Истории из жизни Нежелательный ребёнок

Нежелательный ребёнок

Нежелательная беременность, нежелательный ребёнок

После развода Надежде Георгиевне пришлось много работать, чтобы прокормить двух дочерей Василису и Олесю. Тяжелей всего было во время дефицита. Денег тогда на заводе, где она работала, не платили. Выдавали продукты в счёт зарплаты. Да и то, выбирать особо не приходилось. Что привезли на склад, то и брали.

Тогда мать Василисы и Олеси научилась печь хлеб. А картошку, морковь и горох высаживала на небольшом клочке земли за домом их старенькой пятиэтажки.

— Как хочется новую курточку. Ну которая в модных журналах. Яркую. С большим воротником. С поясом. Длина чуть выше колена. Только где же взять на это деньги? – говорила Василиса своей старшей сестре Олесе.

— Негде пока. Ты же видишь, как мать из кожи лезет, чтобы хоть что-то заработать. – отвечала ей Олеся, причёсывая длинные белокурые волосы младшей сестры.

— Уже бы давно ушла с завода. Денег там всё равно не платят.

— Зато продукты привозят. Это немаловажно.

И обе девочки тяжело вздыхали. Когда старшей исполнилось 12, а младшей 10, в их семье кое-что случилось. В то время Надежда Георгиевна подрабатывала официанткой в ресторане. Там, где она работала, были частые гуляния и вечеринки закрытого типа. Один раз какой-то состоятельный мужчина арендовал целый ресторан.

— Я сегодня буду допоздна. Не ждите меня и ложитесь спать. – говорила Надежда Георгиевна.

Не взирая на мамины слова, девочки всё же долго не могли заснуть. Василисе часто снились кошмары. А когда это происходило, она бежала к Олесе и просилась к ней в кровать.

В этот вечер была сильная гроза. Испуганная Василиса трусилась в сильных объятиях сестры. Надежда Георгиевна вернулась домой почти под самое утро. Олеся услышала, как хлопнула дверь, и сразу же вскочила с кровати.

— Мам!

Надежда Георгиевна даже не зашла в спальню. Из прихожей она почти сразу пошла в ванную. Когда Олеся вошла, увидела мать, сидящую на корточках и рыдающую навзрыд. Вода из душа лилась ей на голову и тело. Олеся посмотрела на кожу матери, покрытую ссадинами, свежими синяками и кровоподтёками. По лицу женщины текли слёзы. Она вытирала их и размазывала тушь, стекающую чёрными струйками по её лицу.

— Что случилось?

Увидев дочь, Надежда Георгиевна поднялась и попыталась успокоиться. Она собрала всю свою волю в кулак и произнесла:

— Всё хорошо, милая, ложись спать.

На самом же деле женщина стала жертвой богатого и изрядно выпившего клиента, не понимающего слово «нет». Она вспоминала его довольную физиономию, когда всё закончилось, и испуганный голос её начальника.

— Ты же понимаешь, что об этом не стоит говорить никому. Ему ничего за это не будет, а тебе огласка ни к чему. На-ка, возьми за причинённые неудобства. – говорил он, доставай деньги из своего портмоне.

Надежда Георгиевна долго смотрела на деньги, предложенные ей в ответ за «причинённые неудобства». Они показались отвратительными и грязными. Но это была приличная сумма. Глотая слёзы, она вспомнила о своих девочках и дрожащей рукой спрятала деньги в карман.

В милицию Надежда Георгиевна обращаться не стала. Зато у дочерей появились новые модные курточки.

— Я рада, что мои маленькие модницы теперь ничем не отличаются от остальных. А знать, какой ценой достались эти деньги, им совсем необязательно. – думала она.

Но сохранить историю в тайне ей всё же не удалось. Через какое-то время Надежда Георгиевна почувствовала себя плохо. Всё чаще у неё кружилась голова, а по утрам её тошнило. При посещении врача, она узнала о своей беременности. Эта новость привела её в ярость. В этот вечер мать впервые за всё время напилась.

