Истории из жизни Окно жизни

Окно жизни

Окно жизни

Роддом номер пятнадцать – неприметное серое здание, откуда счастливые родители уносят крошечные свёртки, располагалось на окраине города. На нём множество восторженных надписей – все выражают радость и счастье. Для большинства это счастливое место: ведь именно здесь появляется на свет твоя кровиночка, именно отсюда ты с дрожащими от трепета руками уносишь своё долгожданное чадо домой.

Но не секрет, что так происходит далеко не всегда. Есть и те, кто подходит к воротам здания с тоской и всепоглощающей болью в душе. Это те женщины, которые не находят в себе ресурса принять на себя материнскую заботу. Они не ощущают почвы под ногами, не уверены в завтрашнем дне. Общество единодушно осуждает таких мамаш. Бытует мнение, что у них утрачены общечеловеческие ценности, отсутствует привязанность к кому бы то ни было.

«Окно жизни» — так называется специальный бокс, в которое несостоявшиеся матери помещают младенцев. Это новомодное изобретение даёт им возможность остаться незамеченными и освободиться от своего малыша. По правде говоря, изобретено оно было больше для спокойствия. Руководство родильного дома преследовало одну цель: снизить к минимуму процент брошенных детей. Сотрудники надеялись, что им никогда не придется столкнуться с подобным явлением.

Но, если место подготовлено, значит, там обязательно кто-нибудь появится. Так и произошло. Вечернее и ночное время в дежурстве тянется бесконечно. В приёмном отделении сидят две женщины. Чтобы не скучать, пьют чай, шутят, беседуют. Одна из них санитарка Вера Сергеевна, пожилая дама, много лет отработавшая в роддоме. Другая молодая женщина Ирина Васильевна. Ей около тридцати, она признанный врач акушер-гинеколог. Обе женщины зевают и смотрят по сторонам. Вокруг не происходит ничего интересного. Основные дела в больнице выполнены, ничего не остаётся, кроме как чаевничать да развлекать друг друга беседой.

— Вот сын мой на экономический нынче поступил, — с гордостью делится Вера Сергеевна.

— Это младший? Серёжа? – уточняет Ирина Васильевна и вздыхает.

Ей Бог пока не дал детей. И каждое упоминание о детях становилось болезненным укором.

— Да, Серёженька! А старший, Митя, уже окончил ВУЗ. Вовсю трудится. Коллектив удачный попался и зарплата хорошая. Я раньше, по-моему, рассказывала…

— Да, верно, что-то припоминаю…

Молодая врач заметно грустнеет. Вспоминает, как сама с мужем недавно проходила обследование. У супруга всё в порядке, а у неё диагностировали проблемы по женской части. И вот прозвучал страшный вердикт – бесплодие. Ничего хуже для женщины и представить нельзя. Ирина скрыла информацию ото всех, кроме мужа, но по ночам её мучили кошмары – снились нерожденные дети. Очнувшись от тяжёлого забытья, женщина потом могла описать каждую черточку этих малышей. Она ощущала себя неудачницей из-за того, что не могла забеременеть. А теперь у неё не осталось никакой надежды.

В какой-то момент раздаётся тревожный сигнал. Женщины переглянулись. Вне всяких сомнений, звук доносился снизу, с проходной. А это значит, что в «Окно жизни» подбросили ребёнка.

«Не может этого быть!» — прозвучало в голове у Ирины. Но прошла ещё пара секунд, и она убедилась в правильности своего понимания. Действительно, звук не прекращался, а с каждым мгновением становился все более тревожным и надрывным. Обе женщины тотчас вскочили и интуитивно бросились по направлению к боксу. Они не верили, что это действительно произошло. Причем молодая доктор была больше взволнована.

Подкидышем оказалась маленькая девочка. Крохотное тельце, беспомощные движения, трогательное сморщенное личико. В этот момент сердце Ирины отозвалось. Ей показалось, что внутри неё заиграла музыка. Она заглянула в глаза малышке. Та скривилась и заплакала.

— Тише, тише, девочка моя…

Ирина Васильевна в минуту осознала, что перед ней находится её дочка. Та, которую она ждала много лет, вынашивая в своём сердце. Из состояния всепоглощающего умиления её вывел комментарий коллеги:

— Господи, боже мой! Что же это такое делается…

— А ведь вы знаете, Вера Сергеевна, какое дело…мы с мужем уже предпринимали попытку стать приёмными родителями. Но получили отказ от органов опеки. Жилплощадь им не понравилась. Комната в коммуналке – мало места. Сказали, нет условий для воспитания.

— Что вы хотите этим сказать? – санитарка с недоумением захлопала глазами.

— Вера Сергеевна! Миленькая! – врач опустилась перед ней на колени. Ради Бога, помогите!

— Да что с вами? Что вы делаете? Зачем? Встаньте! – бормотала ничего не понимающая женщина.

— Я вас умоляю…заклинаю всем святым….ничего никому не говорите! Об этом будем знать только мы с вами. Вы поняли меня? Вы не должны никому рассказывать о том, что произошло здесь в эту ночь!

— Вы с ума сошли?! А если руководство узнает?

— Не узнает!

— Нет, нет, так не делается. Я не хочу под старость лет сесть в тюрьму!

— Я обещаю, что всё возьму на себя! Вы слышите меня? Всю ответственность я беру на себя! Девочку удочерю, я дам ей всё, в чём она нуждается. Вы подумайте, ведь малышка попадет в детский дом, какая судьба её там ждёт? А я смогу всё исправить…

— Вы сами не понимаете, что говорите…

— Если бы вы знали, как долго я ждала этого ребёнка! И вот судьба даёт такой шанс! Я не могу упустить его, Вера Сергеевна!

Глядя на рыдающую доктора, санитарка, в конце концов, отступила. Она пожала плечами: мне-то что? Поступайте, как знаете. В тот же вечер женщина принесла ребёнка домой. Муж сначала обомлел и до смерти перепугался. Но, спустя пару часов, с любовью смотрел на новорожденную. Ирина не сомневалась: из него получится хороший отец.

Прошло три дня.

Ирина Васильевна летала, как на крыльях. Все её мысли были заняты исключительно ребёнком. К своему великому сожалению, она осознала, что совершенно не подготовилась к появлению младенца. В кратчайшие сроки покупалась кроватка, коляска, пелёнки, ползунки, бутылочки. По такому случаю муж взял отпуск за свой счёт.

В какой-то момент, снова находясь на дежурстве в обществе Веры Сергеевны, она увидела, что в приёмном отделении появилась заплаканная девушка. Она подошла ближе и стала рассказывать, что является бедной студенткой, помочь некому. И самое ужасное: не позднее, чем три дня назад она бросила свою новорожденную дочь прямо здесь. Положила в бокс, предназначенный для отказников. Девушка выглядела совершенно отчаявшейся. Внутри у Ирины Васильевны все похолодело. Понимая, чем это может для нее обернуться, женщина очень испугалась. Но, не подавая виду, сохраняя на лице ровное выражение, спокойно ответила, что никакого ребёнка не находили.

— Как это? – изумилась девушка. — Быть такого не может! Я утром с полицией приду! Я этого так не оставлю! Верните моего ребёнка!

— Вы ошиблись. К нам младенец не поступал.

Когда за несостоявшейся мамашей закрылась дверь, Ирина Васильевна спрятала голову в ладонях и беззвучно заплакала. Санитарка склонилась над ней:

— Бегите из города, Ирина Васильевна! Другого выхода у вас нет. Если хотите оставить малышку у себя и избежать ненужных разбирательств, уезжайте! Вот вам мой совет. А я буду держать язык за зубами, обещаю.

***

Не каждой женщине судьба даёт возможность испытать радость материнства. Но та, что постигает такое счастье, вскоре понимает, насколько материнское счастье несопоставимо ни с чем другим.

Минуло 17 лет с тех пор, как Ирина Васильевна удочерила девочку. Она прекрасно помнила тот сумасшедший вечер, когда они с мужем, бросив всё, помчались на вокзал. Оба осознавали, что ребёнок для них теперь является подлинной ценностью, а всё остальное отходит на второй план. Деньги, карьера, репутация, создаваемая годами – всё не важно. Всем можно пожертвовать, когда настает необходимость.

Девочку назвали Викторией. Ирина ещё долго не могла прийти в себя после «побега». Многие её внезапное увольнение расценивали, как недоразумение и слабость. Санитарка и правда сдержала обещание – никому и словом не обмолвилась.

Теперь семья жила в приморском городе. Дело в том, что у дочки обнаружили врождённый порок сердца. Необходимость в серьёзном лечении заставила их вновь переменить место жительства. Врачи рекомендовали морской климат. Вот только лучше ребёнку не становилось. Состояние стремительно ухудшалось с каждым днём, и потому нужно было срочно принимать меры. Вскоре выяснилось, что помочь способна только дорогостоящая операция.

— Но у нас таких денег нет, — в отчаянии проговорила Ирина Васильевна. — Что же нам делать?

Местный доктор советовал деньги найти любым способом, ведь от этого теперь зависит не просто здоровье, а жизнь ребёнка.

— Но не падайте духом. Летите в Москву. Я вам выпишу направление к доктору Котовой.

Москва! Это город, откуда они стремительно уехали ночью, ни с кем не попрощавшись, не объяснившись.

— Вы слушаете меня? – повторил доктор и защелкал перед Ириной пальцами. — Вам что, плохо?

— Нет, нет…

— Я говорю, дам направление к доктору Котовой Ольге Петровне. Она очень хороший специалист.

В полном отчаянии Ирина вернулась домой. Поделилась тревожными мыслями с супругом. Медлить было нельзя. На семейном совете было решено ехать в столицу. Когда самолёт взлетел, мать подумала о том, что сделает всё возможное: бросится в ноги главврачу кардиологического центра, будет умолять спасти дочку. А после они с мужем смогут как-нибудь расплатиться.

«Что угодно буду делать, — решила Ирина. — Хоть бесплатно полы мыть пойду»

Стоя у кабинета главврача, женщина обдумывала свои слова. Ей хотелось многое объяснить, о многом попросить, обратить внимание на общечеловеческие ценности. Наконец, переборов страх, она отворила дверь и вошла внутрь.

Спустя ещё мгновение, застыла в изумлении и оцепенела: в докторе она неожиданно узнала ту самую девушку, которая семнадцать лет назад рыдала в приёмном отделении и умоляла вернуть ей дочь. Вот так поворот! Ирина Васильевна так растерялась, что заранее подготовленные слова превратились в нервный комок. Она замялась, в горле пересохло.

— Вы что-то хотели? – деловито осведомилась доктор. Вместо ответа Ирина не сводила с неё глаз.

— Что-то случилось? Вы по какому вопросу пришли? – повторила та свой вопрос.

— По личному, — промямлила женщина.

Здесь Ирина Васильевна поняла, что эта встреча судьбоносная.

Заикающимся от волнения голосом она поведала свою историю. Не стала ничего скрывать – рассказала всё, как на духу, и только наблюдала за тем, как главврач меняется в лице. В глазах вдруг отразилось столько боли, столько невысказанной безысходности, что это невозможно было вынести без слёз.

— Да, это я…Я забрала семнадцать лет назад у вас дочь. Поверьте, не по злому умыслу. Просто долго хотела ребёнка, не получалось, вот и решила спасти невинного младенца. А потом поздно было…испугалась, понимала, что могу пойти под суд….  да и полюбила малышку… с первого дня полюбила.

Женщина главврач долго не могла произнести ни звука. Она только с изумлением смотрела на странную посетительницу, слушала её непрекращающуюся, льющуюся потоком речь. Ей показалось, что мир вокруг перевернулся, за секунду сделавшись незнакомым и непостижимым. Слова утратили своё привычное значение. После долгих объяснений, слез и воспоминаний Ирина, наконец, замолчала.

Она ожидала от доктора бурной реакции. Ждала, что та начнёт кричать и размахивать руками. Но Ольга Петровна на удивление оставалась спокойной. Она только улыбалась горькой улыбкой, и время от времени качала головой. Но настал и её черед объясниться.

— Не думайте, пожалуйста, что мне так легко об этом рассказывать, — начала она. — Все семнадцать лет себя корила. Постоянно думала о том, как там моя девочка, кто сейчас о ней заботится, всего ли ей хватает. Я себя не оправдываю. Отдала, не справилась, бросила. Но и меня в тот момент никто не понял. Всё началось с того, что мать выгнала из дома. Она замуж вышла, а я была серьёзной помехой к её счастью. Постоянно унижала, в конце концов, добилась того, что я из дома убежала. Приехала учиться, денег не было. Каждую копейку экономить приходилось. Встретила молодого человека, влюбилась. Завязался роман. Он был старше на десять лет, с виду казался серьёзным, работящим. Мне много обещал: познакомить со своими родителями, помочь в жизни устроиться. Говорил, что распишемся сразу, как только он руководящую должность получит, а раньше нельзя. Вот только я так и не дождалась сего удивительного момента.

