Влюбленные

— Как же я скучал, думал, что умру без тебя…

Дмитрий последний раз поменял воду в половом ведре и вернулся в коридор офиса, который убирал.

Солнце уже село, улицы погрузились в сумерки, а это значило, что он опоздал на последний автобус. Здание офиса находилось в центре города, а он жил на окраине, откуда транспорт ходил редко, и он всегда был забит людьми. Теперь Диме спешить было некуда, он мог уехать на метро, поэтому парень спокойно домыл коридор, вымыл все тряпки и губки, развесив их на сушилке в своей неприметной каморке, и стал переодеваться.

Парень никогда не думал, что в свои двадцать три года будет драить полы какой-то фирмы, а не работать по профессии или открывать собственное дело, как это сейчас модно.

Жизнь всегда была несправедлива к Дмитрию. И он в какой-то степени смирился с этим, не мечтая о большем. Детство у парня было сложное, отца он потерял рано, поэтому за его воспитание взялась мать. Хрупкая и нежная на вид Елена оказалась стойкой, упрямой и любящей. Парень был благодарен ей за всё то, что мама для него делала, но иногда она перегибала палку со своей любовью и опекой. Даже сейчас женщина могла контролировать его жизнь и решать, как ему поступать. Дмитрий не ощущал себя самостоятельным, да и неудачи в работе вгоняли его в тоску. Образование у него имелось только среднее, пойти выше ему не позволили финансы, а на бюджетное отделение он сам поступить не смог. Усилий одной Елены не хватило, чтобы обеспечить сыну то будущее, о котором он мечтал.

Парень видел себя инженером-проектировщиком, всё детство на уроках рисовал здания и корабли, выдумывал необычные строения, но будущее оказалось не таким радужным, как он представлял. В жизни Димы кроме матери не было близких друзей. В школе над ним частенько издевались и называли неудачником из-за поношенной одежды и подержанных учебников.

Со временем в жизни Дмитрия ничего не изменилось. Он относил себя к разряду неудачников и не хотел бы столкнуться со своими одноклассниками в форме уборщика, и подтвердить это. Друзей у него не было. Единственный друг после армии решил построить военную карьеру и остался в другом округе, обзавёлся супругой и ребёнком, редко давая о себе знать.

Когда Дима выходил из здания, свежий мартовский воздух обдал его лицо. Работа у парня была сложная, но он радовался таким моментам, когда мог спокойно пройтись до транспорта и насладиться видами города. Он часто уходил в свои мысли, мечтал, представлял себе лучшую жизнь, как встретит любовь всей своей жизни или внезапно разбогатеет, а потом сам улыбался своим глупым мыслям. Из фантазий Диму вырвал телефонный звонок Елены.

— Сынок, ну, где тебя носит? Я уже извелась вся!

— Мам, я же говорил, что опять задержусь. Послезавтра в фирме переговоры, и начальство попросило меня навести лоск, чтобы не упасть в грязь лицом. Ты чего, без меня ужинать не садилась?

— Да помню я, но ведь поздно, а ты уже два часа как должен быть дома. Кто тебе за переработку заплатит? Они ездят на тебе, всё им мало! Я давно говорю, что пора другую работу искать.

— Ма, давай мы поговорим об этом потом. У меня сейчас ни сил, ни желания для этого нет. Да, поеду на метро, не переживай, — устало проговорил парень.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Ему надоело вечное недовольство матери. Она всё ждала, что он выбьется в люди, станет влиятельным человеком, не могла смириться, что он зарабатывает тем, что полы моет перед сотней людей. Елена считала это позорным занятием, не достойным своего сына, но не понимала, что Дмитрию и этого было тяжело добиться. Платили ему немного, но во всех организациях, куда парень сунулся после окончания учёбы, ему заявили, что им необходим специалист с высшим образованием. За своё место парень держался, хоть и стыдился его.

Коллектив в офисе был не самый лучший. Они между собой не особо ладили, а с уборщиком, что считался ниже их по статусы, обращались грубо. Виталий, стажёр, который в будущем мог и не задержаться в фирме, задевал Диму больше всех. Парни были одного возраста, и стажёр пытался показать разницу между ними, высмеять Диму на потеху старшим коллегам.

— Разводы на окнах недопустимы, — повторял Виталик при виде уборщика. — За что ему только платят? Мы серьёзная организация, здесь никто не халтурит. Ему ещё повезло, что взяли полы мыть, иначе бы сидел на улице с протянутой рукой.

— Ладно тебе, оставь парня, пусть работает, — говорил ему кто-то из офисного планктона. — Не забывай — у тебя своей работы выше крыши, иначе быстро вылетишь.

Дмитрий никогда не возражал, боялся потерять работу, даже наслушавшись обидных о себе вещей. Пусть она не самая желанная, но деньги ему всегда были необходимы.

Спускаясь по ступенькам в метро, Дима заметил бродящую в переходе девушку-попрошайку. Одета она была скромно, одежда явно не её, вид жалкий, и издалека парень сначала её не узнал, а потом остановился, как вкопанный.

— Чё встал? — буркнули недовольно и толкнули его в спину, но Дмитрий продолжал разглядывать светловолосую девушку.

Она была как наваждение, черты лица поразительно знакомые, но как такое могло произойти? Как Алиса оказалась здесь, почему она так одета, зачем пристаёт к прохожим с жалко протянутой ладонью?

Сердце парня сжалось от мучительной тоски…

Год прошёл, а он не мог забыть ту, с которой пусть недолго, но был счастлив, с которой планировал связать свою жизнь, если бы Елена не вмешалась…

Алиса и Дмитрий познакомились в колледже. Девушка была на год младше, выросла на окраине города, жила с матерью на съёмной квартире. Она и Дима сразу потянулись друг к другу, словно почувствовали свою схожесть, и не прогадали. После нескольких прогулок обоим стало ясно, что между ними что-то есть. Дмитрий ходил окрылённый, глупо улыбался, нашёл подработку, чтобы радовать девушку подарками, только Елене не нравились перемены в сыне. Она сразу поняла, что у него появилась возлюблённая и стала допытываться у него, кто такая, когда он их представит.

— Мамочка, потерпи, я обязательно вас познакомлю. Алиса тебе точно понравится, — смущённо оправдывался парень, не привыкнув делиться с мамой любовными переживаниями.

Лена была для него единственным другом, он мог рассказать ей о чём угодно, но с такими чувствами раньше не сталкивался.

— Надеюсь, она достойная девушка, и ты не приведёшь в дом кого попало!

Но когда Дмитрий всё-таки пригласил Алису на ужин с матерью, всё обернулось кошмаром. Девушку Елена невзлюбила сразу. Она без конца делала ей замечания, заставляя возлюбленную сына краснеть и запинаться. Разволновавшаяся Алиса неосторожным движением опрокинула бокал вина на любимую скатерть женщины, от чего та пришла в ярость.

— Вот же зараза! Быстро убирайте всё со стола, её нужно замочить! Руки-крюки у тебя, дай сюда! — Елена выдернула из рук оторопевшей девушки скатерть и побежала в ванную.

— Боже, что я натворила! — Алиса осела на пол в слезах. — Я её разозлила, твоя мама меня возненавидит. Я ей совсем не понравилась!

