигарх Аркадий, только раз видел Анатолия — в кабинете следователя. И вёл себя довольно дерзко и уверенно.

— Вы убили мою жену и пытаетесь сейчас выкрутиться? Не получится! Мой охранник привёз Таню с простым аппендицитом, а вы её зарезали! — кричал Аркадий, — вы сядете и надолго!

— Вы или не в курсе или врёте! — ответил Анатолий, — спросите у своего охранника. Я сразу сказал, что у женщины повреждения внутренних органов, какие бывают при падении или избиении.

— Да кто бы её бил! — театрально взмахнул руками Аркадий, — и не откуда она не падала, дома сидела. Да что я вам говорю. Есть заключение судмедэкспертизы, и там всё подробно описано.

Самое чудовищное, что все верили Аркадию, липовым бумагам, словам главврача, анестезиолога и медсестры. Все осуждали Аркадия. Коллеги с прошлого места работы были в шоке — их Анатолий Сергеевич допустил такой промах? Да как же так?!! Даже Алёна поверила, что Анатолий виноват в смерти женщины. После того, как все это закрутилось, она вообще уехала жить к маме, мотивируя тем, что ей неудобно жить с человеком, которого обвиняют в таком непрофессионализме, что ее коллеги в мэрии скажут. И никто не заступился.

Лишь главврач с прошлого места работы, Николай Викторович, попытался было поднять волну в его защиту (не верил он во всё это), но его быстро вызвали в Минздрав и сказали сидеть ровно, а то ведь и слетит со своего места. Аркадий Петрович, муж погибшей Татьяны, и здесь имел своё влияние.

А потом был суд. И Анатолию дали пять лет. Он слушал приговор суда, и пытался убедить себя, что это сон, с ним не могло такого произойти.

— Убийца! — кричал Аркадий, сжимая кулаки.

— Непрофессионал, — говорил ещё вчерашний приятель Игорь и все коллеги, кого вызвали в суд.

Был на суде и Николай Викторович, но он и слова не сказал. Просто сидел и смотрел на понурого Анатолия. Ничем он не мог помочь.

А Алёны даже на суде не было.

С первых дней на зоне Анатолию пришлось не сладко. Он попал в камеру к рецидивистам, которые явно были настроены к нему не дружелюбно.

— Что, доктор, убивать тебя будем, — сказал главный, — да ты не дрейфь, не сразу… Понемногу. Так, что ты сам в петлю залезешь.

— Чем-то я вам не угодил? — Анатолий совершенно не боялся зеков, его душа так настрадалась, что смерть, действительно, казалось уже избавлением.

— Малява на тебя пришла с воли, заказали тебя, — усмехаясь, ответили зеки.

Понял Анатолий, что это Аркадий его заказал. В его голове всё давно сложилось: муж-садист избивал свою жену, однажды не подрасчитал. Решил уйти от наказания, договорился с другом-главврачом, что тот заметет следы. И тот всё сделал. Те два дня, что Анатолий отдыхал с женой, он и подправил все документы, и в морге явно был куплен судмедэксперт. И ничего не докажешь. Тело ведь кремировано. Осталось только Анатолия убрать, чтобы в будущем рот не посмел открывать.

Но тяжелее Анатолию было осознавать, что его любимая жена при первых сложностях умыла руки и отказалась от него…

И квартиру на себя оформила — это он уже знал. Зеки регулярно избивали Анатолия, но так, что и синяков не оставалось. А по ночам делали петлю — мол, приглашали его…

— Сделай всё сам и избавишься от мучений.

Жаловаться руководству зоны было бессмысленно, Анатолий это понимал…

А однажды случилось нечто, что поменяло все планы зеков. Кому-то из них пришла передача. Они сидели за столом, пировали. Анатолий лежал на своём месте. Как вдруг пахану стало плохо, он закашлялся, захрипел. Подавился! Его друзья пытались помочь, но все бесполезно. Тогда Анатолий, не задумываясь, подбежал к главному своему мучителю в камере, ударил его несколько раз между лопаток, надавил на грудную клетку…

Через несколько мгновений зек задышал ровно. Он с изумлением смотрел на Анатолия, как и все остальные.

— Спасибо, — наконец проговорил он, — век не забуду.

Потом помолчал, подумал о чём-то.

— Ты, это, парень, прости нас, дураков, больше тебя в этой камере никто не тронет. Ты под моей защитой.

И с этого времени Анатолию стало легче. Но недолго.

Так случилось, что пахана того переводили в другую зону, и у него с Анатолием состоялся серьёзный разговор.

— Я помню твою помощь, а потому должен и тебе помочь. Пойми, меня не будет, придёт другой. А заказ на тебя так и висит, — сказал зек, потягивая чефир, — надо что-то делать.

— А что я сделаю? — устало ответил Анатолий.

— Бежать тебе надо. И на свободе уже доказывать свою невиновность. Ты же не виноват, говоришь?

— Не виноват. Но как я сбегу отсюда?!!

— Есть один вариант.

И зек рассказал, что может подкупить конвоиров и охранников в цеху — там, где делают мебель. В машине с мебелью можно и выехать.

— Да кто вас слушать будет? — не поверил Анатолий.

— Меня? — усмехнулся пахан, — плохо ты меня знаешь. У меня тут связи, как у президента. Ты мне жизнь спас, поэтому я всё могу.

И так сказал, что поверил ему Анатолий.

И действительно, через несколько дней он выехал в грузовике, спрятанный в диване — сокамерники все организовали. Анатолий, не раздумывая, согласился на эту авантюру. Он понимал, что в тюрьме ему не выжить. А так хоть несколько дней на воле. А потом…

Не хотел он думать, что потом. День прожил — и хорошо…

Через час, как ему сказал пахан, он вылез из дивана, вскоре машина притормозила…

Анатолий выскочил из грузовика, машина поехала дальше. Мужчина огляделся…

Уже темнело, вокруг поля, леса. Куда идти? Побрел Анатолий, не разбирая дороги. Устал он, от жизни устал. Вот бы лечь и умереть…

И тут вдали он увидел крыши домов, лай собак. Пригляделся — в паре километров небольшая деревушка. Решил он идти туда — хоть переночевать где-нибудь в сарае, все теплее, на улице уже был октябрь. Присмотрел он домик на отшибе — старенький, но кто-то живёт в нем: окошки светятся. И сараюшка рядом. Но, если честно, холодно…

Решился Анатолий в окошко постучать. Но никто не отозвался на его стук. И тут ему послышался сдавленный стон. Прислушался. Точно! В доме кто-то стонал от боли. Анатолий толкнул входную дверь, а она не заперта… вошёл он и обомлел. Посреди кухни молодая женщина лежит на полу, от боли корчится, живот огромный. Роды начались у нее.

— Чего тебе? — простонала женщина, увидев мужика в тюремной форме и затряслась от страха, — уходи, у меня брать нечего.

— Да мне и не надо ничего! — Анатолий присел рядом, — давно схватки?

— А тебе какое дело?

— Почему скорую не вызвала?

— У меня телефон сломался, а тут так скрутило, что до соседей не дойти.

Понял Анатолий, что у женщины начались стремительные роды. Ещё немного, и родится ребёнок. Он быстро вымыл руки под рукомойником, нашёл в шкафу какие-то простыни.

— Так, давай я посмотрю, я доктор, — сказал он.

— Да пошел ты! Ты зек! Я же вижу!

— Быстро снимай трусы! Будь человеком! — вдруг скомандовал Анатолий, умел он и так со своими больными разговаривать.

И женщина оробела, послушно сняла одежду, Анатолий ей помог. Вскоре на свет появился мальчик. Анатолий взял ребёнка на руки, и вдруг заплакал. Новой жизни помог родиться…

Прошёл через такое, что и врагу не пожелаешь, а тут ребёнок. Лежит на руках, щурится на свет, крошечный такой…

— Спасибо тебе! — тихо произнесла женщина, — ты вообще кто?

— Я правда, врач, только хирург. Меня Анатолием зовут. А тебя?

— Лена…

А утром Анатолий отвёз на стареньком запорожце Лену в больницу. Машину у соседа взяли — сам он ни в какую не хотел ехать, выпил с утра. Вот Анатолий сам и повёз Лену с малышом в роддом, хотя понимал, чем для него это может кончиться.

По дороге Лена рассказала свою историю, как попала в эту деревню: работала в городе кассиром в магазине, встречалась с парнем, а когда забеременела, тот сбежал. Потом с работы выгнали, нечем стало платить за квартиру, вот и приехала она в старенькую родительскую избушку, родители уже умерли.

Анатолий свою историю рассказал, как есть, ничего не скрывал.

— Но ты же не виноват, надо добиваться правды! — воскликнула Лена.

— Надо, но не знаю, как…

И Лена не знала. А потом их на въезде в райцентр остановили сотрудники ГИБДД. На Анатолия уже были ориентировки. Его тут же скрутили.

— Женщине помогите! — крикнул он, когда его заталкивали в служебный УАЗик.

— Анатолий Сергеевич, не беспокойтесь за нас! Мы справимся! — кричала Лена, — вы держитесь там. Обещаю! Я вам помогу!

И ведь помогла!

Никто не смог, а она смогла.

Когда Лена вышла из роддома, то сразу обратилась в прокуратуру, потом на телевидение написала. И понемногу подняла общественность. О деле врача заговорили, и где-то через полгода арестовали того самого Аркадия. Это он был виновен в смерти жены, а главврач частной клиники, запугав своих подчинённых, подправил документы. Судмедэксперта купили. Всё было сделано для того, чтобы скрыть, что именно Аркадий избил так жестоко свою жену. Но все это раскрутилось еще и потому, что Аркадий что-то не поделил со своими компаньонами, те и воспользовались шумихой. Ну и поделом…

А Анатолия выпустили из тюрьмы. Оправдали. Благо, дожил он до этого, хотя первое время после побега было очень тяжело. Всё выдержал. А потом он вернулся в профессию. В ту самую больницу, из которой когда-то так неразумно ушёл. Смог всё забыть. С Алёной развёлся, хотя та и пыталась вернуться. Не простил он ей предательства.

С Леной он перезванивается иногда, сынишку она Толиком назвала. Хорошая она. Анатолий помогает ей финансово. Лена отказывается, но Анатолий настойчиво — если бы не она, неизвестно, был бы он жив. И всё чаще думает о ней, но пока не хочет никаких отношений. Ему удобнее жить одному…

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.