Истории из жизни Непутёвая дочь

Непутёвая дочь

Жить с дочерью-алкоголичкой для пожилой матери равносильно смертельному приговору. Многое уже кажется неисправимым и лишенным смысла. Уйти нельзя, потому как старость во многом ограничивает. Выгнать непутевую дочку из дома тоже нельзя: кто же от собственного ребенка отказывается? Так рассуждала пожилая женщина Раиса Максимовна.

Она ежедневно терпела оскорбления и упрёки со стороны дочери Ларисы. Та ей постоянно выговаривала за недостаточно обеспеченное детство и юность.

— Что поделаешь, дочка, — оправдывалась Раиса Максимовна. — Все так жили. Я тебя без отца растила. Не было у меня возможностей тебе всё покупать. И сама себе отказывала во всём. Мне нелегко приходилось. На двух работах крутилась.

— Это твои проблемы! Да я же, как оборванка ходила! – вспоминала Лариса. — Надо мной подружки смеялись. Вот теперь и не вини меня в отсутствии работы и денег. Образования я, благодаря тебе, не получила. Ты должна мне помогать!

— Да я и так помогаю, дочка. Разве не для тебя вся моя жизнь?

— Это обязанность твоя. Раз родила, должна обеспечивать. Лариса сама ничего не старалась заработать.

У нее была такая позиция: мать виновата в том, что в жизни ничего не получилось, вот теперь пусть и расхлебывает.

Со стороны все соседи видели, что дочь очень удобно устроилась. Сначала отказалась работать, затем начала пить. А уж спустя время не стеснялась поднимать руку на родительницу. Мать на свою маленькую пенсию ее кормила и покупала ей одежду. А та без конца пила, гуляла по ночам и сыпала упреками в адрес Раисы Максимовны.

Лариса заставляла ее каждый день собирать ягоды и грибы. Пенсии катастрофически не хватало. Чтобы увеличить дневной заработок, приходилось собирать также бутылки и макулатуру. Иначе вдвоём было не прожить на жалкие гроши. Ведь дочка постоянно тратилась на алкоголь и в то же время требовала от матери свежеприготовленной еды. Раиса Максимовна сначала старалась ей угодить, утешала себя иллюзиями, надеялась, что все само разрешится. Но это не помогло. В какой-то момент она поняла, что сил совсем не осталось. Эмоциональные затраты, как и денежные, были огромными. Приходилось подчиняться, потому что по натуре пожилая женщина была мягкой и покладистой, не могла дать отпор нахалке. Со временем даже пришло ощущение неизбежности происходящего, казалось, ничего исправить уже нельзя. Однажды Раиса Максимовна стояла до позднего вечера у базара. Торговала яблоками и украдкой вытирала слёзы.

В этот день ей пришлось задержаться. Категорически не везло с покупателями. Многие подходили, даже перебирали в руках фрукты, но потом тотчас отходили. Домой возвращаться было страшно. Ожидался крупный скандал и очередное выяснение отношений.

Самое ужасное заключалось в том, что старушка чувствовала себя абсолютно бессильной что-либо исправить. Ей уже стало казаться, что такова ее карма. В какой-то момент рядом остановилась молодая женщина. На вид ей было не больше тридцати. Она с сочувствием посмотрела в отчаявшееся лицо пожилой женщине, а потом стала расспрашивать про яблоки:

— Вкусные, должно быть? Вон как красиво выглядят! Я и сама их люблю, и сын обожает! Что может быть приятнее, чем вечером похрустеть яблочком перед телевизором, правда?

Раиса Максимовна кивнула. На душе у неё сделалось легче. Надо признать, покупатели мало обращали на неё внимание. Обычно люди спешили по своим делам и не стремились заводить разговоры. А эта женщина прямо-таки одной улыбкой умудрилась поднять ей настроение.

— Меня зовут Надя, — представилась она.

— Меня Раиса Максимовна…

— Знаете, Раиса Максимовна, я вас не первый раз здесь вижу. Видно, нелегкие обстоятельства? А яблочки у вас чудесные…

— Так берите… Я вам подешевле отдам…, — с надеждой произнесла Раиса.

— Знаете… Я сама вам помощь хотела бы предложить. Вот возьмите эти деньги, — женщина передала ей несколько мелких купюр. — Знаю, что немного, но больше у меня нет. И яблоки сами поешьте дома. Не стойте здесь долго, холодно, — ласково сказала Надя.