— Что с ней происходит? – переглядывались девочки, — Её совсем не узнать.

На следующий день Олеся услышала, как мать говорила с кем-то по телефону. Она говорила сухо, почти без эмоций. Трижды повторила о своём интересном положении и изъявила желание сделать аборт. Как оказалось, женщина звонила своему бывшему шефу.

— Вадик, по твоей вине всё это случилось. Ты мог это предотвратить, но престиж и деньги тебе важнее. Что теперь мне делать с этим ребёнком? Мне нужны деньги на аборт срочно.

— Что такое аборт? – спросила вышедшая из другой комнаты Василиса.

— Тише. Нас услышат. Я тебе потом всё объясню. С нашей мамой случилось кое-что очень плохое.

Целый день Надежда Георгиевна названивала Вадику, но тот либо не брал трубку, либо поднимал, ссылался на занятость и тут же клал её. Не выдержав подобного поведения, мама девочек сорвалась с места и поехала домой к своему бывшему шефу. Дорогу ко входу перегородил высокий и плечистый охранник. Монотонным голосом он сообщил разъярённой женщине, что хозяина нет дома.

— Я сейчас покажу тебе, его нет дома. Вадик, выходи. Я знаю, ты меня слышишь. Хватить меня игнорировать. Я пойду в милицию, слышишь?

— Вам не понятно? Хозяина нет дома. Уходите. Иначе милицию вызову я. – сказал, повышая голос охранник.

— Всё в порядке, Олег. Я уже вышел. – сказал Вадик. Он взял женщину за плечо и отвёл в сторону. – Послушай, мне жаль, что так с тобой поступили. Ну это не повод надоедать мне. У меня семья, соседи. Не кричи и не устраивай сцен. Вот тебе деньги. Этого хватит, чтобы сделать аборт и ещё даже останется. Но это в последний раз. Больше помогать не стану. Всему должен быть предел.

Вадик достал несколько крупных банкнот из бумажника и протянул своей бывшей сотруднице.

— А это номер и адрес врача частной клиники. Я договорился. Он сделает всё как надо. А сейчас уходи.

Надежда Георгиевна взяла деньги и молча удалилась. Она пришла домой и увидела, как её дочери с восхищением наблюдают за соседской девочкой Эльмирой. Той только что купили новый дорогой велосипед.

— Какой классный. Вот бы и нам такой. – говорила Василиса, не видя матери, стоящей сзади.

— Ты, действительно, хочешь такой? – спросила Надежда Георгиевна и погладила дочь по голове.

— Было бы здорово. Но он дорого стоит. И день рождение у меня только через две недели. – сказала печально девочка.

— Всё возможно. Нужно верить и мечтать. – проговорила мама, похлопывая по деньгам, лежащим у неё в кармане.

На следующий день девочки проснулись, увидев записку матери на кухне. В ней она рекомендовала им заглянуть на балкон. Там их, по её словам, ждал сюрприз. Олеся и Василиса побежали к балкону наперегонки. Открыв двери, они увидели новенький велосипед, замотанный в подарочную бумагу.

— Вот это да. Кто бы мог подумать?! – восторженно кричала Василиса.

— Да. Здорово. Но откуда у мамы деньги? Интересно. – задумалась Олеся.

— Какая разница? У нас есть новый классный велосипед. Мне уже не терпится прокатиться на нём.

— Успеешь ещё. Пойдём в школу собираться. Мама приготовила нам завтрак.

В это же время Надежда Георгиевна боролась с утренней тошнотой. Кто-то из коллег посоветовал ей сделать имбирный или мятный чай. Но поскольку ни того ни другого под рукой не оказалось, пришлось пить воду с лимоном. Но и она не сильно помогала. Становилось только хуже.

После работы Надежда Георгиевна отправилась к дому Артура Богдановича. Это и был тот нахальный клиент, напавший на женщину в ресторане. Показаться на глаза Вадику снова она не решилась. Захотела попытать счастья напрямую с виновником существующей проблемы. Подойдя к дому, она позвонила. Окошко в дверях открылось. Охранник уточнил личность гостьи и причину визита.

— Артур Богданович, тут к вам одна дама пришла. Говорит, что по личному вопросу. – проговорил охранник в рацию. – Пропустить?

Двери открылись, и Надежда Георгиевна вошла в дом. Артур Богданович вышел к ней в длинном дорогом халате.

— Какие люди в Голливуде. Чем обязан?

— Вы, наверное, меня не помните.

— Отчего же? Хорошо помню. Такую сексуальную даму со взрывным характером, забыть трудно.

— Вас тоже не забудешь при всём желании. – сказала Надежда Георгиевна и погладила свой живот.

— Ты что? … Да не может быть? Впрочем, почему не может? Тогда что же это получается? Я – отец? Вай-вай. Это ж надо?! Вот это номер.

— Знаю, что вам всё равно. Но мне нужны деньги на аборт. Сами понимаете, оставить ребёнка я не могу. Я одна, без мужа. У меня две дочери.

Артур Богданович заходил из стороны в сторону, погрузившись в мысли.

— Денег говоришь дать? Дай подумать. Погоди здесь, сейчас приду.

Надежда Георгиевна настороженно посмотрела на высокого полноватого мужчину с диким взглядом.

— Да ты не бойся. Я не животное. Не обижу тебя. На самом деле я тогда сильно перебрал. Погоди.

Артур Богданович удалился, прикрыв за собой дверь. Послышался женский голос. По-видимому, он с супругой что-то обсуждали. Вдруг та начала кричать на него. Судя по звукам, на пол полетели тарелки или чашки. Послышался звон разбивающегося фарфора.

Через несколько минут в гостиной показалась супруга Артура Богдановича. У неё был взволнованный и одновременно возбуждённый вид. Она присела в мягкое кресло, взяла тонкую ментоловую сигарету и закурила. На вид ей было не больше 30. У неё была ухоженная бархатная кожа, блестящие шелковистые волосы и практически идеальная фигура. Сразу видно, что эта дама любит себя и тратит на поддержание своей красоты много денег.

— Это она?

— Да.

— Делай, как знаешь. Если честно, я от твоей идеи не в восторге.

— Что-то не так? – спросила испуганным голосом Надежда Георгиевна и облизала пересохшие губы.

— Всё нормально. Но твой план мне не нравится. У меня есть другое предложение. Это моя жена – Анна. По определённым причинам она не может забеременеть и выносить ребёнка.

— Понятно. А я здесь причём?

— Мы тут посовещались с Анной. Раз возникла такая возможность, почему бы ею не воспользоваться?

— Послушайте, милочка. Поверьте, мне не интересны подробности зачатия этого ребёнка. Но если Артур, действительно, его отец, не спешите делать аборт.

— Наоборот, мы предлагаем вам выносить и родить этого ребёнка. Мне нужен наследник.

— Нам нужен. – поправила Артура Богдановича жена.

— Разумеется все расходы по твоему питанию, медицинскому осмотру и прочим процедурам мы берём на себя. Плюс к этому мы вам хорошо заплатим. – мужчина вырвал лист из блокнота, сделал на нём надпись карандашом и показал Надежде Георгиевне, — Это сумма, которую мы заплатим вам за этого ребёнка.

— Конечно вас осмотрит наш врач. Мы сделаем соответствующие анализы, оформим договор. После родов вы должны будете отдать нам новорожденного малыша. – продолжила разговор Анна.

— То есть вы покупаете у меня ребёнка? – недоумевала Надежда Георгиевна.

— Если убрать все формальности, то да. Ты же всё равно хотела избавиться от него. А тут сможешь ещё и заработать. Подумай о будущем своих девочках. Им ещё поступать надо будет.

Предложение ошеломило молодую женщину. Несколько минут она сидела молча, переваривая полученную информацию. Затем она согласилась.

— Ну вот и умница. Сейчас тебя отвезут домой. Приедешь, соберёшь вещи и назад к нам. До родов будешь жить здесь. Девочек тоже бери с собой. У нас дом большой. Поместимся все.

