Красивая милая серьезная девушка

— Ну что, допрыгалась!? — он размахнулся и ударил её

Лариса, невысокого роста полная женщина, с розовыми от жара духовки щеками, ловко вынула противень с румяными пирожками и тут же поставила туда второй. По кухне мгновенно поплыл аромат свежеиспеченного сдобного теста. Почувствовав аппетитный запах, на кухню степенным шагом вошёл Пётр, муж Ларисы, а следом за ним прибежал их маленький сын Алёша. Они уселись за стол, и улыбающаяся Лариса поставила перед ними блюдо с пирожками и кувшин с молоком.

Женщина очень гордилась своей семьёй. Пётр был настоящим красавцем, из тех, что всегда называли «первым парнем на селе». Конечно, сейчас ему было уже под тридцать, но с возрастом он становился только краше. Работал Пётр на колхозном мехтоке, во время уборки сортировал зерно, отвечал за семена, следил за тем, чтобы рабочие добросовестно выполняли свои обязанности.

Надо признаться, что мужчины, работавшие вместе с ним, Петра сильно недолюбливали. Слишком уж он был заносчив и вёл себя так, будто являлся хозяином всего колхоза. А вот многие женщины млели от взгляда его красивых серых глаз, и Лариса догадывалась об этом. Впрочем, в этом плане она была всегда спокойна. Каждая женщина, которая открыто или тайно заглядывалась на её Петра, прекрасно знала, какой вздорный характер у его жены, и не желала связываться с ней.

Маленький Алёша, был копией своего отца и всем напоминал кудрявого ангелочка.

Лариса улыбнулась мужу и сыну и хотела что-то сказать, но тут услышала в сенях чьи-то шаги, а потом и голос:

— Сестрёнка, ты дома?

Улыбка сползла с лица женщины. Вот уж кого она не хотела сейчас видеть, так это своего разлюбезного братца Илью.

— Принесла, нелёгкая! — проворчала Лариса и поспешила навстречу нежданному гостю. — Здравствуй, Илюша! — проговорила она, лёгкими движениями подталкивая его к двери. — Прости, у меня не убрано. Пойдём, лучше поговорим во дворе.

Илья покорно вышел из дома и присел на скамеечку, стоявшую у крыльца. Старенькую тросточку, на которую он опирался при ходьбе, поставил рядом. В последнее время беды, словно из рога изобилия, сыпались на голову несчастного мужчины. Ещё недавно он был женат и вполне счастлив, и единственное, чего им с женой не хватало, так это детей. Несколько раз у Татьяны получалось забеременеть, но на втором-третьем месяце всё прерывалось, и бедная женщина совсем уже отчаялась стать матерью. Последний раз, когда это случилось, врачи категорически запретили Татьяне даже думать о беременности, уверяя, что её организм просто не справится с такой нагрузкой. И тогда супруги решили усыновить малыша.

Сама Татьяна тоже воспитывалась в детском доме и потому очень хотела помочь, хотя бы одному ребёнку. На их счастье, очень скоро кто-то отказался от новорожденной девочки и Татьяна с Ильёй сделали всё, чтобы эта малышка появилась в их доме. Крошечную дочку они назвали Дашей и были очень рады, что их мечта стать родителями всё-таки сбылась. А потом Татьяна узнала, что снова беременна.

— Может быть не будем рисковать? — осторожно спросил Илья. — Всё-таки врачи говорят, что тебе нельзя рожать.

— Много не понимают, твои врачи! — весело махнула рукой Татьяна. — Вот увидишь, теперь я обязательно выношу и рожу здорового ребёнка. Так что у нас вместо одного будет сразу двое детей.

— Хорошо, — кивнул Илья. — Но, прошу тебя, даже не вздумай выходить к коровам и управляться. Я сам буду и доить и всё остальное делать.

— Так у нас их 5 штук, как же ты справишься со всеми? — покачала головой Татьяна.

— Ничего, — улыбнулся жене Илья. — Мы с тобой начинающие фермеры, я молодой и здоровый. А значит, всё получится. Ты, главное, береги себя.

Татьяна обняла и поцеловала мужа…

Это были самые счастливые месяцы в жизни. Татьяна чувствовала себя превосходно, ни на что не жаловалась, даже токсикоз совсем не мучил её. Врачи только разводили руками.

А потом случилось непоправимое. Татьяна была уже на восьмом месяце, когда ночью Илья проснулся от её тяжёлого стона. Мгновенно поняв, в чём дело, он бросился звонить в скорую помощь. Следующие несколько часов показались Илье вечностью. Татьяну увезли в реанимацию, а он сам, с маленькой спящей дочкой на руках, ходил по коридору больницы, меряя шагами бесконечное время.

И вдруг всё оборвалось. Это случилось в ту минуту, когда уставший доктор вышел из реанимационного отделения и сказал, что им не удалось спасти ни мать, ни ребёнка. На похоронах к брату подошла Лариса:

— Послушай моего совета, — сказала она ему. — Отдай Дашку обратно в детдом. Ты молодой вдовец, у тебя всё ещё впереди. Зачем ты будешь связывать себя ребёнком, да ещё и чужим?

Илья покачал головой:

— Ты сама не понимаешь, что говоришь. Даша моя дочь. И я воспитаю её чего бы мне это не стоило.

— Потом пожалеешь, да поздно будет, — настаивала на своём Лариса.

— А ты бы могла отдать своего сына? — нахмурился Илья.

— Ну ты сравнил! — всплеснула руками возмущённая женщина. — Он мне родной, моя кровиночка! Я его не в подворотне нашла!

— Я тоже Дашу нашёл не в подворотне, — отвернулся от сестры Илья, прерывая разговор.

Лариса пожала плечами, она не собиралась ничего доказывать брату, но считала его глупым неудачником. Сначала, против воли семьи, женился на детдомовке, потом ещё и удочерил такую же. И даже теперь, став вдовцом, не собирался слушать её советы.

Конечно, Лариса считала себя умнее брата. В конце концов, она убедила престарелую мать ещё при жизни, переоформить дом на неё, чтобы Илье от родительского наследства ничего не досталось. Старушка поддалась на уговоры дочери, и Илья остался без дома.

Впрочем, он не отчаялся и, подкопив немного денег, работая днём и ночью, купил маленький полуразвалившийся домишко на краю родной деревни. Туда и привёл свою жену. Долго Лариса посмеивались над неудачником-братом, а он, словно ничего не замечая, продолжал работать, поправил дом, из старых досок сколотил коровник, завёл скотину. И так год за годом, обживался, не попросив ни у кого не рубля.

Замечая успехи брата, Лариса хмурилась. Ей хотелось, чтобы Пётр тоже был таким додельным, но он, возвращаясь с работы, предпочитал отдыхать, лёжа на диване.

Постепенно хозяйство Лариса и Петра приходило в упадок, вот у Ильи всё было хорошо. И это очень злило Ларису. Успокоилась она только тогда, когда беды начали сыпаться на голову несчастного Ильи. Мало того, что он овдовел, так ещё и чуть не стал инвалидом: неудачно упал, сильно ударившись головой и, к тому же, сломал ногу. Лариса была очень недовольна, что когда он «прохлаждался» по её словам, в больнице, она была вынуждена присматривать за его приёмной дочерью. И постоянно жаловалась на это своим соседкам. Может быть до Ильи дошли такие разговоры, но он постарался побыстрее выписаться и вернуться к дочери. Впрочем, Ларису это мало интересовало. У неё была своя жизнь, и для Ильи там не было места. Поэтому она с недовольным видом встретила его и сейчас.

— Что тебе надо? — поинтересовалась она у брата, складывая руки на груди.

— Ты же знаешь, у меня большое хозяйство. Семь коров, телята, свиньи, птица. А я, — он показал сестре на больную ногу, — пока выбыл из строя. Помоги мне управиться. Понимаешь, мне очень нужны рабочие руки. Сынок у тебя уже большой, ты сама нигде не работаешь. Очень прошу тебя, помоги.

— И что, что я нигде не работаю? — нахмурилась Лариса. — Меня, между прочим, муж хорошо обеспечивает. Так что в доярки я к тебе не гожусь. По деревне поищи.

— Да у меня сейчас с наличными плохо. Я, конечно, ссуду оформляю, но когда это ещё будет. Работать нужно сейчас.

Лариса злобно рассмеялась.

— Так тебе ещё и за бесплатно? Нашёл дурочку! Да, Илюшенька! Хорошо ты устроился! Нет уж, дорогой братец, сам затеял своё фермерство, сам и расхлебывай. А у меня и своих дел по горло. И вообще, лучше б ты меня послушался. Помнишь, я тебе говорила, верни Дашку в детский дом, распродай всё, что у тебя есть и поезжай в город. Там и работу себе найдёшь и жену новую.

— Ну ты опять за своё? — поморщился Илья. — Ладно, спасибо, что не отказала. Иди, у тебя, наверное, пирожки в духовке. Запах даже сюда идёт.

— Ой, батюшки! — всплеснула руками Лариса. — Сгорят ведь!

Она опрометью бросилась в дом…

Илья посидел ещё немного, но сестра так больше и не вышла. Тогда он поднялся и пошёл к себе, думая, что же ему теперь делать…

Прошло несколько лет.

Лариса с мужем и сыном, продав дом, уехали жить в город. Вот только желанное счастье к ним так и не пришло. Пётр никак не мог найти себе подходящую работу, денег катастрофически не хватало, и Лариса зарабатывала тем, что мыла подъезды, а ещё устроилась санитаркой в районную больницу. Она совсем ничего не хотела слышать о брате и очень надеялась, что у него тоже всё плохо. И вот однажды она, к своему удивлению, столкнулась с Ильёй, на пороге своей больницы. Лариса даже рот открыла от изумления: брат прекрасно выглядел, у него был хороший костюм, новенькая обувь, аккуратная стрижка, сделанная явно в парикмахерской.

— Ничего себе! — воскликнула Лариса, нацепив на губы приторно-сладкую улыбку. — Илюшенька, сколько лет, сколько зим!

— Здравствуй, Лариса. В самом деле, давно не виделись. Как поживаешь?

— Да как тебе сказать. Если честно, то не очень. А ты-то сам как? Заболел что ли?

— Слава Богу, нет. Помнишь ведь, что у меня фермерское хозяйство. И своя сыроварня. Недавно выиграл тендер, поставляю в больницу продукты. Ты же знаешь, у меня всё экологически чистое. Недавно ещё и теплицы запустил. Уже третий урожай снимаем.

— Ух ты! — глаза Ларисы даже заблестели от досады, но она тут же взяла себя в руки.

А потом придала лицу жалобное выражение:

— Слушай, а если ты разбогател… Может подкинешь мне деньжонок? Да продуктов кое-каких… мог бы раз в неделю присылать… Всё-таки мы с тобой не чужие друг другу люди…

— Вспомнила! — усмехнулся Илья. — А когда-то ты говорила по-другому. Я приходил к тебе, в трудную минуту за помощью, так ты меня даже в дом не пустила.

— Когда это было-то! — всплеснула руками Лариса. — Да и вон ты сумел выкрутиться и без моей помощи. Значит было не всё так плохо.

— Нет, на самом деле всё было плохо. Но мне встретились хорошие люди. Точнее, я сам их нашёл. Прошёлся по самым бедным домам нашей деревни и рассказал, что мне нужны рабочие руки. Пообещал первое время платить натур продуктом: мясом, молоком, сметаной. Целых три месяца так и делал. И люди добросовестно работали, помогая мне во всём. Потом я стал выдавать им настоящую зарплату, а продукты своим рабочим отпускал в половину дешевле рыночной стоимости. И очень скоро у меня отбоя не было от желающих работать. Банки выдали мне ссуду, сначала одну потом другую. Так я и раскрутился. Дом новый построил. Теперь у нас с Дашей просторно и комфортно. Всё есть.

— Понятно, — завистливо протянула Лариса.

И, помолчав, добавила:

— Ну так что, дашь мне денег? Петя совсем спился, нигде не работает. Ещё и по бабам успевает бегать. Намучилась я с ним. Одна я хлещусь направо и налево… Алёшка ещё балбесничает. Совсем как отец. Никакой управы на него нету…

Илья достал из портмоне несколько крупных купюр и протянул их сестре:

— Вот, держи… В субботу приходи на рынок, я скажу, чтобы на моей точке оставили тебе продукты. Но, на большее, пожалуйста, не рассчитывай. Не заслуживаешь ты этого, сестрёнка…

Лариса, сжимая в руках почти две своих месячных зарплаты, кивнула. Из его слов она услышала только то, что хотела услышать: в субботу ей привезут хорошее продукты. И только когда Илья отошёл, спохватилась:

— Как там Даша поживает?

Илья остановился и обернулся:

— Моя дочка умница и помощница. Спасибо, у неё всё хорошо.

Несколько выходных подряд Лариса приходила на рынок, чтобы бесплатно взять продукты в павильоне брата, да ещё и перебирала всё по три раза, складывая в свою сумку только самое лучшее. Илья только улыбался, наблюдая за сестрой. А продавщица Тамара осуждающе качала головой.

Однажды, когда Ильи в павильоне не было, Тамара не выдержала и сказала, что ничего ей больше давать не будет.

— Да я Илье Андреевичу пожалуюсь! — заявила возмущенная Лариса.

— Сколько хочешь жалуйся, а совесть тоже надо иметь! — прикрикнула на неё Тамара и, не церемонясь, выставила вон.

Лариса до смерти обиделась на брата и больше на рынке не появлялась.

А годы шли.

Несколько случайных встреч Ларисы, Ильи и Дарьи, говорили озлоблённой на весь мир женщине, что у брата и племянницы всё хорошо. Они живут в полном достатке и, в отличие от неё, ни в чём не нуждаются. Лариса не уставала призывать на их головы всевозможные несчастья и однажды её мечты все-таки сбылись, она узнала от Даши, что Илья лежит в больнице.

– Что такое? Простуда? – Лариса изобразила на лице сочувствие.

– Нет, – вздохнула Даша и в её глазах заблестели слезы. – Там что-то серьёзное. Я боюсь, что онкология. Но папа ничего мне не говорит. Шутит, что просто решил отдохнуть. А сам так плохо выглядит…

– Ну-ну… девочка, – Лариса похлопала племянницу по руке. – Всё будет хорошо. А пока он лежит в больнице, я приеду к тебе и помогу управляться по хозяйству. Ты ведь молоденькая совсем, где тебе одной все успеть. Сколько тебе лет-то? Семнадцать?

– Нет, девятнадцать.

– Батюшки, да ты уже совсем взрослая! – воскликнула Лариса. – Ну как же время-то летит! Ладно, девочка моя, вечером мы с Алёшей будем у тебя.

– С Алёшей?

– Ну да, с сыном моим. Знаешь, какой он красавец! Просто загляденье! Мог бы женихом тебе стать, вы ведь не родные по крови…

– У меня есть жених, Никита.

– Ладно, ладно, пусть! – рассмеялась Лариса. – Я пошутила!

Но на самом деле, мысль, которая мелькнула в её голове, совсем не была похожа на шутку.

— Илья, похоже, долго не протянет. Вот бы мой Алёшенька женился на Дашке. Свой дом, машина, денег куры не клюют, хозяйство большое. Не жизнь, а малина. А этот Никита, кто бы он там ни был, получит от ворот поворот. Нечего на такую невесту заглядываться…

Вернувшись домой, Лариса быстро объяснила Алексею, что от него требуется. Потом купила фрукты и вернулась в больницу, где в отдельной палате лежал Илья.

— Братик, милый мой! Я только сейчас узнала о том, что произошло! Ну как же так?

— Судьба такая, — грустно улыбнулся Илья. — Врачи говорят, что шансы невелики, но они всё-таки есть. Скоро операция. И я вот о чём попрошу тебя, Лариса. Мы с тобой всё это время жили не очень дружно, но прошлого уже не вернёшь. Скажи, могу я обратиться к тебе с просьбой?

— Ну конечно, милый мой, всё, что хочешь!

— Я составил завещание, согласно которому всё остаётся моей дочери. Но после меня у неё не будет никого из родных. Не оставляй её… и когда меня не станет, поддержи. Пожалуйста…

— Ну о чём ты говоришь, братик, конечно!

Глаза Ларисы наполнились слезами.

— Главное, не переживай, всё будет хорошо!

Несколько дней Лариса и Алексей прожили в доме Ильи, старательно помогая во всём Дарье. Они были настолько ласковы и услужливы, что девушка поверила в искренность, и когда навещала отца, рассказывала ему об этом. Илья тоже подумал, что Лариса изменилась и обрадовался этому. Сестра успевала всюду, и работала, и управлялась по дому, и навещала самого Илью.

— А почему не приходит Даша? — спросил он однажды.

— Да я и сама не знаю, — развела руками Лариса. — Ещё позавчера она собрала вещи, взяла деньги и сказала, что поедет проведать подругу Марину.

— У Даши нет подруги Марины, — покачал головой Илья. — Все её подружки наши деревенские. И ещё Никита. Но он тоже живёт неподалёку от нас.

— Ну не знаю, братик… Она ушла и всё. Оставила меня дома одну. Я кручусь как белка в колесе, а ей, видимо, всё равно. Наверное, она узнала, что завещание ты оставил только на неё. Вот и обрадовалась. Ну, а в самом деле, чего ей беспокоиться? Будущее обеспечено, можно жить припеваючи.

Илья нахмурился, но ничего на это не сказал. Лариса, понимая, что камень попал в цель, продолжила, сокрушенно качая головой.

— Сейчас молодёжь вся такая. Сплошные вертихвостки! Мой Алёшенька потому и не женится, что им всем только деньги подавай. Вот и твоя Дарья такой же оказалась. Сколько волка не корми, всё равно в лес смотрит. Ясное дело, чужая кровь…

— Лариса, после завтра у меня операция. Мне нельзя покидать больницу, — проговорил Илья. — Но я всё-таки хочу приехать домой. Там хранится моё завещание. Если Даша не заслуживает того, чтобы я всё оставил ей, я лучше перепишу его на тебя и твоего сына.

— Да что ты, не надо! — воскликнула Лариса, чувствуя, при этом, как сильно бьётся её сердце.

— Нет-нет, я всё решил. Вечером я приеду домой, ждите меня там…

Не чуя под собой ног от радости, Лариса поспешила к сыну. А Илья взял телефон, позвонил Никите, жениху Даши и попросил его приехать.

Через полчаса Никита был у него. Они долго о чём-то говорили, потом Никита уехал, а Илья стал одеваться и вызвал такси. На деревню уже спустились сумерки, когда возле дома Ильи остановилось такси и он сам вышел из машины.

Лариса и Алексей встретили его улыбками, усадили в кресло, налили чаю, потом стали расспрашивать о самочувствии.

— Ничего, пойдёт, — ответил Илья. — Даша своим поступком всё настроение испортила. Ну и пусть. Раз уж она такая дрянь неблагодарная, значит ничего от меня не получит. Пусть только позвонит сама и скажет, что с ней всё в порядке.

Лариса кивнула и снова завела разговор о том, какие неблагодарные сейчас дети. Ни она, ни Илья не заметили, как Алексей куда-то исчез.

А он со всех ног бросился на окраину деревни, где в старых заброшенных складах отпер дверь в какую-то бытовку и, осветив её фонарём, подошёл к лежащей на полу связанной девушке и вынул кляп у неё изо рта.

— Ну что, Дашенька, допрыгалась? А я тебе говорил, что если ты мне откажешь, всё будет для тебя очень плохо.

Он размахнулся и ударил её.

— Это тебе, чтобы ты поняла: я не шучу. А теперь слушай меня внимательно. Сейчас я наберу номер твоего отца, и ты скажешь ему, что уехала с каким-нибудь хахалем. А если крикнешь, я тебя убью прямо здесь! И закопаю в лесу. Хоть так хоть так, мы будем прямыми наследниками твоего папаши. Старик всё равно скоро крякнет.

Алексей поднёс трубку губам девушки и нажал вызов.

— Алло! — почти сразу раздался голос Ильи.

— Папа, папочка, — заплакала Дарья.

— Не плачь, девочка моя, я здесь! — спокойно сказал Илья и опустил руку с телефоном.

Он стоял в дверях сарая, гневно сверкая глазами.

— Я тоже здесь! — усмехнулся Никита и шагнул к Алексею, одним ударом сбив его с ног. — Как хорошо вы, Илья Андреевич, придумали! — повернулся он к отцу девушки, — что я должен проследить за этим негодяем. Он и в самом деле сам себя выдал. И теперь получит по полной. Ну как вы догадались, что это именно их рук дело?

— Я просто очень хорошо знаю и свою сестру, и свою дочь, — улыбнулся Илья, обнимая Дашу.

Операция Ильи прошла успешно, и врачи давали самые лучшие прогнозы.

Спустя год, после всех необходимых восстановительных процедур он чувствовал себя прекрасно и уже вернулся к своей обычной жизни. Даша вышла замуж за Никиту и теперь ждала своего первенца, которого они с мужем решили назвать в честь отца. А Лариса всё-так же тянула на себе мужа и сына, проклиная все и всех. Даже брата. Она уже забыла, как вымаливала у него и Даши прощения за свой поступок, и за своего сына. Для неё именно они были во всем виноваты, а не Алёша. Он же заслуживает самого лучшего, как и она. Но почему в их жизни всё не так? В самом деле, почему?

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Бездомный пожилой мужчина на улице
Нерадивый сын

Каждый город славится своими достопримечательностями, ресторанами, парками и нищими. Они первыми появляются на улицах и последними исчезают. Каждый из них...

Каждый город славится своими достопримечательностями, ресторанами, парками и нищими. Они...

Читать

Вы сейчас не в сети