Бабушка деревня

Афанасьевна

На дворе ноябрь, день сегодня яркий, солнечный и на удивление тёплый. На душе мрачно, и всё как-то не радует. Уезжая, целуя жену, она нехотя ответила взаимностью. У детей свои повседневные заботы. Годы бегут и всё чаще задумываюсь:

«От чего так всё происходит? Почему добившись всего, построил дом, бизнес, дети растут, всё должно быть вроде как в лучшем свете, а радости то нет в душе, и нет вдохновения? Ловлю себя на мысли, не старость ли крадётся. И мне на ум как — будто приходит ответ: нет, не дури дружище.»

Заехал в свой офис, всё как всегда: бумаги сотрудники и нет желания ни с кем общаться. На выходе из офиса – сотрудница с печальным и умоляющим лицом, попросила отпустить её к отцу в больницу. У меня сразу мелькнула мысль, подвести её. Начать день с добрых дел. Выяснилось, что ехать нужно было в самый конец города. Но, это меня не огорчило. Ехали чуть меньше часа. По приезду, благодарности не было предела. Оставшись один на один со своим автомобилем, решил ехать дальше. На душе скверно и не знаю, сам чего хочу.

Проехав несколько километров, на остановке стояла женщина преклонных лет. Торможу и приглашаю её подвести. Подойдя ближе к машине женщина пояснила, что её посёлок далеко, через часок подойдёт автобус, мол подождёт. Предложив ещё раз, женщина согласилась. Разговорившись с Афанасьевной, так звали женщину попутчицу, увидел в ней редкостную лёгкость, простоту и силу духа. По дороге узнал, что деревня вымирает, осталось девять дворов и те только старики. Афанасьевна была сдержанной. Затем неожиданно резко спросила:

— А не скажешь ли ты милок, что побудило тебя везти старуху до дому в такую даль?

Охотно поделился и у неё немного отлегло, но сомнения остались. Разговор как-то и не ладился. Остановившись на пути, увидел её настороженный взгляд. Мне стало не по себе представив, что это могла быть моя мама, каково было бы ей. Старался ей рассказать своё состояние и вызвать доверие. Ехал с удовольствием и уже без напряжения. Афанасьевна, начала рассказывать о событиях своей жизни. Потеряв сыновей, женщина жила одна, о чём мне и поведала. Младший сын долго болел, а старшего ей пришлось оставить сестре и больше она его не видела. А в после военное время – судьба сложилась непростая. Но в слово «непростая» женщина вложила столько боли и сострадания, что мне стало не по себе. Разговорившись и слушая её внимательно, дорога показалась совсем недолгой. Чувствовал её настороженность и огромною любовь к жизни – не лёгкой жизни.

Подъезжая в деревню, Афанасьевна с какой-то грустью в глазах сказала:

– Вот и я дома.

Признаюсь, расставаться с ней не хотелось. Афанасьевна предложила рассчитаться за дорогу, на что я ответил:

– Чая попить не откажусь.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Не долго думая, она пригласила в дом. Дом был ветхим и требовался капитальный ремонт. Тут, соседи, собираясь в доме стали мною интересоваться. Уже вечерело…

Беседы, рассказы так затянули, что мы и не заметили как стемнело. Видя усталые глаза этой гостеприимной хозяйки, я попросился остаться, на ночлег до завтра. Афанасьевна немного смутившись, согласилась. Сосед, живущий напротив, Никита Семёнович, пригрозил:

— Не обижать нашу любимицу!

Когда все гости разошлись — хозяйка начала задавать мне вопросы. Немного рассказав о сегодняшнем дне и моём состоянии она меня поняла – ну мне, по крайней мере, так показалось.

Афанасьевна трогательно рассказывала о своей жизни, что ей пришлось пережить после войны. Приготовив постель, она предложила мне идти отдыхать, а у неё ещё много дел во дворе. От помощи отказалась на прочь. Прислонившись к подушке – я просто утопал во всей этой теплоте воспоминаний, и мне вспомнилось детство.

Проспал, на удивление, до утра. Вышел во двор увидел, как Афанасьевна упаковывается к зиме.

