Девушка такси

Случайная встреча

На улице лил проливной дождь, барабаня тяжёлыми каплями по лобовому стеклу. Но Егор не обращал на это внимания, лишь успевая включать дворники, чтобы видеть дорогу. Он спешил на вызов к важному клиенту. В голове то и дело крутились мысли о том, чего он добился в этой жизни.

Хмуря лоб, Егор не мог даже припомнить счастливых моментов. Работая в такси, он то и дело натыкался на злобный взгляд своего начальника. Тот почему-то сразу его невзлюбил и специально дал потрёпанную машину.

Остановившись на светофоре, Егор про себя подумал:

«Вот почему я не выбрал другую профессию? Сейчас бы не крутил баранку и не пресмыкался ни перед кем».

Загорелся зелёный свет, и Егор снова подбавил газу. Но тут он услышал, как стучит под капотом. Так и есть, ходовая на ладан дышит, а скажут, что это он виноват. Повесят на него всех собак, и потом плати за эту колымагу. Нет, такой участи Егор себе точно не хотел. Но и поделать ничего не мог, потому, что в этом городе он не местный и пока не обзавёлся нужными связями.

Грустные мысли продолжали его одолевать. Он даже вспомнил, как часто диспетчер отдавал вкусные заказы «своим» водителям. А он оставался ни с чем, довольствуясь копеечными вызовами. Такая несправедливость угнетала Егора и заставляла думать о правильности выбора своего пути в этой жизни. Он ведь круглый сирота и в любой ситуации мог надеяться только на собственные силы.

Проехав ещё два перекрестка, Егор хотел свернуть в проулок, чтобы сократить себе путь. Но неожиданно перед его машиной выскочила беременная девушка. Она намеренно взмахнула руками, как будто падает и преградила дорогу. Егор еле слышно выругался:

— Совсем сдурела, жить, что ли, надоело?

Ему было непонятно, зачем эта незнакомка, рискуя собственной жизнью, едва не бросилась под машину. Выскочив из салона, он снова закричал на неё:

— Тебе жить надоело? Я на вызов спешу, начальник с меня шкуру спустит, если опоздаю. Неужели нельзя было по подземному переходу пройти?

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Девушка грузно опустилась на бордюр и разрыдалась. Егор понял, что зря так поступил. Она ведь беременная и неизвестно, куда могла спешить. А вдруг у неё схватки начнутся, и тогда пиши, пропало? Все эти мысли караваном промчались у него в голове. И чтобы хоть как-то загладить свою вину, он предложил бедолаге сесть в его машину:

— Идём, а то совсем промокнешь. Дождь, похоже, не собирается сдаваться.

Усевшись в машину, девушка как-то подозрительно на него посмотрела. Егор даже почувствовал холод под рубашкой. Такое впечатление, что он не человека спас, а привидение. Отогнав от себя эти скабрезные мысли, он протянул ей руку и произнёс:

— Меня Егором зовут, я работаю в такси.

В ответ прозвучало то, чего он меньше всего ожидал услышать:

— А я Таня, бывшая заключённая.

Холод снова пробежал по спине Егора. Но на этот раз ещё сильнее, будто его из шланга поливали. В голове мелькнула шальная мысль:

«Вот это я пассажира подобрал, нарочно не придумаешь».

Татьяна заметила дрожь на его руках и поспешила успокоить:

— Успокойся, я всего лишь бывшая зечка. И в этом нет ничего страшного, если только ты не противник того, что женщины тоже могут находиться за решёткой.

— Да, нет, что ты, — волнительно ответил Егор, — я даже и не думал об этом. В жизни всякое может случиться, и никто от этого не застрахован. Вот, даже я не могу сказать, что со мной будет, например, завтра.

Беременная пассажирка положила ему руку на плечо и спокойно произнесла:

— Я не экстрасенс, поэтому, не могу ответить, что с тобой завтра произойдёт. Но уверена, что в ближайшее время у тебя начнётся новая жизнь.

Слова Татьяны прозвучали как-то неожиданно для Егора. Он вдруг подумал, что именно завтра, край, послезавтра, начальник найдёт возможность, чтобы прицепиться и наказать. Вот тогда действительно начнётся новая жизнь: без денег и, возможно, без работы.

Егор размышлял об этом и одновременно вспоминал своё детство. Ведь он никогда не знал своих родителей. В детдом попал из приюта, совсем маленьким, можно сказать, самым младшим из всех подопечных этого учреждения. И к нему относились безо всякой любви. Хотя, откуда ей было взяться, если воспитатели то и дело пропадали на целый день и оставляли их без присмотра. Там Егор и научился выживать, ни на кого не надеясь. У него практически не было друзей. А всё потому, что чувство справедливости делало его изгоем среди таких же сверстников. Они любили устраивать гадости, сбегать из детского дома, а Егор, испытывая чувство страха, оставался один. Не шёл он вслед за ними, вот и не стал, как говорится, своим среди их компании.

Детский дом находился в небольшом посёлке. И Егор не знал, что происходит за пределами этого населённого пункта. Но он мечтал о том, чтобы поскорее вырваться из ненавистных стен. И уехать туда, где его будут ценить и любить. Только вот, куда, родственников нет, а если и есть, то им вообще плевать на существование какого-то там сироты. Тем более и воспитатели в детдоме постоянно твердили, что родители от него отказались. После такого он вообще не хотел ни с кем сближаться. А желание быть любимым, это всего лишь детские фантазии.

Пока была возможность, и государство помогало, Егор выучился на вождение и получил права. Он уже тогда знал, что это будет его кусок хлеба. Во всяком случае, других перспектив для себя он пока не видел. Из глухого посёлка вскоре перебрался в столицу. Мысли были о том, чтобы найти работу и хоть как-то закрепиться в этом городе. Егор не один десяток контор прошёл, чтобы устроиться. Но нашёл только в такси, где начальником оказался горделивый и надменный человек, Сергей Петрович. С жильём тоже все решилось: Егор удачно снял квартиру на окраине города. Правда, натянутые отношения с начальником постоянно его нервировали. Не было дня, чтобы Сергей Петрович не прицепился к нему просто так. Иногда Егору казалось, что он центр внимания или просто стал изгоем. И в этом нет никакого просвета, если только не уйти из конторы. Однако увольняться он не собирался и решил, что попробует своими действиями доказать, какая от него может быть польза. И один раз Егор даже позволил себе, в присутствии директора, сказать, что лучше всего использовать для повышения эффективности. Тогда разговор зашёл о покупке нового масла. И Егор пошутил, что знает в этом толк не хуже, чем профессионал. Директор похвалил парня за инициативность, а вот Сергей Петрович затаил злобу. Ведь это не он отличился, и теперь директор не его будет ставить в пример другим сотрудникам. Однако начальник ничего не мог сделать, тем более что Егор стал чуть ли, не лучшим другом директора. В тоже время, Сергей Петрович взял это на заметку и стал ждать удобного момента, чтобы поквитаться. Но парень так умело работал, что не давал повода для взысканий. Правда, после сегодняшней поездки неизвестно, что может случиться. Ведь начальник не просто так усмехался, когда отправлял его на этот вызов.

Мотнув головой, Егор отвлекся от воспоминаний и посмотрел на свою спутницу:

— Если не секрет, то на каком месяце?

— Скоро рожать, седьмой миновал, — улыбнувшись, ответила Татьяна.