На самом деле она тоже жила отнюдь не богато. Женщина одна растила ребёнка, ей приходилось зарабатывать на жизнь тяжёлым трудом. В тот вечер Надя намеревалась купить лишь хлеба да молока. Но увидела, что пожилой человек нуждается в помощи. И не смогла пройти мимо. Что-то пронзительное было в ее взгляде. Отдаленно старушка чем-то напоминала ей покойную бабушку: такое же лицо, наполненное грустью и немой безысходностью.

Женщины разговорились. Надя была настолько искренней, что глядя на неё, невозможно было грустить. Почувствовав поддержку, Раиса Максимовна рассказала ей всё: как нелегко содержать взрослую дочь, которая с каждым разом требует всё больше и больше, и как приходится туго с деньгами, а по вечерам накрывает отчаяние. Надежда внимательно выслушала. Эта история тронула её до глубины души. Она ведь на самом деле отдала последние деньги старушке. И в этом щедром жесте не было хвастовства или чего-то лицемерного.

Выяснилось, что Надежде тоже приходиться нелегко. У неё муж-тиран, от которого она полностью зависима, так как своё жильё продала за долги. Недавно супруг в пяном угаре выгнал её и сына из дома, Теперь они ютятся в сарае и рассчитывать ей абсолютно не на кого. Муж попрекает лишним куском хлеба, почти не зарабатывает, всё тянет с неё. А она уже устала чувствовать себя ломовой лошадью. Часто приходится работать без выходных.

— Но я не унываю, — заключила Надя. — Что поделаешь? Честно говоря нам с сынишкой в сарае спокойней живётся. Мне главное его на ноги поставить. Только этой мыслью и живу.

— За что же тебе такая злая доля досталась, милая, — сокрушалась Раиса Максимовна.

Поддержка незнакомого человека иногда может прийтись очень кстати. Всегда проще разговаривать с тем, кого видишь впервые и, возможно, больше никогда не встретишь. Словно отпускаешь все проблемы, обновляешь эмоции.

Но напрасно Раиса Максимовна полагала, что вновь останется в одиночестве. Надя её не покинула. Удивительным образом, она стала появляться на базаре каждый день: подбадривала добрым словом, помогала дельным советом, даже угощала иногда свежей выпечкой. Пожилая женщина одновременно и радовалась и удивлялась такому положению вещей.

— Спасибо тебе, добрая душа, — приговаривала старушка. Я за всю свою жизнь столько добрых слов ни от кого не слышала.

— Я считаю, люди должны помогать друг другу… И это нормально… На моем месте так поступил бы всякий, — объясняла Надя.

— Нет, не всякий! Не всякий, это уж точно… Я уверена, что тебя мне сам всевышний послал, если бы только знала Наденька, как мне нужна твоя поддержка, — прослезилась пожилая женщина.

Подруги обнялись, и поплакали вместе, изливая друг другу душу.

Как-то Раиса Максимовна, как обычно собиралась отправилась в лес по грибы и ягоды. Лариса ещё спала после бурной ночной гулянки, а мать хотела поскорее уйти из дома, пока та не проснулась. Ведь снова начнет скандалить, требовать деньги на бутылку. Внезапно у её двора остановилась красивая иномарка, из которой вышел солидный мужчина в дорогом костюме.

— Доброе утро! — улыбнулся он. — Мне нужна Евдокимова Раиса Максимовна.

— Это я, — опешила женщина.

— Отлично. Я к вам с хорошими новостями. Ваша родная сестра, Вера Максимовна, оставила завещание, в котором указала вас единственной наследницей всего своего имущества, — произнес адвокат.

— Какое наследство? — застыла Раиса Максимовна.

— Большой двухэтажный дом в соседней области и денежные средства на расчётном счёте. Сумма набралась достаточная. Думаю, вам вполне хватит на безбедную жизнь.

Внезапно, Раиса погруснела. Глаза её увлажнились. Только сейчас она осознала, что её сестры нет больше в живых. Они не общались много лет.

Вера всегда отличалась вздорным характером. Рая любила свою сестру, и старалась не обращать внимания на вечные склоки и скандалы с её стороны.

Но после того, как родная сестра разрушила её счастье, увела у неё жениха прям на кануне свадьбы, поставила крест на их отношениях. Вера сбежала с любимым человеком Раисы в город, с тех пор они больше не виделись.

— Вот, сестра просила отдать вам это…

Адвокат передал письмо, в котором Зина просила прощения за прежние недопонимания, за ту боль, которую причинила родному человеку. Также она уведомляла о том, что теперь Раиса вправе считать себя полноправной хозяйкой всего ее имущества.

Дело в том, что у покойной сестры не было детей, и Раиса оказалась единственной наследницей. Насколько бы ни была ошарашена Раиса, все же поняла, что такой разговор не должен быть ненароком подслушан дочерью. Ведь она уж точно своего не упустит.

Раиса Максимовна попросила адвоката встретиться в другом месте. При подробном рассмотрении бумаг лицо пожилой женщины вдруг просияло, и она сказала, что намерена переоформить дом и деньги сестры на имя некой Надежды Кораблевой.

— То есть, как это? – удивился адвокат. — Вы отказываетесь от наследства, от денег? Они вам причитаются по праву.

— Я не отказываюсь, а переоформляю. Эти деньги пойдут достойному человеку. Более того, Наде они пригодятся больше, чем мне. Много ли мне, старухе, осталось?

— Но у вас же есть родная дочь. Вы не хотите её сделать своей наследницей? — недоумевал адвокат.

— Нет. Моя дочка является собственником нашего дома, крыша у неё есть над головой. Я думаю, что я и так сделала достаточно для Ларисы. А Надя сделала для меня намного больше добра, чем родная дочь. Она поддержала в трудный момент, понимаете? Ей этот дом нужнее. У неё маленький сын, с которым они живут в сарае, который растет и не видит мать, потому что та постоянно работает, чтобы прокормить его.

— Ну, как знаете. Ваша воля, — развёл руками адвокат.

Надя была ошарашена этим известием. Женщина никак не ожидала подобного подарка. Это было действительно похоже на чудо. Она плакала и долго не могла прийти в себя. Потом у них состоялся откровенный разговор с Раисой Максимовной.

— Я очень тронута, Раиса Максимовна, вашим поступком. Второй день не могу прийти в себя. Но это так внезапно! Я всё ещё сомневаюсь, заслуживаю ли я этих денег, этого дома? Ведь я вам никто. А вы все на меня переоформляете.

— Надя, милая, как это ты мне никто? Разве мы не подружились? Не стали хорошо понимать друг друга? Разве не тебе я рассказала подробную историю своей жизни и не ты разделила со мной страдания?

— Всё так…Но дома из-за дружбы никто друг другу не дарит…

— А я подарю. Сама посуди. Я уже пожилой человек, здоровье не самое лучшее. Зачем мне? Я свою жизнь прожила. А тебе ещё жить и жить. Бросишь своего мужа алкоголика, и будешь спокойно жить с сыном в собственном доме.

— Ну что вы? Перестаньте! Ещё проживёте много лет! И я вам искренне того желаю! — прослезилась Надя.

— Ну я пока и не собираюсь помирать. Просто надо смотреть в будущее. Если я дом себе оставлю, то потом дочь моя его заграбастает на законных основаниях. А она не тот человек, которому можно верить. Пропьет ведь его сразу. У неё есть свой дом. Да только, я уверена, она и это не ценит. Все принимает как должное. А тебе нужнее. Ты ютишься в таких условиях, что представить страшно. Надя! Раз появилась возможность подумать о будущем, то я хочу тебе помочь! Тебе и твоему мальчику. Ребёнок будет получать многое, перед ним откроются хорошие перспективы. Ты достойна лучшего и большего.

— Я даже не знаю, что сказать…, — растерянно произнесла Надежды.

— А ничего не надо говорить…Добро должно совершаться от души. Просто от чистого сердца. Я знаю, как ты страдала, как нелегко тебе приходилось. Работаешь с утра до ночи и света белого не видишь! Думаешь, я тебя не понимаю? Сама всю жизнь также промучилась. Только не надо терпеть возле себя токсичных людей. Твой муж тебя недостоин. Он отравляет тебе жизнь, портит детство ребёнку. Я-то знаю, о чем говорю. Хотя бы ради будущего мальчика стоит принять такое предложение. Не отказывайся, прошу тебя. Живи хорошо, живи сегодня, не откладывай на завтра.

— Вы прямо мне заново жизнь дарите… У меня никогда не было возможности думать о себе и своих желаниях, — призналась Надя.