— Зимы у нас не простые, порой и по две недели нет связи с миром. Сильные снежные заносы бывают, – говорит она.

Я попросил позволить мне перенести и сложить дрова. Она меня направила к двери и при этом сказав:

– Утро начинается с завтрака.

За завтраком шутя она рассказывала, как слышала моё сопение с переменным похрапыванием. И я понял, что хозяйка дома всю ночь и не спала. После завтрака попросил определить фронт работы. Афанасьевна с улыбкой спросила:

— Ты что Михаил хочешь остаться и сегодня?

— Да, — с серьёзным видом ответил я. — Если конечно позволите. Поживу столько сколько скажете.

На что получил согласие. Тут вспомнил, что отключил свой телефон ещё вчера. Включил — посыпались звонки, а отвечать совсем не хотелось. Сообщив секретарше, когда приеду, хотел уже отключить телефон, но позвонил сын – нужны деньги. Несколько секунд мне было не по себе: родные и не вздрогнули, что меня нет. Долго не думая я отключил телефон и пошёл работать.

До обеда мы управились с кое-какими делами и уже приустав, я почувствовал, что отвык от земных дел. За обедом Афанасьевна сказала:

— Не простая у тебя видно жизнь. — И с сожалением глядя в глаза добавила. — Это наша вина.

Эти слова крутились долго в моей голове уже и после отъезда…

До вечера мы трудились с хозяйкой во дворе – она оказалось женщиной не по годам шустрой и с чувством юмора.

Уезжать из деревни не хотелось. Такое спокойствие было на душе. После ужина разговоры затянулись до поздна.

Утром, когда я проснулся, увидел Афанасьевну, которая уже хлопотала по дому. В окошко был виден упавший забор. А при входе обвалившиеся полы. В гостях хорошо, но ведь и пора уже и в офис, забот накопилось. Подойдя к столу увидел фото, на нём тётя, которая меня воспитывала. Я с удивлением спросил, а откуда оно у вас? На что Афанасьевна ответила:

— Это всё, что осталось у меня от родни. Это моя сестра Евдокия.

Тут мне стало просто не по себе. Стал думать, что обознался, брать фотографию с собой я не решился. После обеда, попрощавшись собираюсь уехать. В глазах Афанасьевны вижу боль и тревогу. Я пообещал приехать, её проведать. Садясь в машину, поймал себя на мысли о работе. Что там сейчас происходит? Решил телефон включить ближе к городу. В голове всё крутилась фотография.

Не уж то Афанасьевна и моя мама, сёстры? Мама говорила, что сестра пропала и больше ведь не было разговоров на эту тему. Да, мама мало говорила о прошлом, всё больше о житейских делах. Да и отца вспоминаю всегда больше серьёзным – после его смерти матушка говорила, что он тяжело болел. Отец всегда пил разнообразные настои, таблетки, что приносила мама. По больницам он не ходил, врачам не доверял, говорил, что они шарлатаны…

Вспомнив про фотографию, что увидел у Афанасьевны и как-то в груди защемило. И успокаиваю себя, что показалось, все чёрно-белые фото схожи.

Дорога в город была долгой, с моей попутчицей проехали этот путь гораздо быстрее. Приехал в офис уже к концу рабочего дня. Секретарша встретила меня с восторгом:

– Тут столько звонков и не знаю, что всем отвечать. Мы вас потеряли!

И только сейчас вспоминаю, что телефон подъезжая к городу не включил. Отложив и запланировав все необходимые, первоочередные дела на завтра, поехал домой.

Мысль о фотографии меня не покидала, настолько была назойлива, что уже начал злится. Дома меня встретила жена с упрёками, о том что я исчез не предупредив, и не оставил денег в комоде. В голове мелькнула мысль, что я нужен только, чтобы оставлять в комоде деньги. И тут же сразу переключился на фотографию. Не откладывая, попросил жену дать мне старые альбомы на что Люба – (так зовут мою жену) с удивлением посмотрев на меня спросила:

— Что это вдруг?

Найдя альбомы, она ушла, даже не поинтересовалась для чего они нужны. В одном из альбомов, за цветными фото, нахожу две старые чёрно-белые фотографии, где на одной из них моя мама с подругами и я с отцом. Мама была сильно похожа на женщину, которую я увидел на фото, что у Афанасьевны. Я готов был прямо сейчас сорваться и поехать к ней. Какая-то тревога овладела мной. Немного успокоившись решил переделать все дела. Только тогда спокойно отправлюсь в деревню.

Дома всё, как обычно — будто эти два дня я был на месте. Лёг спать, уснуть сразу не удалось в голове кружились разные мысли.

Как всегда, проснувшись утром –завтракать не хотелось. За компанию с детьми выпил бокал чая, довёз дочь до института. Затем, поехал в офис. Старые фотографии забрал с собой и не переставал об этом думать.

Все мои дела и встречи затянулись на два дня. С вечера ложась спать мысленно уже представил нашу встречу с Афанасьевной.

Проснувшись утром я подошёл к окошку, на улице лил дождь. Поцеловал жену в щечку, сообщил ей что уезжаю по делам, она перевернулась и мне показалось, что уснула, ещё крепче. Выпив, свой стакан водички я отправился в путь. Чувство ожидания меня переполняло. По пути я заехал в магазин за покупками для Афанасьевны. Так хотелось сравнить фотографии и подтвердить, что это моя мама. Не могу даже понять – откуда у меня появилась эта навязчивая идея. Больше двух часов езды пролетели быстро — ощущался выходной день. Заезжая в деревню сердце учащенно забилось. Калитка, дверь в дом — всё было открыто. Тихонечко постучав – услышал голос хозяйки:

— Заходите, дверь не заперта.

Сидя перебирая лук Афанасьевна от неожиданности подскочила. Увидел в её глазах волнение. Она спросила:

— Что-то случилось? Или что-то оставил?

Чтобы не волновать её лишний раз с улыбкой ответил:

– Я же обещал, что загляну. Вот и решил не откладывать свой визит.

Занося в дом сумки с покупками, увидел, что гостеприимная хозяйка дома уже накрывала на стол. Стала ворчать на меня зачем я беспокоился, купив дорогие продукты.

Позавтракав, я предложил посмотреть фотографии, с чем она с удовольствием согласилась. Без доли сомнения, было очевидно, что на фото у Афанасьевны и моей фотографии была моя мама. По лицу своей собеседницы я понимал, что это моя тётя и притом, родная. Появились слёзы и подрагивали слегка губы и руки. Я обнял её прижав к себе…

В этот момент почувствовал такое душевное тепло, которое никогда не ощущал в своей жизни. Мне ничего не хотелось расспрашивать, она выглядела очень уставшей. Попросил её прилечь и успокоится, что она и сделала, приняв успокоительные. Сам понимал, что время уже не вернуть и нужно всё это принять, и продолжать жить и радоваться, ведь у меня появился родной человек. Взяв меня за обе руки она сказала:

— Всю неделю я не могла уснуть, чувствовала, что-то изменилось в моей жизни. Что-то или кто-то мне подсказывал – не простая это встреча! Соседи беспокоились, присматривали за мной. С чего вдруг незнакомец остался ночевать, спрашивали, – продолжала рассказывать Афанасьевна…

Завязался душевный разговор, спохватились уже стемнело. Из рассказа тётушки узнаю, что у неё было двое детей, мужа объявили в розыск и ей пришлось уехать, поскольку в то время толком то и не разбирались, кто прав, кто виноват.

— Старшего сына отдала сестре, а маленькую дочь она взяла с собой. Конечно же думала вернуться с дочуркой, как только стихнут страсти. Поехала в никуда, к какой-то знакомой знакомых. Была молодой, по своей наивности верила всем. Всё что произошло со мной, — говорила Афанасьевна, – трудно рассказать, не хватит и недели. Маленькая дочурка разболелась – родилась она слабенькой, а тут одни переезды и скитания. Ни денег, ни жилья, а на третьем году жизни врачи не смогли её спасти. Это было не восполнимое горе, — продолжала она.

Слёзы катились по щекам Афанасьевны сами собой. Да и я едва сдерживался. Последнее письмо от сестры получила такого содержания:

«Выхожу замуж, за Мишку не беспокойся, все дела уладишь сообщи!»

С тех пор от неё ни писем, ни весточки! Когда я услышал своё имя, по телу пробежала дрожь. Несколько раз хотел перебить разговор Афанасьевны, но всякий раз себя сдерживал. Вся измученная воспоминаниями, она уже была без сил. Уговорил её оставить всё до утра.

Всё это время топилась печь, и я периодически подкладывал дрова. Погрузившись в сон я почувствовал, как Афанасьевна заботливо меня укрыла.

На утро открыв глаза – были слышны ее шаги и запах пирогов. После завтрака я быстро вышел во двор, чтобы хоть чем-то помочь ей по дому. Потому, как в понедельник нужно было возвращаться в город — слишком много дел было запланировано в офисе. Дождь мелко покрапывал и чувствовалось похолодание.

Управившись с делами – время близилось к обеду и заново завязалась беседа. У меня в голове крутилась фраза:

— За Мишу не беспокойся! И видимо, я произнес это вслух.

На что Афанасьевна ответила:

— Так звали моего сына.

В этот момент у меня подкосились ноги, и присев на стул, я понимал, что речь идёт про меня. Затем Афанасьевна рассказала, что ездила в деревню Веснуха откуда уехала, оставив сына.

— Мало кто остался в деревне после 90х, поуезжали. Лукьян Щекин был плох уж совсем, мне рассказал, что Клавдия (так звали сестру моей мамы)  вышла замуж и Михаила усыновили на фамилию её мужа…

Тут, Афанасьевна разрыдалась так, что я и сам не сдержался. У меня было необъяснимое чувство, не знал куда себя деть. Я стал расспрашивать о своём настоящем отце, о котором совсем ничего не знал. Как оказалось, он был удивительным человеком — мастер на все руки, работал кузнецом. Что случилось в тот злополучный день Дарья Афанасьевна и сама не знала, только догадывалась. Приехали люди в военной форме, ничего не объясняя, его увезли. С того момента мужа больше не видела. Что с ним стало никто не знает. Всю свою жизнь любила только его. Дарья Афанасьевна плакала, и у меня по щекам катились слёзы.

Раздался стук в дверь, в дом вошёл сосед Никита Семёнович. Страсти немного улеглись, и мы стали успокаиваться. Сосед, глядя на нас остолбенел. Дарья Афанасьевна только пришёптывала:

— На старость лет мне радость то какая!

Тут сосед и говорит:

—  Да такое делож и обмыть полагается, — и помчался на выход.

Мы с Дарьей Афанасьевной обнялись, я чувствовал, как её тело дрожало и всеми силами старался её успокоить. А она мне в ответ:

— Теперь и умирать можно.

Я возмущенно говорю:

— Нашли сына и умирать собрались! Вы сейчас мне нужны, как никогда!

В это время зашли соседи со спиртным и состоялось наше веселое знакомство…

Проводив гостей — был уже поздний час. Мы стали готовиться ко сну. В душе у меня было беспокойство за мою, уже теперь маму.

Утром, раненько, Дарья Афанасьевна уже была на ногах и хлопотала по дому. Трудно передать моё чувство, что переполняла грудь. Мне нужно было уезжать, да и каждому из нас остаться наедине, привести свои мысли в порядок.

Уезжая, обняв Дарью Афанасьевну пообещал приехать, как только управлюсь с делами и познакомлю со своим семейством. Прощаясь с мамой, увидел, что её морщинки стали глубже, а глаза были в слезах. Очень хотелось успокоить поддержать её, но не мог подобрать слов. И подойдя уже к машине повернулся и спросил с улыбкой:

— Мамуль, ну что ты не рада, что я нашёлся?

И тут она разрыдалась и кинулась меня обнимать. Несколько минут было тишины. Раздался звонок телефона, и мы понимали, что пора расставаться…

Погода была ненастной, временами моросил дождь, но в офис доехал быстро. После рабочего дня, приехав домой, меня уже ждали и стол был накрыт.

«Как-то не припомню, чтоб в последнее время, меня так ждали,» — подумал про себя.

Жена вышла ко мне на встречу и в объятиях прошептала на ухо:

— Что-то ты у нас стал на долго исчезать… — кокетливо и не однозначно произнесла она.

Я промолчал, улыбнулся поцеловав своих детей, на удивление молчаливых…

За ужином смеялись и рассказывали о прошедших выходных, Люба спросила:

— А как прошли твои выходные дорогой?

На, что я ответил:

— Как обычно в делах и бумагах.

Уж очень не хотелось говорить сейчас. Да и подумав, решил – расскажу сначала жене, а потом и детям. Так получилось, что утром проснулись вместе, Любаша была в моих объятиях. И я решил не откладывать разговор про новость о Дарье Афанасьевне. Долго не мог подобрать слов для начала, затем Люба не выдержала и уже раздраженным голосом говорит:

— Ну, не томи уже, начни!

Начал с того, что у меня появилась мама – родная мама. Долгая пауза…

В это время я думал о Дарье Афанасьевне, какая мужественная женщина – сколько выпало на её долю. А жена спросила:

— А кто тогда была тебе та, что мама Клава? Этот рассказ долгий и не сразу понятный даже для меня, давай перенесём разговор на вечер.

Вечером за ужином настроение было у всех хорошее, что меня очень радовало. Пока думал, как лучше рассказать детям об этом. Оля мне задала вопрос:

— Ты сам расскажешь или мне детям рассказать?

Конечно, я рассказал детям всё о существовании бабушки, на что они отреагировали по-разному, но без особых эмоций. Тут Вадим (так звали моего сына ) сказал:

– Что родственники захотели оттяпать денежек.

Я его одёрнул, пояснив, что такое поведение недопустимо. Затем поставил всех в известность:

— В выходные еду к бабушке, кто желает прошу присоединиться.

Супруга, как всегда была занята, сын и слышать не хотел об этом, а дочь спросила:

– Папа я могу поехать с тобой? В субботу можно пропустить занятия – у нас только одна пара…

Утром, мы отправились в деревню. Погода с утра сулила быть ненастной, но пока ехали становилось всё яснее и на душе веселее. Очень радовало, что дочка меня поддержала и поехала со мной. Подъезжая, дочь спросила:

— Папа, да эта деревня вымерла, как тут можно жить?

Да, к сожалению деревни вымирают, но трудолюбивые и верные своей матушке Земле старики деревни не покидают. Выходя из машины мы увидели встречавшую нас Дарью Афанасьевну. Мы обнялись. Я всегда ощущал необыкновенное тепло, которое шло от неё. Затем, представил дочь:

– А это моя дочь Оксана!

Дарья Афанасьевна трепетно со слезами в глазах обнимала Оксану ни сказав ни слова. Пройдя в дом, почувствовали приятные запахи приготовленной пищи. И хозяйка тихо с какой-то необыкновенной скромностью сказала:

– А я вас ждала и пирогов напекла.

И стала суетиться, накрывать на стол. Оксана с удовольствием начала помогать в хлопотах по дому.

Выходные пролетели, как мгновение. Мне удалось поправить кое-что по дому. Видел, как с интересом дочь слушала – свою бабушку, меня это очень радовало. Вечером на чай приходили соседи, так было у них заведено.

Утром рано уже возвращались домой. Всю дорогу дочь рассказывала о беседе с бабушкой.

За ужином, Оксана объявила:

— На каникулы еду к бабушке.

Хотя, ранее планировали отдых вместе с мамой. Когда остались наедине с женой она меня спросила:

— Не собираюсь ли я уточнить родственные отношение с Дарьей Афанасьевной.

Меня это возмутило до глубины души, на что с возмущением ответил:

– Нет! Меня всё устраивает в отношениях с ней, – добавил я.

Две недели не мог вырваться в деревню. А тут у Оксаны появились свободные дни, она заранее сдала необходимые предметы в школе, и я с удовольствием увёз её в деревню. На обратной дороге, дочь сказала, что пригласила бабушку на Новый год к нам в гости.

