Красивый мужчина

Прости меня дочка, прости…

Николай с трудом разлепил глаза.

«Где это он и как сюда занесло?»

Вокруг полумрак, но не настолько темно, чтобы понять, что он в больнице. Какие-то огоньки моргают, что-то тихо попискивает, прямо как в фильмах про умирающих. А что, может быть, и он умирающий.

Коля осторожно попытался повернуть голову, но ничего не вышло. То ли она привязана была, то ли просто не слушалась. От попытки он страшно устал и тут же прикрыл глаза, а как прикрыл, то сразу всё и вспомнил.

Он возвращался с работы, уже въехал во двор, как увидел машину жены. Нина имела обыкновение, если к ней кто-то позвонит, просто встать и разговаривать. Ей было абсолютно плевать, что люди сигналят, ругаются. Именно так было и в этот раз. Коля только головой покачал.

«Хорошо, хоть недалеко от дома. Тут хоть машин не так много.»

Он только собрался продолжить движение, как услышал, что кто-то сигналит. По дороге мчался микроавтобус, мчал на всех порах, и было такое ощущение, что он неуправляем. Все шарахались от него в разные стороны, а автобус, как будто газу прибавлял. Коля с тревогой смотрел на него и вдруг понял, что тормозить тот не собирается. Ему в принципе ничего не мешало на дороге, кроме машины Нины и самой Нины.

-Эй! — Коля нажал на клаксон.

Нина даже голову не повернула. Между ней и автобусом расстояние сокращалось очень быстро. Мысли в голове неслись молниями. Даже если он поставит свою машину между автомобилем жены и этим ненормальным, Нине всё равно достанется, и очень сильно, потому что она отлетит в каменную стену.

Николай нажал на газ, в тот момент, когда микроавтобус почти поравнялся, на всём газу ударил его в бок. Последнее, что он помнит — летящие вверх колёса микроавтобуса,мысль полного облегчения, что он его перевернул и темнота…

— Коля.

Казалось, что прошла минута, не больше. Он открыл глаза, а вокруг светло. Перед ним сидела Нина и вытирала слёзы.

— Коленька, Господи, ну как же ты так?

— Нина… Я же… Он же на тебя ехал.

Жена округлила глаза.

— Ты что, из-за меня что ли? Господи, какие глупости, свернул бы он, не слепой.

Коле вдруг перехотелось что-либо говорить, он закрыл глаза и сделал вид, что уснул. Слышал, что жена ещё какое-то время была рядом, потом ушла…

***

Он лежал в больнице уже 2 недели. На душе всё тревожнее становилось.

«Почему до сих пор ему не разрешают вставать? Что колют такое, что ноги совсем не слушаются. Бывает, иногда, будто дёргаются, но сами по себе, он ими управлять не может. Вроде уже и швы поснимали, и бинты лишние размотали. Страшен конечно, но не настолько, чтобы лежать как бревно.»

Доктор от прямого ответа уходил, отвечал уклончиво:

«Ну куда вы всё время торопитесь? Всему своё время. Когда будет можно и когда будут какие-то изменения, мы обязательно вам скажем об этом.»

Эти слова нисколько не успокаивали Николая. Скорее наоборот беспокоили.

Спустя ещё неделю он услышал, как жена разговаривала с врачом.

— Скажите, никакой надежды нет?

— Ну, я бы так не сказал.., но для того чтобы ноги снова стали держать вашего мужа, нужно, чтобы много факторов сошлось, а это на самом деле очень сложно, почти невозможно, но как говорится, от чуда никто не застрахован.

— Доктор, что же мне делать? Мне что работу бросать, про друзей забыть и сидеть рядом?

Врач вздохнул.

— Ну вроде ваш муж пострадал, когда защищал вас. Тот пьяный водитель не только вас не видел, но вообще дороги не видел.

В голосе Нины послышались истерические нотки.

— А скажите, вот он меня спас, как вы говорите, для того чтобы я теперь похоронила себя добровольно рядом с ним?

— Ну простите.., это уже вам самой принимать решение.

Хлопнула дверь. Потом ещё раз. Коля даже благодарен был, что Нина сейчас не пришла к нему, он бы не смог притворяться.

«Значит ходить ему больше не суждено. Вот и ответочка тебе Коля за всю твою жизнь…»

Не сказать, что жил он плохо или обижал кого-то. Конечно, нет. Сам Николай был родом из деревни, не такой уж и глухой, а обычный посёлок, где все друг про друга знают. Когда-то Николай уехал покорять город, вернее, можно сказать, что сбежал от всего, что могло заставить его там остаться — и от мамы, и от Кати. Маму он, конечно, навещал потом, но всё реже и реже. Сейчас он подумал, что не был у неё уже больше двух лет. Звонил, чтобы поздравить с праздником, отправлял иногда деньги. Про Катю не знал ничего, кроме того, что она уехала из деревни сразу после него. Работал Коля много. Потом встретил Нину. Она была очень целеустремлённой девушкой, для которой все материальное на первом месте, а всё сентиментальное на втором.

Николай был от неё в восторге и думал, что они вместе смогут свернуть горы. Даже от детей они временно отказались. Кстати, поговорка «Нет ничего более постоянного, чем временное» в этом случае полностью оправдала себя. За одиннадцать лет совместной жизни они достигли кое-чего, не совсем тех высот о которых мечтали, но всё же не бедствовали. У Николая была стабильная фирма по производству и установке окон и дверей, да и по строительству они немного работали. Фирма приносила вполне нормальный доход. Правда, Нине всё время хотелось большего, а вот Николай не понимал. Зачем? Детей у них нет, а двоим и этого за глаза. Он пытался разговаривать с Ниной, а она же всегда отмахивалась.

— Ну куда сейчас детей? Ты же видишь, только-только получатся что-то стало, а мы сейчас родим и всё? Всё разрушится?

Что именно разрушится, Нина не уточнила, а спрашивать Коля не хотел, потому что знал, что Нина его обязательно убедит в своей правоте. Да и сам он уже привык к спокойному, размеренному образу жизни.

***

Жена стала приходить редко. Коле даже стыдно было перед соседями по палате , будто у него нет никого. К мужикам: то супруга, то дети, то друзья, а к нему никто. К моменту выписки Коля совсем расклеился. На кресле инвалидном у него не было желания учиться ездить, поэтому целыми днями смотрел в потолок.

В один из дней в палату вошла Нина — красивая, нарядная, улыбающаяся. И Николай вдруг отчетливо понял, что он ей больше не нужен, ни как человек, ни как муж. Санитары помогли усадить Николая в машину Нины. Когда они выехали из города, Коля, усмехнувшись, спросил:

— Ты меня куда, сразу на кладбище?

Нина посмотрела на него в зеркало заднего вида:

— Коль, ты должен меня выслушать, не на эмоциях, а спокойно. Ты прекрасно знаешь, что я не о такой жизни мечтала. Да, я считаю, что каждый человек сам решает жертвовать своей жизнью ради кого-то или нет. Ты выбрал жертвовать, а я не хочу. Ты же понимаешь, что тебе больше нечего делать в городе, в нашей квартире. Конечно, разводиться я не буду. Возможно, даже буду иногда приезжать. На фирме я всё знаю, так что смогу тебя заменить. Это в принципе всё, что я хотела тебе сказать. Надеюсь, ты меня поймёшь правильно и не будешь устраивать истерик.

Коля кивнул головой.

— Да, куда уж понятнее. Спросить-то можно хоть, куда везёшь?

Нина удивлённо посмотрела в зеркало.

— Как куда? К твоей маме, конечно. Она будет за тобой ухаживать.

— А мама знает?

Нина раздражённо дёрнула плечом.

— Коль, ну конечно нет. Ты же знаешь, что мы с твоей мамой не ладим.

— Нин, она же не знает, что со мной. Ты представляешь, как удар для неё будет?

Нина сжала губы и прибавила газу. Коля достал телефон, немного подумал, сунул обратно.

«Что я скажу маме? Когда у меня всё было хорошо, я ей не звонил, а теперь, когда всё плохо, сразу приехал?»

Он пропустил момент, когда они въехали в деревню. Очнулся, когда машина остановилась. Его дом был в ста метрах от того места, где припарковалась машина.

— Ну, дорогая, ты предлагаешь мне это расстояние ползком преодолеть?

Нина ответила:

— Я позаботилась, насколько это возможно о тебе. Купила тебе современное инвалидное кресло. Как ты понимаешь, с твоей мамой у меня нет особого желания встречаться.

Коля смотрел вслед машине и понимал, что его семейная жизнь подошла к концу. Да и вообще, можно считать, что жизнь подошла к концу…

Он медленно двигался к дому. Ехать было не удобно, сноровки нет, да и сумка на коленях мешала. У калитки остановился, пытался придумать, что сказать матери, но так и не смог.

— Бабушка, давай я сама, отдохни.

Коля удивлённо поднял брови.

«Что ещё за бабушка? Вернее, что там за внучка появилась? Вообще-то он был единственным сыном.»

— Ой, Миланка, да что тут тарелки то помыть? Ты мне и так ничего делать не даёшь.

— Мама сказала присматривать и помогать. Вот я и выполняю распоряжение.

Коля удивлённо смотрел на окна. Он и не заметил, что на крыльцо вышла девчушка лет десяти. Внимательно посмотрела на него и тут же скрылась в доме. Через минуту вышла мать и сразу заголосила.

— Коленька… Сынок… Что же это такое?

Он, как мог успокаивал маму. Та долго рыдала, потом чуть успокоившись, сказала:

— Коля, ты только не переживай. Мы со всем справимся.

Как ему были нужны эти слова! Как они сжали его сердце. Николай чуть не заплакал, но тут увидел глаза девочки.

— Мам, может, познакомишь меня со своей помощницей? Слышал, как она тебя в ежовых рукавицах держит.

Мать как-то странно посмотрела на него, потом сказала:

— Милана это, очень хорошая девочка. — Тут же повернулась к ней. — Солнышко, сбегай за дядей Валерой, помощь нужна Колю в дом, да и что-то придумать, чтобы можно было на крыльцо потом.

Милана кивнула и засверкала пятками. Мать повернулась к Николаю ещё раз, вытерла глаза.

— Дочка это, Катина. Она, когда уехала отсюда, уже беременная была. Мне призналась, тебе говорить запрещала. Миланка тоже ничего не знает, не говорим мы ей. Зачем? Всё равно ты… В общем не обижай её, но и говорить ничего не смей сейчас.

Коля не смог бы определить, когда удар был сильнее: когда он узнал, что ходить не будет, или когда сейчас понял, о чём мать говорит.

— Мам, ты что, ты хочешь сказать…

— Всё, Миланочка бежит, молчи!

Мать строго поджала губы, а Николай смотрел на девочку.

«У него есть дочь. Дочь. Настоящая, живая. Только… Только вот он теперь такой, что никакой дочери не нужен будет…»

Пока мать руководила соседом Валеркой или он ей, Коля с удовольствием вдыхал чистый деревенский воздух. Он даже забыл на какие-то мгновения, что теперь он инвалид.

— Коля.

Мужчина, дёрнулся и медленно повернул голову. Рядом с ним стояла Катя. Она почти не изменилась, даже наоборот, похорошела.

— Катя…

— Коля, что с тобой?

В её глазах появились слёзы, и он вдруг понял, что не было тех лет, он вернулся в ту точку, где совершил самую большую ошибку, только вот вернулся не таким,  каким был, вернулся без права на счастье.

— Ничего Катюш, ничего особенного. Расплата за то, что нужно.

Она положила руку на его плечо.

— Коль ты чего? Ты чего расклеился? Ты что забыл? Забыл, как мы с тобой лет в 15 клятву давали никогда не сдаваться, вообще никогда?

Коля невольно улыбнулся, вспомнив те дни. Тогда Катя прочла ему басню про двух лягушек. Он её хорошо знал, а Катя видимо болела, когда в школе её проходили.

— Конечно помню. Молодые были, глупые…

***

Прошёл всего год.

— Коль, там приехал кто-то.

— Мам, это ко мне.

Николай продал свою фирму. Продал своему же помощнику. Причём дал ему время собрать деньги, за что тот был очень благодарен.

Коля опираясь на палку вышел на улицу. Он уже месяца три как мог вставать.

— Привет Коль, держи. Здесь всё. Да и гостей жди. Твоя как узнала… Думал, она фирму разнесёт по кирпичику.

Коля улыбнулся.

— Ну, побесится и перестанет. На развод я подал. Жениться собираюсь. Дочь у меня оказывается есть, понимаешь?

Помощник кивнул.

— Ты молодец, Коль, правда молодец. Удачи тебе.

Машина отъехала.

— Это правда?

Коля резко развернулся Коля, чуть не упал, но Милана не бросилась ему помогать. Коля чертыхнулся, хотел же только после свадьбы сказать. Милана зло смотрела на него.

— Правда Милана.

— И когда собирались мне всё сказать?

— Милана не злись, я и сам ничего не знал. Вообще ничего, а потом, когда узнал, уже в кресле был. Зачем тебе такой отец?

Милана стояла ещё минуту, потом шагнула к нему Коля впервые обнял её как дочь.

— Дураки, и ты дурак. Ты мне любой нужен, знаешь, как сильно я мечтала, что когда-нибудь у меня будет папа.

У Николая защипало в глазах.

— Прости меня дочка, прости. Я всегда буду просить прощения и у мамы, и у тебя.

Он не видел, что из окошка за ними наблюдают Катя и мама. Обе плакали, только видимо от счастья…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая девушка едет в такси
Ночная незнакомка

Максим припарковал машину у подъезда, но не торопился выходить. Усталость навалилась свинцовой тяжестью, вылезать из уютного салона совсем не хотелось....

Максим припарковал машину у подъезда, но не торопился выходить. Усталость...

Читать

Вы сейчас не в сети