Надежда Георгиевна находилась в лёгком шоке от поступившего к ней предложения, но согласилась действовать по выше озвученному плану. Через пару часов всё семейство, включая Василису и Олесю, прибыло в роскошный двухэтажный особняк. Здесь их встретили и расселили по комнатам.

На следующий день Надежда Георгиевна прошла полное медицинское обследование. Затем, её ждало общение с нотариусом. Тот озвучил условия договора и показал, где ей поставить подпись.

— После рождения ребёнка вы отказываетесь от всех прав на него и передаёте его семье Вороновых. С этих самых пор вы обязуетесь не беспокоить счастливое семейство и не выдавать тайну появления малыша на свет ни при каких обстоятельствах. Теперь что касается финансовой стороны вопроса. На ваше имя открыт банковский счёт. Часть суммы уже находится там. Вторую часть получите после родов.

Слова нотариуса звенели в ушах Надежды Георгиевны. Но она всё равно поставила свою подпись на документах. С этих самих пор начался кромешный ад для женщины в положении. Её мучил жуткий токсикоз и головные боли. Беременность протекала тяжело. Это вымучивало бедную Надежду Георгиевну. На 13-й неделе женщину повезли в больницу. Артура Богдановича интересовал пол ребёнка.

— По всем признакам у вас будет мальчик. — торжественно объявил врач.

На радостях Артур Богданович закатил грандиозную вечеринку. Прошло ещё немного времени. Дело уже шло к родам. Чем ближе был день «Х», тем страшнее становилось Надежде Георгиевне. За время беременности она столько всего перенесла, и уколы, и массажи, и падение с небольшой высоты. Она настолько привыкла к мысли о скором материнстве, что вовсе не хотела расставаться со своим ребёнком.

Один раз она подверглась панике и хотела даже бежать из дома Артура Богдановича. Но доблестная охрана остановила её. В попытке скрыться беременная дама побежала, не удержала равновесие и сильно упала.

— Дура. Куда бежишь с пузом. – закричал на неё Артур Богданович.

— Что-то не так. Очень больно. Вези меня в больницу.

Олеся и Василиса испуганно смотрели на мать и готовы были побежать вслед за ней. Но она больше не побежала. Вместо этого её повезли в больницу. Надежда Георгиевна сильно кричала. После осмотра, врач скомандовал готовить даму к родам. Артур Богданович остался контролировать процесс.

— Что-то не так. Вытаскивайте его из меня. – кричала Надежда Георгиевна. К мужчине подошёл врач.

— Тяжёлая беременность, падение, открылось кровотечение. Необходимо доставать ребёнка.

— Делайте то, что должны.

— Существует риск потерять мать. Ребёнка можно спасти. – сказал печально доктор.

— Так спасайте ребёнка, мать вашу. – выругался Артур Богданович.

— Прошу подождать за дверью. Сделаем всё, что возможно.

Надежда Георгиевна промучилась ещё несколько часов. Раздался крик малыша. Врач вышел и вынес малыша Артуру Богдановичу.

— Это мальчик. Роженица к сожалению, потеряла много крови. Её спасти не удалось.

Мужчина взял малыша и прижал его к себе.

— Сын. У меня родился сын.

По возвращении домой, Артур Богданович вручил ребёнка жене и рассказал о смерти его матери.

— Боже. Распорядись, чтобы её похоронили по-человечески. А что теперь будет с её девочками? Артур Богданович тяжело вздохнул.

— Не знаю, милая. Я сильно виноват перед Надей. Но мы не можем их забрать к себе.

Прошло ещё немного времени. Олесю и Василису отправили к отцу. Артур Богданович купил девочкам квартиру, открыл банковский счёт и регулярно оплачивал их обучение, дарил подарки на дни рождения и стал для них самым любимым дядей.

А маленького сына назвал Натаном, что переводится как «подаренный Богом». Малыш похож был на отца. Но его глаза достались ему от матери. В них было много счастья, радости и надежды.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети