Я бы хотела отдать своего ребенка в детский дом

Девушка не хочет детей

Не похожа я на всех этих женщин, которые с малолетства мечтают стать матерями. Не играла в детстве в дочки-матери, не воображала себя матерью героиней или участницей телешоу о беременных. Но жизнь внесла свои коррективы, навсегда изменив мою судьбу. В двадцать девять лет я узнала, что беременна.

Подруги как одна советовали рожать, ведь дети такое счастье, мол это мой последний шанс, ведь часики тикают. Уверена, каждая женщина хоть раз слышала про эти злополучные часики, которые никогда не перестают тикать. По своей тупости я согласилась рожать. У меня в жизни был полный кавардак.

С мужем я развелась, с работой ничего не получалось, мечта стать профессиональной актрисой расплылась, как снеговик в июле. Я думала, что ребенок поможет мне взглянуть на жизнь по-другому, подарит новый смысл. Наверно, я еще никогда так не ошибалась.

Беременность была сложной, пять раз я попадала в больницу с угрозой выкидыша. Каждый раз ложилась на сохранение и в тайне надеялась, что не рожу, что случится выкидыш. Не было у меня благоговения перед снимками УЗИ, записью сердечного ритма. Я хотела собрать вещи и уехать к морю, оторваться там и забыть обо всех проблемах.

Десятки тысяч уходили на препараты, таблетки, уколы, оплату палаты. А впереди были роды. Я мучилась пятнадцать часов со схватками и очень долго рожала. Врачи отказывались делать кесарево, обещали, что и так сама рожу. Также отговаривали от эпидуральной анестезии, делая упор на то, что она крайне вредна для ребенка и это того не стоит.

Оля закричала, ее положили на меня. Мне не хотелось ее обнять, успокоить. Я попросила убрать ребенка, и женщина сразу подняла мою дочь. Материнский инстинкт не проснулся. Подруги говорили, что я забуду всю боль после рождения дочери, но я ничего не забыла.

Такое ощущение, что мне вставили зонтик и там его рывками открывали или выбивали копчик молотом. Все тело как катком переехали, хотелось умереть прям там.

На четвертый день нас выписали, и я вернулась домой. Начался кошмар. Вся моя жизнь подчинилась крошечному комочку, который постоянно плакал. Я не могла выйти из дома, сходить в магазин, спуститься за почтой. Становясь старше, Оля чуть меньше плакала, но начались болячки, мелкие неприятности.

Бывает сижу на детской площадке и смотрю как она играет. Смотрю на других мам с детьми. Они так трепетно относятся к своим малышам, мне бы хотелось, чтобы Оля тоже получала столько любви. Она ведь ребенок и не виновата в том, что у нее такая мать. В два года она научилась играть сама, проводить время сама. Сидит тихонько и играется с пластиковыми динозаврами.

Раньше она подходила обниматься, сейчас уже поняла, что это редкое явление. Вижу, как она растет нелюдимой, отчужденной. Все чаще думаю о том, что надо бы сдать ее в детский дом. Ведь от этого нам обеим будет лучше. Она найдет любящую семью, а я смогу вернуться к нормальной жизни восстановить карьеру и просто радоваться свободе. Завтра должна увидеться с юристом и обсудить правовые вопросы.

Рождение ребенка стало самой большой ошибкой в моей жизни. Я больше не хотела ничем заниматься, ничем увлекаться. Я просто утратила интерес к жизни с появлением дочери. Появился другой человек, со своими желаниями и потребностями, которые я удовлетворить неспособна.

Я надеялась, что чувства появятся, но за два года ничего не изменилось. Сдать ее в детский дом будет самым лучшим решением. Там она поймет, что есть люди, способные дарить любовь и приносить радость. Я же не могу ей ничего дать, да и не хочу. Наверно, для меня ребенок стал наказанием, где-то я в своей жизни сильно напакостила и теперь расхлебываю. Только ребенок не должен страдать от этого.