— Не бойся, это всего лишь тряпка, ничего страшного, — утешал её Дима, но, зная тяжёлый характер матери, понимал, что им с Алисой придётся трудно.

Девушка старалась загладить свою вину и приходила в дом Димы с подарками для Елены, но женщина на взятки не реагировала. Она не скупилась на оскорбления, постоянно принижая её в глазах сына. Алиса вытерпела пять месяцев и ушла от Димы.

— Алиса, подожди, дай нам ещё один шанс, прошу тебя! Я тебя люблю, я хочу жить с тобой, но я не могу её бросить, пойми! — умолял её парень, когда возлюбленная заявила о расставании.

— Я не могу, не могу, не проси меня. С меня хватит, я чувствую себя ужасно, я не вытерплю больше!

Дмитрий с трудом пережил разрыв с любимой. С Еленой он не ссорился, но постоянно огрызался и спорил. Он понимал, что мать развела его с Алисой, но не мог открыто противостоять ей, ежедневно коря себя за это…

И вот теперь прежняя любовь парня разгуливала перед ним в подсвеченном ярким светом переходе, несчастная и голодная, со следами усталости и отчаяния на лице. Дима даже засомневался в своём зрении и часто поморгал в надежде, что видение развеется, ведь Алиса месяцами виделась ему в лицах прохожих. Иногда он принимал незнакомок за неё, догоняя на улице, и те шарахались в сторону. Дмитрий сорвался к девушке, хватая за руку.

— Алиса! Что с тобой случилось? Почему ты этим занимаешься?

И снова это было наваждением. Удивлённые глаза напротив не голубые, а карие, черты лица более резкие, губы тоньше — это не Алиса.

— Простите, я не хотел вас напугать…

Парень отошёл на пару шагов, разглядывая привлекательную нищенку.

— С вами всё в порядке? Вы бледный. У меня есть вода, вот, — девушка достала из холщовой сумки, весящей на плече, полупустую бутылку воды и предложила Дмитрию.

Он отказался, разглядывая спортивный костюм с грязными манжетами на худой фигуре, вышедший из моды десятилетие назад, тонкую безрукавку с мужского плеча и шапку, что скрывала короткие давно не мытые волосы. Парню стало по-человечески жаль нищенку, что смотрела на него искренне, без страха, с желанием помочь. Это покорило его.

Мимо них толкались толпы людей, спешащих по своим делам. Никого из них не волновала попрошайка, цеплявшаяся к ним каждый день, и уборщик фирмы, которому на минуту стало дурно. Дима решил, что не может оставить её здесь, среди равнодушных людей, что без труда могут ей навредить. Разве может молодая симпатичная девушка оставаться на улице?

— Послушайте, я принял вас за свою знакомую. У вас есть место, где вы можете спокойно переночевать? Если нет — я приглашаю вас к себе. Не бойтесь, — опережая вопросы, он выставил руки вперёд, — ничего такого. Я живу с мамой, она не будет против. Я не могу уйти, оставив вас здесь одну.

— Вы очень доверчивы, — улыбнулась девушка, и на сердце у Дмитрия сразу потеплело: она его не испугалась. — Обычно меня гонят от себя, как чумную. Мне неловко соглашаться, но ещё одну ночь здесь я не переживу. Полицейские тревожат постоянно, говорят, убираться из перехода, шлют в общественные ночлежки, но там опасно. У меня как-то отобрали там все деньги, что я за день собрала, и ударили пару раз, чтобы не сопротивлялась, представляете? И никто не помог, законы улиц. Теперь боюсь оставаться с другими бездомными.

— Я не шучу, — покачал головой Дима. — Идёмте, если решились.

Новую знакомую парня звали Настей. Девушка говорила с ним открыто, легко рассказывая о своих лишениях и проблемах. Они не выглядели словно жалобы, не обязывали парня о ней заботиться или отдать все имеющиеся в портмоне деньги, и ему это нравилось.

С каждым предложением Насти вера в людей в сердце Дмитрия потихоньку угасала. Он сталкивался с подлостью и не раз, но о некоторых особенностях человеческой натуры не догадывался.

— Как же вы оказались в таком положении? — робко спросил он, понимая, что начинает неприятную тему. — Трудно поверить, что что-то подобное может случиться с каждым из нас, этого не угадать.

Анастасия вздохнула, ниже натянув шапку, словно прячась от мира.

— Вы правы, — горько улыбнулась она, — с таким не просто смириться. Я понимаю ваш интерес: вам нужно знать, кого ведёте в дом, вдруг я воровка какая-то или аферистка. Я не обижаюсь, я бы и сама в первую очередь об этом беспокоилась.

Дмитрий внимательно слушал невнятную историю новой знакомой…

Она осиротела совсем недавно, одно это кого угодно заставит потерять себя и запутаться, только родители Насти не были любящими не тряслись за своего ребёнка. Свободное время они отдавали выпивке в компании таких же алкоголиков. Детство девушки прошло в ужасных условиях ссор, драк, голода, нищеты. Дома постоянно не хватало денег, отца вышибали с работы за опоздания и не явку на смену, мать — за то, что позволяла явиться нетрезвой. Случайные заработки помогали раздобыть немного денег на бутылку и скудную закуску — и всё начиналось заново. Настя росла тихой и пугливой, не хотела лишний раз привлекать к себе внимание.

— Школу я закончила с трудом. Репетиторам мне нечего было платить, и экзамены я сдавала сама, пытаясь понять материал. Родителей моя жизнь не интересовала, они ждали, что я устроюсь на работу и буду снабжать их деньгами. Съехать мне было некуда, я работала то тут, то там, почти всю зарплату отнимали родные. А недавно мать с отцом сгорели в пожаре. Опять напились и уснули с зажжённой сигаретой. Я потеряла и их, и крышу над головой, и все мизерные сбережения, вещи. Другой родни у меня нет, так я и оказалась на улице.

Дмитрий замечал некоторые нестыковки в истории Насти, но не придал этому значения. Не стоило ждать честности от бездомной. Она не показалась ему ненадёжной. Девушке могло быть стыдно раскрывать своё истинное прошлое, да и в том, чтобы побираться на улице было мало приятного. Дело это не меняло: парень по-прежнему вёл её в свою квартиру, желая, чтобы знакомая хоть одну ночь провела в тепле и спокойствии.

— Мне жаль, что вам пришлось пережить всё это, — сказал Насте Дима с искренним сочувствием. — Вы стали жертвой обстоятельств, но ещё есть время начать всё заново, и пусть первым шагом будет сегодняшний день. Я и сам не богач, приходится экономить, но я верю в лучшее.

— Спасибо вам, я давно ни с кем не говорила по душам. Друзей у меня нет, сами понимаете, все мысли были только о том, как прожить ещё один день.

Видя доверчивое лицо такой хрупкой, но сильной духом девушки, он почувствовал ответственность за неё и пообещал себе, что не бросит Настю в беде, найдёт способы ей помочь…

К подъезду Дмитрий подходил в волнении. Он самостоятельно решил привести Анастасию переночевать, намереваясь оставить на некоторое время, но не посоветовался с матерью. Елена не любила незваных гостей, и её сын знал, что она не придёт в восторг при виде девицы с улицы.

— Мам, у нас гости, — проговорил парень, открыв дверь квартиры и пропускаю Настю в коридор.

— Слава Богу, я уже заждалась! Кто там с тобой?

Елена выехала из кухни в инвалидной коляске. Девушка растерянно захлопала глазами, не зная, что сказать. Дима не предупредил её нарочно, чтобы она не отказалась пойти с ним. Он решил, что это спугнёт Анастасию, заставит подумать, что ему и без того проблем хватает…

Несчастье с Леной случилось прошлой зимой. Она выходила из подъезда, поскользнулась на обледенелых ступеньках, и упала на спину. От резкой боли громко закричала и стала звать на помощь, не в силах пошевелиться. Перепуганные соседи вызвали «Скорую». В больнице Дима узнал, что мама парализована ниже пояса, и отныне её ногами станет коляска.

Энергичной и решительной Елене было сложно принять последствия травмы. Она была в ярости и хотела направить куда-то свои эмоции, намереваясь судиться с управляющей компанией, которая допустила подобное, но денег у семьи на это не хватило. Все сбережения ушли на оплату процедур реабилитации и дорогостоящие препараты, которые помогали Лене справляться с фантомной болью в конечностях.

С тех пор она стала более подозрительной, более агрессивной. Дима страдал из-за её непростого нрава, как и Алиса, которая не выдержала постоянных издёвок.

— Здравствуйте! Извините за позднее вторжение.

— Мам, это Настя, она попала в сложную ситуацию, и я предложил ей ночлег.

Парень не обращал внимания на недовольное лицо Лены, серьёзного разговора ему было не избежать. Женщина деловито скрестила руки на груди и развернулась в сторону кухни.

— Мойте руки и за стол. Поставлю ещё одну тарелку.

Ужин прошёл в атмосфере неловкости. Насте было неуютно под тяжёлым взглядом матери Дмитрия. Несколько раз ей хотелось подняться и уйти, чтобы не создавать ему проблем, но он каждый раз останавливал её взглядом или начинал разговор.

— Я хочу обсудить кое-что важное с вами обеими. Настя, я предлагаю тебе задержаться у нас на несколько недель. Отдохни, выспись, найди работу, а с жильём позже решим, когда начнёшь зарабатывать.

От этих слов в глазах Анастасии заблестели слёзы. Она хотела сразу отказаться, но горло сковало. Она не могла поверить в доброту Димы в его веру в неё, ведь она давно не видела к себе сочувствия.

— Мама, тебя я хочу попросить быть терпимее и дать нашей гостье шанс на новую жизнь. Знаю, ты не довольна, но сделай над собой усилие хоть раз.

Елена еле сдержалась от язвительного комментария. Внутри она кипела, ей не терпелось наброситься на сына за его дурную затею, но в ответ она строго произнесла:

— Для начала Насте стоит принять душ и привести себя в порядок. Вещи я положила в зале, на диван.

Стоило девушке запереться в ванной, как Лена зашипела на сына.

— Как ты мог притащить эту бомжиху в нашу квартиру! Ты с ума сошёл? Ты выставишь её завтра же и не забудь проверить наши ящики и шкатулки. Она же самая настоящая воровка! Окрутила тебя, а потом обчистит. У нас и без того брать нечего, а ты!

— Мама, успокойся, за Настю я ручаюсь. От такого никто не застрахован. Ты сама знаешь, как легко меняется жизнь, ты ни в чём не можешь быть уверена. Просто позволь ей остаться и не терроризируй её, пожалуйста! Я тебя знаю, ты добьёшься, что она сама уйдёт, как и Алиса.

— Далась тебе эта Алиса! Забудь уже её, хватит думать о любви, пора за ум браться! Я на тебя всё своё здоровье потратила, на двух работах пахала не для того, чтобы ты бездомных девок подбирал, а чтобы они тебе помогли в люди выбиться. Вот познакомишь меня с девушкой из приличной семьи, я тебе слова поперёк не скажу!

— Да кому я нужен такой? — выкрикнул Дима, не стерпев. — Ты повторяешь это снова и снова, будто я — ничтожество. Я твой сын, почему ты не можешь подумать о том, чего хочу я? Я не товар, который должен понравиться богатой дурочке, чтобы ей хотелось выскочить за меня замуж и тратиться на нас. Я буду жить скромно, но зато сам. И Настю не трогай, я спать.

Анастасия некоторое время простояла перед дверью в ванную комнату, чтобы дать хозяевам квартиры остыть и разойтись. Она уже жалела о затее остаться здесь на ночь, но она так давно не спала в мягкой постели, не ела горячей вкусной пищи и не видела обращённого к себе доброго взгляда, что не могла отказаться от этого удовольствия…

Жизнь с Еленой представлялась ей адом. Девушке хорошо был знаком такой тип людей, на улице она повидала всякого…

Когда Настя всё же решилась выйти в коридор и прошмыгнуть в зал, где для неё уже расстелили постель, в кухне она заметила сгорбившегося над столом Дмитрия.

— Прости, ты не должна была это слышать, — вздохнул он, когда девушка села рядом.

— Это всё из-за меня, я здесь не задержусь, правда! Не хочу, чтобы ты ссорился с мамой из-за меня, ведь она тебя любит. Я выкарабкаюсь, я…

— Перестань, Настя. Дело не в тебе, мама всегда была такой, у нас сложные отношения. Давай забудем это. Завтра после моей работы сходим в торговый центр, подберём тебе что-нибудь для собеседования, обновим гардероб…

Анастасия жила в квартире Дмитрия уже четвёртый день. Всю рабочую смену он думал только о том, как вернётся к ней и спасёт от матери, которая, он был уверен, без конца донимала гостью.

Настя оказалась терпеливой и покладистой. Она сразу поняла, что с Еленой шутки плохи и старалась трудом окупить свой кров. Девушка оказалась неумелой в бытовых делах, но быстро училась и очень старалась. Лена не могла сдержаться и постоянно поучала девушку, но та не грубила в ответ, а ловила каждое её слово, переспрашивала, исправлялась.

Женщина не без удовольствия наблюдала, как Настя возится по дому с веником и тряпками, как вертится у плиты, обхаживает её саму, интересуется о самочувствии и предлагает помощь во всём, не жалея себя.

— Мама, ты могла бы не использовать её как рабыню? Настя наша гостья, а не прислуга, — возмущался Дима наблюдая, как мать пристаёт к девушке с мелкими просьбами, не давая ей усидеть на месте.

— В чём я снова провинилась? Девочка сама хочет помочь. Я, как тебе известно, во многом ограничена, а она настоящее спасение. Делает она всё не важно, но со временем научится, — отвечала Елена с невинным видом.

Парень старался каждый вечер выводить Анастасию на прогулку. Под конец дня каждый был выбит из сил, но они с удовольствием медленно брели по освещённым улицам. Молодым людям было легко друг с другом. Настя мило смеялась и поправляла аккуратно уложенные волосы. Вещи, что Дима купил ей накануне, сидели отлично и выгодно подчёркивали женственную фигуру. Парень то и дело засматривался на её притягательные изгибы, на тонкие пальцы, на блеск в её глазах, когда она благодарила его за что-то.

С ним девушка впервые за долгие месяцы ощутила себя в безопасности. Больше не было нужды думать о том, где переночевать, где достать еду, с кем придётся воевать.

В конце второй недели знакомства с Настей Дима получил аванс и реши пригласить её на настоящее свидание в небольшой ресторан, что обсуждали в перерыве коллеги. Для них заведение не отличалось от кучи остальных, они могли себе позволить постоянно в нём обедать, но для Димы этот вечер был особенным. Он не мог выбросить образ Анастасии из головы, он думал о ней днями напролёт, хотел выручить, понравиться, впечатлить.

Когда девушка увидела огни гирлянд под вывеской заведения, она хлопнула в ладоши, глядя на них с непонятной Дмитрию тоской.

— Всё в порядке? — коснулся он её плеча.

— Да-да, здесь очень красиво.

— Не хотел тебя смутить. Ресторан не самый шикарный, но здесь уютно, и я решил, что тебе понравится.

Расположение столиков внутри позволяло всем гостям оставаться в приватной обстановке благодаря плетённым перегородкам, увитым плетущимися растениями. Кухня оказалась прекрасной Дима и Настя без конца выражали свои восторги, запивая всё полусладким красным вином.

Наевшись, девушка откинулась в кресле с бокалом и медленно цедила освобождавший мысли напиток. Дмитрий впервые видел её такой расслабленной, с игривым румянцем и лёгкой уставшей улыбкой.

— Отсюда вид невероятный, — прощебетала Настя, вглядываясь в окно. — Так бы и запечатлела на бумаге. В школе я и дня не могла прожить без своего альбома. Я рисовала на каждом уроке, учителя постоянно звонили родителям с просьбой повлиять на меня, но ничего не изменилось. Я уже много лет не брала в руки карандаш и не увлекалась рисунком настолько, чтобы ничего вокруг себя не видеть и не слышать.

— Так и думал, что ты творческая натура, — улыбнулся ей Дмитрий. — Тебе идёт беззаботность, я бы хотел почаще видеть тебя такой… умиротворённой.

Анастасия громко рассмеялась. Несколько голов в зале повернулось в их сторону, а парень думал, что готов был слушать этот смех вечно. Ему казалось, он знает Настю много лет. Он давно не испытывал подобных чувств и боялся, к чему это может привести. Девушка всегда выражала ему благодарность, но о её симпатии ничто не говорило. Дима мог только надеяться и терпеливо добиваться её расположения.

Оплатив по счёту, Дима и Настя какое-то время блуждали по улицам. Девушка позволила взять себя за руку, когда они переходили дорогу, пела что-то себе под нос, веселилась. Её спутник был счастлив, что смог подарить ей эти ощущения, что помог вспомнить, какой может быть жизнь, да и сам он давно позабыл окрыляющее свойство влюблённости.

Когда Дима усердно пытался объяснить девушке расположение звёзд в созвездии, указывая на небо, на котором почти ничего не было видно, Анастасия вдруг возникла перед ним и ненадолго прижалась к губам.

— Это за что? — недоумевал парень.

— За то, что вернул меня к жизни…

От зоркого глаза Елена не укрылось, что между сыном и Настей что-то происходило. Она заметила, что все разговоры при ней затихают, что молодёжь не смотрит друг друга в глаза, если она рядом. Вечерами их было не дождаться. Дмитрий уводил Анастасию сразу после ужина, а возвращались они за полночь. Женщина понимала, что её сына всё-таки окрутили. Нужно было срочно что-то предпринять. Она долго терпела эту аферистку, а теперь решила выжить.

— Долго ты будешь сидеть у нас на шее? Совсем стыда нет, только и можешь, что крутиться вокруг моего Димы и глазки ему строить, а что ты сделала для нашей семьи? Здоровая деваха, а строишь из себя немощную! — Лена затеяла разговор, когда девушка наводила порядок в кухне.

Она так и замерла с полотенцем и тарелкой в руках.

— Посуду мы и сами вымоем, а кто будет за коммуналку рассчитываться? Хорошо устроилась, ничего не скажешь. Села Диме на шею и ножки свесила!

— Елена Ивановна, я всё отдам! Вы же знаете, что я хожу на собеседования, но на работу не берут, документов у меня нет. Я всем вам обязана, я этого не забуду, обещаю. Скоро будут деньги.

Елена в ответ хмыкнула, смерив Настю недовольным взглядом.

— Поторопись, бездельница, моя доброта не вечна.

После недолгих дебатов с Леной девушка всегда тяжело приходила в себя. Она поставила тарелку на стол, чтобы не выпустить её из трясущихся рук.

Настю поражало, как у такой стервозной нелюдимой женщины как Елена мог родиться такой искренний и открытый сын как Дима.

Девушка понимала, ей стоит во что бы то ни стало найти источник заработка.

Уже через несколько дней Анастасию приняли вызывной официанткой в банкетный зал. Она работала не каждый день, а только на торжествах, где требовалось больше персонала для лучшего обслуживания. Поначалу девушке было очень сложно. В коллективе её поддержали, но каждая смена невероятно выматывала. В квартиру Дмитрия Настя возвращалась после полуночи, когда Лена уже спала и не могла испортить ей настроение. Девушка просто падала на заботливо расстеленный Дмитрием диван. Ей было лень переодеваться и разговаривать с кем-либо. А парень ждал возлюбленную после каждой смены и заставлял поесть.

— Тебе не стоит туда больше возвращаться. Деньги деньгами, но ты просто гробишь себя.

Он разминал плечи Насти, пока она ковыряла ложкой в остывшем рагу, лишившись последних сил.

— Твоя мама права, Дим. Я не могу вечно надеяться на кого-то, я должна сама о себе позаботиться, — промямлила девушка.

— Так это она тебя надоумила? Что она тебе сказала? Послушай, — Дмитрий сел напротив и взял руки Насти в свои, — ты мне ничего не должна. Я сам решил помочь тебе, мне не трудно. Ты только найти достойное дело, я ведь не против, если ты хочешь. Твои руки огрубели, посмотри, на пальцах порезы, а ноги, они ведь опухли.

— Не кричи, всё хорошо. Я не маленькая и могу заработать на себя. Это дело самоуважения, понимаешь. Ты не мой супруг, я не могу позволить себя обеспечивать, — Настя уткнулась лбом в плечо парня, и он её обнял, притянув ближе.

— Обещай, что на выходные не выйдешь в банкетный зал. Вместе отоспимся до обеда, вкусно покушаем и прогуляемся. Нужно же потратить заработанные деньги…

Настя целыми днями пропадала на работе, не видя недовольного лица Елены. Она надеялась, что женщина перестанет язвить и успокоится, когда станет получать деньги от неё, но этого не произошло. Женщина злилась, что Анастасия прилипла пиявкой к её сыну. Их отношения уже было не скрыть, и она понимала, что Дмитрий влюблён в эту аферистку, которая обязательно их надует и ещё посмеётся.

— Я не одобряю твой выбор, — заявляла Лена сыну, когда Анастасия ушла на смену. — Только подумай, с кем ты себя связываешь! Ты же ничего не знаешь, вдруг она больная, сидевшая, вдруг она опасна, в конце концов! А ты позволяешь этой подозрительной девке оставаться наедине с парализованной матерью, я ведь абсолютно беззащитна! — нагнетала женщина, а Дмитрий качал головой.

Он знал, что мать не уймётся, но больше он терпеть не мог. Однажды парень дал слабину и позволил матери лишить его счастья, больше он этого не допустит.

— Мама, прекрати! Я ничего не желаю слушать. Ты несправедлива к Насте. Она хороший человек и никому не причинит зла. С ней моя жизнь изменилась, я стал лучше, я думаю о будущем, хочу сменить работу, хочу проверить, чего стою. Это она меня вдохновила, не ты, поэтому оставь её в покое!

С этими словами Дмитрий вылетел из квартиры, чтобы успокоить нервы и не наговорить маме больших гадостей. Лена смотрела ему в след, давясь слезами. Она не верила, что её Дима вырос таким неблагодарным. Парень никогда раньше не кричал на мать. Он был так зол на неё, что старался проводить дома как можно меньше времени. Всего себя он посвящал Анастасии, которая всегда была ему рада. Девушка позволила Диме поверить в себя, мечтать, строить совместные планы.

Ночами, когда Елена засыпала и больше не показывалась в коридоре квартиры, он пробирался в комнату Насти, и они могли рассуждать о будущем часами. Иногда девушка смеялась потому, что Дмитрий торопился в своих мечтах, рассказывая об их домике в пригороде, о небольшом огороде о кошке и собаке, которых они непременно заведут.

— А сколько у нас будет детей ты ещё не придумал? — щекотала Анастасия возлюбленного.

— Перестань, иначе я отомщу! — шутливо угрожал ей парень, и оба заглушали смех ладонью, чтобы не разбудить Лену…

Несколько дней в тайне от сына и Насти Елена наведывалась в его комнату и копалась в столе и шкафу, чтобы найти то, что ей нужно. Теперь старые фотографии Димы и его письма к Алисе лежали в ящике комода, дожидаясь своего часа. В выходной день Анастасии, когда Дмитрий ушёл на работу, женщина въехала в зал, где отдыхала Настя и заговорила.

— Что, лежишь, прохлаждаешься, будто хозяйка здесь? Ты только сильно не огорчайся, но я раскрою тебе глаза, раз ты сама слепа.

— Елена Ивановна в чём дело? Я устала, честно, так устала от вечных перепалок с вами. У меня нет на это сил, оставьте, меня в покое, пожалуйста.

Настя нехотя поднялась и посмотрела на Лену, молясь, чтобы она убралась к себе. Она не выносила споры с женщиной, не могла грубить матери человека, которого любила, ведь Дима всегда разрывался между ними во время ссор.

— Вот, — Лена швырнула на диван перевязанные лентой фото Дмитрия и Алисы, а также письма, которые парень слал бывшей возлюбленной в надежде её вернуть.

Письма были личными, пропитанными болью и раскаянием. Алиса так и не вышла с ним на связь, но Настя этого не знала.

— Что это? — девушка всматривалась в счастливое лицо Димы рядом с другой и не знала, что думать. — Откуда это? Зачем вы мне это показываете?

— Это Алиса, невеста Димы, а ты просто дешёвка, которую он пожалел. Они вместе уже три года. Алиса умница, она учится в столице, а Дима её ждёт. Они переписываются, видишь. Он любит её, а ты ему нужна, чтобы скучно не было.

— Нет, это не правда! — надломленно произнесла Анастасия.

Слёзы хлынули по щекам, и она не успевала их смахивать.

— Дима не мог мне соврать, я бы поняла, я бы почувствовала.

— А много ты о нём знаешь? Он тебе рассказывал о своих друзьях, знакомил с ними? То-то же! — торжествующе заявила Елена.

Она была довольна несчастным видом Насти, девчонка купилась. Теперь она, наконец, уберётся из их жизни.

— Уйди сама, сохрани достоинство. Если Алиса о тебе узнает, не быть свадьбе. Диме будет очень больно потерять её. Если ты его любишь, оставь его. Пойми, ты ему не пара, он просто увлёкся, это несерьёзно. Выбрось моего сына из головы.

Ничего не соображая, Настя вскочила с места. Она больше не могла оставаться в этой квартире, не могла ощущать запах Дмитрия на своих волосах, не могла терпеть надменное лицо его матери, что изо дня в день над ней измывалась. Девушка схватила сумку с кресла, быстро обулась и выбежала из квартиры. Она не знала, куда ей деться, в голове всё перемешалось. Дима её предал, он воспользовался ею. Что ей теперь делать?

Вернувшийся вечером Дима ничего не подозревал. Он вошёл в квартиру с двумя букетами цветов. В тот день была их первая месячная годовщина отношений с Настей. Парень хотел сделать ей приятное, но и не обидеть мать, ведь она и без того была не настроена дружить с девушкой сына.

— Здравствуйте, мои дорогие! Где вы все, почему такая тишина?

Елену Дима застал в зале победоносно смотрящей телевизор на месте его возлюбленной.

— А где Настя? Её что, вызвали на работу?

— Ушла твоя Настя с концами.

— О чём ты? Мама, что случилось? — парень тут же побледнел, твёрдо смотря на мать.

Он понимал, что без её козней здесь не обошлось.

— Вот так: схватила сумку и сбежала. В обед, после душа, я застала её шарящей в моей шкатулке. Пригорзила полицией, вот она и слиняла быстренько.

— Ты лжёшь! Ты это выдумала, чтобы нас рассорить!

— Нет, Димочка, я предупреждала, что это до добра не доведёт. Натура попрошайки взяла верх. Это тебе она пыль в глаза пустила, а я видела всю картину с самого начала.

— Если с ней что-нибудь случится, я тебе этого не прощу, — сказал Дмитрий матери таким голосом, что она на мгновение засомневалась в своей затее.

Парень громко хлопнул входной дверью, в панике отправившись к станции метро, на которой впервые встретил Анастасию. Поиски не увенчались успехом, хоть он и бегал по подземке несколько часов. Домой Дима вернулся злой и обессиленный…

Из-за бродяжьей жизни Настя хорошо знала город, она могла скрыться нарочно, чтобы её никто не нашёл.

Каждый новый день приносил Дмитрию только разочарование. Он почти не говорил с Еленой, злясь на мать, ведь всё случилось из-за неё, только женщина не считала себя виноватой. Сын чах на её глазах. Он стал своей бледной копией, тенью передвигался по квартире. Дмитрия больше ничего не интересовало. Он вставал и отправлялся на работу на автомате, в офисе ни с кем не говорил, забывал поесть и даже не ощущал голода. Всё, что парень чувствовал — неутолимую тоску по Насте.

Каждый день подолгу парень бродил по подземке, расспрашивал прохожих о возлюбленной, показывал фото, которые остались на его телефоне, фото счастливых дней, когда оба радовались обществу друг друга и строили планы. Анастасия часто мерещилась Дмитрию в толпе. Он звал её, просил остановиться, а в другое мгновение её силуэт растворялся, и парень понимал, что это всего лишь видение. В офисе многие косились на Диму из-за того, что он стал невнимателен и резок. Даже Виталий, перешедший из разряда стажёров в полноценные сотрудники, больше не смел насмехаться над парнем. Однажды их даже разняли в коридоре, а начальник отдела вызвал к себе и отчитал обоих, грозясь уволить.

— Увольняйте, мне плевать! — ответил Дима, не боясь решения начальства. — Я свою работу знаю, а желающих на моё место не так уж и много. Я не стану терпеть придирки тех, кто не имеет полномочий руководить мной.

Начальник отдела мог только заставить обоих парней принести друг другу извинения и всё замять…

В середине очередной недели в начале рабочего дня углублённый в свои мысли Дима столкнулся с незнакомкой прямо перед лестницей. Половое ведро полетело вниз по ступенькам, разбрызгивая грязную воду по сторонам, ноги девушки тоже обдало. Она громко охнула и с ужасом оглядела то, что натворила.

— Боже мой! — вскрикнула она, и парень готов был возразить о её невнимательности, но Ксения быстро затараторила. — Простите, умоляю, мне очень жаль! Я безумно спешу, я сегодня первый день. Мне нужно бежать, я у вас в долгу.

Дмитрий остался в ступоре смотреть ей вслед. Он почти не злился, видя испуг в крупных голубых глазах. Девушка прибавила ему работы, но это он мог пережить…

Во время обеда Ксения подсела за его столик в столовой фирмы и протянула стакан кофе.

— Это снова я. Извините меня за утреннее происшествие, я была сама не своя. Голова кругом идёт от этого всего, — она забавно закатила глаза, и Дмитрий улыбнулся.

— Вы прощены. И спасибо за кофе.

— Я могу пообедать с вами? — Ксюша умоляюще взглянула на парня. — Здесь все такие сплетники. Наверное, прямо сейчас они обсуждают, какая я недотёпа, — она оглянулась на стайку девиц, проработавших в офисе больше года.

— Здесь все сплочённые, — ответил Дима с горькой усмешкой, — обычно в том, чтобы измываться над кем-то. Так что будьте на чеку.

С тех пор, как Настя исчезла много месяцев назад, Дима ни с кем не говорил так открыто. Находиться дома наедине с матерью было невыносимо, а школьный друг погряз в семейных заботах, не желая взваливать на себя чужие проблемы. Общение с Ксенией дарило парню лёгкость. Он стал её единственным другом в офисе, наполненном завистью и фальшью. Вместе они проводили обеды, иногда встречались на выходных, чтобы сходить в кино или побродить в парке, просто отвлечься от всего. Ксюша была весёлой, доброй, искренней и упорной, несмотря на то, что не смогла добиться признания у коллег. Дмитрий замечал её взгляды, обращённые к нему, несмелые касания, намёки, но не мог ответить взаимностью. Сердце парня до сих пор находилось во власти Анастасии. Он не забывал о возлюбленной ни на минуту. Она часто ему снилась, обвиняла в том, что он не смог её защитить, что не заступился перед матерью. В других снах девушка не слушала его извинений, игнорировала, делала вид, что не узнала, что не любит. От этого Дима просыпался задолго до будильника и больше не мог уснуть.

Ему был необходим разговор с Настей, одна встреча, чтобы всё прояснить, но девушка словно испарилась. Диме надоело всё: его жизнь, его работа, его окружение, его мать. Как же он мечтал съехать от Елены, оставить её, но женщина не могла о себе позаботиться, она сама поставила его на ноги, ей никто не помогал, и только это останавливало Дмитрия от того, чтобы съехать. Депрессия стала частью его жизни. Печаль и безнадёжность существования окутывали парня невидимыми нитями. Он больше ничего не хотел, разучился мечтать и не верил, что однажды сможет быть счастлив, встретив кого-нибудь.

Ксения всегда была рядом с Димой, но он не хотел её любви и пытался отстраниться, что только вынуждало её стараться сильнее, чтоб быть рядом.

Лена больше не могла видеть сына подавленным. Три года назад она собственными руками разрушила его счастье, обманом вынудив Анастасию уйти. Этот поступок тяжким грузом висел на душе женщины. Она, как и Дима, плохо спала и мучилась от всепоглощающего чувства вины, а хуже всего то, что её единственный ребёнок, её кровиночка, теперь ненавидел свою мать. Елена больше не могла терпеть. Сын избегал её общества и после работы либо запирался в своей комнате, либо уходил и не возвращался, пока она не ляжет спать. Все разговоры сводились к бытовым проблемам и поездкам женщины к врачу. Несколько раз Лена пыталась облегчить душу, думала, что сейчас расскажет сыну обо всём, сможет заслужить его доверие и прощение, но духу не хватало. Но в один день страх отошёл на второй план перед несчастным лицом её ребёнка, и Лена решилась.

— Сынок, прошу тебя, останься, — она остановила Дмитрия а руку, когда тот, вернувшись с работы, выложил в холодильник продукты и решил запереться у себя. — Дай мне шанс поговорить с тобой. Я его не заслужила, но ты добрее меня. Умоляю, поговори мной, я ведь не могу за тобой бегать по понятным причинам.

Парень с хмурым видом уставился на мать. Некоторое время они смотрели друг на друга, и его лицо смягчилось. Дима сел за стол и скрестил руки на груди.

— И чего ты хочешь, мама?

— Ты уже догадался, а это и без объяснений ясно, что это я прогнала твою Настю. Я очень перед тобой виновата и раскаиваюсь.

К глазам женщины подступили слёзы, и она достала платок из кармана вязанной кофты.

— Я не могу видеть, что с тобой стало, мне очень больно. Прости меня, сыночек, прости, родненький. Я не желала тебе зла, я думала, так будет лучше. Ты бы не оставил её без моего вмешательства. Она честная девушка, она никогда нас не обманывала, она просто умница, золотая девочка. Я не удивлена, что ты в неё влюбился, вы очень друг другу подходили. Мне жаль, что этого не вернуть.

Елена ждала реакции, но Дима смотрел на неё пустыми влажными глазами. Парень держал себя в руках изо всех сил, но он больше не мог злиться. У него было достаточно времени, чтобы обвинить во всём мать, он обижался и упивался этим чувством, так ему было легче. Но теперь Лена искренне раскаивалась, а у него сердце болело при виде её заплаканного лица.

— Что мне тебе ответить? Ты права в одном: ничего уже не вернуть.

И Дмитрий заплакал. Ему было так сложного эти годы, он даже не подозревал, что в нём копилось так много чувств. Он трясся, обхватив голову руками. Лена подкатила коляску ближе, и впервые за три года сын позволил себя обнять.

— Я больше не буду вмешиваться, сыночек, я усвоила урок. Для меня твоё счастье важнее, я не стану мешать тебе. Ты уже взрослый, ты давно заботишься обо мне и можешь решать, кого любить, и с кем жить. Ксюша хорошая девочка, судя по твоим рассказам. Я буду рада, если ты нас познакомишь, — пролепетала женщина, гладя сына по спине и волосам. — Я приму её как родную дочь и никогда не обижу, только больше ничего от меня не скрывай, я не выдержу.

— Не нужна мне Ксюша, мама, я Настю люблю. Но теперь её не найти…

С разговора Дмитрия и Елены прошла неделя. Отношения между родственниками значительно улучшились. Оказалось, парень нуждался в извинениях матери, он хотел, чтобы она осознала свою ошибку и перестала контролировать его жизнь. Теперь обоим стало легче. После возвращения сына с работы Лена получала его поцелуй и тёплое приветствие. Она всё ещё боялась, что недостаточно сделала, чтобы заслужить прощение Димы, поэтому баловала его любимыми блюдами и выпечкой. Парень стал чувствовать себя свободнее и впервые за долгое время решил, что пора что-то менять. Не мог же он всю жизнь работать уборщиком, Дмитрию хотелось себя уважать. Он обсудил этот вопрос с Еленой, и она не была против.