— Ты папа не против? – спросила она меня.

— Вот это идея с восторгом ответил я!

Дочери понравилось в деревне, было интересно, тем более, что к соседям бабушки приезжали внуки.

— Я у них даже пробовала ухаживать за животными, – продолжала рассказывать Оксана.

Время пролетело быстро…

И за два дня до Нового года решил поехать за Дарьей Афанасьевной. Конечно она долго не соглашалась, но мне соседи помогли её уговорить поехать со мной.

И вот такое чудо случилось…

Дарья Афанасьевна быстро наладила отношения с Вадимом. С Оксаной они были просто не разлей вода – много общих разговоров. Оксана водила бабушку по торговым центрам, что ей совсем не нравилось. Вечером обсуждали покупки, примеряли новогодние наряды смех и радость заполнили наш дом. Это невозможно было не заметить.

На новый год Дарья Афанасьевна вышла в новом платье – очень смущаясь и благодарила нас за обнову. Затем, к нам пришли друзья. Когда стали поздравлять друг друга – как всегда первое слово было за мной. Я представил Дарью Афанасьевну и объявил за столом, что это моя родная мама. У мамы потекли слёзы, а Люба от удивления поставила поднятый бокал на стол. Затем спохватилась подняла и выпила до дна. Все меня поздравляли и теперь уже мою маму с таким замечательным Новым годом! Дарили друг другу подарки смеялись и радовались, танцевали, было весело.

Гости разъехались уже как всегда к утру.

Утром второго дня нового года мама обняв меня поблагодарила и сказала:

— Что пора и честь знать, поеду автобусом домой.

— Куда мы так торопимся? – спросил я.

— За всё время ни разу так на долго не отлучалась из дома, — ответила она.

После семейного завтрака, я и мама любезно попрощалась со всеми. Оксана сказала бабушке, что обязательно приедет на каникулы. По дороге мама как-то неуклюже предложила:

— Если есть сомнения, можем сдать анализы на родство.

Я спросил:

— А вам эти тесты зачем? К меня нет сомнений, что вы моя мама.

После пятиминутного молчания у нас завязался разговор об отце. Она так рассказывала о нем, как будто всё происходило недавно. Приехав в деревню, мы проговорили допоздна. Я ей предложил переехать к нам, так мне будет спокойнее – пояснил ей. Мама на отрез отказалась:

— Этото вторжение в твою семью, мне незачем, – ответила она.

Добродушные соседи на этот раз на вечернее чаепитие не пришли –у них были гости и мы с мамой говорили до полуночи обо всём. Отношения стали ещё теплее и роднее…

Все шло своим чередом, январь подходил к концу. Наконец отправил бригаду работников в деревню отладить все проблемные места в доме Дарьи Афанасьевны. У дочери заканчивалась сессия и она с радостью ждала поездку в деревню, ей понравился воздух и похоже соседские внуки, что-то уж часто заходил о них разговор. Признаться, удивила она меня, не думал, что сельская местность будет ей по душе. Февральским утром уезжая каждый по своим делам, дочь тихо держа меня за локоть и заглядывая в глаза говорила:

— Ты не забыл, сегодня у меня последний день учёбы. Отвезёшь к бабушке?

У меня даже настроение улучшилось и расплывшись в улыбке ей ответил:

— Не забыл.

На следующий день отвезти дочь не смог, были важные встречи. На утро третьего дня мы собрались быстро в деревню. По дороге, Оксана рассказала, как сдавала экзамены и мы не заметили, как пролетели эти два часа.

Увидев нас в окошко, бабушка спешила к нам на встречу. Я стал свидетелем этой трогательной сцены – объятий двух дорогих мне людей. И обе они были рады встречи. Заходя в дом, я оценил добросовестно выполненную трудовую деятельность моих ребят. Да и мама рассказывала об этом с чувством благодарности. Мы обсудили все вопросы и тут я опять спросил у мамы, а не хочет ли она переехать к нам город? На что она сразу ответила отрицательно! Я не стал продолжать эту беседу. Отобедав, я собирался уезжать. На вечер у меня были запланированы важные дела.

Решив все рабочие вопросы, поздним вечером, возвращаясь домой уставшим – хотелось просто упасть. Люба меня уже ждала на ужин. Ужинать я отказался, но жена мне предложила поговорить – есть новость. Я присел, глядя на нее вопросительно. Она показала мне конверт – вытаскивая из него бумаги и подает мне в руки. Это были документы с результатами анализов по установлению родства. Естественно, мы с Дарьей Афанасьевной об этом не знали. Меня это сильно разозлило! Я был в гневе. Посмотрев бумаги, уходя в спальню, бросил их на стол. Разговаривать на эту тему не было никакого желания!

Проснувшись утром, Люба уже или ещё не спала. Пожелав ей доброго утра, тихо спросил:

— И что тебе стало легче, какова была твоя цель?! Неужели ты можешь себе представить, что я бросил бы эту пожилую женщину из-за этих твоих тестов. Никогда слышишь!

И с необыкновенным спокойствием собрался и уехал в офис. Меня сразу посетила мысль перевезти маму, чтобы была рядом. С этого дня я уже не обращался к Дарье Афанасьевне по имени и отчеству – только мама. Понимая, что мама не станет жить с нами вместе, она уже об этом сказала мне, решил купить ей квартиру в нашем городе. Что-то внутри меня подсказывало:

— Не торопить, все постепенно разрешится!

После ужина сел поработать с документами. В дверь тихий стук.

–Миша не помешаю?

Вошла жена, присев глядя в глаза с виноватым видом попросила прощения, за безумный поступок. Я и не злился, на душе было спокойствие и полная гармония, как никогда…

Неделя пролетела быстро и нужно было ехать за Оксаной в деревню. Увидев жизнерадостную дочь, я понимал, что они с мамой нашли общий язык и им вместе хорошо!

Субботний вечер мы провели весело – друг друга перебивали в рассказах и не заметили, как он пролетел. Утром нужно было отправляться домой.

Мама вынесла деревенские гостинцы со словами:

— Оксаночке полюбилось и вам понравится!

Провожать нас вышли и соседи со своими внуками. Тогда мне стало понятно, как интересно дочь провела время. По дороге дочь рассказывала, как пролетела и у неё неделя. Катались на лыжах, гуляли в зимнем лесу. Бабушка ей готовила необычную деревенскую вкуснятину, много рассказывала о жизни. Одним словом отдохнула на славу.

Дома нас ждала Люба. Заглянув в комнату, сына там не было.

— А где Вадим, — спросил я?

Люба улыбнулась и загадочно произнесла:

— У нас похоже новое увлечение! Но ты не переживай всё хорошо!

За обедом Оксана весело рассказывала о радостно проведенных деньках. Наблюдая за поведением жены – увидел её спокойствие. Я же всем своим видом и поведением показывал, что не забыл о её поступке. Приятно был удивлен, когда Люба спросила о здоровье бабушки и немного встревожился, когда Оксана рассказала, что бабушке бывает очень плохо и она скрывает не показывает виду, принимает настои и пьёт иногда лекарства.

После трапезы разошлись по своим углам. Ложась спать Люба мне предложила съездить за мамой, обследовать её у доктора.

— Утро вечера мудренее, ответил я и лёг спать.

Понедельник был сложным, насыщенным делами и только вечером вспомнил, что нужно было дать задание юристу заняться поиском квартиры для мамы.

Квартиру нашли в течение трех дней. После покупки, начал её обустраивать. Близился праздник 8 марта и это было поводом привести маму к нам. Перед праздником сказал своим домочадцам, что еду в деревню. У Оксаны напряженные дни – заченты, экзамены – она ехать не могла со мной. Люба с виноватым видом подошла ко мне спросив:

— А могу ли я с тобой поехать.

Немного выдержав паузу – согласился.

Суббота выдалась очень тёплой и солнечной, и мы с Любой отправились в деревню, с надеждой привезти маму на праздники.

Нашему приезду мама очень обрадовалась. Уже сидя за столом она вспоминая о празднике стала вытаскивать подарки для Оксаны и Любы. Тут я попросил маму поехать с нами отпраздновать женский день. Она засуетилась и стала отказываться от поездки. Люба подошла к маме и с нежностью обняв попросила:

— Ну вы же тут у нас одна, мы очень надеялись вас забрать на праздники, дети ждут вас.

На, что мама не смогла отказать нам, весь вечер она суетилась, собиралась к отъезду. Соседи остались хозяйничать по дому.

Приехав в город, выходя из машины, мама, взяв меня за руку тихо прошептала:

— Я так не хочу вас беспокоить…

И тут выбежала Оксана, бросилась обнимать бабушку, расцеловавшись они пошли домой. В гостиной, обняв маму, я тихо сказал ей на ушко.

— Ты делаешь мою семью сплоченной и жизнерадостной.

Она, склонив голову мне ответила:

– Это ты говоришь мне утешение.

— Об этом мы ещё поговорим, — пообещал я.

Понедельник я посветил маме. Уговорил съездить в клинику, показаться врачу. Затем, пригласил её прогуляться в гости, на что она ответила:

– Устала я в вашем городе.

— Вот там и отдохнёшь.

Заехали взять, что-нибудь к чаю. И отправились в гости.

Квартира была на третьем этаже. Когда зашли в квартиру мама удивлённо спросила:

— А где хозяева, почему ты ее сам открываешь?

И тут я ей всё пояснил. Вложив ключи в руки и поцеловав её сказал:

— Эта квартира твоя, жить будешь, когда захочешь. Тут ты хозяйка.

Она прошла по комнатам и сказала:

– Зачем мне она такая большая? Я буду приходить к тебе в гости с ночевой и спать в одной из комнат, если разрешишь.

Старался с улыбкой ей всё объяснить. Но мама не улыбалась, да и видно было что очень утомилась. Мы попили чаю, и я предложил ей прилечь отдохнуть. Самому нужно было в офис, попросил простить меня.

С дочерью договорились, что она придет к бабушке. Через 4 часа я приехал, как и обещал. Оксана уже была здесь. Они мирно сидели беседовали. Позвонила Любаша, сообщила, что ужин уже готов и мы отправились домой. После ужина я пригласил маму посмотреть мой рабочий кабинет, где мы долго беседовали. Наконец-то обстановка располагала, так что нам удалось поговорить о многом. Мне удалось маму убедить, что с её появлением в нашей жизни – много, что изменилось. Появилась радость в доме, оживленность, душевная теплота, забота и даже – интрига. Лично я переосмыслил происходящее вокруг, стал снова ценить те вещи, на которые в последнее время не обращал внимания. Я почувствовал себя счастливым человеком – пояснял я маме. Мама так расплакалась, что мне стало даже больно, хотя понимал, что это слёзы счастья. Беседа затянулась заполночь, взглянув на часы, я торопливо отправил маму отдыхать…

Праздничное утро было пасмурным и падали тихо крупные снежинки. Мы с Вадимом накрывали стол, к нам на помощь пришла Оксана –подшучивая над нами…

За столом слово по старшинству я предоставил маме. Мама начала с благодарности, что Бог ей наконец послал счастье увидеть, что сын счастлив и живёт в радости, и расплакалась. За все время наших встреч её слёзы я видел второй раз. Ранее я видел только боль на её лице. Подойдя к маме обняв её продолжил поздравление и у меня покатилась слеза. Слеза радости! Сын занёс цветы нашим женщинам и каждой вручил. Люба встала следом, чего раньше я не замечал, и обратилась к маме. Она от души поздравила её с женским праздником. И попросила прощение. Потом огласила результаты теста, и расцеловала её. Мама Любу поблагодарила, сказав:

— Так будет спокойнее всем!  За что же прощать тебя.

Вот так началась наша интересная жизнь с появлением мамы. Но мне предстоит ещё многое узнать и выяснить про своих близких. Слишком много вопросов, на которые необходимо получить ответы.

Оставьте свой голос

82 голоса
Upvote Downvote

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.