Влюбленные Петербург

Немного о любви

Олеся оканчивала институт, в её жизни наступал очень важный этап. Этап, когда нужно будет начать полностью самостоятельную жизнь, определиться с будущим, с работой, с семьёй. Девушка очень переживала; она осознавала, что необходимо сделать правильный выбор, ведь родители просто не смогут дать ей шанс на другое образование.

Отцу Олеси было уже 62 года, а маме 54, иными словами, девочка была поздняя. Её старший брат Антон погиб два года назад – не справился с управлением в дождливую погоду. Кое-как родители пережили потерю сына, но Олеся видела, как стало им тяжело жить с такой утратой. Оба сильно постарели, бодрились перед дочкой, но девушка всё понимала. Она и сама очень любила своего брата, и ей его не хватало. Именно по этой причине Олеся не могла позволить себе ошибиться с выбором своей дальнейшей судьбы. Ей нужно было поддерживать родителей, а не сидеть у них на шее, как говорится. Однако девушке очень сложно было объяснить всё это своему молодому человеку, с которым она начала встречаться ещё на втором курсе.

Павел был гораздо менее ответственным, почти все проблемы решал с помощью денег отца, владеющего строительной фирмой. Долги по учёбе закрывал взятками, с людьми сходился на устроенных им же вечеринках. Паша – хороший парень, он любит Олесю, но слишком сильно полагается на финансы отца, и это девушку отпугивало. Они были словно с разных планет.

— Ну что, — Паша запрыгнул на диван с ногами и положил голову Олесе на колени, закрывая любимого Олесей Булгакова. – Есть планы на вечер?

— Вот, книжку читаю, — улыбнулась девушка. – Ты, кстати, страницу мне помял.

— Да? Ну, извини. Давай съездим и купим тебе новую книгу? – беспечно пожал плечами Паша.

— Нет, это особенная книга, — Олеся вложила закладку и убрала книгу на столик. – Мне её подарил крестный на пятнадцатилетие. А через год, ровно через год, его толкнули под трамвай.

— О Господи… Извини, я… — Паша испугался, что задел больную тему, но Олеся только рассмеялась.

— Да всё с ним в порядке!.. Не переживай. Крестный говорит, что Аннушка ещё не пролила масло, а по-другому от трамвайной аварии умереть нельзя.

— Вот как? Ты в курсе, что напугала меня? За это с тебя штраф, — Паша вытащил из заднего кармана два каких-то билета. – Смотри-ка, прогулка на яхте. Ночной круиз. Только мы и капитан с командой.

— Паша… — Олеся улыбнулась.

Конечно, ей хотелось на яхту, но сколько же стоит такое удовольствие? Ясно, что больше, чем парень зарабатывал на тестировании игр.

– Откуда такая роскошь?

— Ну, папаша немного подсобил, — неохотно признался Павел.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Он знал, как Олеся воспринимает такие вещи.

– Но вообще-то, мне тоже мое дело приносит успех.

— Правда? Расскажи, — с любопытством спросила Олеся.

Павел вдруг стал серьёзным, рывком поднялся с колен девушки и сел, скрестив ноги по-турецки.

— Помнишь, я игры тестировал разные? Так вот, это так, начало. Там я в основном пытался понять, кто что из себя представляет. И вот попался мне там один из разработчиков, мы с ним слово за слово, я упомянул, что на дизайне отучился, и он предложил мне сделать свой проект!

Олеся не понимала практически ничего из того, что парень ей сейчас рассказал, но по вспыхнувшим глазам Паши было ясно – он очень доволен.

— Ого! Поздравляю тебя! – Олеся поцеловала парня.

— Но и это ещё не всё, — торжественно объявил Павел. – Если игра хорошо пойдёт, то процент прибыли делим поровну.

— А это будет много?

— Ну, для старта своего бизнеса, надеюсь, хватит. В крайнем случае, попрошу отца. Да, да, да, не смотри на меня так! – он поднял руки в оборонительном жесте. – Он и сам не против помочь.

— Хорошо, — вздохнула Олеся. – Я рада за тебя, правда.

— А почему только за меня? – хитро прищурился Паша. – Мы с тобой будем вместе всегда!

— Громкое заявление, — улыбнулась девушка.

— Не веришь? – она пожала плечами, парень усмехнулся и обнял её. – Ну и зря…

Ночной круиз на яхте был незабываем. Действительно, они были вдвоём, если не считать пары официантов, которые выносили шампанское и закуски, капитана, которого они увидели лишь в самом начале и конце прогулки, и пары помощников капитана, которые, наверняка, где-то были. У Олеси дух захватывало от красивейших видов ночного Петербурга, Паша, видимо, был более привыкшим к подобным развлечениям и просто радовался, что его девушке всё нравится…

После успешной защиты дипломов родители Павла подарили ему двухкомнатную квартиру. Парень тут же пригласил Олесю жить вместе. Девушка думала недолго: она любила Пашу, а он любил её. Почему бы и не начать жить вместе? Может, в будущем это приведёт к чему-то большему. Когда с переездом и обустройством новой квартиры было покончено, Олеся смогла наконец-то устроиться на подходящую работу. Хоть ей, как начинающему специалисту, платили меньше, но всё равно это было неплохое начало…

А вот с Павлом происходили негативные перемены. Он всё больше увлекался играми, мог сидеть за компьютером сутками. Олеся поначалу думала, что парень работает, пока случайно не бросила взгляд на экран.

— Паш… Ты играешь? – недоуменно спросила девушка.

— Ага, — бросил парень, не отрывая взгляда от экрана.

— Так ты же, вроде, должен был разрабатывать игру. Разве нет?

— А, слушай, да там ничего не получилось, — отмахнулся парень.

Олеся пожала плечами и пошла в душ. Деньги у Паши были, значит, он снова подключил отца к своему благосостоянию. Олесе это не нравилось, свои траты она оплачивала собственной зарплатой, в магазин они с Павлом ходили по надобности, платил тот, кому удобно. Девушка не была материально зависима от своего парня, другое дело, что она больше не чувствовала его любви…

Парень врал ей по поводу игр, хотя, если задуматься, то и не врал особо, Олеся просто сама для себя решила, что Паша работает. Оказалось, что он просто развлекался, а отец оплачивал его жизнь. Кроме того, все общение пары сводилось на «нет». Они вместе обедали, тогда у них и происходил хоть какой-то разговор. Олеся успевала поддерживать в доме порядок, готовить, работать. Паша же не находил даже времени банально поинтересоваться, как у девушки дела, не говоря о какой-то помощи. Девушка с болью на душе осознала, что чувства не те, что прежде…

Шло время.

Через год ничего не поменялось. И через два года тоже. Паша все так же проводил время только за компьютером, Олеся пыталась зарабатывать побольше и как рыба об лед билась, пытаясь наладить отношения с парнем. Павел стал довольно раздражительным, на работу он так и не устроился. Олеся устала от такого, она могла бы просто снимать квартиру для себя и не жить с Павлом, но оставалась с ним только благодаря надежде, что он одумается.

— Олесь, а где мой йогурт? – крикнул из-за компьютера Паша.

— В холодильнике, — отозвалась девушка, заканчивая очередной проект за своим ноутбуком.

— Можешь принести?– протянула Павел.

— Я работаю.

— Пожа-ааа-луйста!.. – заклянчил парень.

Вдруг это его «пожалуйста» вывело Олесю из себя.

«Да какого чёрта? Почему он ничего не делает, чтобы начать самостоятельную жизнь? Даже йогурт себе из холодильника взять не может, ну это вообще нонсенс!»

Девушка посидела пару секунд, пытаясь не начинать истерику, потом сохранила рабочие данные, закрыла крышку ноутбука и подошла к своему парню. Тот посмотрел на неё удивленными глазами. Олеся тоже окинула любимого взглядом. Он совсем себя запустил. В двадцать семь выглядит на все сорок, уже с брюшком, небритый, борода неухоженная, пятно от масла на натянутой майке…

Вдруг Олеся поняла, что это не тот Паша, которого она любила. Тот хоть и жил на средства родителей, по крайней мере, больше заботился о ней и любил её. А сейчас перед девушкой в дорогом компьютерном кресле сидел типичный тридцатилетний альфонс.

— А йогурта нет? – спросил Павел.

— Паш, нам надо поговорить.

— Сейчас? – он посмотрел на экран.

— Да, немедленно.

— Ну давай минут через пятнадцать, — снова заканючил парень.

— Через пятнадцать минут, Паш, я закончу собирать вещи, — отрезала Олеся.

— Ты куда-то едешь?

Девушка закатила глаза.

— Паша, ты вот очень изменился за эти два года, — не обращая внимание на яростное нажатие кнопок, заговорила Олеся. – Я думала, что ты хотя бы на работу устроишься, слезешь, наконец-то, с родительской шеи. Но нет. Ты сидишь и играешь. Я думала, что у нас с тобой будет семья, но ты опять же просто играешь. Я думала, что вместе мы будем счастливы, но угадай что? Верно, ты вновь просто играешь. Я устала от этого. Мне двадцать шесть лет, я хочу уже просто выйти замуж, завести ребёнка, чтобы мне не пришлось выпускать его из института в 55, а потом вернуться к любимой работе, но тебя мои желания вовсе не беспокоят.

— Хорошо, что ты от меня хочешь? – сделал мученическое выражение лица Павел.

— Я хочу, чтобы ты повзрослел! – в сердцах выкрикнула девушка. – Играй ты на выходных, в свободное время, но почти в тридцать лет не иметь работы это же позор!..

— Я не понимаю, почему ты орешь на меня, — холодно ответил Павел. – Насколько ты можешь помнить, у меня есть квартира. В которой, кстати, ты тоже живёшь. А ещё у меня есть деньги, на которые ты, кстати, можешь погулять. Что тебе ещё надо от меня?

— Паша, это всё – не твоё! Это твоего отца!

— Так, прекрати орать, серьёзно. Ты меня отвлекаешь от игры, неужели не видно? Да и вообще, какая тебе разница, откуда я беру деньги. Они просто есть, вот и всё.

— Разница есть! Твои родители вечно жить не будут, а ты даже не знаешь точного названия фирмы отца, как ты будешь ею управлять? Ты же ничего собой не представляешь без подачек от родителей!..

— Так, всё! – Павел отшвырнул наушники, вскочил на ноги и сжал кулаки.

На какой-то миг Олеся решила, что сейчас он её ударит.

– Пошла вон! И на глаза мне больше не попадайся!

Олеся тут же отступила к двери. В её глазах блестели слёзы. Вот, каким он стал. Парень её мечты. Некогда добрый, заботливый, безответственный, правда, но всё же хороший. Сейчас он был словно взбешенный носорог. Неуклюжий, неповоротливый, но довольно сильный. И хуже всего видеть, что его руки сжаты в кулаки и готовы к удару. Ни минуты здесь больше!..

Девушка вышла спиной вперёд и закрыла за собой дверь. По скрипу кожи и быстрому щелканью клавиш она поняла, что Паша снова сел играть и наверняка надел наушники. Олеся прошла к гардеробу, достала сумку, быстро покидала туда нужные вещи, прихватила ноутбук, телефон, документы и выскользнула из злосчастной квартиры незамеченной. А может Павел сознательно не стал её останавливать, в конце концов, он разозлился. В любом случай Олеся была рада выбраться из этого дома. Девушке пришлось ночевать в гостинице, потому что под ночь уже не найдёшь достойного съёмного жилья. А вот после работы можно попробовать.

С самого утра она позвонила агенту по недвижимости и описала свои предпочтения в подборе квартиры, потом спокойно ушла на работу, а уже после поехала встречаться с агентом, который как раз подобрал ей три наиболее подходящих варианта. Ей приглянулись две квартиры, но одна находилась очень далеко от места работы, поэтому особо терзаться выбором Олесе не пришлось. Девушка быстро остановилась на понравившемся варианте. Квартирка была однокомнатная с раздельным санузлом. Кухня очень просторная, можно было бы спокойно поставить стену и сделать ещё одну комнату. Вся необходимая мебель была: два шкафа – один для уличной одежды в прихожей, другой в спальне. Кровать в спальне, пара тумб. В кухне помимо кухонного гарнитура стоял обеденный стол, холодильник, диван, где можно было устроить второе спальное место, небольшой кофейный столик. Отсюда же можно было пройти на застекленный балкон, где стоял еще один столик и два мягких пуфа, а пол был покрыт ковролином, чтобы зимой ноги не мерзли. В ванной же находилась стиральная машина, словом, все удобства были, не хватало только микроволновки.

«Ну, это не беда», — решила Олеся.

И цена за такую квартиру была довольно низкой, что приятно порадовало девушку. Всё-таки теперь у неё каждый рубль на счету.

Павел ей так и не позвонил ни в тот день, ни на следующий. Не позвонил он ей и через неделю. Олесе было обидно. Неужели для него все эти годы отношений ничего не значат? Ха, а может быть, он просто не заметил её ухода? Либо думает, что девушка одна не проживет и вернётся к нему. Ну уж нет, этого точно не будет. Олеся старалась не трепать себе нервы, сосредоточиться на работе, высылать деньги родителям. А Паша…

Она надеялась, что переболит…

Через месяц Павел всё-таки удосужился набрать номер Олеси. У девушки только начинало получаться чуть меньше скучать по нему, по нему прежнему, когда он каждый вечер обсуждал с ней прожитый день, заваливал ее вниманием, ласково обнимал, укрывал ночью теплым одеялом, заваривал две кружки чая…

Олесе никогда не нужны были деньги Паши, она хотела просто любить и быть любимой. Но сейчас, глядя на высветившийся контакт, она уже не чувствовала, что появившаяся надпись на экране «Любимый» говорит правду.

— Алло, — Олеся всё же приняла вызов.

— Ты где? – буркнул парень в трубку.

Тем не менее, когда девушка услышала его голос, сердце защемило. Она всё ещё любила его, всё ещё хотела быть с ним. А потом вспомнился тот вечер, когда она буквально сбежала от своего парня. От души немного отлегло.

— Ты же сказал мне проваливать, вот я и ушла.

— Не смешно, где ты? – настаивал парень.

В его голосе не было ни теплоты, ни нежности, ни заботы. По его тону Олеся поняла, что Паша просто хочет вернуть себе свою собственность.

— Я тебе не папин подарок, где я теперь тебя касаться не должно! Ты собой для начала займись.

— Олесь, ты серьёзно хочешь расстаться вот так?

— Паша, — девушка вздохнула. – Слава Богу, ты меня не ударил. А я не была на сто процентов уверена, что ты так не сделаешь.

— Ты что, совсем больная?! – ни с того ни с сего рассвирепел парень.

— Это вот вообще не лучшие слова. Всего доброго, Павел, — Олеся сбросила звонок, выключила телефон и заплакала.

На самом деле ей было ужасно больно, но она понимала, что это конец. И унижаться и прогибаться не стоит, всё равно того, что было, уже не вернёшь…

Павел больше не звонил Олесе, и понемногу её боль утихла. Девушка поднялась по карьерной лестнице, взяла ипотеку и приобрела квартиру. Она была очень похожа на ту съёмную, где она начинала новую жизнь, без Паши. Единственное различие заключалось в декоративной стенке с проёмом аркой, делящую кухню, как и хотелось Олесе. Девушка записалась на фитнес и с удовольствием посещала зал, перешла на правильное питание, и к тридцати годам выглядела лучше, чем в 25. Может, ещё отсутствие Паши сыграло свою положительную роль.

Однажды после зала девушка зашла в кофейню, чтобы обсудить с заказчиком очередной проект. Созванивалась она только с секретарем заказчика, сам он был человеком занятым и едва смог выкроить время на личную встречу. Через несколько минут ожидания в кофейню зашел высокий мужчина в деловом костюме. Он окинул зал взглядом и уверенно прошел к столику Олеси.

— Здравствуйте, Вы, кажется, наш дизайнер? Олеся? – улыбнулся он, сверкнув белоснежными зубами.

— Да, это я, — девушка ответила не менее ослепительной улыбкой. – А Вы Максим Олегович, верно?

— Да, да. Как хорошо, что Вы такая красивая, сразу Вас заметил, — отвесив комплимент, заказчик сел напротив.

— Спасибо, — на щеках выступил лёгкий румянец.

Давно Олесе не делали комплиментов. Ну, конечно, она ведь всё своё время посвящала работе или занятиям в спортзале, забыв о личной жизни и мечте о крепкой семье.

– Давайте перейдём к обсуждению проекта?

— И хватка деловая есть. Мечта прямо-таки, а не девушка, — никак не унимался Максим Олегович.

Олеся подозрительно взглянула на него, но не заметила, чтобы он льстил намеренно, вовсе нет. Он делал комплименты искренне.

– Может, Вы ещё и готовить умеете?

— К делу это относится мало, но, вроде, умею, — усмехнулась Олеся.

— Всё! Выходите за меня, — рассмеялся заказчик.

Олеся тоже посмеялась, потому что просто не знала, как реагировать на подобное поведение.

– Ладно, а то ещё подумаете, что клоун какой-то попался и не стоит со мной сотрудничать.

Знаете, день выдался тошный, Вы не возражаете, если мы сначала кофе выпьем? А потом уже проект обсудим. Или Вы торопитесь?

— Нет, не тороплюсь. На сегодня я свои дела закончила, — улыбнулась Олеся.

Она поймала себя на мысли, что ей очень приятно общаться с этим человеком. Его юмор хоть и был на грани допустимого, но очень цеплял в хорошем смысле.

— Прекрасно! – мужчина улыбнулся и знаком подозвал проходившего мимо официанта.

Не раздумывая, сделал заказ, вопросительно посмотрел на Олесю.

– А Вы определились?

— Эм, да, мне капучино, пожалуйста, — обратилась Олеся к официанту. — И ваши медовые пирожные для дамы! – тут же добавил Максим Олегович.

— Ой, нет, я же…

— Они из натурального меда, очень вкусные, Ваша фигура ничуть не пострадает, гарантирую, — спокойно заверил девушку мужчина.

Олеся смущенно улыбнулась и кивнула. Ей очень хотелось верить этому человеку даже в мелочах, и она сама не знала почему.

— Вы так хорошо знаете меню, бывали здесь уже? – спросила девушка.

— Конечно. Люблю после рабочего дня зайти сюда и выпить кофе. Кстати, вон тот зал – мой, — Максим Олегович указал на фитнес-центр, где только что занималась Олеся.

— Ого! Я прямиком оттуда! – пораженно воскликнула девушка.

— Не может быть! – поднял брови Максим Олегович. – Я бы Вас заметил!

Олеся смеялась над его шутками искренне и от души. Выяснилось, что Максим, потребовавший звать его именно так, без отчества, владеет сетью спортивных заведений и несколькими барами. Как раз для одного из них и надо было разработать новый дизайн.

— А почему Вы выбрали такие разные ответвления? – спросила Олеся.

— Ну, началось всё вообще с другого, — Максим откинулся на спинку стула. – Отец у меня тоже человек состоятельный, но он в мои 18 сказал, что содержать меня не намерен. А у меня такая там паника началась, я думал, что он чемоданы мне уже упаковал – он мог, поверьте. Но нет, меня просто было решено выселить на съёмное жильё, а вот на еду я собирал себе сам. Ну, что делать, я учился ещё. Пошел в бармены, там нахватался опыта за год работы и ещё в институте с помощью отца открыл свой первый бар. Отец помог только в качестве инвестора, прибыль с того места поступает и ему тоже, хотя он не собирался ее принимать, но я уговорил в знак признательности. Я действительно очень ему обязан. А потом я понял, что можно расширяться, познакомился с несколькими владельцами строительных фирм, построил небольшую сеть баров, думал на этом и успокоиться, но нет. Мне, знаете, очень впечатался в память один пример. Сидел я как-то с друзьями, отдыхал, развлекался. И тут приходит мой знакомый, который выполнял заказ на постройку бара, со своей семьей. С женой и сыном. Ну, семья прошла к диванам, сделала заказ, а я решил поздороваться, тем более, мужчина этот очень грустно стоял у стойки и пил чистый виски. Мы разговорились, и он пожаловался на сына, мол, всем его обеспечил, а тот палец о палец не ударит. История типична, избалованный сынок, но… Я вот посмотрел на этого сынка и увидел не своего ровесника, а одногодку моего собеседника. То есть сын выглядел ужасно: полный, небритый, с грязными волосами, проблемной кожей, отвисшим подбородком. И вот тогда я понял, что не хочу стать таким же, простите, кабаном неухоженным. Часть сезонной прибыли откладывал, а потом по выгодной цене удалось выкупить пару зданий. Фитнес выстрелил лучше, чем я ожидал, и вскоре мне удалось расшириться. Но если бы я тогда не посмотрел на то, что может стать со мной, я бы не додумался.

Олеся слушала историю Максима и понимала, о ком он говорит. Это был Павел, её бывший парень, которого она любила так сильно, что не замечала недостатков. Вот как, оказывается, он выглядел со стороны.

— Я, кажется, утомил Вас такой длинной историей, — усмехнулся Максим.

— Нет, просто я знаю этого человека.

— Надо же, как тесен мир, — мужчина взглянул в её глаза. – Давайте не будем портить такой замечательный вечер, — он с ходу понял, что Олеся больше не хочет говорить о Павле.

— Да, — с облегчением согласилась Олеся.

Они ещё немного поговорили, потом обсудили проект, обменялись телефонами и разъехались…

Но стандартная процедура никак не хотела вязаться только в рабочую сторону. Олесе казалось, что она понравилась Максиму, а уж он ей точно понравился. К его проекту Олеся подошла очень ответственно, внимательно. Сдала всё раньше срока и на высшем уровне. Максим восхитился её работой.

— Знаете, Вы – лучший дизайнер в моей жизни, — совершенно серьёзно заявил Максим.

Олеся усмехнулась. Ей была приятна похвала.

— Спасибо. Ну что ж, на этом, думаю, можно попрощаться?

— А Вы этого так хотите? – неожиданно спросил Максим.

Олеся растерялась и не знала, что ответить. Видя её смущение, мужчина продолжил.

– Мы можем отпраздновать наше сотрудничество, завершение проекта. Я бы сказал, что настаиваю, но боюсь испугать Вас.

— Поверьте, Вы меня не пугаете, — подчеркнула девушка.

«А почему бы и не рискнуть? Ей тридцать. Что она уже потеряет?»

– Хорошо, я согласна отпраздновать.

— Ого! Это великолепная новость! Тогда я за Вами заеду. Очень хочу показать Вам свои заведения, но сначала поужинаем в ресторане, идёт?

— Прекрасная идея, — улыбнулась Олеся и оставила ему свой адрес.

В назначенное время Максим приехал за Олесей на шикарном автомобиле с личным водителем. Ну, конечно, пить смузи в баре не хотелось даже Олесе. Девушка надела короткое чёрное платье, следуя классике моды. Максим был в костюме-тройке черного цвета. Он вышел встретить Олесю и галантно подал ей руку.

— Прекрасно выглядите, — он осторожно коснулся губами её пальцев.

— Спасибо. Вам очень идут тёмные оттенки, — ответила Олеся.

В автомобиле Максим зачарованно смотрел на девушку, но ничего не говорил, словно боялся нарушить какой-то сакральный момент. Водитель отвёз их в один из самых престижных и дорогих ресторанов Петербурга. Ужин прошёл чудесно, Максим, наконец, вспомнил, что даму нужно развлекать беседами. За разговором выяснилось, что общих тем у них огромное множество. Спорт, музыка, живопись, даже езда на лошадях была в общих интересах.

— Невероятно! Вы катаетесь с тринадцати лет? – изумленно спросила Олеся, когда они уже покинули ресторан и отправились в бар.

— А то! Я даже помню, что первого коня, на которого я сел, звали Алмаз. Я его очень любил, несмотря на то, что он пару раз выкинул меня из седла, — усмехнулся Максим.

— А я всего несколько раз каталась на лошадях, но это было просто чудесно, — мечтательно ответила Олеся.

— Так мы можем это поправить. У Вас есть планы на завтра? – Олеся покачала головой в знак отрицания. – А вот Вы и не правы. Мы едем кататься на лошадях в Выборг.

— Ой, ну, я даже не знаю… — смущенно ответила Олеся, понимая, что расплатиться ха ту поездку ей не даст Максим. – Мы с Вами всё-таки не закадычные друзья…

— А почему мы всё ещё не такие? Первым делом давай перейдём на «ты», — водитель припарковался, и Максим первым вышел из автомобиля, открыв дверь Олесе.

Девушка так и не успела согнать краску с лица.

– Что скажешь, Лесь?

— Хорошо, давай, — с улыбкой ответила девушка.

Лесей её звал папа, у неё остались очень тёплые ассоциации с этим именем…

Бар был изумительный, сочетал в себе новшества и домашний уют. Олесе очень понравилось. Они с Максимом выпили, разговорились ещё сильнее, смеялись, танцевали. А когда вернулись на диван, чтобы немного передохнуть, Максим вдруг неожиданно обнял её за талию и привлек к себе для поцелуя. Олесе в голову пришла лишь одна мысль: наконец-то!..

Она поняла, что ждала этого весь вечер…

— Я перегнул, да? – неуверенно спросил Максим, немного отстранившись.

Вместо ответа Олеся обвила его шею руками и снова слила их губы в поцелуе…

Через полгода Олеся и Максим поженились. Они души не чаяли друг в друге и не понимали, как раньше могли жить.

Через месяц после свадьбы Олеся забеременела. Максим был вне себя от радости и буквально носил Олесю на руках.

А она однажды расплакалась из-за того, что Максим «слишком сильно» её любил. Она была ему так благодарна, он поддерживал её и заботился о ней, помогал её родителям, обеспечивая им достойную старость, каждый день по нескольку часов разговаривал с Олесей. И она была счастлива. Она наконец-то любила и была любима, как и мечтала.

Предыдущий пост

Вы сейчас не в сети