— Давно пора, сынок! — всплеснула она руками. — Не бойся, я тебя поддержу. Я каждый месяц по чуть-чуть с пенсии откладываю, вдруг когда-нибудь на операцию накоплю.

— Мам, я не могу их взять. Это твои деньги, твоя надежда.

— Дима, я твоя мама и я не могу лишить тебя мечты. Делай то, что сделает тебя счастливым, ты это заслужил.

Парень принял помощь матери. У него имелись собственные сбережения для того, чтобы пройти курсы архитектурного проектирования. С лёгким сердцем на следующий день Дмитрий посетил кабинет начальника, где предупредил о своём увольнении, а затем отправился в отдел кадров и оформил заявление по всем правилам. Последний раз он ощущал такую радость, обнимая Анастасию, а теперь улыбался, предвкушая новую жизнь. Все лица офисных работников вскоре сотрутся из его памяти, но только не лицо Ксении. Подруге об уходе из фирмы парень рассказал за обедом.

— Дима, неужели это правда? — спросила она, прижимая ладонь к трясущимся губам. — Прости, это так неожиданно.

— Это я должен извиняться, что всё так внезапно. Решение пришло спонтанно, я это не планировал, но пришло время отпустить всё это и посмотреть в глаза своим мечтам, — Дима погладил девушку по плечу, но этот жест лишь сильнее её расстроил. — Послушай меня, Ксюш, я всё знаю. Я давно заметил твои чувства. Ты стала мне близким человеком и не раз выручала, я дорожу нашей дружбой, но большего дать не могу. Ты замечательная, честно. Я говорю это не для того, чтобы тебя успокоить. Ты обязательно будешь счастлива. Ты как солнечный лучик в плохую погоду, понимаешь, тебя нельзя не любить. Однажды, тебя заметит нужный человек. Прости если чем-то обидел, но для тебя же лучше, если мы перестанем видеться.

— Знаю, ты прав, но от этого так тяжело отказаться, — шмыгая носом, ответила девушка.

Ксения хорошо понимала друга и разделяла его решение. Две недели спустя, когда офис опустел, Дмитрий обнял её в последний раз и ушёл, не обернувшись…

Елена с гордостью и радостью наблюдала, как сын каждый день уходил на занятия в хорошем расположении духа. Парень светился от удовольствия и без умолку рассказывал о своих успехах.

— Мама, это так интересно! Преподаватель у нас просто чудо, там много учеников моего возраста, с некоторыми я подружился. Мне с ними так легко, я очутился в своей стихии. Меня не заткнуть, если началось обсуждение, — делился с Леной парень за ужином. — Обедать мы ходим вместе, там даже столовая есть, представляешь? Чем больше я узнаю этих ребят, тем больше времени мне сними хочется проводить.

Женщина смеялась, видя своего сына таким воодушевлённым и увлечённым.

— Тише ты, тише, подавишься, — журила она сына, гладя по взлохмаченным волосам.

— Ну, а девушки в группе есть?

— Мам, — Дмитрий тут же опустил глаза в тарелку, — есть девушки, куда же без них? Но мне они неинтересны, как… Ну, ты поняла. Мы говорим только о занятиях, без заигрываний. Я пока не готов что-то начинать, у меня другим голова забита…

В пятницу, возвращаясь с занятий тёплым вечером, Дмитрий снова заметил во дворе своего дома большой чёрный внедорожник с тонированными стёклами. Парень наблюдал его уже несколько дней, но рядом никого не видел. Это показалось ему подозрительным, ведь мама ничего не рассказывала. Обычно Елена, наслушавшись сплетен у подъезда, знала всё о только что въехавших жильцах, все новости соседей, об их проблемах и приобретениях. Дима прошёл мимо наслаждаясь последним октябрьским солнцем, и решил вывести Лену на прогулку. Они редко выбирались на улицу вместе, а после того как Настя ушла, это было всего несколько раз.

— Та чёрная машина? — спросила Диму мать, обматываясь лёгким шарфом поверх пальто, пока он помогал ей обуть сапоги. — Кто его знает, чья он. Стоит тут уже неделю.

Стоило родственникам показаться на улице, как открылись задние дверцы автомобиля. Из него вышли двое крупных мужчин в чёрных костюмах. Один из них подал кому-то руку, и с его помощью перед Димой и Леной появилась Анастасия. У девушки была безупречная укладка и макияж, на плечах висело кашемировое пальто цвета карамели, на кистях с длинными ногтями красовались кольца с драгоценными камнями. Стук высоких каблуков её кожаных сапог эхом отдавался во дворе на окраине города.

— Настя? — Дмитрий остановился, как вкопанный, не веря своим глазам. — Как ты… Почему ты выглядишь так?

— Ну, привет, Дима! — девушка встала напротив. — Здравствуйте, Елена Ивановна!

— Это, правда, ты? Настенька, Настя, как же я скучал!

Парень дёрнулся вперёд, желая заключить её в объятия, но двое громил-телохранителей тут же оказались рядом и схватили его за руки.

— Всё в порядке, отпустите его. Прогуляйтесь немного, — бросила Анастасия строгим тоном, и мужчины послушно отстали.

— Что это значит, кто они? — хмурил брови Дима.

Он готов был рухнуть в обморок от счастья, видя любимую, но она изменилась с их последней встречи.

— Мама мне всё рассказала, она меня оговорила. У меня не было другой девушки, я тебя не предавал.

— Это моя вина, дети, — подала голос поражённая Елена. — Простите меня, я вас развела, настроила друг против друга!

— Я всё знаю и пришла не отношения выяснять, — Настя впервые улыбнулась, и парень убедился, что эта уверенная в себе и холодная с виду девушка его милая возлюбленная. — Дим, я хотела подойти к тебе ещё в начале недели, но ты выглядел таким счастливым, что я испугалась, решила, что ты женился или ещё что.

— У меня никого нет, — тут же выпалил Дмитрий, и его спутницы рассмеялись.

— Нам нужно о многом поговорить. Лучше сделать это в приятном месте. Вы не откажитесь проехать в ресторан и обсудить всё там?

Елена с Дмитрием переглянулись и согласились. Мужчины в строгих костюмах бережно усадили женщину в автомобиль. Молодые люди оказались рядом. Дима впервые за три года смог взять девушку за руку. Он ещё не пришёл в себя и не соображал, что происходит. Он мог только улыбаться, глядя на шикарную Настю, объятую ароматом дорогого парфюма. Джип остановился возле того самого ресторанчика, в который Дима первый раз повёл Анастасию.

— Тебе нравится? — спросила она, и парень кивнул с широкой улыбкой.

Компания выбрала уютный столик в углу. Администратор услужливо предложила Елене плед и помогла укрыть им ноги, а официанты быстро принесли напитки и десерты.

— Вы с самого начала что-то подозревали, Елена Ивановна, — начала Настя свой рассказ, — и не зря. Я не была честна с вами обоими. Мой отец, хоть в это трудно поверить, миллионер. И у него, и у меня характер взбалмошный. Он редко проявлял ласку, а я не была образцом послушной дочери. Всё детство меня баловали, и я привыкла жить, ни о чём не заботясь, но знала, что в будущем дело родителей перейдёт ко мне. Пять лет назад мамы не стало, и отец привёл в дом Ларису. Я взбунтовалась. Мама только отошла в иной мир, а её муж уже перестал скорбеть и надумать жениться во второй раз.

Настя сделала паузу, отпила немного кофейного напитка и продолжила.

— Отношения с Ларисой у нас не складывались. Она притворялась паинькой, миловалась со мной, но без отца была отрешённой и грубой. Я столько раз пыталась его вразумить, доказать, какую змею он пригрел, а Лариса вела против меня такую же игру. В общем, я проиграла. Отец принял сторону Ларисы. Она настроила его против меня, наплела гадостей. Мы стали часто ругаться, и в очередной раз, выслушав в свой адрес кучу обвинений от родного папы, я не стерпела и ушла. Я тогда была на эмоциях и не сразу поняла, что выскочила без сумочки, в которой всегда были кредитки, деньги, ключи, документы. Поначалу, я думала, что смогу сама выжить, ведь друзей у меня куча, но никто из них меня не поддержал. Без денег и документов меня нигде не принимали, так я и скатилась. К тому моменту, как ты, Дима, увидел меня, я бродила по улицам второй месяц и навидалась всякого.

Дима, Лена и Настя ещё долго беседовали. Женщина пригласила возлюбленную сына на ужин, и девушка согласилась вновь переступить порог той квартиры, где всё и началось. Анастасия рассказала, что всё это время жила в нищете, снимая комнату пополам с официанткой из знакомого Дмитрию банкетного зала. На жизнь она зарабатывала там, где не требовали документов. Работа была нерегулярной, поэтому возникали проблемы с деньгами.

— Недавно у папы был инфаркт, и он понял, что пора перестать упрямиться, и разыскал меня. Когда я сбежала, он пошёл на принцип и велел никому из работников не пускать меня домой, а я ни разу не просилась обратно. После сердечного приступа папа нанял частного детектива и нашёл меня. Он был в ужасе от того, в каких условиях я жила. Но ничего, мы простили друг другу все обиды, я на него не сержусь, и решила навестить вас, чтобы всё прояснить.

В тот вечер плакали все по кругу, даже Елена растрогалась и обняла Настю, словно родную. Девушка уверяла, что давно простила её, но женщина не унималась. Она долгое время чувствовала вину за то, что могло стать с Анастасией на улице после того, как она её выставила. После ужина Дима пошёл провожать Настю к ожидавшему во дворе джипу.

— И что теперь? — он неловко покачивался с пятки на носок под тёмным звёздным небом. — Я имею ввиду, столько времени прошло и…

Анастасия прервала его мысли, подойдя вплотную.

— Мне что, всегда всё самой делать?

Дима всё понял по её глазам. Страх отступил. Он обнял девушку и поцеловал так, как давно мечтал. Чувства, что тихо умирали несколько лет, вырвались наружу, и оба не могли расстаться, чувствуя на лице дыханье друг друга.

— Как же я скучал, думал, что умру. Не верю, что ты в моих, объятиях, — признался Дмитрий. — Это всё похоже на сон, на прекрасный сон, который я никогда не видел. Я боялся, что потерял тебя.

— Жизнь без тебя была невыносимой. Я думала, ты меня одурачил, ненавидела и скучала.

— Но теперь у нас новый старт, — прошептал парень Насте.

— Тебе стоит поторопиться, иначе я тебя не отпущу, — рассмеялся он.

Девушка ещё раз чмокнула его и села в автомобиль. Анастасия махала любимому, пока машина не крылась за поворотом.

Намерения Димы и Насти были ясны их родителям, поэтому отец девушки предложил, наконец, познакомиться за обедом. В назначенный день Семён выслал к подъезду Дмитрия автомобиль, и водитель отвёз их в богатый загородний дом. Елена не могла сдержать эмоций. Она всегда мечтала жить в таком месте и до определённого момента хотела, чтобы сын исполнил её желание, женившись на богачке. Теперь женщине было стыдно за свои мысли, но обходительность прислуги особняка ей льстила. Семён и Анастасия встречали их в праздничных одеждах и после экскурсии по дому усадили гостей за большой стол, засервированный фамильным серебром и хрусталём. Поначалу разговор шёл не живо, но Елена оказалась очень говорливой, и в компании хозяина дома, без конца расточавшем комплименты, смогла произвести на него впечатление. — Елена, вы очень мудрая и сильная женщина. Вы самостоятельно вырастили прекрасного сына о котором дочь прожужжала мне все уши.

— Пап, перестань, — Настя дотронулась до его ладони, видя, что отец хорошо пригубил вина.

Темы для бесед находились сами собой, атмосфера стала расслабленной и дружелюбной. Никто не ощущал себя обделённым вниманием. Когда родители влюблённых стали обсуждать былые времена, не боясь высказать своё мнение и задеть чьи-либо чувства, Дмитрий решил, что время пришло. Он поднялся с места, встал между Семёном и Анастасией и достал из кармана синюю бархатную коробочку. Лена охнула, а Настя замерла, в изумлении глядя на парня.

— Семён Александрович, я всем сердцем люблю вашу дочь и обещаю сделать её счастливой, поэтому прошу руки Насти.

Мужчина поднялся с места и потянул к Дмитрию руки для объятий.

— Благословляю вас на брак, сынок, — он обнял Диму, а затем и свою дочь.

— Я вас благословляю, детки. Дай вам Бог всех благ, — сквозь слёзы проговорила Лена.

Когда Дима надел Насте кольцо на палец, экономка в сторонке тихо захлопала, и родители подхватили аплодисменты.

— У меня тоже есть заявление, — смахнув с щёк слёзы, сказала Анастасия. — Елена Ивановна, мы с папой связались с вашим врачом и договорились об операции в лучшей клинике. Вас поставят на ноги, будете танцевать с сыном на нашей свадьбе.

— Господи, как же вы умудрились?

Дима и Настя опустились на колени перед коляской и стали обнимать растрогавшуюся женщину. Она и мечтать не могла, что однажды снова пойдёт. Надежда давно её покинула, но теперь ей снова захотелось верить.

Свадьба Дмитрия и Анастасии грянула на весь город спустя семь месяцев. К тому времени Елена успешно перенесла операцию и одолела нелёгкий период реабилитации, но теперь она была готова плясать и веселиться на торжестве сына. Жених и невеста тоже нашли своё место под солнцем. Настя освоилась в фирме отца, не позволяя старшим коллегам делать ей поблажки, а Дима получил лицензию проектировщика и смог устроиться в хорошую фирму, занимаясь тем, к чему лежала душа. Свадебное торжество плохо запомнилось молодожёнам. Они были замучены многочисленными поездками, поздравлениями родственников, танцами, конкурсами и поцелуями.

— Всё-таки хорошо, что я тогда из дома сбежала, — улыбалась Настя, нежась в объятиях супруга в бунгало на островах во время медового месяца.

— Если бы не моё доброе сердце, мы бы не познакомились, — подразнил её супруг, глядя видео с их свадьбы на телефоне. — Ты была ослепительна в этом платье, любимая. Ты ослепительна и сейчас, и даже в метро, я это сразу заметил. Что скажешь, если мы с отдыха привезём родителям ослепительного внука?

Настя рассмеялась и прильнула к супругу. Дмитрий расценил это как согласие.

Оставьте свой голос

17 голосов
Upvote Downvote

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.