— Это ты подарила мне надежду. Не зря, наверное, у тебя и имя такое – светлое, вселяющее уверенность, — улыбнулась Раиса Максимовна.

— Я согласна, только если вы будете жить с нами! Со мной и сыном. Это справедливо. Это ваш дом по праву, все-таки вы не должны его лишаться. Даже если оформите все на меня, это ваш дом!

— Ты хочешь, чтобы я была рядом? — обрадовалась пожилая женщина.

— Да. Вы мне вместо матери стали. Я и вправду вас искренне полюбила. Это не лукавство, не лесть, — сказала Надя

— Я верю тебе, Надюша. Я с первой встречи была поражена твоей искренностью. Когда ты отдала мне все деньги, что находились в твоём кошельке. Ты не осталась равнодушной к страданиям бедной старухи!

— Я просто сделала то, что велело мне сердце!

— Вот и мне оно велит сделать то же самое, — улыбнулась старушка.

Надя ещё долго вытирала слёзы от счастья. Ей казалось, что старушка сошла с ума, ведь на ее памяти никто не совершал таких поступков. Должно быть, пройдет время, и пожилая женщина опомнится, захочет переписать все на свою дочку, какой бы та ни была. Но нет. Этого не произошло. Надя ждала, когда Раиса Максимовна придёт в себя, но не дождалась отмены решения.

Вскоре нотариус пригласил её для подписания бумаг. Так состоялась сделка передачи в собственность роскошного особняка и немаленьких денежных средств.

Родная дочь, Лариса, бушевала и исходила негодованием. Ей было непонятно, почему родная мать обошла её стороной и предпочла передать материальные блага в руки совершенно постороннего человека.

— Совсем из ума выжила, несчастная старуха! Твоя родная дочь – я! Притом, единственная! Наверняка, эта проходимка, Надежда Кораблева, специально все подстроила! Облапошила тебя, а ты и обрадовалась! Тебя так легко обмануть!

— Даже не трать свои силы. Мне все равно, что ты говоришь. Я своего решения не изменю. Довольно я терпела твои издевательства. Больше не потерплю!

Лариса сообщила матери, что не намерена так быстро сдаваться. Она попыталась оболгать Надежду. Обратилась с иском в суд и выдвинула свои требования. Каждому встречному юридическому лицу Лариса принималась доказывать, как жестоко и недостойно с ней обошлись. Однако ничего не получилось. Мать находилась в трезвом уме и светлой памяти и на заседании суда не подтвердила справедливости её слов. Судья признал, что решение Раисы Максимовны в данном случае не может быть оспорено. Пришлось Ларисе смириться с этим решением и проглотить обиду. Долго она ещё размышляла, как ей отомстить, навредить этой злополучной Наде, которая осмелилась покуситься на её состояние. Но попытки оказались тщетными.

В конечном итоге женщину постигло глубокое разочарование. Ни один судья не хотел её выслушать. Ни один юрист не согласился помочь. Наконец, она осознала, что ей ничего не светит. К тому же мать прямым текстом сообщила ей, что больше не намерена выслушивать от неё бесконечные упрёки и оскорбления.

— У тебя ведь есть дом, Лариса. Да только ты не будешь нигде счастлива, пока не переосмыслишь свою жизнь. Оглянись вокруг. Может, подобрее станешь. И никогда не пытайся вредить людям, — напутствовала дочь старушка.

Та сообщила, что век бы такой матери не видеть, и вообще на свете всё устроено несправедливо. Дальше посыпались сплошные обвинения.

Прошло несколько месяцев. После оформления всех документов состоялся переезд. Все трое не могли нарадоваться новой жизни. Все им казалось удивительным и неповторимым.

Возле роскошного дома женщины вечерами садились пить чай и любовались красивым садом. Благоухали листья смородины, доносился запах свежей листвы и малины. Отовсюду веяло спокойствием и благополучием.

Сын Нади пошел учиться в престижный лицей и научился кататься на велосипеде. А ещё у ребенка сбылась заветная мечта – собака овчарка. Мама и бабушка (так он теперь называл Раису Максимовну) подарили ему милого щеночка. Вот мальчик теперь и возился с питомцем целыми днями.

Иногда и чужие становятся родными. Ведь в семье важно, прежде всего, понимание и искреннее желание помогать. Счастье достигается путём бескорыстной самоотдачи, а не меркантильного расчёта. Только истинная семья, в которой царит поддержка и забота, достойна называться семьей.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети