Красивая маленькая девочка

Одарённая

Маргарита Васильевна ещё раз проверила закрыла ли дверь, и осторожно, медленно простукивая палочкой каждый камушек, двинулась по дороге. Два раза в неделю она ходила в магазин, конечно, лучше бы реже, но тогда приходилось нести много, а когда перед тобой темнота, это очень проблематично.

Все, кто жил неподалёку от Маргариты Васильевны знали многие ещё тогда, когда она всё прекрасно видела. Ослепла женщина уже 10 лет назад. Сначала она пыталась, боролась. Врачи главное в один голос твердили, что никаких проблем с глазами не видят, всё нормально, это где-то на уровне мозга нужно искать, а специалистов таких в городе не было. Особых сбережений, чтобы куда-то ехать, у Маргариты тоже не было. Какие там сбережения у пенсионерки? Так что она стала учиться жить в темноте. Сколько раз падала — просто не рассказать. И лицо разбивала, и руки. И бомжихой, и пьяницей её называли, и всякими другими словами, но она не обижалась, хоть и не видела, но прекрасно понимала, как выглядела со стороны. Не будешь же каждому встречному объяснять, что не видишь ничего. Кто понимал, тот извинялся потом, но в большинстве своём люди просто уходили.

Обычно Маргарита Васильевна подходила к дороге и ждала, кто-то обязательно подходил и помогал перейти, иногда свои, иногда чужие. Дальше она уже научилась: 10 шагов вперёд, поворот налево, ещё 105 шагов, и можно протянуть руку, коснуться перил крыльца магазина. Ходила она в один и тот же магазин, поэтому к ней сразу кто-нибудь подходил.

— Давай Васильевна, берись за руку и говори, что нужно. Сейчас мы быстренько всё в корзину покидаем.

В магазине она справлялась всегда быстро, потом шла назад, точно так же отчитывала шаги. В обратную сторону их получалось немного больше, наверное из-за того, что во второй руке сумка была, но и обратно она точно знала, сколько нужно шагнуть.

Она подошла к дороге и остановилась. По тишине прекрасно понимала, что рядом никого. Видимо, время неудачное выбрала — все уж с работы до дома добрались. Она слышала, как машины снова поехали, значит, загорелся красный для неё.

— Простите, вам помочь?

Маргарита Васильевна улыбнулась в темноту.

— Если вам не сложно, то пожалуйста.

— Конечно. Давайте сумку и руку.

Говорил мужчина, скорее всего, не пожилой, но кто знает — сейчас по голосу особо не определишь. Машина остановилась, и они пошли.

Маргарита насторожилась:

— А вы не один?

— Нет, со мной Рита, ей семь.

— А я и чувствую, что кто-то ещё идёт, но не взрослый.

— Мы с Ритой… — мужчина замялся… — Как бы вам это сказать… только не пугайтесь, мы бездомные.

Они как раз вышли на тротуар, и Маргарита Васильевна сразу остановилась, нахмурилась.

— Как так бездомные? А вы хоть радио слушали? Сегодня ночью мороз до 30 обещали.

— Нет, мы не слышали, радио у нас нет, так уж ложились обстоятельства.

Маргарита Васильевна сделала несколько шагов вперёд, потом снова остановилась.

— Вот что.., чувствую, что вы хороший человек. Меня чутьё ещё не подводило. Давайте, вы пока у меня побудете, морозы на несколько дней, а там уж пойдёте.

— Да что вы, неудобно. Мы же, если вы не поняли, бездомные.

— Всё я поняла. Я слепая, но не глупая. Если вы о одежде, то посмотришь дома. У меня от мужа и сына много всего осталось. Нужно перебрать, да вынести, но я ж не вижу теперь, вот и лежит, пылится.

Пожилая, женщина почувствовала, что её за руку взяла маленькая детская ладошка и голосок сказал:

— Вы не думайте. Мы ничего, без разрешения трогать не будем, просто холодно очень.

Они поднялись на крыльцо, и Маргарита Васильевна протянула ключи.

— Открывайте, а то я долго провожусь.

Она слышала, как щёлкнул замок, дверь открылась. Мужчина спросил ещё раз:

— Вы уверены?

Она даже разозлилась.

— Ну, что ты как девица красная заладил одно и то же. О себе не думаешь, о ребёнке подумай!

Они вошли в дом. Голосок сказал:

— Как же тепло.

— Тепло, моя дорогая. А сейчас мы ещё печку накинем, и ещё теплее будет. В наших домах батареи провели, воду. Все печки-то посносили, а я как раз в то время зрение потеряла, и мне совсем не до неё было. Вот и получилось, как морозы все мёрзнут со своими батареями, а я печку немного накину, и лето у меня, жара.

— Бабушка, вы садитесь, мы с Петей всё разберём. А ещё Петя может ужин приготовить, вы знаете, он так готовит.

Маргарита Васильевна удивилась:

— Вот тебе раз, мужик, а так хорошо готовит, повар что ли?

— Ну, учился когда-то… Потом правда работал домоправителем, в ресторане совсем недолго пробыл.

— Домаправителем.., это что, у богачей каких?

— Точно, именно у них.

— А чего сбежал?

Маргарита Васильевна почувствовала напряжение, которое повисло в комнате.

— Это длинная история. Давайте, я вам вечером за ужином всё расскажу.

Маргарита кивнула, с наслаждением уселась на диван.

— Не подумайте, я не то чтобы совсем одинока, и помочь мне некому. Сын и муж погибли у меня, но друзья сына всегда предлагают свою помощь. Приезжают, даже к себе зовут. Хорошие друзья, настоящие. Только не хочу.., не хочу быть никому обузой. Всё сама научусь делать. Да, считай, научилась уже.

Они неспешно разговаривали. Рита, тёзка Маргариты Васильевны, отвела её в спальню, где они вместе нашли новую одежду Петру.

— Скажи мне деточка, а Пётр тебе кто?

— Ну, вообще-то, никто. Он в нашей семье домоправителем работал, вернее в семье, где я жила.

— Вот как, ты жила не в своей семье?

Девочка грустно вздохнула:

— Нет, меня забрали у мамы.

— Как забрали? Мама у тебя плохая?

— Нет, что вы, мама хорошая, только мы жили с ней в деревне, а туда приехали эти люди… Давайте, вам Петя всё лучше расскажет.

Честно говоря, Маргарита Васильевна очень давно ничему не удивлялась. Муж и сын отработали всю свою жизнь в органах, иногда в такие истории попадали или раскручивали, что волосы на голове шевелились. И это при том, что Маргарита Васильевна прекрасно знала, никаких подробностей они ей не рассказывают, так, поверхностно, да и то, больше между собой, а как спорить начинали или что-то просчитывать. Маргарита молча ставила к ним поближе чайник, кофе и большую тарелку с бутербродами, чтобы с голоду не померли от эмоций. Споры иногда до утра затягивались. Поэтому сейчас в ожидании ужина она думала о том, что вариантов, почему ребёнка забрали у матери, не так уж и много. Правда, она и подумать не могла, что настоящий вариант вообще выбьет её из колеи.

Когда они уселись за стол, и Маргарита попробовала стряпню Петра, то даже высказалась:

— Да тебе только в ресторане работать.

Он грустно ответил.

— Я там и работал, пока меня эти, не купили.

— Как так купили? Разве бывает такое?

— Бывает… Их сыночек нашей официантке пристал. Ну, я ему нос разбил. Вот у меня был выбор: к ним идти работать или за решётку. Они и раньше меня приглашали, но я не хотел, мне очень нравилось в ресторане.

— Да-а-а… История…

После чая они перебрались на диван. Малышка села рядом с Маргаритой Васильевной, и та с улыбкой сказала:

— Ты не пугайся, пожалуйста, я, как и любой слепой человек, всё на ощупь.

Она протянула руку и ласково погладила девочку по шее. Руку, как будто током ударило. В темноте что-то вспыхнуло ярким светом и тут же погасло. Женщина испуганно дёрнула руку.

— Ой…

Петя поспешил сказать:

— Вы не пугайтесь. Именно поэтому Риту увезли от родителей. Эти люди, он  любят отдыхать в разных местах. Год назад их выбор пал на глухую деревеньку в Сибири, там и жила Рита с родителями. Так вот, вы можете не верить в это, Рите от пробабки дар достался, она может людей лечить. Не всё конечно, но очень многое. Они прознали про это, потому что Рита по доброте душевной помогла хозяину со спиной, он с ней много лет мучился. В общем, решили они бизнес на Рите сделать. За несколько дней отца Риты посадили, что под ногами не мешался, а мать запугали так… В общем, чтобы спасти жизнь дочери, она всё подписала, что-то вроде разрешения на опеку. Но теперь по всему получается, что на бумаге мать  Риты продала её, и если женщина начнёт выступать, её тоже посадят…

Воцарилась тишина.

— Да-а-а ребят, я конечно понимала, что история будет интересной, но чтобы настолько… Вот что, давайте-ка спать. Утро вечера мудренее. Я так понимаю, вы направляетесь к родителям Риты?

Петя вздохнул.

