Милая красивая скромная девушка добрая

Стук в ночи

Катя в растерянности стояла у свежей могилы. Вот и всё…

Нет её Мишки. Не будет вечных ссор, упрёков, скандалов. И вроде бы должно быть легче от этого, но на душе так больно! Ведь любила она его…

Это была, как говорят в народе, больная любовь. Нет, Катя искренне хотела быть с Мишей, создавать уют, заботиться о нем, рожать детей. А он…

Михаил после свадьбы не стремился менять свой образ жизни – всё так же гулял, пил, с девицами всякими путался. Можно сказать, всех девок в округе перебрал.

— Зачем ты на мне женился? – всякий раз, встречая в слезах мужа под утро, спрашивала Катя.

— Как зачем? – устало позевывая, отвечал супруг, — у мужика должна быть жена! Кто мне будет борщи варить и трусы стирать? Да и забыла, как сама рыдала, замуж за меня просилась? Любишь, говорила. Вот и терпи. А я как жил, так и буду!

Да, действительно, Катя любила Мишу…

Она только школу закончила, как приехал из города красавец Михаил. Поселился в доме неподалёку от того места, где Катя с бабушкой жила. Непонятно, как и на что жил Михаил, но деньги у него водились – в деревне он всё больше таксовал, в райцентр ездил этим делом промышлять. Говорили, что в городе у него было своё дело, а потом что-то пошло не так, и вот вернулся он в село, где его покойные родители раньше жили.

Все незамужние девки сразу на Мишу глаз положили – хорош, при деньгах! Да что уж незамужние – и молодицы вздыхали, глядя на проезжающего в старенькой «Тойоте» красавца. А он пользовался этим, за что не раз был бит мужиками. Потом, правда, все мирились, и жизнь текла свои чередом.

Катю Миша вначале не замечал – мелкая ещё. А Катя ночами плакала в подушку, понимая, что большая пропасть между ними. Ей только восемнадцать будет через месяц, а ему уже двадцать семь…

Взрослый он для неё. Но сердце ныло от любви. Это сейчас Катя понимала, как ошиблась тогда, не послушала бабушку, которая, всё примечая, наставляла внучку – мол, не торопись, вначале школу закончи, потом в институт поступи, образование получи. Вот тогда и будешь про любовь думать. Но сколько же лет пройдёт… а любовь у Кати уже сейчас случилась.

В начале мая Катя с подружками отмечала своё совершеннолетие, на дискотеку пошли. И вот там впервые Мишка обратил на неё внимание.

— Так ты уже взрослая, говорят? – улыбнулся он, приглашая на медленный танец.

— Да, — прошептала Катя.

Как она танцевала с Мишей, она плохо помнила, ноги были как ватные. А потом он её провожал, поцеловались впервые…

Дальше всё так быстро закрутилось, что и не пересказать. Прогулки под луной, тайные встречи. Напрасно ругала внучку бабушка – та всё равно бежала к милому на свидания. А когда пришло время сдавать экзамены, как-то дурно себя Катя чувствовать начала. Думала, от нагрузки, от стресса, а оказалось, что беременная…

Бабушка первая это и поняла без всяких докторов, когда увидела свою внучку стремительно летящую в уборную по утру…

Поплакала она, поругала внучку, но ничего дурного делать не разрешила.

— Виноват подлец – пусть женится! А учёба… Потом, внученька всё наверстаешь. Сейчас главное экзамены сдай, – сказала баба Валя, поджав губы, и сама пошла с Мишкой разговаривать.

О чём они с бабушкой говорили, Катя не знала. Только пришёл Михаил к ней и спросил прямо:

— Ну, что замуж за меня пойдёшь?

— Пойду! – тут же согласилась Катя.

— Получается, по залёту, — хмыкнул Михаил.

— Да что ты, Мишенька! Я люблю тебя! – воскликнула Катя, — и всю жизнь любить буду!

И плакала она тогда от радости и обнимала его, думая, что всё в её жизни теперь хорошо сложится.

Через месяц свадьбу и сыграли. А ещё через месяц неожиданно умерла бабушка – возраст у неё был уже приличный, да и сердце больное. И остался у Кати только Миша, да малыш под сердцем.

А Миша после похорон бабы Вали дом её продал – оказалось, она на него дарственную подписала. Катя узнала, что любимый именно поэтому согласился, так быстро на ней жениться. Но ей было всё равно: им есть, где жить, а деньги от бабушкиного дома всё равно в семье останутся. Но Михаил по-другому решил.

— Я фермерством займусь! – заявил он Кате, — трактор куплю, паи родительские на землю оформлю и буду пшеницу сеять. А потом и ферму поставлю, молочное стадо разведу.

— Миш, а разве денег с бабушкиного дома на всё хватит? – недоумевала наивная Катя, — ведь он же старенький совсем у нас был.

— Нет, конечно, я ещё возьму кредит, — делился планами Михаил, — начну с малого, а там раскрутимся! Эх, заживём, Катюха!

— Так разве тебе кредит дадут? – продолжала спрашивать Катя, — Ты же официально не работаешь. Да и я тоже. А ребёнок родится, там другие растраты. Может, пока повременить с фермерством, а? А на бабушкины деньги крышу подлатаем да малышу что купим?

— Надоела! – взорвался Михаил, — всё только про себя думаешь, про ребёнка своего! Я в доме хозяин и знаю, как с деньгами обращаться! А ты сиди дома и за порядком следи! Вон шторки на кухне пора стирать.

— Да я вчера их только стирала…

— Значит, плохо! Серые какие-то.

И ушёл, хлопнув дверью…

С тех пор часто они ссорились по пустякам. И всегда Михаил высказывал Кате – мол, сирота, он её подобрал, ребёнка признал. Кормит, поит, а она ещё и носом воротит, умничает. Молода ещё слишком, чтобы ему указывать. И всё чаще стал пить, гулять. Дома иногда не ночевал…

Плакала Катя, а ничего поделать не могла. Ей ведь даже идти было некуда – дом бабушкин был продан. Эх, баба Валя, зря ты доверила этому человеку свою внучку…

Но что теперь поделать…

Единственное, что Миша себе не позволял – это руку на жену не поднимал. Но от психологического насилия тоже было не сладко. Катя нервничала, врачи несколько раз клали её на сохранение. Возвращаясь, домой, она в очередной раз узнала о новой связи мужа – то соседка проболтается, то сама найдёт чужое бельё, под супружеской кроватью или длинный волос на подушке – явно не её. А потом у Михаила появились деньги – много денег…

Как он сказал, на развитие бизнеса. Стал редко дома появляться. Катя думала, что муж успокоился, делом занят. А оказалось, что он себе постоянную любовницу в райцентре нашёл, вот к ней и ездил. Это была местный нотариус – дама лет сорока, незамужняя, хорошо выглядящая. Она вроде и помогала Мише документы готовить, для развития его бизнеса. Да только ничего они так и не оформили, разбились на машине – пьяные неслись по скользкой дороге.

И пришлось Кате хоронить своего мужа самой. Ещё и денег по соседям занимать на похороны, его заначку она так и не нашла – ни от бабушкиного дома, ни новых, которые были на бизнес. Да, не долго Катя была женой – всего семь месяцев…

Ещё двадцати нет лет, а уже вдова, а скоро сынок родится…

— Пойдём, детка, — к Кате подошла соседка тетя Нюра и обняла за плечи, — ох, горе-то какое! Ну, ничего! Надо жить! О малыше думать надо! Пошли. Беременной вообще негоже на кладбище находиться, но как не проводить, понимаю… Ты крепись, девонька…

И вот так под тихие речи соседки Катя ушла от могилы мужа, который, по сути, и мужем не был – никакой тебе защиты и уверенности. Так, просто ошибка…

После поминок Катя прилегла отдохнуть. Малыш, чувствуя состояние матери, совсем разбушевался – всё толкался, пинал больно в ребра.

