Одинокая бабушка зимой на кладбище улице

Чёрная полоса

Игорю в последнее время не везло. Это только в теории, что чёрная полоса сменяется белой, а в жизни всё иначе. Как год назад всё пошло кувырком, так и продолжается…

Вначале Игорь попал под сокращение, он десять лет крутил баранку в автотранспортном предприятии, был на хорошем счету, а потом пришёл новый начальник и сразу же начал всё менять, прикрываясь модным словом «оптимизация». А по сути, убрал часть маршрутов, после чего несколько водителей остались без работы, в том числе и Игорь. И вроде бы шансы найти новую работу были неплохие, но всегда кто-то оказывался впереди Игоря. И тогда он плюнул и начал бомбить на своей «пятнашке» — договорился с другими мужиками-таксистами и с тех пор мог спокойно работать. Клиентов было предостаточно, но и таксистов немало, а потому, чтобы хоть что-то заработать, приходилось колесить целыми днями, а то и в ночь выходить.

Светлане, жене Игоря, такой расклад не очень нравился – муж вечно в разъездах, а денег с гулькин нос. И из тех половина на ремонт машины уходит. Ворчала, она, конечно, иногда плакала, но что тут поделать? Мужа всё равно любила. Хорошо, что хоть в магазине, где Света трудилась кассиром, всё в порядке.

Игорь сам понимал, что это всё не нормально. Ему хотелось баловать свою женщину подарками, сделать ремонт в квартире, да и ребёнка уже хотелось. Но как заводить малыша, когда он вечно в подвешенном состоянии? Сегодня есть в кармане деньги, а завтра ветер гуляет?

В тот январский вечер Игорь как обычно стоял у вокзала. И опять, похоже, всё в пустую. Заказов мало, после празднования Нового года пассажиров всегда меньше – это уже факт. И тут он увидел, как к нему от вокзала семенит старушка — маленькая, как птичка, на голове старенькая пуховая шаль, в пуховик потёртый одетая.

— Сынок, довези до кладбища, — попросила она, когда Игорь приоткрыл окно.

— На кладбище? – удивился Игорь, — бабушка, да вроде не сезон сейчас туда ездить, да и темнеет уже. И недешево это стоит, меньше тысячи не возьму.

— Да ничего, ты только довези, — тихо ответила пожилая женщина, — у меня деньги есть.

Игорь только плечами пожал – что же, хозяин – барин. Притом старуха не выглядела полоумной. Ладно, довезёт…

По дороге несколько раз Игорю звонила Света. Она спрашивала, сколько он сегодня заработал, им ведь завтра за стиральную машинку кредитный платеж вносить, а дома денег нет. А потом звонила и говорила, что продуктов в доме шаром покати. А у неё тоже зарплата через неделю. А в её супермаркете в долг не дают. И ещё звонила, чтобы просто поругаться. Вот бывало, что прорывало её устроить семейные разборки. От безнадёги, наверное…

Игорь вяло оправдывался, обещал привезти продуктов, найти деньги на платёж, просто слушал жену. И так ему было тоскливо, просто жуть! Неизвестно почему и злился и на свою пассажирку, которая скромно сидела на заднем сидении – вот приспичило ей на кладбище ехать! Маршрут не близкий, да и темнеет уже. Вот чего она там забыла? Её же там явно ещё ждать придётся, бензин только жечь…

Вот и показались кресты…

Игорь остановился у центрального входа, старушка протянула ему пятитысячную купюру.

— Бабка, ты очумела что ли? – взорвался Игорь, — у меня нет сдачи. Ты что у вокзала разменять не могла? Я тебе где здесь разменяю?

— А не надо ничего менять, сынок, — тихо ответила старушка, — ты всё бери. Вижу, ты хороший человек, тебе нужнее, чем мне.

— Но это много, я же сказал, тысячу. — пробормотал Игорь и добавил уже мягче, — Ладно, давай иди, проведай, кого хотела, я тебя подожду и назад отвезу в город. Там и разменяем.

— Не надо меня ждать, — покачала головой старушка, — я сама.

— Сама? Бабушка, вы спятили? Зима на улице, уже солнце село. Вы тут ночевать собрались?

— Да за мной приедут, — невнятно ответила старушка и открыла дверь автомобиля, — ты езжай, храни тебя Господь.

Игорь только удивлённо приподнял брови – кто за ней приедет? А тут вдруг постоянный клиент позвонил – попросил срочно приехать. Игорь растерянно посмотрел на сгорбленную фигурку, удаляющуюся к воротом…

Ну, вот какое ему дело до старухи? Тем более, кто-то же за ней приедет, как она сказала.

И вроде бы совесть Игоря успокоилась, он сунул пятитысячную купюру во внутренний карман куртки и поехал прочь от кладбища…

Следующий час он возил своего постоянного клиента по делам, потом ещё левачок подвернулся. Настроение Игоря заметно улучшалось – а неплохо он сегодня заработает! Освободившись, он достал деньги, чтобы пересчитать. И тут его как током прошибло – та самая пятитысячная купюра показалось ему странной. И как он сразу этого не заметил? Видимо, на взводе был, потому и рассеян. Игорь пригляделся и в ярости выругался – точно, обманула его бабка! Это была не денежная банкнота, а пустышка. Бумажка от так называемого банка приколов. Вот, как и пошутила бабушка! Игоря так и затрясло от злости. Старая карга! Разыграла его! А он ещё как дурак переживал за неё – как она там на кладбище, в зимний морозный вечер! Но нет! Он так просто это не оставит. Игорь решил ехать на кладбище – может быть, старуха ещё там? Хотя шансов было мало. Но Игорем руководила ярость, хотелось найти старушку и тряхануть её хорошенько за шиворот за её проделки.

На кладбище он был, когда уже совсем стемнело. Эмоции немного поутихли, Игорь только головой покачал – вот чего он сюда приехал? Бабка явно уже уехала, как и говорила. Не лето ведь на улице! Он собрался было ехать назад. И тут недалеко за оградой, в свете луны, у креста, он заметил какое-то движение. Мурашки непроизвольно побежали по спине – в голове вдруг возникли самые фантастические предположения, вспомнились детские страхи. А вдруг, эта старуха – упырь какой, мертвяк. Ведь сколько таких историй он слышал в своей жизни, когда мертвецы с живыми людьми контактируют, а потом к себе на кладбище возвращаются.

Игорь потряс головой, словно прогоняя все страхи. Вот чего он придумал? Он, взрослый мужик, испугался каких-то страшилок? А может быть, бабка эта сумасшедшая? Ну, не разбирается она в деньгах, приехала к родне на могилы, сидит там. Ведь замёрзнет! А Игорь невольно станет виновником её смерти – он же её привёз!

Эти доводы показались ему убедительными, он вышел из машины и решительно направился к кладбищу. Ночь, тишина, мутный лунный свет скользил по единственной прочищенной дорожке. Игорь шёл, вглядываясь в темноту – туда, где видел ещё пять минут назад какую-то тень. Мужчина остановился в нерешительности: от дорожки отделились следы, утопающие в глубоком сугробе – видать, тут бабка прошла. Но где же она?

— Вот чёрт! – тихо выругался Игорь, — куда её понесло? Найду, всю душу вытрясу!

И тут тучка, прикрывавшая край луны, уплыла дальше по темному небу, кладбище залилось жёлтым светом. И тут Игорь увидел старушку! Она сидела в метрах пятидесяти, утопая в снегу и прижавшись к какому-то памятнику.

— Эй, старая! – крикнул ей Игорь, — ты там живая?

Услышав человеческий голос, старушка вздрогнула и повернулась. Подслеповато щурясь, она пыталась рассмотреть, кто там её зовёт. Но мороз уже делал своё дело, а потому губы не слушались, руки и ноги, застыли… старушка замерзала.

— Да ты совсем там околела? – разозлился Игорь и полез в сугроб.

Снегу было больше, чем по колено. Он ещё удивился: и как сюда бабка пробралась? Видимо, лезла из последних сил. Но зачем? Игорь добрался до могилы, где сидела старушка, тронул её за плечо.

Пожилая женщина смотрела на него и что-то силилась сказать, но губы лишь беззвучно шевелились. Игорь ощутил, что никакой злости он чувствует к старухе за её обман. Ему даже стало жаль бедняжку – вот что такое могло случиться у человека, что она решила замерзнуть на кладбище?

Игорь присмотрелся к надписи на памятнике – это было захоронение женщины, примерно лет сорока. Какая-то родственница старушки, может быть, дочь – подумал Игорь.

— Бабуля, ты зря на тот свет собралась, мне ведь ещё долг не отдала, — произнес Игорь, а потом подхватил старушку и потащил через сугроб к тропинке.

Пожилая женщина ничего не говорила, её только сотрясала мелкая дрожь и слёзы катились по щекам.

В машине Игорь налил ей из термоса горячего чаю, сам напоил её. Минут через пять старушка немного отошла от холода.

— Зачем вы приехали? – прошептала она, — я же сказала, что не надо…

— Нет, вы издеваетесь? – усмехнулся Игорь, — во-первых, у меня не шло из головы, что я привёз пожилого человека на кладбище в мороз и уехал. А во-вторых, вы меня обманули!

— Да, простите, — также тихо ответила она, — никто за мной не собирался приезжать, я решила там остаться, рядом с доченькой своей.

— То есть замёрзнуть? – уточнил Игорь.

Старушка опустила глаза и кивнула в ответ.

— Что же произошло в вашей жизни, что вы решились на такое? – Игорь даже присвистнул от удивления, — но, бабуля, я не об этом. Вы меня в другом обманули. Деньги фальшивые подсунули.

— Как фальшивые? – ахнула старушка, — не может быть! Мне же их сам директор дал! Ты, наверное, что-то напутал! Я же от чистого сердца деньги тебе отдала, даже больше чем надо.

— От чистого сердца? Я напутал? – разозлился Игорь, — так, всё! Хватит! Едем в полицию. Пусть там с тобой разбираются.

— Только не в полицию! – зарыдала старушка, — они же опять меня в приют вернут, а я не могу там находиться, лучше тут меня оставь. Я умереть хочу, рядом с кровиночкой своей! А деньги… Ты уж прости, если обман вышел. Только не со зла я. Вот, вот возьми… Оно недорогое, но, всё равно, что-то, да и стоит.

Она сунула руку куда-то за пазуху и вытащила оттуда серебряную цепочку с кулончиком в виде ангелочка.

— Это дочки моей, Наташеньки, — вытирая слёзы, рассказывала старушка, — я ей в школе ещё дарила это украшение. Нашла после её смерти, всегда со мной было, да только сейчас оно мне зачем?

Она протягивала цепочку, рука дрожала, слёзы капали…

У Игоря как-то в груди защипало – ну, не похожа эта бабушка на обманщицу. Жалко её.

— Уберите цепочку, — произнёс он, — пусть она у вас будет. И чёрт с ним, с деньгами этими! Верю, что вы не хотели меня обмануть. Вижу, вы сами стали жертвой обмана. Расскажите о себе? Как вас зовут.

— Бабой Валей все кличут, — уже спокойнее ответила старушка, вздохнула, зажала цепочку в сухонькой ладошке и к груди прижала, — после смерти доченьки и зятя живу в приюте. Но там невыносимо… Вот я и решила: сколько смертушку ждать, когда можно к ней самой шаг сделать.

— Почему в приюте невыносимо? – Игорь задумчиво посмотрел на бабу Валю.

Она только головой покачала, а потом и рассказала свою историю.

***

Всю жизнь Валентина в деревне прожила, муж погиб ещё по молодости, дочку одна растила. Наташа была умницей и красавицей. В городе окончила экономический университет, там и с мужем будущим познакомилась. Потом уже и поженились они. Валентина каждый день бога молила, чтобы счастье не покидало дом дочери…

Наташа с Андреем хорошо жили. Одно огорчало – детей у них не было. Но с годами они свыклись с мыслью, что живут только для себя. И не смотря ни на что, любили друг друга. А потом Валентина прихварывать начала, и Наташа забрала её к себе в город.

Года два жила старушка с дочкой и зятем – ничего, нормально всё было. А потом та страшная авария – Наташа с Андреем поехали на отдых, и на серпантине автобус, в котором они ехали, сорвался вниз. Много человек погибло, в том числе и Наташа с Андреем. Хоронила Валентина их сама. Тяжело было, больно, но женщина взяла себя в кулак и всё сделала, как положено. Только после похорон сил совсем не осталось. И когда в квартиру явилась молодая девица, заявившая, что она – дочка Андрея и имеет все права на его квартиру, Валентина спорить не стала. Да и чего спорить, когда девушка действительно была похожа на покойного зятя. Да и завещание у неё, оказывается, было, подписанное Андреем. Видать, не всё так гладко было Андрея отношениях с дочкой. И знала ли Наташа о незаконнорождённой дочери? Теперь ни у кого не спросишь.

Словом, Валентина сама ушла в приют. И всё у неё так удачно получилось: позвонила в соцзащиту, поинтересовалось о месте, там ей и сказали, что как раз одно освободилось. Правда, приют простенький, но Валентине разве нужны роскошные апартаменты? Она ведь деревенская, привыкла к суровым условиям. Баба Валя в деревню бы уехала, но дом она свой продала, дочке тогда с зятем на машину как раз не хватало. И вот куда сейчас ехать? Да, только в приют!

Но вскоре баба Валя поняла, что приют это только на бумаге «домом милосердия» называют, на самом деле он похож на самую обычную тюрьму – гулять выпускали строго по расписанию, кормили плохо, лекарства самые дешёвые были, хотя 75% процентов пенсии забирались в счёт содержания. Куда шли деньги? Старики не спрашивали – боялись директора. А директор действительно был как диктатор какой-то. Говорили, что он раньше в зоне был начальником, вот и все зековские порядки в приюте устроил.

Тяжко было баба Вале, тысячу раз пожалела, что сама на приют согласилась. Хотела было в другой перевестись, да куда там! Директор Николай Павлович как узнал про это, так на неё посмотрел, что старушка от страха присела. А потом директор вдруг стал интересоваться, сколько денег жильцы накопили – 25% ведь отдавали. Хотя, не было там и 25 %, это баба Валя знала. За три с небольшого месяца старушка накопила чуть больше пяти тысяч рублей. А в один из дней пришли санитарки и шмон устроили, пересчитали стариковские деньги. Директор сказал, что обменяет все на крупные купюры, потому как тратить старикам всё равно некуда, а крупной бумажкой деньги целее. Вот и вручили бабе Вале пятитысячную купюру. Она сама со слепу и не поняла, что с бумажкой что-то не так. А потом такая тоска бабу Валю одолела. Вот зачем она живёт? Для чего? На что копит эти деньги? Ей даже потратить их некуда, никого из родных на белом свете нет.

Последней каплей стала смерть соседки в комнате, в которой жила старушка. Гипертонический криз у той случился. Так вместо того, чтобы вызвать скорую или самим лекарство какое дать, ей санитарка просто полотенце мокрое принесла – мол, клади на лоб, полегчает. Не полегчало…

Умерла к утру соседка. И вот тогда баба Валя решила: что она, зверь какой, чтобы в клетке сидеть и смерти ждать? И вот сегодня утром случай подвернулся: в приют инспекция приехала. Перед этих стариков застращали – сказали, чтобы языки за зубами держали, не дай бог, кто пожалуется! Всех вымыли, переделили, ходячим разрешили в холле телевизор смотреть. Вот такую радужную картинку и увидели проверяющие. Чистенькие старички, жизнью довольные, смотрят кино. И ведь никто действительно их жильцов приюта и рот не открыл – все же видели, как Николай Павлович тепло здоровался с инспекторами, значит, все они заодно…

Так, по крайне мере, решили несчастные старики. Баба Валя сидела в холле, а сама всё время смотрела на входную дверь – вот бы шмыгнуть туда и бежать…

Куда? Сама не знала. Хоть куда, лишь бы тут не оставаться. Но на улице зима, одежды теплой нет…

И тут в приют зашла одна женщина – она с кухни остатки для своих собак забирала. Санитарки на неё шикнули – мол, куда в одежде, скидай куртку у входа. Та послушно сняла пуховик и шальку и на кухню пошла. С ней и санитарки. Старики на некоторое время без присмотра остались. И тут баба Валя подорвалась, схватила одежду – и быстрее на улицу. Благо, она и в помещении в пимах ходила – по стариковски…

Накинув пуховик и шаль, она уже бежала к остановке. А другие старики смотрели ей вслед через окно, словно благословляя — хоть одна вырвется отсюда. Рядом с приютом остановка была. И, как по заказу, тут же маршрутка подкатила. Баба Валя не рассматривала, куда – лишь бы подальше. Нашарила в потайном кармане своей кофты деньги. Там та самая пятитысячная лежала и ещё сто рублей. Рассчиталась она за проезд и уехала до самого вокзала.

Не знает баба Валя, искали её или нет. Вероятно, сразу замяли – чтобы перед проверяющими конфуза не вышло. Бродила она у вокзала, думала, думала…

Да, доченька её зовет! Вот и села в такси. На кладбище нашла могилу дочери, обняла памятники и сидела, ждала своего конца.

— Ты прости меня, сынок, — в конце своего рассказа обратилась баба Валя к Игорю, — я ведь от чистого сердца тебе деньги давала.

— Да я уже понял, — угрюмо ответил Игорь, думая об услышанном.

Вот что делать? Надо, конечно, идти в полицию. Но там пока не разберутся, старушку назад в её приют отправят. И что ей будет за побег – ещё не известно.

— Ладно, милый, ты прости меня, если сможешь, — тихо проговорила баба Валя, — пойду я.

— Куда? – удивился Игорь.

— Назад к дочке.

— Ага, щас! – воскликнул Игорь и заблокировал двери, — замёрзнуть хотите? И чтобы потом я себя до конца дней винил в смерти человека? Так, решено! Вы едете со мной!

— Куда? – в страхе пробормотала баба Валя.

— Ко мне домой! Отдохнёте, в себя придёте. А утром решим, куда нам жаловаться.

Это решение пришло спонтанно – и оно было самое верное. В мороз щенка или кошку на мороз не выбрасывают, а тут человек. Пусть баба Валя у него переночует, а утром всё же придётся в полицию звонить. Но пока не в нормальный приют не определят, он её никуда не отпустит.

— Сынок, а как же жена твоя на это отреагирует? – растерялась старушка, услышав предложение Игоря, — нужна ей чужая бабка в доме!

— Нормально отреагирует! – отмахнулся Игорь, — она у меня иногда любит поскандалить, конечно, но быстро отходит. Света всё поймёт.

Надо сказать, когда Светлана увидела мужа с какой-то бабкой, дар речи потеряла. Вот каких-то старух бомжеватого вида им только и не хватало!

Игорь отвёл её на кухню, объяснил ситуацию.

— То есть ты хочешь, чтобы она у нас жила? – возмутилась Света.

— Немного, пока в полиции не разберутся. Ну, жалко старушку.

— Жалко старушку, — усмехнулась Светлана, подумала, — ладно, пусть переночует, а там посмотрим.

Баба Валя в это время стояла в прихожей, понимая, что тут ей тоже не рады. Светлана выглянула из кухни:

— Снимайте верхнюю одежду, пойдёмте чай пить! – позвала она старушку.

Баба Валя нерешительно скинула пуховик. И тут Светлана как ахнет!

— Баба Валя, это вы? Вы меня не узнаете? Я Света! Света Павленко!

— Гали и Миши дочка что ли? Из Комарьего?

— Ну, да! – закивала Света.

И тут уже Игорь стоял, ничего не понимая, пока женщины обнимались.

А оказалась, что баба Валя из того самого села, что и жена его. По соседству старушка жила с родителями Светы. И тут лёд окончательно растаял в общении.

Светлана тепло приняла бабу Валю: накормила, и напоила, и ванной помогла искупаться, а потом уложила старушку в гостиной спать. А потом родителям в деревню позвонила. Те, как узнали, что пришлось пережить бедной соседке, тут же безапелляционно сказали – пусть Игорь её в Комарье везёт! Хоть в доме Валентины давно другие хозяева, есть в селе несколько крепких пустых домов – всем селом к лету помогут обустроиться. А пока у них поживёт. Никаких приютов!

Утром Светлана рассказала о предложении родителей. Баба Валя подумала и согласилась! Увёз её Игорь в деревню, но прежде заехали они в полицию, где баба Валя подробно рассказала о том, что творится в приюте.

Через некоторое время в приюте началась масштабная прокурорская проверка. Выявлено было много нарушений и преступлений. Следствию удалось также доказать, что директор занимался сбытом фальшивых денег, обманывая стариков. Его потом посадили на приличный срок, да и в целом в приюте персонал сменился. Теперь старики там живут припеваючи – от прошлых страхов и следа не осталось.

Только баба Валя всё равно туда больше не вернется – ей и в Комарье хорошо! А у Игоря наконец закончилась чёрная полоса! Однажды он подвозил мужчину, который оказался крупным бизнесменом. Семёну Аркадьевичу понравилось вождение Игоря, поведение на дороге, и он предложил ему работу личным водителем. И зарплата в три раза больше, чем он в АТП зарабатывал. Конечно, Игорь согласился! Всё у него в жизни наладилось, и со Светой мирно живут, малыша вот ждут. Да, действительно, чёрная полоса в жизни проходит. Главное не обозлиться в это время на весь белый свет, сердцем не очерстветь, и тогда судьба обязательно тебе улыбнется.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Девушка на лодке катается по реке растут кувшинки
Встреча на реке

Алла растерянно смотрела, как кувшинка медленно отдаляется. Где-то там, рядом с кувшинкой, скрылось под водой весло. Лодка тихонько покачивалась на...

Алла растерянно смотрела, как кувшинка медленно отдаляется. Где-то там, рядом...

Читать

Вы сейчас не в сети