— Хотелось бы, но боимся, что Риту там будут ждать, и мы только навредим. Дело в том, что они пообещали какому-то крутому, который ещё богаче их, что Рита ему поможет, уверили его просто. Рита сразу сказала, что не может, это ей не по силам. Так они её чуть не убили, в кладовку посадили, сказали, чтобы хорошенько подумала. Типа, она там всё переосмыслит и поможет. Она ведь ещё ребёнок. Она и правда не может. Они её просто прибьют. Вот, я и выпустил её, а потом мы побежали. Уже больше месяца мы скитаемся.

Маргарита вздохнула.

— Да уж…

Жизнь штука странная, уж ей ли не знать…

Как только в доме воцарилась тишина, девочка поднялась со своей постели, она тихонько юркнула в комнату, где спала Васильевна, остановилась у её постели, положила осторожно ладошку на её глаза и закрыла свои. Стояла так долго, а потом также бесшумно юркнула к себе под одеяло.

Маргариту Васильевну, как будто разбудил что-то, она открыла глаза. За окном ещё темно, и тут она резко села в постели.

«За каким окном? Я что вижу окно?»

Да, она его видела. Не так, как в молодости конечно, но очень отчётливо.

Женщина потёрла глаза, провела взглядом по комнате. Её шкаф, она узнала его, и дверь, тоже её.

— Господи.

Она расплакалась. Только сейчас сообразила, что разбудили её лёгкие шажки, видимо, маленькая Рита была здесь.

Маргарита решительно встала с постели, нашла в тумбочке записную книжку. Сто лет назад номера записывала. Хотя, можно же и в телефоне посмотреть. Туда ребята сами номера заносили, а она знала, если нажать на цифру 1, то вызов пойдёт Ивану, а если на два…

Иван, Сергей и Олег были у неё через полчаса.

— Маргарита Васильевна, что случилось? Ночь на дворе.

— Случилась ребят, мне нужна ваша помощь. Вернее не мне, а одним очень хорошим людям, которые сейчас у меня.

— Вы уверены, что мы сможем помочь?

— Да, если вы честные, если вы не изменились тех пор, как работали с моим сыном и дружили с ним, то сможете.

Она развернулась, чтобы идти в дом. Иван бросился, чтобы помочь, но женщина отвела его руку.

— Не нужно, я снова вижу.

— Но как?

Это они втроем хором сказали.

— Ну, мне помогли, и я вас прошу, вы тоже помогите.

Петру пришлось повторить всю историю, чуть ли не с самых первых слов.

Иван сказал:

— Мне кажется, я понимаю, о ком речь. Вы говорите, а я уточню кое-какую информацию.

На протяжении всего рассказа Иван с кем-то переписывался в телефоне, а когда Петя закончил, поднял голову.

— Да, именно тот человек, про которого я подумал. У него есть очень, очень крепкая крыша, но кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Маргарита Васильевна, а они могут пожить у вас хотя бы несколько дней? И желательно, чтобы на улице не показывались.

— Да, конечно.

— Ну тогда ждите моего звонка. Сообщу вам, получилось у нас что-то или нет…

Рита теперь ложилась спать исключительно с Маргаритой, та рассказывала ей сказки. А когда девочка во сне плакала, Маргарита убаюкивала её.

Как-то перед утром у неё зазвонил телефон. Это был Иван.

— У нас всё получилось. Получилось Маргарита Васильевна, ждите утром гостей.

Они как раз сели завтракать, как дверь распахнулась. На пороге возник довольный Иван, за ним маячил не менее довольный Олег.

— Гостей ждёте?

Маргарита улыбнулась.

— Хороших всегда.

И тут маленькая Рита вскочила, как-то обеспокоенно осмотрелась. Тогда Иван отступил впустив в дом худенькую женщину.

— Доченька.

Рита бросилась к ней на шею.

— Мам! Мамочка!

Маргарита Васильевна плакала навзрыд. Даже Пётр вытер слезу.

Когда все немного успокоились, Маргарита Васильевна спросила у Ивана:

— А Сергей, где?  С ним всё в порядке?

— Да, что ему станет. Ещё один сюрприз везёт, а вот и он.

Иван выглянул в окно и улыбнулся.

Дверь открылась.

— Папочка!

Рита и её мать повисли на мужчине, который вместе с ними опустился на колени.

Через две недели родители Риты уезжали в Сибирь, но только для того, чтобы всё там продать и вернуться.

— Мы только здесь чувствуем себя по-настоящему защищёнными с родными людьми.

А Петя решил, что просто обязан открыть свой ресторан и назвать его «Маргарита».

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Красивый мужчина с голубыми глазами грустный
Ужасы жизни в городе с мужем колхозником

Вышла я замуж за парня из глухой деревни. Я же учительница и так могла лохануться. Любовь зла, как говорится... Тогда...

Вышла я замуж за парня из глухой деревни. Я же...

Читать

Вы сейчас не в сети