— Что же произошло? – осторожно поинтересовалась Ирина.

— Банальная история. Неожиданно узнала об измене. Потом о том, что он простой служащий и повышения никакого не предвидится. Мне и не нужны были его деньги, просто сам факт обмана. А тут ещё узнала, что беременная.

— Вы ему всё рассказали?

— Конечно, открылась, всё ещё на чудо надеялась. Хотела, чтоб растаял от умиления, прощения попросил. Только он уже и слушать не захотел. Сказал, что это мои проблемы и чтобы никогда больше не показывалась ему на глаза. Я тогда так плакала, думала, с ума сойду. Мне казалось, что внутри не осталось ничего живого. Все поругано, истоптано, лучшие чувства осквернены. К матери возвращаться не стала. Подумала, что не поймёт, осудит, скажет, нагуляла. Я ей была не нужна, а не то, что мой ребёнок. Рожала не в больнице, одна знакомая помогала. Я даже не подготовилась к родам. Так боялась людского осуждения.

— И вы приняли решение…

— Это была трусость, а не решение! Не помню, как это сделала. Очнулась ночью от собственного рыдания, вырывающегося из груди. Поняла, что я так не смогу жить. Побежала, чтобы ошибку исправить… Но уже ничего было не вернуть.

— Что же произошло потом?

— На работу устроилась. Комнату в общежитии сняла, на большее не хватало. Работала и дала себе зарок ни о чём больше не думать. Не оставалось ни сил, ни времени. Но вот встретила своего мужа. Он сумел доказать мне, что мужчины не все негодяи. Долго ходил за мной, сердце завоевывал. Это самый искренний человек, которого встречала в жизни. Мы поженились. Потом родилась Алёнка, затем Владюша. Когда дочку новорожденную впервые на руки взяла, то долго успокоиться не могла. Всё время сравнивала с моей первой малышкой. Всё время чувствовала себя виноватой.

— Я понимаю вас, — с горечью проговорила Ирина. И от всего сердца прошу простить. Я и подумать о таком не могла. У нас с мужем никогда не было детей.

— Я проведу для Вики бесплатную операцию…

— Правда?! Это так благородно!

— Это меньшее, что я могу для неё сделать. Если бы вы знали, сколько я пережила, сколько пыталась найти её. Но всё безрезультатно.

— Я понимаю…

— Мне бы хотелось как-то участвовать в судьбе Вики. Вы мне это позволите?

— Каким же образом?

Ирина Васильевна слегка напряглась. В голове у неё промелькнуло: сейчас она сделает всё, чтобы отобрать у меня ребёнка, обратится в суд, начнет настаивать на анализе для установления родства. Точно прочитав её мысли, Ольга Петровна ответила:

— Нет, не бойтесь, не заберу я её у вас теперь! Она ведь уже взрослая девочка. Просто хочу быть полезной, что-то сделать для моей дочери, хотя бы теперь. Деньгами я располагаю, муж тоже хорошо зарабатывает. А девочка крещеная?

— Нет, — растерянно пробормотала собеседница. Мы как-то с супругом никогда не думали об этом.

— Значит, неверующие?

— Не знаю…

— Надо крестить. Пусть и сейчас, ещё не поздно. Так человек обретает божье благословение и божью защиту. Тем более в такой непростой для неё период. После операции понадобится длительное время для восстановления.

— Ну хорошо. Я согласна. Думаю, и муж согласится.

— Я могу быть крестной матерью Вики.

Последние слова Ольга Петровна произнесла тихо, почти шёпотом. В её взгляде и стремлении помочь Ирина прочитала огромное чувство вины, которое требовало выхода. Неожиданно для себя женщина поняла, что она не вправе её судить. Наоборот, надо помочь этому человеку очистить душу, снять с неё тяжкий крест.

— Я буду очень рада…

***

Операция прошла успешно. Ольга Петровна действительно не подвела, сделала всё возможное. Вскоре девочке предстояло пройти таинственный обряд крещения, и обе матери в нём видели божий промысел.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети