Высокомерная и капризная

Высокомерная и капризная

— Подлецу всё к лицу! – с этими словами Мария Сергеевна поспешила в зал, где собирались гости на праздничный вечер, посвященный юбилею её супруга – Юрия Олеговича.

Слова женщины были адресованы её зятю Филиппу, который держал за руку супругу Юлию.

Мария Сергеевна терпеть не могла зятя по простой и понятной для многих родителей причине – она считала, что он не ровня её дочери. Однако вышло так, что им предстояло отныне считаться с мнением этого безродного выскочки, которого так некстати выбрала единственная дочь. Зато теперь именно зять оплачивал это мероприятие, на которое собрались уважаемые жители города, и гордой теще пришлось смириться с тем, что дочь смотрит на своего супруга не иначе, как на божество.

Филипп был старшим сыном в своей семье, которую нельзя было отнести к зажиточным. Видя с детства бедность и безысходность собственной жизни, парнишка ещё в старшей школе дал себе слово стать богатым и успешным. После выпускного Филипп пошёл работать в ювелирную мастерскую, его всегда тянуло к красивым и изящным вещам. Знакомый отца, любитель дешевой водки, мастер Темыч, как его называли, был ювелиром от бога. Он умел создавать такие изделия, что можно было бесконечно долго любоваться ими, забыв обо всем на свете. Юного Филю привлекала игра света и красок в его изделиях, и он попросил старика научить его делать необычные украшения из разных видов металла.

— Да чушь всё это, для работы с золотом и серебром нужен не только материал. В первую очередь, ты должен уметь видеть то, чего ещё нет. Так что учись рисовать, творить что-то новое. Только тогда из тебя выйдет мастер, а отливать по готовой форме и обезьяна сможет, — наставительно говорил Темыч, наблюдая за тем, ученик делает эскиз. — И ещё. Не путай божий дар с яичницей. И не забывай, что талант –это только основа успеха, нужно ещё вкалывать, как раб на галере, понял?

Филипп кивал и сосредотачивался на работе. Его завораживала работа с металлом, когда из обычного бесформенного куска получалась тончайшая проволока, которую он мог превратить в изящное кружевное изделие – браслет, серьги или кольцо. Темыч однажды ему сказал:

— Филя, ты, конечно, пацан с мозгами и руки у тебя растут откуда надо, но образование тоже нужно. Ты бы пошёл учиться куда-нибудь, без диплома всё-таки сложнее. Ты ж не тупее, чем остальные, вот и докажи…

Филипп сам был удивлён той легкостью, с которой ему давалась учёба в вузе. И на третьем курсе во время студенческой вечеринки он познакомился с Юлей, которая, судя по её внешнему виду, относилась к тем, кого называли сливками общества.

Девушка обратила внимание на высокого, широкоплечего парня, одетого более чем скромно, который с равнодушным видом оглядывался вокруг. Сама Юля на тот момент училась на втором курсе и от недостатка мужского внимания не страдала. Поклонники всегда вились вокруг неё, наперебой стараясь угодить капризной барышне, но на ее лице редко можно было увидеть довольное выражение. Юля ходила с таким видом, словно её окружало густое облако неприятного запаха, и это показалось Филиппу забавным. Когда он заметил, что на него смотрит невысокая, хорошо одетая девушка, словно разглядывая его под микроскопом, то состроил в ответ непроницаемую мину и отвернулся. Юля удивилась: обычно, стоило ей бросить на кого-то взгляд, к ней сразу подходили и спрашивали, кто она и что они могут для нее сделать. А этот…отвернулся с таким видом, словно видел обычный шкаф или тумбочку среди другой мебели и даже не обратил внимания…

Решив, что ей пора привести в чувство этого грубияна, девушка грациозно поднялась со своего места и с коктейлем в руках подошла к Филиппу. Он отошёл в сторону и полностью погрузился в изучение каталога с ювелирными изделиями.

— Душновато сегодня, не находишь? – обратилась к нему Юля характерным для неё высокомерным тоном.

Филипп не ответил. Он даже не повернул головы в сторону Юли, и она удивленно уставилась на него.

— Это не очень вежливо с твоей стороны. Я к тебе вообще-то обращаюсь…

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Не очень вежливо тыкать незнакомым людям, девушка. Извините, здесь действительно душновато. Пожалуй, я пойду.

Юля даже открыла рот от удивления: вот так номер! Она не успела ничего сказать, как незнакомец молча удалился, даже не назвав своего имени. Девушка была раздосадована, на неё впервые не обратили внимания и даже не удостоили ответом. Остальные при виде Юли обычно выстраивались в очередь, чтобы просто оказаться рядом и представиться.

Тем временем Филипп вышел из дворца молодежи и зашагал в мастерскую Темыча. Старик накануне обещал показать ему, как правильно делать закрепки для оправ с камнями, и пригрозил, что за опоздание запретит приходить к нему. Поэтому парень торопился как можно быстрее оказаться возле мастерской. Старик уже ожидал его, разложив на столе необходимые инструменты. При виде Филиппа он довольно крякнул:

— Молодец, вовремя. А я уже думал, не приготовить ли мне ремня для тебя, если вздумаешь опоздать.

— Не ворчите, Темыч, я ещё ни разу не опоздал.

— И правильно делаешь. Кто опаздывает, денег не зарабатывает. Ты про карму слышал? Так вот, если будешь опаздывать, тебя твоя денежная карма накажет, так и знай. Поэтому бездельники и лентяи, не ценящие свое и чужое время, обычно попадают на деньги…

— Да что вы, как старый еврей, разворчались про деньги? –засмеялся юноша, включая паяльный аппарат.

— А для тебя новость, что я еврей? – невозмутимо ответил Темыч. –Правда, старым я себя не считаю. Ты хорош мне зубы заговаривать, лучше смотри, как делать…

Пока Филипп проводил время в мастерской Темыча, Юля страдала на вечеринке. Всё было как обычно – толпа народа, трезвых было мало, адекватных и трезвых — ещё меньше. У девушки из головы не выходил тот незнакомец, который так спокойно указал ей на ее плохие манеры и удалился, не говоря ничего лишнего. Она себя чувствовала так, словно ее внезапно раздели на публике и резко включили софиты, чтобы всем было лучше видно. Юля злилась, и единственное, что она смогла придумать, это подойти к своим одногруппникам и потребовать:

— Пошли отсюда!

— Юльча, ты чего? Классно же, давай отрываться! – закричали они, но девушка замотала головой:

— Поехали лучше в клуб, что мы с этим стадом здесь потеряли? Слишком шумно и народу более чем достаточно. Не хочу здесь торчать. Поехали!

— За банкет ты будешь платить? – захохотал Кирилл, сидевший с ней за одной партой на многих предметах.

— Да без вопросов, -кивнула Юля. – Поехали, мне уже плохо…

Её тон снова стал капризным, как у маленькой девочки, требующей себе конфеты или красивое платье. В итоге вся их компания, в количестве семи человек, покинула дворец молодежи и поехала на такси в ночной клуб, где народу было уже поменьше.

Однако через какое-то время Юля поняла, что даже смена обстановки не может вернуть ей хорошее настроение, с каким она начинала этот вечер. Девушка кинула на стол перед Кириллом свою карточку и сказала:

— Как и обещала, банкет оплачиваю, завтра не забудь карту вернуть. Я пошла, что-то мне здесь муторно…

Кирилл даже не обратил внимания на её слова, засовывая карточку в нагрудный карман. Его взгляд был сосредоточен на выступлении молоденькой танцовщицы, исполнявшей танец живота прямо на барной стойке.

— Вот это пластика, — восхищённо протянул Кирилл.

Юля бросила надменный взгляд и прошипела:

— Малышев, не подавись слюной. И пол не залей своими восторгами. Всем пока.

Манерно помахав рукой, девушка ушла и вызвала такси прямо на улице. Когда она пришла домой, её родители были даже слегка удивлены тем, что вечеринка на день студента так рано закончилась.

— О, а в чём дело? Ты себя нормально чувствуешь? – Мария Сергеевна подошла к дочери и пощупала той лоб, после чего пожала плечами. — Вроде всё нормально… Юля, у тебя голова болит, что ли?

— Рано ей все отмазки на голову сваливать, — вмешался отец, из-за чего женщина покраснела от гнева:

— Юра, за языком следи, в конце концов! Рано ей такие намеки выслушивать, сейчас же уймись!

— Всё, молчу…- супруг примирительно сложил ладони на груди и подошёл поближе к дочери.

У него с Юлей с детства были очень близкие, доверительные отношения, и по лицу девушки он понял, что с ней происходит что-то странное.

— Юльчик, ты хочешь есть? Повариха сегодня приготовила шикарный ужин…если хочешь, могу попросить подогреть, — Юрий Олегович посмотрел на дочь и кивнул в сторону кухни.

Девушка отрицательно мотнула головой:

— Нет, пап, спасибо…не лезет в меня что-то… Я лучше в душ и спать…

Родители молча смотрели, как Юля идет в ванную и закрывается изнутри…

Через пару минут послышался шум воды, и Юрий Олегович обменялся ничего не понимающими взглядами с женой.

— Маш, ты обратила внимание, что она себя как-то странно ведёт? Её кто-то обидел?

— Она сама кого хочешь обидит, — насмешливо ответила женщина, не спуская глаз с двери ванной.

— Боюсь говорить такое вслух…но…она уже взрослая девочка… — супругу явно было неловко говорить такие слова, — но…вдруг она…

— Ты что?! –Мария Сергеевна даже замахала руками в ужасе. – Не смей такое говорить про нашу девочку…Она не могла…только не Юля, чтобы с первым встречным…у неё даже мальчика нет…

— Я, собственно, про то и хочу сказать…вдруг она влюбилась в кого? – отец озадаченно смотрел на жену, которая снова принялась яростно все отрицать.

— Ни за что. Моя дочь никогда не свяжется с кем попало, Юра, запомни. Мы с тобой не допустим, чтобы наша гордость досталась какому-то сомнительному типу…Понял? Мы этого не допустим!..

Юля после душа почувствовала себя значительно лучше. Ей казалось, что она смыла весь тот негатив, который накрыл ее после короткого замечания незнакомца по поводу ее собственной невежливости. Неприятная правда состояла в том, что Юля, как дочь обеспеченных родителей, считала, что её материальное положение позволяет ей смотреть снисходительно на тех, кто не может похвастать таким уровнем достатка. Лежа без сна на своей кровати, девушка прокручивала в голове минуту общения с тем парнем. Точнее, это была даже не минута, а несколько секунд с того момента, когда она посмотрела на него, что-то сказала и подошла поближе…и он высказался, даже не удостоив её взглядом…

— Совсем охренел, козёл… — прошептала Юля, вспоминая скромный наряд того парня. – Ходит в каких-то обносках китайского производства, а все туда же…крутого из себя строит…

Юля сама не понимала, почему ей было обидно. Незнакомец ей не нагрубил, но его поведение показывало, что ему было на неё НАПЛЕВАТЬ. Почему?

Юля подошла к комоду с зеркалом и внимательно оглядела своё отражение.

— Что во мне не так? – прошептала девушка, рассматривая свои черты. – Почему он усмехнулся, как будто я…какая-то трущобная крыска?

Собственное сравнение показалось ей оскорбительным, и она в ярости стукнула кулаком по кровати. Поняв, что ещё немного, и у неё начнется истерика, Юля выключила лампу на прикроватной тумбочке и нырнула под одеяло…

С того времени девушка потеряла покой. Всё вокруг её раздражало, и она злилась от того, что не может кому-то доверить свои чувства и переживания. Мать бы сразу начала причитать и говорить, что она не может позволить ей приводить в дом какого-то нищеброда с улицы. Отец бы старался сделать вид, что всё хорошо, но она-то понимала, что его больше волнует, что скажет жена по тому или иному поводу. Близких подруг у Юли никогда не было, потому что отец ей однажды сказал:

— Не стоит кого-то слишком близко к себе подпускать. Кто ближе стоит, тот больнее бьёт.

Юля поняла его слова слишком буквально и сейчас жалела, что ей не с кем поговорить и излить душу. А тот незнакомец не выходил у неё из головы…причем ближайшие несколько лет, даже после окончания учебы…

Филипп после вуза устроился мастером-ювелиром в ювелирный концерн, чтобы набраться опыта работы в своем деле. Он многому научился у Темыча, который постарался передать ему все свои знания. Перед смертью старик даже подарил ему свою мастерскую со всеми инструментами, чтобы Филиппу было где работать, однако молодой мастер не рисковал принимать клиентов в таком месте. Мастерская стояла на отшибе, и, если бы кто-то распустил слухи, что у него там есть драгоценные металлы, Филипп не сомневался, что его голову нашли бы где-нибудь неподалеку от неё…

Поэтому он предпочел продать мастерскую, а на вырученные деньги купил себе скромный закуток в большом торговом центре, где мог работать над индивидуальными заказами со спокойной душой. Единственное, с чем не мог расстаться молодой человек, это были инструменты Темыча, большая часть которых была изготовлена им по собственным чертежам.

— Пойми, сынок, в таком деле важно, чтобы инструмент удобно лежал в руке. Поэтому мне нужно, чтобы мои железяки были продолжением моей руки, чтобы я не думал, как держу и как работаю.

Инструменты покойного наставника Филиппу тоже были по руке, и ему очень нравилось с ними работать. По мере того, как он набирался опыта сначала на ремонте, затем на реконструкции и уже после всего этого – изготовлении изделий, клиентов у начинающего мастера становилось все больше и больше. Людей привлекало то, что Филипп обладал уникальным даром создавать шедевры из ничего. Однако про него также говорили, что он не без странностей. Филипп терпеть не мог людей, которые опаздывали на назначенную ими самими встречу. Поэтому он отказался работать с подругой Юли, которая днем ранее звонила ему и просила сделать для нее ажурное колье из тонкой золотой проволоки.

— Ну что вы в самом деле! –возмущалась клиентка. – Я же вам нормально заплачу, что такого в том, что я опоздала…ничего страшного ведь не произошло…

— Девушка, я не работаю с теми, кто позволяет себе опаздывать. Знаете, почему? Потому, что это говорит о неуважении к мастеру, пренебрежении его временем и работой. Найдите себе другого, кто возьмётся за ваш заказ.

Теперь эта клиентка пришла в сопровождении своей подруги (это была Юля) и упрашивала мастера выполнить такую работу.

— Поймите, Филипп, вы загнали меня в угол. Больше никто с ювелирной техникой филигрань и рубинами не работает, кроме вас. Я вам хорошо заплачу, — повторяла она слова про деньги, как мантру. – Сколько скажете, столько и заплачу. Могу прямо сейчас.

Юля смотрела на Филиппа сквозь темные стёкла очков и радовалась, что никто не видит выражения её глаз. Это был тот самый парень, из-за которого она промучилась столько лет…

Значит, он стал известным ювелиром и строит таких чокнутых бабёнок, как её ненаглядная подружка Вероника, считавшая себя центром вселенной. Неожиданно для себя Юля подошла поближе к столу мастера и деликатно кашлянула:

— Извините… Меня зовут Юлия… С вашего позволения, я могу вмешаться?

Филипп был удивлён таким маневром, но спокойно ответил:

— Да. И что вы хотите?

— Моя подруга была неправа, опоздав на встречу. Вы имеете полное право отказать ей, но я прошу вас…это очень важно для неё, и Вероника обязуется больше никогда не допускать подобного в дальнейшем. Филипп, позвольте вас попросить помочь нам… Мы будем очень признательны в первую очередь как девушки, оказавшиеся в трудной ситуации…

Мастер нахмурился, обдумывая её слова. Наконец, он кивнул.

— Хорошо…будем считать, что мы договорились. Но прошу ещё раз – не опаздывайте. Иначе я сам вам заплачу, чтобы вы меня больше никогда не беспокоили.

Когда Юля выходила из его мастерской, то поймала на себе изучающий, внимательный взгляд Филиппа. Он выглядел довольно озадаченным…

Вероника, оказавшись в торговом зале, с радостью бросилась обнимать Юлю:

— Юльча, как ты его уломала? Я думала, мне придётся отказаться от идеи с украшением! Молодец, хорошо, что ты со мной пошла!

— Ты бы поняла одну простую вещь, Никуша: если знающий человек говорит, что нужно следовать правилам, тебе лучше следовать им. Иначе получишь фигу.

Оставив Нику хлопать глазами, Юля быстро ретировалась к выходу. Она с улыбкой вспоминала, как изменилось выражение лица Филиппа, когда она вмешалась в их беседу. Интересно, он узнал её или нет? Решив, что ей лучше будет прогуляться по свежему воздуху, девушка спустилась к парку и не спеша зашагала по аллеям. Через некоторое время рядом с ней послышался быстрый топот:

— Юлия?

Обернувшись, девушка увидела Филиппа, который стремительно нагонял её. Увидев, как она поворачивается к нему, молодой человек замедлил шаг.

— Извините, если напугал…

— Почему вы пошли за мной? – настороженно посмотрела на него девушка.

— Глупо, наверно…но почему мне кажется, что мы раньше виделись?

Прежде, чем Юля хотела сказать «нет», с ее губ сорвалось:

— Да, это было давно…очень давно…

— Когда? Можете припомнить? –Филипп смотрел на нее с явным любопытством. – Понимаете, я работаю с большим количеством людей, не всех запоминаю, но …тех, для кого я делал изделия, обычно хорошо помню. А ваше лицо мне кажется знакомым, хотя я точно знаю, что я для вас ничего не делал. Можете напомнить?

Юле хотелось плакать, но она заставила себя улыбнуться и сказать:

— Вы для меня сделали больше, чем представляете… Это было давно, но я с тех пор я хорошо усвоила урок…

— О чём вы? –растерялся Филипп.

— Присядем? – девушка показала на свободную скамейку. Когда они сели, Юля с улыбкой сказала:

— Вы не помните, но мы с вами встречались больше десяти лет. На студенческой дискотеке…вы тогда ушли, как только сделали мне замечание. Помните?

Филипп, судя по его лицу, напряженно пытался вспомнить. Наконец, ему это удалось, и молодой человек удивленно уставился на Юлю.

— Так вот оно что! Теперь понятно. Но вы с тех пор очень изменились…вы и тогда были красивы…но сейчас от вас глаз не отвести, — последние слова он сказал с широкой, искренней улыбкой.

Юле было приятно, что он так говорит, и она смущенно улыбнулась:

— Благодарю за комплимент. Могу я задать прямой вопрос?

— Какой?

— Почему вы тогда так странно усмехнулись, когда я посмотрела на вас и сказала, что там душно? И почему сразу ушли?

Филиппу было странно слушать подобные вопросы. Он уже толком не помнил того вечера, и её слова застали его врасплох.

— Умеете вы озадачить человека, — пошутил парень, но серьёзно ответил: — Вы уверены, что хотите получить прямой ответ? Мои слова могут вам не понравиться.

— Уверена, — Юля почувствовала странное напряжение внутри, словно этот человек сейчас решит её судьбу.

— Вы мне показались очень высокомерной и капризной девицей. К тому же, мне не понравилось, что вы сразу перешли на «ты» и подошли ко мне с таким видом, словно хотите сказать какую-то гадость.

— Да, я так и поняла. Но не сразу, — призналась Юля. – Знаете, после того короткого общения я стала понимать и ценить людей, которые умеют говорить правду в лицо. Конечно, не всегда это приятно, но…все же лучше, чем нож в спину от так называемых друзей…

Они ещё долго гуляли по парку. Юля была в восторге от манеры общения Филиппа. С ним всё было просто и понятно, никаких заумных фраз, ничего, что могло бы заставить себя почувствовать королевой и одновременно – рабыней. Он говорил с ней так, что она чувствовала себя цельной, не разделенной и не разбитой своими внутренними противоречиями…

На прощание Филипп предложил:

— У меня машина на парковке перед центром. Вас подвезти?

— Спасибо, но я тоже на машине. Благодарю за приятный вечер, — Юля спокойно улыбнулась.

Ей нравилось, что впервые за столько лет она чувствует себя умиротворенной…

Подумав, Филипп протянул девушке карточку со своим номером.

— Если вам будет что-нибудь нужно, звоните в любое время. До встречи.

Они стояли перед машиной Юли, и девушка открыла дверь. Филипп, когда она села в салон, внезапно наклонился и легонько постучал по стеклу. Юля повернулась в его сторону и увидела, что он показывает руками знак «позвони». Девушка улыбнулась, завела машину и плавно вырулила со стоянки. Юля ехала домой в приподнятом настроении.

Родители обратили внимание на необычную радость в ее голосе, когда позвонили ей:

— Красавица моя, ты уже приехала? – засуетился отец. – Что хорошего случилось?

— Да всё в порядке, папа, — ответила девушка. – С чего ты решил, что у меня хорошее что-то случилось?

— С того, что у тебя голос стал звучать по-другому. Ты прямо излучаешь радость, — проницательности Юрия Олеговича можно было только позавидовать.

— Пап, когда придёт время, я обязательно расскажу. Но пока не хочу говорить, чтобы не спугнуть, — засмеялась дочь.

— Ну, я только за, если у тебя есть повод для радости. Пока, малышка, — и он повесил трубку.

Юля не знала, что в это время Филипп, сидя в своей квартире, сосредоточенно пытается изобразить Юлю на холсте. Если в первый раз он запомнил её не в лучшем свете, но сегодня она произвела на него прямо противоположное впечатление. Парень сам не заметил, как стал думать про новую знакомую с тайной нежностью…это было ново и неожиданно…и безумно приятно…

— Что ж, Филя, поздравляю. Влип! – именно так бы и сказал покойный Темыч, услышав про сердечные дела своего ученика…

Мать Юли долго не могла принять выбор дочери, однако, узнав, что будущий зять открыл собственную линию по выпуску ювелирных украшений и сотрудничает с крупными европейскими покупателями, сменила гнев на милость. Её жутко раздражало, что Юля смотрит на мужа полными восторга глазами:

— Господи, пусть она прекратит пялиться на него таким преданным щенячьим взглядом, смотреть тошно…

Зато Юрий Олегович был горд зятем, который смог с нуля добиться успеха в такой непростой сфере.

— Наш Филипп – настоящий мужик. Кем бы он был, если бы не хотел добиться успеха? А сколько таких, из богатых семей, которые умеют только профукать родительские деньги? Так что моя Юлька сделала верный выбор…

Юля никому не говорила, даже Филиппу, что его поведение, полное скрытого достоинства и уверенности в себе, поразило её до такой степени, что она захотела стать девушкой ему под стать…без напускной крутизны…И она была счастлива, что добилась своего…

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.