Егор снова остановился перед светофором:

— А у меня, наверное, никогда не будет детей. Я ведь один, как перст и до сих пор не нашёл, свою спутницу жизни. И, наверное, никогда не найду, потому, что перестал доверять людям.

— У тебя всё впереди, надо только верить, — отозвалась девушка. – Если сам захочешь, то сможешь изменить свою жизнь. Я же вижу, что ты добрый парень, но доверчивый. И это подкупает, просто ты этого не замечаешь и думаешь, что всё мимо тебя проходит.

— Может, ты и права, и мне действительно надо что-то меня в своей жизни, — пожав плечами, ответил Егор.

Татьяна тут же произнесла, что обязательно с ним рассчитается. Но ей нужно попасть по адресу. Дальше она назвала улицу и номер дома. Егор покачал головой и сквозь зубы произнёс:

— Да, ладно, ничего мне не надо. Я ведь понимаю, что у тебя нет денег. Знаешь, сколько у меня было таких пассажиров, как ты?

— Нет, а причем здесь это!?

— Да, притом, что они только и говорили: подожди, я вынесу деньги, заплачу. А как привозил их по адресу, так они руки в ноги и только пятки сверкали. Нет, меня ты не обманешь, да и незачем этого делать. Я с тебя денег не возьму, бесплатно довезу.

Девушка склонила голову и почти шепотом проговорила:

— Я не нищенка, если ты об этом подумал. Да, мне пришлось провести достаточно времени там, где постоянно думаешь о свободе. Но это не значит, что я потеряла человеческий облик и не могу отвечать за свои действия. Ты ошибаешься, и я ещё всем докажу, что это не так.

Вот опять она говорит какими-то полусловами. И тут как хочешь, понимай, если не лень тратить на это время. Егор вздернул брови и шутливо ответил:

— Хорошо, пусть будет по-твоему. Но имей в виду, что дальше того адреса, который ты мне назвала, я тебя не повезу. У меня есть заказ и по времени я могу не успеть.

Татьяна кивнула головой, и следующие полчаса они ехали в тишине. Егор смотрел на дорогу, а девушка на свои колени. Она не плакала, только плечи вздрагивали. Поправив прическу, Татьяна искоса посмотрела на Егора и улыбнулась. Он сделал также, но сдержанно, слово боялся неожиданного поворота. Наконец, когда они приехали, Егор обратил внимание, что это отделение банка. У него тут же появилась шутка по этому поводу:

— Ты вот, что, не вынеси банк, чтобы меня потом за тобой не потянули.

Татьяна в ответ махнула рукой и вышла из машины. Егор, как и обещал, не стал брать с неё денег. Он простил ей поездку, понимая, что в таком положении девушке не до расходов. Мало того, что беременная, так ещё и недавно освободилась из мест заключения. И пока она шла до здания банка, он продолжал смотреть ей вслед. Егор специально не трогался с места, ждал, что же дальше будет. Он уже мысленно представил, что вот, сейчас взвоют сирены, примчатся машины полицейских и скорой помощи. Но прошло 5 минут, а вокруг тишина, люди идут по своим делам и никаких тревог. Убедившись, что Татьяна не собирается грабить банк, он нажал на газ и поехал дальше. Но едва преодолев перекресток, Егор стукнул рукой по торпеде и произнёс:

— Вот и выполнил заказ для важного клиента. Он теперь начальнику пожалуется и тот точно оставит меня без денег.

К важной персоне он приехал с опозданием. Тот ничего не сказал, правда, недовольно посмотрел на Егора. И этого хватило, чтобы понять, что впереди ждут грандиозные разборки в конторе. Всю дорогу он молчал, боясь проронить хоть слово. И клиент не спешил к разговору, уткнувшись в свой планшет.

Через пару часов Егор был свободен и ехал по направлению офиса. Сердце внутри так и сжималось от ощущения никчемности. Ведь он даже ничего не сможет возразить начальнику. И тот будет прав, если накажет, хотя, была надежда, что клиент не станет жаловаться. Оставив машину на стоянке, парень почти бегом забежал в здание конторы. Мимо него прошёл Олег и злобно улыбнулся. Между ними постоянно была вражда: Олег перехватывал самые жирные заказы. И поговаривали, будто ублажал Сергея Петровича своими методами. Егор как подумал об этом, так ему сразу стало не по себе. И вся его ненависть к Олегу отобразилась на лице: брови сбились в дугу, а рот просто перекосило. Навстречу из своего кабинет вышел начальник:

— А, Егор, вот ты-то мне и нужен. Кстати, что у тебя с лицом? Попробую угадать: ты меня ненавидишь, потому и скривился. Ну, что же, идём со мной, я сейчас ещё больше дегтя добавлю на твою физиономию.

Ну, всё, после таких слов можно ничего хорошего и не ждать. Егор внутренне напрягся и прошёл в кабинет. Перед окном располагался массивный стол, а рядом потёртый стульчик. Странно, но интерьер кабинета как-то резко изменился. Раньше на подоконнике стояли цветы, а теперь их нет. Да и стул был другим, новым, а этот будто со свалки притащили. Егор обернулся в сторону начальника и встретился с его ухмыляющимся взглядом:

— Да-да, это теперь твой будущий интерьер. Я специально принёс сюда этот стул. Ты должен почувствовать, что такое безнадёга и нищета. А знаешь, зачем мне это надо?

— Нет, наверное, у вас просто чувство юмора запредельное, — с дрожью в голосе ответил Егор.

— Отчасти ты прав, — похлопав его по плечу, ответил Сергей Петрович, — и я действительно могу шутить. Но только не в твоём случае: мне всё известно про опоздание. Думал, что если уехал на вызов в другой город, то я ничего не узнаю?

— Простите, Сергей Петрович, но я несколько раз попадал в пробку, да и машина оставляет желать лучшего.

Егор выкручивался, как мог, но всё равно понимал, что это бесполезно. И если уж начальник устроил спектакль, то явно для того, чтобы потешить свое самолюбие. Вот чего-чего, а горделивости Сергею Петровичу было не занимать. Он мог часами смотреться в зеркало и поправлять галстук. Любил он себя, наверное, больше, чем кого бы то, ни было. Указав на стул, начальник предложил Егору присесть:

— Да, нет, спасибо, я лучше постою, — нервно ответил он и сжал руки в кулаки.

— Хорошо, дело твоё, может, и к лучшему. Я ведь специально поставил в машину маячок спутникового слежения. Как знал, что он мне сослужит хорошую службу.

— О чём это вы, Сергей Петрович?

— О том, Егор, что я видел весь твой маршрут. Ты несколько раз останавливался, потом петлял проулками. И даже умудрился оказаться возле банка. Только не говори, что у тебя там счёт открыт, и ты решил проверить его состояние? Ну, конечно, у нас же телефоны отменили.

Егора бросило в жар, когда он услышал слово банк. Ведь сам же пошутил над Татьяной, чтобы она его не грабила. Неужели и в самом деле ограбила, и он теперь соучастник? Пытаясь отогнать от себя эту мысль, Егор судорожно переспросил:

— А больше вы ничего не видели?

— Нет, но мне и этого достаточно, чтобы тебя наказать. Только не знаю, как это сделать, чтобы ты запомнил на всю жизнь.