— Тише, маленький! – шептала Катя, поглаживая живот, — немного осталось, скоро, скоро ты родишься, мой хороший! И всё у нас будет хорошо. А сейчас успокойся, мама так устала…

Как будто понял сынок, затих…

Веки тяжелели, сон свинцовым туманом все обволакивал сознание. Катя уснула…

Проснулась она от громкого стука, кто-то не просто стучал, а буквально выламывал двери. Будущая мама приподнялась, глянула в окно – уже наступили сумерки, где-то в вышине пронзительно светила первая звезда. Катя поежилась – холодно в доме…

Пора печь топить…

Да, кто же там так стучит? Недоумевая, она накинула старенькую шубейку и выглянула в сени.

— Кто там?

— Открывай, хозяйка! Разговор есть! – услышала она хриплый мужской голос.

— Какой разговор? Я вас не знаю.

— А вот и познакомимся! – донёсся другой мужской голос.

Незнакомцы на пороге мерзко засмеялись.

— Уходите! Я полицию вызову! – превозмогая страх, крикнула Катя.

— Да хоть сто раз вызывай! – усмехнулся тот второй, — ну, ладно. Не хочешь открывать – не надо. Только знай, долг твоего мужа теперь на тебе!

— Какой долг? – ахнула Катя, — он мне ничего не говорил.

— Он деньги взял у Семёна Серого месяц назад. Сказал, на развитие бизнеса. Обещал вернуть через год. Но мы тут узнали, что помер он. Так что деньги назад гони.

— Никаких денег мне Миша не оставлял. Я не знаю ничего!

— Дуру не включай! – закричал хриплый голос, — срок тебе неделя! Пол-лимона должна и сто тысяч сверху за моральный вред Семёну Сергеевичу.

— Сколько? – у Кати даже в глазах потемнело.

Она с трудом шагнула к порогу и распахнула двери. В сумраке разглядела двоих – невысокого коренастого и тощего, узкого, как уж…

— Я, правда, не знаю ни про какие деньги! – в отчаянии сказала она, — Миша в последнее время мало мне чего рассказывал, мы вообще, как чужие были.

— Знаю, — кивнул тощий, — наслышаны про его любовные похождения. И даже тебе сочувствуем. Вижу, ребёнка ждёшь. Но деньги надо вернуть. Тем более Михаил написал расписку, где черным по белому сказано, что в случае его смерти за долг отвечает жена.

— Он мне ничего не говорил, — прошептала Катя.

— Вот расписка, дамочка! – хрипло сказал коренастый в ответ и протянул бумагу, — это копия. И не советую идти в полицию. У нас везде свои люди. А будешь волну поднимать, то и с тобой, и с щенком, что в пузе у тебя, разберёмся!

Коренастый сунул бумагу в руки, и они ушли, сказав, что у Кати есть неделя, чтобы найти шестьсот тысяч рублей…

Теперь Катя поняла окончательно, на какие деньги кутил муж – получается, и за дом бабушки деньги прогулял и те, что у бандитов одолжил. Или не потратил… а у той любовницы, что в райцентре жила, оставил? Но где их Катя теперь найдёт?

Почти всю ночь Катя провела без сна. Она на сотый раз прочитала расписку. Действительно, во всем Миша ссылался на неё. Да как он мог? Зная, что она беременная, и денег у неё точно нет.

Только сейчас Катя поняла, в какого подлеца была влюблена. Мало того, что без бабушкиного дома оставил, так ещё и долг повесил. Про свою сломанную юную жизнь Катя уже старалась не думать, потому как если всё осмыслить, так вообще с ума сойти можно. Но что-то нужно было делать! Катя понимала, что в полицию лучше действительно не идти – не шутили ночные гости. Она ведь немного слышала об том самом Семене Сергеевиче, в народе Сеня Серый…

Говорили, что он был смотрящим в районе – разводил всякие разборки, решал с долгами вопросы. В общем, серьезный криминальный авторитет. И в то же время был в почёте у районного начальства, как меценат и спонсор различных мероприятий. А в полиции у этого Сени Серого то ли зять, то ли сноха работали. Вот такой расклад. И разве найдёт правду восемнадцатилетняя деревенская девчонка? Сомнительно…

Пошла Катя на следующий день к соседке – может быть, она что-то подскажет. Всё же тётя Нюра старше, опыта житейского больше. Рассказала Катя все, как есть. А тётя Нюра только поохала и ничего толкового не сказала. Одни эмоции и восклицания, какой же Мишка гад оказался. То, что он гад, Катя и без неё знала. Тётя Нюра ещё напомнила, что на похороны люди занимали…

Нет, они подождут, но отдавать ведь придётся всё равно. Катя подружке своей позвонила — Настя в городе как раз училась. Вот подруга дело посоветовала – бежать Кате надо, и чем быстрее, тем лучше.

— Насть, а куда я побегу? – жалобно спросила Катя, — у меня уже восемь месяцев. Скоро рожать. Как я с ребёнком буду?

— Тебе главное до города доехать! – прорабатывала Настя план дальше, — я тебя на вокзале встречу. К себе тебя увезу. Я же тебе не говорила, тётка моя замуж за турка выскочила. И уехала в Турцию на ПМЖ. Поэтому её квартира теперь полностью в моём распоряжении. Квартира трёхкомнатная! Уж в ней-то я найду тебе уголок с малышом. Ничего, Катя, всё будет хорошо! Приедешь, на учёт здесь в женскую консультацию встанешь. Тут и родишь!

— А жить я на что буду?

— Нет, неужели ты думаешь, я тебе миски супа не налью, родители мне столько продуктов привозят, и деньгами помогают. Прорвёмся! А малыш родится, тебе пособие положено.

— Не смогу я на твоей шее. И родители твои ругаться будут. Да и вдруг тётка вернётся.

— Мои родители и тётка – мировые люди! Родители Насти, и правду, были золотые…

И Настя говорила так убедительно. Решила Катя, что это единственный шанс уйти от проблем. Да, ей и малышу надо спасаться! Бежать из этой деревни!

Утром она поехала в райцентр за билетом. Поезд был через день – то есть отъезд планировался на послезавтра…

В тот вечер Катя собирала сумку. За окошком дул ветер – девушка с тревогой прислушивалась и то, и дело поглядывала на улицу: хоть бы буран не разыгрался. А то тогда дорогу переметёт и до станции будет не доехать. И тут она услышала стук в окно на кухне. Сердце сжалось – неужели опять бандиты пожаловали? Решила притаиться мышкой. И малыш внутри замер…

Стук повторился. Катя решила осторожно глянуть – кто там. В темноте прошла на кухню, слегка отодвинула занавеску…

И тут же отпрянула – прильнув к стеклу, на неё смотрела какая-то старуха…

Она вновь постучала. Старуха – не бандиты. Катя решила открыть, пошла в сени, откинула крючок…

— Здравствуй, милая! – дрожащим голосом произнесла старуха, — пусти погреться. Замерзла совсем. А тут буран разыгрывается. Боюсь, совсем околею, не дойду до Федотовой заимки.

— А зачем вам на Федотову заимку? – удивилась Катя, — там уже лет пять как никто не живёт.

— Как не живёт? – ахнула старуха, — а я к подруге шла… Меня же сноха выгнала. Сказала, иди, куда хочешь. На трассе из машины выкинула. И я вспомнила, про Федотову заимку. Говоришь, никто не живёт. Ой, а что же мне теперь делать?

Кате стало жаль бедную старушку. Одежда старая, местами даже рваная. А на улице же зима! Да и видно, неплохой она человек.

— Заходите, бабушка, чего я вас на пороге держу! – спохватилась Катя и сделала шаг назад.

— Ой, спасибо тебе, детка. – обрадовалась старушка, — ты же сама осторожнее. Не застудись!

Вскоре они сидели за столом. Катя напоила горячим чаем с малиной незваную гостью, предлагала борща, но баба Поля, как представилась старушка, отказалась – она уже так и клевала носом…

Катя ей постелила в зале, а сама ушла в спальню…

И только она стала засыпать, как вновь раздался стук, крики…

Катя поняла, что, покоя ей этой ночью не будет. И только она вышла в прихожую, как послышался громкий удар, потом звон…

Это кто-то снаружи выбил крючок, который дверь входную держал на запоре. В следующий момент дверь в дом открылась, гости щелкнули выключателем, и вместе с клубами морозного воздуха в прихожую ввалились два уже знакомых Кате бандитов и с ним третий – седоватый, крупный старик. Поняла Катя, что это и есть Семен Сергеевич – Сеня Серый…

— Что же вы, милая дитя, хитрить вздумала? – произнёс этот самый Семен, — бежать от нас решила?

— Не понимаю, вы, о чём? – побледнела Катя, она всеми силами старалась выглядеть спокойной.

— Такая юная и такая обманщица! – усмехнулся старик, усевшись на табурет, — неужели ты думаешь, мои люди не наблюдали за тобой? Знаю я, что ты взяла билет на поезд в один конец. Завтра ехать собралась. Значит, сбегаешь? Нет, детка! Не уйдёшь! Долг отдавать надо!

— Но у меня нет таких денег! – взмолилась Катя, — их вообще у меня нет! Вы узнайте, может, он у любовницы их оставил.

— Нет их там, уже узнавали! – ухмыльнулся старик, — да и чего-любовница-то? С неё тоже теперь спроса никакого. Отвечать ты должна.

— Я не смогу вам вернуть всю сумму…

— Прискорбно! Тогда так… Мои мальчишки, — старик кивнул на своих спутников, — очень соскучились по юному молодому телу. Вот будешь с ними по очереди долг отрабатывать. Сколько времени?… Не знаю, они сами скажут, когда ты им надоешь.

— Пощадите! – прошептала побелевшими губами Катя, — я же беременная.

— Ну, это даже пикантно! – хохотнул коренастый бандит, — не боись! Мы осторожно!

— Ладно, ребятки, можете приступать! – кивнул старик, поднялся и пошёл к выходу, — я всё увидел, понял. Денег моих мне тут не вернуть. Так что развлекайтесь, хоть вам радость будет… а ты, детка, знай: вот так я наказываю тех, кто пытается обмануть дядю Сеню…

И он уже был у дверей, когда вдруг все услышали громкий властный голос:

— А ну-ка стой!

Из комнаты выглянула баба Поля…

Сейчас она не выглядела бедной старухой. На ней был дорогой тёплый брючный костюм, на пальце блестел бриллиант. Семен Сергеевич все это сразу оценил, прикинул, что перед ним не простая бабка.

— Здравствуйте, мадам! С кем имею честь? – вежливо сказал он.

— Я жена Аркадия-ювелира! Может быть, знали такого? — с вызовом произнесла баба Поля.

— Аркадия? – приподнял брови старик, — это который года два как погиб в аварии? У него ещё в городе сеть ювелирных магазинов осталось…

— Да! И эти магазины сейчас мои!

— Да, мне кажется ваше лицо мне знакомым. Я видел вас в Интернете… Только там вы с причёской, с макияжем. Простите, я не понимаю… В общем, какого чёрта вы делаете здесь, в этой дыре?

— Но это не ваша забота, сударь… Я слышала ваш разговор… Значит, вы поставили эту девочку на счётчик. И сколько она вам должна?

— Семьсот, — не моргнув глазом, быстро произнёс Семён, накрутив ещё сотню.

Пожилая женщина сняла с руки свое кольцо и протянула старику.

— Оно стоит в два раза больше. Забирайте его! Но перед этим пишите расписку, что никаких претензий к этой несчастной вдове не имеете!

Старик повертел кольцо в руках, довольно хмыкнул и согласно кивнул в ответ.

Вскоре он и его подельники ушли, извинившись перед Катей и пообещав больше её не беспокоить. А она все это время сидела на том самом табурете, ничего не понимая, что происходит вокруг. Почему нищая старуха стала богачкой, зачем ей понадобилось спасать Катю? Как она вообще оказалась в ее доме?

Когда бандиты ушли баба Поля улыбнулась, обняла девушку за плечи.

— Пойдём, детка на кухню и обо всём поговорим, — сказала она, — я вижу, ты немного в шоке… Ничего пройдёт! Эти гады больше тебя не обидят.

— Я не пойму… Вас как зовут на самом деле? – прошептала Катя. — Бабой Полей и зовут, — рассмеялась пожилая женщина, — но можешь называть Полиной Андреевной.

— Вы ведь не случайно оказались в моем доме, — вновь тихо произнесла Катя.

— Конечно, нет! Правда историю с Федотовой заимкой придумала на ходу. Но давай выпьем чайку, и всё я тебе расскажу по порядку.

И вот за чаем Катя узнала удивительную историю. Полина Андреевна долгие годы была счастлива со своим мужем Аркадием Петровичем. И всё было замечательно. Росли бизнес, капиталы. Шикарная квартира в центре города, трехэтажный особняк за городом, несколько машин, огромные миллионы на счетах…

Аркадий поистине был талантливым ювелиром и бизнесменом. И Полину свою очень любил. И она без него жизни не мыслила. Одно только огорчало пару: Бог им так и не дал детей. Одно время хотели даже удочерить или усыновить ребёнка, но что-то было не то с документами, а потом они поняли: им хорошо и вдвоём! Так и состарились вместе, им уже было под семьдесят, когда случилась та авария. Аркадий сразу насмерть, а Полина несколько месяцев не могла встать – вроде бы и самые лучшие врачи, технологии, но не ходят ноги и все! И тогда Полина дала зарок:

«Господи, если ты мне дашь силу, то до последнего своего дыхания буду помогать страждущим. Помоги!»…

И как будто услышал её Господь! Встала Полина Андреевна на ноги. И про зарок свой она не забыла. Решила она идти в простой народ – узнавать про их беды изнутри. Ведь не все несчастные о себе кричат во всеуслышание. Наряжалась она старухой и ходила по вокзалам, по больницам, по всяким учреждениям. Многим уже помогла…

Иногда несчастный — раз и находил у себя в сумке спасительные деньги. А кто? Что? Только бога и оставалось благодарить.

В случае с Катей вышло иначе. Полина Андреевна решила по области проехаться. Она как раз была на вокзале, когда Катя билет до города брала, а потом видела, как какой-то качок в кассе выяснял, куда эта девица ехать собралась. После звонил говорил кому-то, что «девка с пузом» решила соскочить…

Каким-то чутьём Полина Андреевна поняла, что этой девушке нужна помощь. Её водитель помог ей все узнать про Катю. И вот к вечеру Полина Андреевна была у её дома – решила не выходить из образа. Хотела переночевать, а утром уйти, оставив деньги. Но пришли бандиты…

— Господи, как сказку какую слушаю! – призналась Катя, — неужели бывают такие чудеса на свете?

— Как видишь, — улыбнулась Полина Андреевна.

— Но зачем вы им кольцо отдали? Вы же сами сказали, что она намного дороже!

— Наказать так решила! – спокойно ответила Полина Андреевна, — чтобы больше не смели несчастных людей запугивать.

— Не поняла…

— Камень в кольце особенный. Он только добрым людям помогает, а в плохих руках только умножает зло, и оно направлено против хозяина… Что это за камень – не скажу! Секрет! – улыбнулась Полина Андреевна, — но в любом случае, не переживай! К тебе больше никто не придет!

А потом Полина Андреевна предложила Кате… поехать с ней! И жить в её доме! Не было у неё ни дочки, ни внучки…

Может быть, теперь все сбудется?

Подумала Катя и согласилась!

И вот уже несколько лет, как живёт Катя с Полиной Андреевной. Вместе они растят маленького Никитку, Катя поступила в институт на экономический факультет. Полина Андреевна счастлива – есть кому передать дело мужа! А с бандитами теми, и правда, беда случилась – утонули они все трое на рыбалке. Говорят, лодка прохудилась, а они пьяные были. Вот так…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Стройная красивая женщина средних лет милая умная очаровательная лучшая
Моя судьба

Я уже достаточно давно читаю статьи о том, как непросто бывает в жизни и какие сюрпризы может предоставить судьба. Однако...

Я уже достаточно давно читаю статьи о том, как непросто...

Читать

Вы сейчас не в сети