— Давайте просто выговором обойдёмся, — умоляюще произнёс Егор.

— Слабо, это не пойдёт тебе на пользу, — грозно ответил Сергей Петрович.

И едва он это произнес, как в кабинет, без стука, вошёл тот самый Олег. Он посмотрел на начальника и без всякого стеснения спросил:

— Ну, как вы ему же сказали?

— Не понял, что происходит? – Егор подскочил к Олегу и внимательно уставился ему в лицо.

— Тебя увольняют, дружище, — весело и злорадно ответил Олег.

Егор снова переключился на Сергея Петровича:

— Но вы не можете со мной так поступить. Я столько для вас сделал, всегда выполнял самые сложные и дешёвые заказы.

— Ты однажды перешёл мне дорогу, — сурово произнёс начальник. – Не стоило красоваться перед директором. Он ведь из-за тебя перестал мне платить премию и надбавку. Думаешь, я смогу простить? Нет, Егор, ошибаешься, ты уволен, получай расчёт и чтобы я больше тебя не видел.

Понуро опустив голову, Егор стал медленно пятиться из кабинета начальника. Но на половине пути остановился и посмотрел на Олега:

— Дружище, говоришь, ну-ну, посмотрим.

В глаза тут же бросился старый и потертый стул возле стола. Егор про себя подумал:

«Как же Татьяна была права, когда говорила, что в моей жизни скоро начнутся изменения».

После этого он уже не хотел оставаться в стенах этой конторы. На полном автомате Егор зашёл в бухгалтерию, забрал остатки денег и вышел на улицу. Ветер обдувал его кудри, а он, молча, смотрел в пустоту. Ведь впереди ждала неизвестность, от которой повеяло холодом. Неожиданно вспомнился банк и Егор опять затрясся:

«А что если и вправду ограбила, а Сергей Петрович нарочно меня отпустил, а потом и полицейские придут?».

Встряхнув головой, таксист махнул рукой и побрёл на остановку. Теперь он мог передвигаться только на общественном транспорте. А если не найдёт в ближайшее время работу, то и пешком придется походить. Вот, только непонятно, куда устраиваться. Никакой другой профессии Егор не освоил, корочек у него нет, да и опыта тоже. Получается, что он человек без профессии, без рода и без племени. Как-то тошно ему стало на душе, и он едва сдержался, чтобы не заплакать. Мимо проходящие люди оборачивались, думая, что с человеком не всё в порядке.

Егор стоял возле остановки и что-то шептал сам себе под нос. А в это время проехало уже несколько автобусов в нужном направлении. И только бабушка, придерживая тяжелую сумку, неожиданно возле него остановилась:

— Внучек, ты чего грустишь? Погода, вон, какая хорошая, дождик прекратился, солнышко пригревает.

— Да, вы правы, погода что надо. Но мне от неё ничуть не весело. Меня сегодня уволили и все из-за того, что перешел дорогу начальнику.

Сощурив левый глаз, бабушка подошла ближе и шепотом произнесла:

— Не переживай, ведь ты не нарочно так сделал. Будет и на твоей улице праздник. Но помни, когда он придёт, не прогоняй, это твоя судьба.

— Вы что, сговорились? – рассерженно спросил Егор. – Я только и слышу какие-то тайны. Кто мне объяснит, что здесь происходит?

И пока он размахивал руками, пытаясь услышать ответ, бабуля успела скрыться за поворотом. Такое впечатление, что она только на минутку появилась, чтобы поделиться с Егором ещё одним секретом.

В полном недоумении он сел в автобус и поехал домой. В магазине Егор купил булку белого хлеба и пакет молока. Он знал, что Маруська ждёт своего хозяина. И как только в двери щелкнул замок, кошка тотчас же, выбежала в прихожую. Она пристроилась к ногам Егора и стала тереться спинкой. Погладив питомицу, бывший теперь уже таксист произнёс:

— Только ты мне и рада, Маруська.

Кошка услышала своё имя и довольно замурлыкала.

Егор снял обувь, прошел на кухню и налил ей молока в миску. Маруська оставила его ноги в покое и приступила к угощению. Лакая молоко, она искоса погладывала на хозяина и облизывалась. В её глазах было столько преданности, что Егор не выдержал и закрыл лицо руками. Так он и стоял возле окна, еле сдерживая нахлынувшие эмоции. Но неожиданно позвонили в дверь. Егор даже вздрогнул:

— Странно, я никого в гости не жду.

Осторожно выглянув в прихожую, он прямо оттуда спросил:

— Кто там?

С той стороны двери послышался ответ:

— Это я, баба Клава. Егор, открывай, будем чай с тобой пить.

Не понимая, что происходит, он, все же, открыл дверь:

— Вот тебе раз, ты чего, плакал, что ли? – шутливо спросила баба Клава. – А, ну, давай я твоё лицо вытру. Вот, так-то лучше, и не надо слёзы лить.

— Простите, Клавдия Ивановна, — извиняющимся голосом произнёс Егор. – У меня сегодня был тяжёлый день. И для веселий, а уж тем более для чаепития, точно нет повода. Может, вы в другой раз зайдёте?

— Ну, как же, Егорушка? Я именинница, если ты не забыл. Уже 77 годков исполнилось. Не могла же я не угостить своего любимого соседа.

Покачав головой, Егор виновато произнес:

— И, правда, а я так замотался на этой работе, что обо всём на свете забыл.

— И в первую очередь про свою личную жизнь. Да ты не смотри на меня удивлёнными глазами. Я же знаю, что ты ни с кем не встречаешься. А давно пора, ты немаленький и тебе нужна семья. Это не дело, Егор, жить бобылем, так и не заметишь, как старость придёт.

— Клавдия Ивановна, а как же ваша семья? Разве вы не должны сейчас сидеть за праздничным столом?

— Эх, Егор, ты так ничего и не понял, — глубоко вздыхая, начала соседка, — Мои дети и внуки приезжают только на пару часов или того меньше. У них свои дела и им не интересно сидеть возле старушки. Вот, если бы мой дед был жив, то я бы точно не скучала. А так, сижу, порой, возле окна и смотрю, как другие гуляют с детьми или внуками.

— Теперь понял, – с грустью отозвался Егор, — но мне не суждено стать семейным человеком. Я ведь постоянно на работе и все время трачу на то, чтобы обеспечить свое существование. Хотя, в ближайшее время придется экономить, потому, что меня уволили.

— Как жаль, Егор, но ты не должен отчаиваться. И чего это мы на пороге разговариваем? Пойдём на кухню, я хоть за тобой поухаживаю.

От такого предложения Егор не смог отказаться. Они вместе прошли на кухню и за час накрыли импровизированный стол. Похоже, что баба Клава решила продолжить день рождения. Она отрезала кусочек торта и положила на тарелку перед Егором.

— Ешь, вон и салатики витаминные, колбаска, сыр. Ты не смотри, что я мало кушаю, у меня возраст уже немолодой. И аппетит не тот, что раньше, хотя, как вспомню, что было в молодости.

— Скажите, Клавдия Ивановна, а добро возвращается? Ну, бывает так, что ты что-то хорошее сделаешь для незнакомого человека, а потом и в твоей жизни происходят добрые события.

— Конечно, Егор, и ты ещё спрашиваешь. Я многим помогала, и они мне тем же отвечали. Правда, в последнее время мало кто приходит. Но я не в обиде, всё что могла, уже сделала. А почему ты об этом спросил? Наверное, кого-то бесплатно подвёз?

— И всё-то вы знаете, — задорно произнёс Егор. – Да, я подвозил одну девушку, у неё не было денег, чтобы со мной рассчитаться. Пришлось отпустить с миром и пожелать удачи. Она так спешила, что я толком ничего у неё не расспросил.

Егор специально не стал говорить соседке о том, что девушка, бывшая зечка, да еще и беременная. Он просто не знал, как она на это отреагирует. Вдруг пристыдит, и потом доказывай, что не верблюд. На сегодня ему уже хватило позора, ни к чему ещё больше проблем наскребать. С другой стороны, Клавдия Ивановна вряд ли стала бы его порицать, не тот она человек, чтобы искать изъяны в том, кого уважает.

Чаепитие закончились ближе к одиннадцати часам. Егор проводил Клавдию Ивановну и вернулся на кухню. На столе стоял недоеденный салат, несколько кусочков торта в тарелке и пара бутербродов. Всё это угощение он бережно убрал в холодильник. Есть больше не хотелось, а вот подумать над тем, что дальше делать, необходимо.

Запустив ноутбук, Егор стал методично просматривать информацию по вакансиям на сайтах работы. Везде требовались опыт и образование, чего у него, конечно же, не было. И это означало только одно: идти в грузчики, там особые умения точно не потребуются. Только успевай выполнять то, что тебе говорят.

С этого дня у Егора началась новая жизнь: он больше не крутил баранку автомобиля, зато постоянно работал на свежем воздухе. И от этого ему всё меньше хотелось думать о туманных перспективах. Неужели именно за этим он и приехал в столицу?

Перебирая в голове асё то, что планировал, Егор вдруг пришёл к выводу, что почти ничего и не выполнил. Да, закрепиться в Москве ему удалось. Но что дальше, какие следующие шаги? Вот этого он пока не знал, потому, что скатился на ступень ниже и придется всё заново начинать.

Вспомнились отдельные моменты детства, когда ему буквально зубами приходилось выдирать свободу выбора. И если бы не смекалка, то неизвестно, где бы он сейчас находился. Отчего-то захотелось увидеть своих родителей. Но Егор понимал, что это просто невозможно. Их нет, как и не было все эти годы, пока он жил в детдоме. Они отказались от ребёнка, бросили и решили устраивать свою жизнь без него. Это как в магазине с игрушками: когда что-то не понравилось и можешь сдать обратно.

Егор ворочался по ночам и плохо спал, его терзали мысли о том, что вся жизнь только и крутится вокруг работы и дома. И в ней нет места любви, которая бы согрела его душу. Правильно сказала Клавдия Ивановна, что нужно иметь рядом любимого человека, чтобы потом не страдать от одиночества. Это так тяжело, особенно в пожилом возрасте, когда, кажется, что жизнь замерла. И уже не знаешь, когда наступит тот день, и ты сможешь вздохнуть полной грудью. Правда и у соседки не всё так радужно было: она сама призналась, что дети и внуки приезжают на короткое время. У них свои интересы, поэтому, бабушка нужна только по настроению. Такое будущее пугало Егора, он не хотел потом остаться никому ненужным стариком.

Так прошло две недели, Егор привык к новой работе и уже не думал о том, что когда-то боялся своего злого начальника. Вместе с тем, всё чаще стал всплывать образ Татьяны. Хотя он и не пытался о ней думать, она в положении и вряд ли захочет разделить еще и его проблемы. Нет, об этом и говорить не стоит, уж тем более мечтать. Но желание её увидеть пересиливало и давало пищу для размышлений.

В один из дней, ожидая автобус на остановке, Егор увидел старушку, которая шла ему навстречу. Она несла на плече тяжёлую сумку, которая почти до земли свисала и махала ему рукой. Егор не мог поверить, что это та самая бабушка, которая сказала, что и на его улице будет праздник. Закрыв глаза, он почти минуту их не открывал. А когда снова посмотрел в ту сторону, то никого не увидел. У него появилось ощущение, что это галлюцинации. Но откуда им было взяться, если здоровье в порядке? Егор решил, что нужно хорошенько отдохнуть и не выходить на работу по субботам.

Приехав домой и, накормив кошку, он лег на диван и заснул. Но прошло не больше часа, как Маруська стала жалобно мяукать. Егор проснулся и опустил голову:

— Чего ты, соскучилась?

Кошка в ответ замурлыкала и прыгнула на диван. И только она оказалась рядом с его лицом, как тут же зашипела. Егор опешил от такого поведения своей питомицы:

— Тебя кто-то напугал, Маруся? Ух, ты, и шерсть дыбом встала.

Однако кошка продолжала шипеть и пятиться с дивана. Егор присел, а затем услышал, как кто-то скребётся в дверь. У него, как и в тот раз пробежал холод по спине. Руки онемели, а язык, словно к небу присох. Не получалось даже слова произнести. Пересилив скованность, Его встал с дивана и направился в прихожую.

Внезапно царапание по двери перешло в уверенный стук. Но это было не твёрдый удар, а такой, будто женщина пытается достучаться. Точно, это, наверное, соседка, Клавдия Ивановна, подумал Егор и поспешил открыть. Но каково же, было его удивление, когда на пороге он увидел Татьяну, да ещё и в дорогом пальто.

— Привет, узнал меня? – радостно спросила она.

— Да, привет, тебя не забудешь.

— Можно пройти или ты не в духе?

— Прости, я что-то и в самом деле неважно себя чувствую, — ответил Егор и впустил Татьяну в квартиру. – Столько неприятных событий произошло в моей жизни, что я даже, и говорить о них боюсь.

— А я думала, что ты про меня забыл. Мне пришлось немало усилий приложить, чтобы тебя найти. Не думала, что в Москве так легко затеряться.

— На то она и столица, чтобы поглощать в себя людей, — уже более весёлым голосом произнёс Егор. – Но ты ведь столько времени провела вдали от дома, так что не удивляйся. И прости, что напомнил о твоём прошлом.

— Всё нормально, Егор, — ответила Татьяна и прошла на кухню. – Мне ещё многое придётся наверстать. Но в одном я точно уверена, прошлое не получится забыть. Оно настолько пропитано темными пятнами, что я за всю жизнь не отмоюсь.

— Постой, это ты о чём? – удивлённо спросил Егор, хотя и так подозревал, что за этим скрывается.

— Вот об этом, — Татьяна показала на свой круглый живот. – Все тайны и пятна здесь. И если у тебя есть время, то я расскажу.

— Да, конечно, я только после работы, так что, никуда не спешу.

Поставив чайник на плиту, Егор спросил:

— Может, ты кушать хочешь?

— Нет, я была в ресторане и там поужинала. Что смотришь? Не можешь понять, как я так кардинально преобразилась? И откуда у меня деньги на поход в ресторан?

— Если честно, то да, — смущённо ответил Егор. – В тот день, когда ты чуть не упала под колёса моей машины, теперь уже бывшей, на тебе были старые вещи, обувь не по размеру, ну и деньги отсутствовали. Кстати, надеюсь, ты банк не ограбила?

При этом Егор показал на её дорогие вещи. Татьяна рассмеялась и положила ему руку на ладонь:

— Нет, с этим все в порядке, банк грабить не понадобилось. Я только забрала то, что мне по праву принадлежало.

Возникло неловкое напряжение, потому что слова Татьяны о том, что она чего-то там забрала, больше смахивали на ограбление. И Егор ожидал, что она сейчас возьмёт и скажет:

«Я действительно стащила деньги и купила на них дорогие вещи».

Но в тоже время он понимал, что в одиночку, да при современной системе охраны, просто невозможно подобное провернуть, особенно беременной. И чтобы разрядить обстановку, а заодно и узнать о ней как можно больше информации, Егор спокойно произнёс:

— Это хорошо, что ничего противозаконного делать не пришлось. Однажды ты уже нарушила закон и поплатилась. Кстати, а что случилось, почему тебя посадили?

Татьяна сама налила себе чай и, сделав пару глотков, начала говорить:

— В общем, это длинная история и начну я с того, что забеременела от начальника колонии.

— В самом деле!? – воскликнул Егор и чуть не поперхнулся.

— Да, это, правда, но мне вынужденно пришлось так поступить. Он обещал, что я смогу выйти по УДО. Стыдно об этом говорить, но близость с ним оказалась единственным шансом на освобождение. А вскоре я оказалась в положении, начальник даже возил меня на УЗИ. И вот там показало, что будет двойня. Ты представляешь, два мальчика?

— Не совсем точно, но представляю, — сдержанно ответил Егор. – Ведь я впервые слышу о том, чтобы заключенная беременела от начальника. Обычно женщины уже в положении туда попадают или мужья стараются, когда приезжают на свидание. Но зачем так, ты же, не сможешь их полюбить?

Татьяна склонила голову на бок и загрустила. Видно было, что слова Егора тронули её сердце. Но он и представить не мог, что происходит в душе этой девушки. Их первая встреча показала, какая она беззащитная. А тут резкое изменение в образе и доверительная искренность перед чужим для нее человеком.

— Пойми, Егор, у меня не было другого выхода. Я должна была выйти на свободу, чтобы отомстить.

— Ясно, значит, всё же, не просто так забеременела, а для исполнения своего коварного плана.

— Подожди, не стоит так судить, если ты ничего не знаешь.

— Ладно, не буду перебивать, продолжай, — произнёс Егор, отпив чай из своей кружки…

В этот вечер Татьяна рассказала ему о своей тяжёлой судьбе. Ей пришлось через многое пройти и в первую очередь, сквозь череду унижений. А всё потому, что отец, ныне уже покойный, решил снова жениться. Мама умерла всего три года назад, а у него чувства заиграли. Татьяна не стала отговаривать, понимая, что отец взрослый человек, и волен сам решать свою судьбу. К тому же, он был крупным бизнесменом и владел солидными активами. Это и давало ему широкие возможности в плане личной жизни.

Естественно, что свято место пусто не бывает, и в жизни Евгения Максимовича появилась красивая женщина. Она оказалась моложе на 10 лет и легко завладела его сердцем. Татьяна видела, как он прямо с ума по ней сходит и ничего вокруг не замечает. Правда, у неё тоже был небольшой бизнес, и дела на фирме не позволяли полностью контролировать ситуацию. Приходилось разрываться между домом и работой.

Но всё изменилось, когда в их семье появился сын этой женщины. Она уговорила взять его к ним, мало того, методом обольщения вынудила Евгения Максимовича на брак. Свадьбу тогда шикарно отметили, даже с размахом.

Егор поставил кружку на стол и прервал её рассказ:

— Постой, а чего же твой отец, сам не соображал, что делает? Судя по твоим словам, ему было чуть больше 50-ти лет. И я не поверю, чтобы в таком возрасте человек лишился рассудка.

— Ну, почему же, он прекрасно отдавал себе отчёт. Вот, только любил женское внимание, поэтому и женился во второй раз. Я, конечно, отговаривала, как могла, но разве же, он будет меня слушать. Папа сам решал, что для него лучше, вот и выбрал новую пассию.

— Извини, что перебил, — виновато произнёс Егор. – Просто в моей жизни были похожие проблемы. Ну, не совсем про свадьбу, но около того. Я ведь тогда не сказал тебе, что сирота. Своих родителей никогда не видел и до сих пор не знаю, где они и что с ними. Все детство провел в детдоме, там же и на водителя выучился, оттуда и во взрослую жизнь ушёл.

— Это тяжело, когда рядом нет близких людей, — продолжила Татьяна. – Я осознала это, когда оказалась за решёткой. А путевку в колонию мне устроил сводный брат Алексей. Тот самый сын новой жены моего отца. Я даже имя её не хочу произносить. Они мне вдвоём изрядно нервы потрепали.

Егор понял, что нужно сделать передышку:

-Давай вместе что-нибудь приготовим. Я понимаю, что теперь ты можешь позволить себе рестораны. Но у меня нет таких возможностей. Из таксопарка уволили, а грузчиком много не заработаешь.

— Подожди, так это всё из-за меня? – с придыханием спросила Татьяна. – Ты опоздал на вызов и тебя выгнали?

— Почти, просто опоздание стало поводом. А если серьёзно, то начальник давно на меня зуб точил. Он с первых дней меня возненавидел. Ему казалось, что я конкурент по карьерной лестнице.

— А почему?

— Я как-то проявил инициативу в присутствии директора и сказал, какие лучше масла покупать для машин. И потом несколько раз предлагал свои идеи, за что и поплатился.

— Да уж, начальник прямо зверь, — смеясь, парировала Татьяна.

— Ну, зверь, не зверь, а вот эгоист и гордец, это точно. Но ничего, он ещё вспомнит обо мне.

Вместе они приготовили лёгкий ужин и немного перекусили. Егор обратил внимание на то, что Татьяна уже не ведёт себя так, будто впервые его увидела. Определенно, что у неё возникла к нему симпатия. Посмотрев на её живот, он деловито спросил:

— Рожать в обычном роддоме будешь или платной клинике? Теперь у тебя есть такие возможности. Слушай, а что там с этим братцем, он где? Ты же сказала, что по его вине попала за решётку?

Татьяна ответила, что время покажет и добавила:

— Да, так и есть, Алексей подвёл меня по всем статьям. Я доверила ему свой бизнес. Вернее, взяла в компанию, чтобы он помогал вести бухгалтерию и занимался кадровыми вопросами.

— И что, не справился? – поинтересовался Егор.

— Не то слово, он сделал так, что я попала в поле зрения налоговой службы. Мало того, настроил против меня сотрудников. В общем, оказался мошенником, а я за всё отдувалась. И честно скажу, нисколько не жалею, потому, что получила бесценный опыт.

— Это какой же, если не секрет?

— Научилась выживать в трудных ситуациях. К тому же, могу различать людей по принципу с добром или злом.

— Знаешь, а я почти такую же, школу прошёл, когда был в детдоме. И мне кажется, что у нас с тобой похожие судьбы. Оставайся у меня, я постелю тебе в зале, а сам лягу на кухонном диване.

Татьяна согласилась, тем более что она и не собиралась уходить. Ведь не просто же так искала Егора. Он ещё тогда, в первую их встречу, ей понравился. И она решила, во чтобы то, ни стало, разыскать доброго таксиста. Но, как оказалось, его из-за неё уволили. И Татьяна, чувствуя свою вину, надумала исправить ситуацию. Она видела, с каким благоговением он относится к машине. Ведь для него это не просто груда железа, а самый настоящий друг.

Засыпая в новой квартире, Татьяна уже мысленно видела себя рядом с Егором. Оставалось только узнать, как он отнесётся к чужим детям. Её рассказ про то, как она забеременела в тюрьме, произвёл на него неизгладимое впечатление.

Утром она услышала, как гремит посуда. Впервые за долгие годы этот шум не вызывал раздражение. Татьяна просто вспомнила, как поднималась, чуть ли, не с первыми петухами в колонии, когда уже всем скопом гремели чашками соседки по нарам. Но именно сейчас стук посуды было приятно слышать, и она зашла на кухню.

— Доброе утро, Егор.

— Доброе утро, Таня. А чего ты так рано встала? Я ещё только готовлю завтрак, так что, придётся немного подождать.

— Просто не могла толком уснуть, всё думала о нас, — осторожно произнесла Татьяна.

— В каком смысле? – спросил Егор, сделав вид, что ничего не понимает.

— Я не всё тебе рассказала, есть и другие вещи, о которых тоже нужно знать.

— Ого, так мне что, придётся ещё больше удивляться? – взволнованно спросил Егор. – Я думал, что вчера ты поставила точку в своём прошлом. И больше не захочешь туда возвращаться.

— Так и есть, прошлое далеко позади, — ответила Татьяна. – Но есть дела, которые нужно завершить, чтобы окончательно поставить точку. И в этой связи я хотела бы просить тебя о помощи. Прости, что так внезапно, но мне без тебя не обойтись.

— Отлично, я снова вернулся в тот день, когда мы только впервые с тобой встретились, — весело произнёс Егор, поставив на стол две тарелки с яичницей. – И это похоже на то, как если бы мне пришлось опять пройти весь путь от таксиста до грузчика.

— Егор, до родов осталось немного, а мне нужно вернуть то, чего я лишилась. Я вчера говорила о том, как сводный брат подарил путёвку в колонию. Так вот, он и его мать завладели моим бизнесом. Нужно их наказать и забрать у них мою компанию. Я по крупицам её собирала, всю душу в неё вложила, и всё полетело кувырком.

Татьяна заплакала, и Егор машинально её обнял. Он почувствовал дрожь под своими руками. И у него ещё сильнее сжалось сердце. Перед ним стояла девушка, беспомощная, хоть и разбогатевшая. И сейчас в его силах ей помочь, и если он этого не сделает, то всю жизнь будет себя корить. Проведя рукой по её волосам, Егор произнёс:

— Хорошо, я тебе помогу, только не знаю, чем. Ведь наверняка твои родственнички влиятельные люди. И у них есть связи, через которые нам точно не пробиться.

Татьяна достала из сумочки документы и протянула Егору:

— Вот, здесь все деньги, которые есть на моем счету.

Посмотрев на неё с удивлением, Егор спросил:

— Постой, но ты же, говорила, что они тебя всего лишили? А тут целое состояние.

— Да, именно так, — с тяжестью в голосе ответила Татьяна. – Они забрали не только фирму, но и отца. Он умер, когда я находилась в колонии. Известие пришло тогда, когда его уже похоронили. Мне даже не позволили с ним проститься.

Егор снова её обнял, но при этом, даже поцеловал. Он это сделал без всякой подготовки, в порыве эмоций. И Татьяна ответила, она прижалась к нему всем телом, насколько это было возможно из-за округлившегося живота.

Молодые люди почти минуту стояли, не выпуская друг друга из крепких объятий. Со стороны казалось, что встретились два любящих человека после долгой разлуки. На этот раз между ним действительно проскочила искра взаимных чувств. И Егор, не отдавая себе отчет, томно произнес:

— Ты мне нравишься, Таня.

— И ты мне, Егор, и я ещё тогда поняла, что мы будем вместе. Просто ты не так злобно отреагировал на то, что перед тобой бывшая заключенная.

— А что я должен был делать, кричать и гнать тебя из машины?

— Не знаю, но чаще всего люди шарахаются или презрительно смотрят на тех, кто пришёл из тюрьмы.

— Меня это не волнует, тебя я никогда не упрекну. И давай смотреть, что можно сделать с твоей компанией.

— Вот, я сняла часть денег со счёта, но не всё, — Татьяна показала на цифры, указанные в документах и чеках. – Мне же нужно было привести себя в порядок и важным людям заплатить, чтобы тебя найти.

Егор вдруг подумал о том, что Татьяна могла обратиться к его бывшему начальнику. И чтобы прояснить этот момент, задал интригующий вопрос:

— Случайно не Сергей Петрович тебе в этом помог?

— Не знаю, о ком ты, но если для тебя это так важно, то нет, — резко ответила Татьяна. – Мне помогли другие люди, но большего от них я и не могла ждать. Они и так постарались, понимая, на что идут. Сейчас же нужно договориться с адвокатами и вынудить мачеху с её сынком вернуть мою фирму.

Егор согласился помочь Татьяне, причем, без всяких денег. Для него теперь это было делом принципа. Он знал, что такое предательство, и каково быть униженным.

Вместе они вышли на самого опытного адвоката в городе. И тот, после длительных переговоров, дал слово, что поможет разобраться в этой запутанной проблеме. Также Егор узнал, что, оказывается, незадолго до смерти отец Татьяны открыл на её имя счёт и перевёл туда почт все свои сбережения. Мачеха Татьяны была в неведении, но если бы пронюхала, то точно бы вынудила Евгения Максимовича передать ей доступ к деньгам. Так отец позаботился о будущем своей дочери. Но не смог помочь избежать заключения. И, возможно, что уже там попытался искупить свою вину.

Вот, почему Татьяна решила идти ва-банк. Она понимала, что только так сможет вернуть фирму и очистить свою репутацию. Егор старался изо всех сил, ему даже пришлось уволиться с новой работы. Он следил за тем, чем занимаются мачеха и её сынок.

Алексей жил, что называется, на широкую ногу. У него не было проблем с деньгами, ведь все давал бизнес. Наблюдая за тем, как этот парень ведет себя, Егор определил несколько моментов. И в первую очередь, это расслабленность, отсутствие бдительности и нежелание делать что-то более-менее серьёзное. Ни в какое сравнение не шла мачеха: она следила за порядком на фирме и умело руководила всем процессом. Такое впечатление, будто всю жизнь крутилась в бизнесе. Егор сообщил Татьяне о том, что ему довелось увидеть: -Вот и хорошо, значит, они не ждут моего появления, — с хитрым взглядом произнесла она.

– Надо действовать решительно, чтобы у них не было времени на отступление. Не сомневаюсь, что эти люди приготовили запасные варианты на случай экстренных ситуаций.

— Тебе виднее, Таня, — парировал Егор. – Я лишь хочу, чтобы у тебя всё было хорошо.

Нанятые адвокаты готовили документы для суда, а Татьяна и Егор, тем временем, налаживали свои отношения. Через несколько дней они переехали вместе с Маруськой в их новую квартиру. Татьяна сняла деньги со счета и потратила на покупку семейного гнёздышко. Никто из них уже и не сомневался, что это начало совместной жизни. Слова старушки с остановки и соседки Клавдии Ивановны оказались пророческими. Егор нашёл свой путь в этой непростой и извилистой жизни. Судьба отблагодарила его за доброту. Ещё с детства он старался всем помогать, не смотря на то, что и самому, порой, было нелегко. И эти качества сделали из него крепкого и выносливого человека. Вот, почему он не испугался трудностей. И не спасовал перед тем, чтобы помочь Татьяне. Хотя не мог не понимать, чем все это может закончиться.

Вскоре Татьяна купила ему шикарный автомобиль. Егор сначала не хотел принимать такой подарок. Но потом согласился, сказав, что придёт время и он обязательно отплатит. Взяв на себя роль помощника, Егор сам поддерживал связь с адвокатами. В какой-то момент они ему и сообщили, что Ирина Петровна, мачеха Татьяны, и Алексей, зашевелились. Видимо, почувствовали опасность или им кто-то доложил, что по их следу идет законная владелица бизнеса. Егор передал слова адвокатов Татьяне:

— Как видишь, твоя суета не осталась незамеченной.

— И хорошо, пусть знают, что им тоже скоро придётся за всё ответить. Кстати, а как тебе машина, я угадала с твоими вкусами?

— Спасибо, Танюша, это самый лучший подарок в моей жизни, — ответил Егор и прижал к себе Татьяну.

Почувствовав тепло по всему телу, она положила голову ему на плечо. И неожиданно услышала, как Егор шёпотом произносит:

— Вы мои хорошие, скоро я вас увижу.

Мало того, он поглаживал её живот. Татьяна поняла, что Егор точно не оттолкнет её и будущих детей. Она не ошиблась с выбором, он именно тот человек, с которым ей будет хорошо. И не важно, какие ещё трудности придётся преодолеть. Главное, что теперь они вместе и их никто не разлучит.

Однако злая мачеха Ирина Петровна не заставила себя долго ждать. Она подослала к дому Татьяны своего ненаглядного сына Алексея. Но тому не повезло, потому, что его Егор успел перехватить. Они столкнулись прямо возле подъезда. Егор сразу узнал сводного брата Татьяны:

— Ну, здорово, что ли! Куда спешишь, не к сестре ли?

— Простите, а мы вроде не знакомы? – зашепелявил Алексей и резко осунулся.

Егор понял, что тот не ожидал такой встречи и решил идти напролом:

— Мы не так уж и знакомы, хотя, о вас я наслышан. И не доволен тем, что вы с вашей мамашей натворили.

— Какого черта, дайте мне пройти? – завопил Алексей и попытался забежать в подъезд.

Но Егор схватил его за воротник и сильно тряхнул:

— Слушай, ты, слизняк, я ведь не просто так тебя остановил. Мне всё известно, что вы с Таней сделали. Это не подлость, здесь попахивает преступлением. Давай-ка в сторону отойдём, чтобы никому не мешать.

В это время из подъезда вышли люди, и Алексей попытался к ним обратиться. Егор молниеносно отреагировал, врезал ему легонько в живот и повёл в свою машину.

— Вот теперь нам никто не помешает. Выкладывай, кто тебя надоумил подставить Таню и отправить её за решётку. И не пытайся врать, я всё равно узнаю правду. Но потом будет ещё хуже, и я не шучу.

Алексей судорожно закивал и с дрожью в голосе стал рассказывать:

— Это всё мама затеяла, она хотела стать полновластной хозяйкой бизнеса Евгения Максимовича. Но ей мешала Таня, вот она и попросила меня сделать так, чтобы дочь этого бизнесмена на время исчезла.

— И ты ничего другого не придумал, как посадить её в тюрьму? – злобно спросил Егор.

— А что мне оставалось делать, не убивать же её, в самом деле?

— Ну, хоть здесь у тебя мозги в правильном направлении сработали. Что ещё тебе известно?

— Клянусь, больше ничего, — жалобно заныл Алексей.

— Не верю, а знаешь почему!?

— Почему?

— Потому, что отец Тани как-то внезапно скончался. Тебе не кажется это странным?

— Так он уже немолодой был, вот, наверное, сердце и прихватило, — заискивающе произнёс Алексей и из-подо лба посмотрел на Егора.

— Серьёзно, и ты думаешь, я в это поверю? Да ему было всего 54 года, и на здоровье Евгений Максимович не жаловался. Я уже кое-что узнал, как видишь, не сидел, сложа руки. И всю вашу подноготную с мамашей проверил. Вы у меня на крючке и не вздумайте фокусы устраивать.

Не успел он договорить последние слова, как у него зазвонил телефон. Это была Таня.

— Да, любимая, я скоро приду.

В трубке послышался её крик и вопли:

— У меня схватки начались, нужно срочно в больницу.

Егор посмотрел на Алексея и, нахмурив брови, сердито проговорил:

— Иди, пока отпускаю, но это только пока, скоро для вас сладкая жизнь закончится.

Алексей пулей вылетел из его машины и помчался прочь со двора. А Егор тем временем поднялся в квартиру, оценил ситуацию и вызвал скорую.

Вместе с Таней он приехал в роддом, но внутрь его не пустили. Пришлось ждать, когда выйдет доктор и скажет, что с ней и как она себя чувствует. Через полчаса появился дежурный акушер:

— Вы молодцы, что не растерялись. Ваша жена пока останется у нас на сохранение. Схватки оказались ложными, но есть предпосылки к тому, что она скоро родит.

— Доктор, но ведь ещё как минимум две недели?

— Понимаю ваши переживания, но природа сама диктует, когда появиться вашим детям. И это здорово, что у вас будет двойня. Надо радоваться и благодарить бога за такой щедрый подарок.

— Спасибо, но они не… — Егор хотел сказать, что дети не от него, но остановился.

К тому же, доктор посчитал их мужем и женой. Внутри как-то всё перевернулось, и он поспешил выйти на улицу. Как раз в этот момент открылось окно на втором этаже, и оттуда выглянула Таня. Она посмотрела на Егора и громко произнесла:

— Я люблю тебя.

Глубоко вздохнув, Егор ответил тем же:

— И я тебя люблю, и наших детей. Ты представляешь, доктор решил, что мы с тобой муж и жена.

— И тебе не понравилось, что он так сказал? – спросила Татьяна.

— Почему же, наоборот, понравилось!? И я даже уже знаю, что нужно для этого сделать.

— Подожди, не уходи, побудь со мной еще немного, — попросила Татьяна и прижалась к оконной раме. – Я ведь так и не успела ничего сделать. Нужно дальше действовать и забирать фирму. Что скажешь, может, оставить всё, как есть?

— Ну, уж нет, Таня, ты готовься к родам, а я сам доведу это дело до конца.

После этих слов Егор сорвался с места, сел в машину и поехал в адвокатскую контору. Однако его там уже ждали:

— Егор Васильевич, присаживайтесь, — предложил ему стул юрист.

— Да, спасибо.

— У нас всё готово, можем хоть завтра начинать процесс. И ещё скажу, что Ирина Петровна подвела фирму к банкротству.

— Но как же, так, Тимур Эдуардович? – воскликнул Егор. – Мы что, всё это зря начинали, получается?

— Нет, не зря, я нашёл выходы на нужных людей, и они остановили процесс развала. Думаю, что Татьяна Евгеньевна получит фирму в более, менее сносном состоянии. Конечно, придётся вложиться, чтобы выправить положение. Но учитывая её финансовые возможности, полагаю, что с этим не будет проблем.

— Вы правы, Тимур Эдуардович. Но Таня пока не сможет принять в этом участие. Она сейчас на сохранении в роддоме и в любую минуту может родить.

— Я вас понял, Егор Васильевич, будем действовать через вас, тем более что вы со всеми документами знакомы.

После того, как Егор здорово наехал на Алексея, то сразу же рассказал об этом своей матери. И они даже хотели заявить в полицию. Но передумали, так как им пришла повестка в суд. Кроме того, благодетели предупредили, что это будут серьёзные разбирательства. И лучше сейчас всё решить миром, чем потом смотреть на небо в клеточку. Ирина Петровна не учла этих предупреждений и сочла, что вольна сама решать, как ей с фирмой поступать. А вот её сын отказался от всех должностей и стал паковать вещи. Он понял, что его точно прижмут к стенке и вытряхнут всю информацию. Поэтому, чтобы хоть как-то минимизировать для себя негативные последствия, рискнул во всем признаться. Он сам позвонил к Егору и напросился на разговор. В ходе беседы Алексей сообщил ему, что его мать отравила Евгения Максимовича. Правда, лично он ничего не видел. Но вместе с тем, Ирина Петровна как-то проговорилась, уже после смерти отца Татьяны, что её лекарство подействовало, и старый денежный мешок ушел на тот свет.

Вся эта информация тут же попала к полицейским. И они арестовали Ирину Петровну. Однако у них не было прямых доказательств и ей пока вменяли мошенничество. За сотрудничество с органами правопорядка и чистосердечное признание Алексея оставили под домашним арестом. Но это только на время, потому, что после суда ему, возможно, грозил реальный срок заключения.

Несколько дней ушло на то, чтобы распутать этот коварный клубок. И всё это время Егор ежедневно приезжал к Тане. Он уже не представлял себя без нее. А она была рада, что кому-то нужна. Один раз медсестра даже разрешила им побыть наедине. И вот там Егор, стоя на одном колене, сделал Тане предложение. Это было так трогательно, что Татьяна просто не могла не согласиться. Она сказала, что для нее это настоящее счастье. И стала целовать Егора, да так, что схватилась за живот и закричала:

— Снова схватки начались и вроде воды отходят.

Тут же примчался весь медперсонал и ее увели в родовой зал. Егор, конечно же, спустился вниз и стал ждать. Три часа он терпеливо сидел на одном месте, пока, наконец, не вышел доктор и не сказал:

— Поздравляю, папаша, мальчики, один 3700, а другой 3500.

В этот момент Егор заплакал и крепко обнял доктора:

— Как же я счастлив, что у меня родились два сына.

Потом он ещё раз произнёс эту фразу, но уже так громко, что, казалось, слышали все пациентки роддома. Даже Татьяна заулыбалась, когда услышала. Она лежала в палате, а рядом с ней были два её малыша. Она смотрела на них, а по лицу у нее текли слезы, но это были слёзы радости.

На следующий день Егор снова приехал в адвокатскую контору. Тимур Эдуардович сообщил ему, что Ирина Петровна обвиняется в мошенничестве и на свободу в ближайшее время не выйдет. А вот Алексей может получить условный срок:

— Но самое главное, — добавил адвокат, — мы сможем вернуть Татьяне Евгеньевне фирму. Сейчас мы готовим документы, и думаю, что через неделю или две все завершится. А пока, поздравляю вас с рождением детей. И пусть у вас всё будет хорошо.

— Спасибо, Тимур Эдуардович, но…

— Знаю, я всё знаю, поэтому и говорю, что всё будет хорошо.

Егор понял, что адвокат в курсе всех событий. И уж он-то точно сохранит это в тайне. Тем более что за это время они стали практически близкими друзьями.

Прошла неделя, и Татьяну готовили к выписке. Егор приехал за ней на купленной машине. Он решил подождать, пока там ее соберут, и заранее прихватил с собой букет цветов и шампанское. Через минуту во двор заехала, машина такси и оттуда вышел Сергей Петрович. Он встретился взглядом с Егором и громко произнес:

— Какие люди, что, опять таксистом работаешь? И кто же тебе доверил такую дорогую машину?

— И вам не хворать, Сергей Петрович, — рассмеялся Егор. – Но это моя личная машина. А вот ваш автомобиль, похоже, просит ремонта, причём, очень давно.

— Да, ладно, не может этого быть.

А в это время появилась и Татьяна с детьми:

— Любимый, ты не устал меня ждать? Егор вручил ей цветы, медсестре шампанское и взял на руки малышей:

— Нет, дорогая, что ты, я готов хоть вечность ждать.

Поцеловав Татьяну, Егор обернулся к Сергею Петровичу и с сарказмом произнес:

— И как это вас угораздило из начальника да в простые таксисты?

Дальше он не стал слушать, хотя Сергей Петрович что-то там ещё бормотал. Им было не до него, ведь случилось самое восхитительное в их жизни.

Через неделю Татьяна сама приехала к адвокатам и поблагодарила их с успешным завершением дел. Ее фирма вернулась законной владелице. Тимур Эдуардович постарался и в ускоренном порядке оформил все необходимые документы. Он же выступил и на суде как защитник и привёл доказательства того, как Ирина Петровна и её сын Алексей обманным путем отобрали бизнес у Татьяны Евгеньевны. Она вернула себе репутацию и смогла остановить процесс банкротства. Вместе с Егором они решили управлять фирмой. И чтобы не терять опыт вождения, он согласился быть ее личным водителем.

— А что, так даже лучше, не придётся брать человека со стороны.

— Хорошо, любимый, но это только в качестве подработки. В остальное время ты мой помощник.

Ирина Петровна получила максимальный срок по этой статье и отправилась за решетку. Алексей был признан соучастником, но за то, что сотрудничал со следствием и написал чистосердечное признание, отделался условным сроком. И больше о нем никто не слышал, он уехал в деревню и решил там заниматься подсобным хозяйством.

Вскоре Татьяна и Егор подали заявление в ЗАГС. Им пошли навстречу и через неделю расписали. Слова старушки на остановке сбылись, и у них тоже состоялся праздник. И хорошо, что Егор не отказался от своего счастья. На свадьбу пригласили и Клавдию Ивановну, и доктора из роддома. Ведь им толком-то и некого было звать. Татьяна осталась без родителей и Егор сирота. Вот и судьба у них одна на двоих. После рождения малышей, их записали на фамилию Егора. Он на этом настоял, сказав, что не дело им воспитываться в неполноценной семье. Татьяна не возражала, потому, что видела своё будущее только с Егором. С другой стороны, её выдержке можно только позавидовать. Она столько перенесла и не упала духом.

Фирму, с трудом, но они вытащили из финансового кризиса. Сейчас она полноценно функционирует и приносит доход. Правда, весь коллектив пришлось сменить. Они насквозь были пропитаны ненавистью к Татьяне, и их нельзя было оставлять. Егор сам набрал новых сотрудников, они всё прошли через его систему проверок. Не забыла Таня и про отца, и выбрала время, чтобы приехать на его могилку. Он был похоронен рядом с мамой, хоть в этом ему повезло. Таня долго стояла возле надгробия и плакала. Жестоко обошлась с ней судьба, но и она же, исправила допущенные ошибки. А может, это родители с того света помогли дочери выкарабкаться и найти свою любовь.

Оставьте свой голос

31 голос
Upvote Downvote

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.