Бабушка

Непридуманная история

В доме престарелых никогда не бывает тихо и скучно, как многие считают. Тут постоянно что-то происходит, а персоналу приходится строго следить за стариками, чтобы они не учудили чего-то такого, что может стоить им даже жизни! Кнопки на стуле у диктора дома престарелых — это так, мелочи. Вот то, что сделала шестидесятилетняя Виктория Константиновна, ужаснуло не только персонал, но и самих стариков, которых удивить не так-то просто!

Но перед тем как рассказать, что же такого страшного произошло, начнём с предыстории…

Год назад.

Виктория Константиновна полноватая женщина шестидесяти лет, как обычно что-то вязала и покачивалась в кресле. Ну типичная и безобидная старушка, что тут сказать! Вдруг раздался звонкий голос молоденькой работницы дома престарелых:

— Викуша! — так просила сама старушка обращаться к себе, а что сказано стариком в этом месте было законом. — К вам пришёл сын!

— Ох, а я вся разлохмачена, приведи-ка меня в порядок, дорогуша, будь добра, — жизнерадостно воскликнула Виктория Константиновна и резво поднялась с кресла-качалки, протягиваю расчёску.

— Вы и так замечательно выглядите… — начала девушка.

— Я настаиваю! — затребовала пожилая женщина и топнула ножкой.

После того как девушка почти закончила, как она думала, прихорашивать старушку, та ещё раз обратилась к ней:

— Светик, ну с волосами мы закончили, а теперь пора и тени нанести, ресницы подкрутить…

— Но вы и так хороши собой, зачем же…

— Ладно-ладно, совсем утомила тебя старая, беги давай к остальным, там, наверное, Пётр Михайлович опять все лампочки выкрутил с его-то ростом… — прохикикала старушка.

Виктория Константиновна зашла в просторную комнату, где её дожидались мужчина с женщиной. Она буквально поплыла к ним и плюхнулась в просторное кожаное кресло:

— Кажется, ничего не сломала, — весело проговорила Виктория Константиновна и протянула леденцы гостям. — А это вам!

— Спасибо, мам, но нам не по пять лет, — сказал Николай, но угощение принял и тут же запихнул в рот.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Да ладно тебе, не тушуйся так, сверстников тут нет, кроме персонала, а они и слова злого не скажут, — успокоила старушка. — Ну рассказывайте, как у вас дела?

— Всё хорошо, — пара переглянулась, что не осталось без внимания Виктории Константиновны.

— Но? — тут же спросила она, чтобы не тянуть кота за хвост.

— Почему сразу должно быть «но»?! — удивился Николай.

— Коля, а почему вы с Верой переглянулись? — нахмурилась старушка и склонила голову на бок.

— Да мы не переглянулись… — возмутился мужчина. — То есть, ну, мы, это, просто переглянулись и всё, ничего такого!

— Ничего, значит? — цокнула языком Виктория Константиновна.

— Ничего… — промямлил Николай и опустил взгляд. — Может, лучше ты расскажешь, как тут живётся? Не хочешь к нам перебраться, дом большой…

— Коленька, ты же знаешь, что мне тут весело и хорошо… — она подмигнула одному из стариков, Петру Михайловичу, а тот раскраснелся и поспешил удалиться из общего зала.

И действительно, Виктория Константиновна сама в какой-то момент решила, что поселится в доме престарелых, чтобы быть, как это говорят, среди своих. И не просто поселится, но обустроит его, вложив немалую сумму, за что директор очень любил старушку. На эти деньги можно было отремонтировать комнаты, закупить лото так, чтобы хватало всем желающим, и многое, многое другое.

— Коля соврал! — неожиданно выпалила посередине диалога молчаливая до этого Вера.

— Ой!

— Вот тебе и «ой», — сухо процедил Коля и отвернулся к окну, чтобы не видеть лица своей матери.

— Так-так-так, Верочка, а с этого места поподробнее, пожалуйста, — сказала Виктория Константиновна и наклонилась поближе к женщине.

— Ну… Вы же знаете, что мы с Колей… — Вера посмотрела на мужа, но тот продолжал считать голубей за окном. — Хотим завести ребёночка, но как-то не выходит всё, уже и лечились, и всё делали, но ничего, представляйте!

— Да, помню, вы как-то упоминали, что начали лечиться, — кивнула старушка. — Продолжай, пожалуйста.

— Выкидыш, вот и всё продолжение. — На лице Веры выступили слёзы, — и никакого «хеппи энда».

— Ну что ты, у вас обязательно всё получится… — начала Виктория Константиновна.

— Нет, вы не понимаете, врачи сказали, что всё-таки что-то не сходится, что-то не так по здоровью… — голос Веры дрожал.

— Да к чему ты ей это всё рассказываешь! — возмутился Николай.

— К тому, что, может, она что-нибудь посоветует…

— Лучше врачей? — съязвил Николай, он явно был не в духе, леденец во рту со злостью хрустнул.

— Ну, а детдомовского? — предложила старушка.

— Мы хотели нашей кровинушки, хоть его, хоть моей… Так что, можете что-то посоветовать?

— Я обязательно подумаю и всё решу, детки! — улыбнулась пожилая женщина и взяла Веру за руку. — Можете на меня положиться.

Виктория Константиновна всегда всё решала. Так уж она привыкла. Она думала, что жизнь после родов заиграет новыми красками, но и без того натянутые отношения усугубились, и отец Николая бросил её с ребёнком на руках. Она была совсем одна. И обратиться не к кому. Коленька всё плакал и плакал, деньги совсем кончились, того гляди и квартиру продавай, да переезжай в общежитие. Только кому её квартира сдалась-то? Грязная, холодная, не выручить за неё нужных денег. Выхода нет, но в детдом Колю сдавать она не хотела, как-нибудь выживут, что-нибудь она обязательно придумает. Найдёт работу, няню для ребёнка. Всё наладится, должно наладиться!

И вот за тотальной безнадёгой выглянул лучик надежды. Сосед попросил заштопать ему брюки, Виктория Константиновна тут же согласилась, и вот приготовилась попросить немного денег за такую простую работу. Хоть на кусок хлеба с молоком! Так сосед просто вложил ей целую тысячу рублей в руку и принёс ещё одежды, которую нужно было залатать.

— Это от других рабочих с завода, — улыбнулся он.

После Виктория Константиновна всё-таки поняла, что он хотел помочь, а деньги просто так она бы и не взяла. Вот и придумал такое решение, да и старая одежда вновь становилась, можно сказать, новой. Коллегам-работягам помог, и одинокой маме с ребёнком на руках. Лучше некуда!

Так у женщины появились первые деньги, и когда ей удалось разобраться со счетами, она купила швейную машинку, заняла в долг, но всё быстро окупилось. Сначала работала на дому. Сарафанное радио неплохо помогало, деньги полились рекой, да и Коленька всегда был под присмотром: в игрушки играл, ел и временами плакал, в общем-то всё то, что делают обычные дети.

Раздался стук в дверь. Тук-тук-тук.

— Кого это там гуси-лебеди принесли, а, Коленька? — спросила Виктория Константиновна и отправилась открывать.

За дверью стояла молоденькая девушка низенького роста с русыми кудрявыми волосами:

— Вы Виктория Константиновна?

— Я! Что-то нужно сшить? Заштопать или ещё чего-нибудь? — сказала женщина и встала руки в боки. — Сегодня завал, но постараюсь отдать послезавтра, хотя там выходные уже, тогда в понедельник, да, точно, приходите в понедельник! Так что у вас там?

— Нет-нет, ничего шить не надо и штопать тоже… — робко ответила незнакомка.

— Тогда хотите, может, чашечку чая?

— Чаю? — удивилась девушка.

— Ну да, захотите и рассказываете, что вас привело ко мне.

Женщина огляделась и не увидела Колю.

— Коля, ты где?! — она обернулась к девушке. — Сынок куда-то сбежал!

Они вместе ринулись искать его по квартире, как часто бывает, когда теряешь из виду своё чадо. Паника застилала глаза.

И вот Виктория Константиновна наконец увидела Колю, и незнакомку, которая уже метнулась к нему. Вот-вот он должен упасть со стола.

«Как он только сюда забрался?» — подумала Виктория.

И вот она видит, как её маленький сынишка уже полностью оторвался от поверхности и устремился на пол. Она моргнула всего раз, и случилось чудо, девушка уже держала Коленьку на руках и нервно дышала. Да, с ним не случилось ничего плохого, и дети довольно крепкие, пока не становятся взрослыми, но если вы когда-либо растили ребёнка, то понимаете весь ужас происходящего, и как трудно это всё себе объяснить. Так отдышавшись Виктория Константиновна взяла ребёнка на руки и произнесла:

— Ах ты негодник, заставил мамочку так переживать, так переживать. Не делай так больше… Огромное спасибо, даже не знаю, что было бы, если бы вы не пришли. А зачем, кстати, вы так и не сказали?

— Да, точно, пожалуйста… — проговорила девушка.

«Такой герой, и такая застенчивая» — подумала Виктория.

— Ну я хотела бы…

— Да-да, продолжайте, прошу.

— Не нужна ли вам помощница? Подмастерье или как ещё это называется…

— После такого героизма и отказать вам? Ни-ко-гда!

Девушка улыбнулась.

— А когда приступать?

— Да хоть сейчас, а как к вам обращаться?

— Вика.

— Значит, тёзки, ой как здорово! — произнесла Виктория Константиновна.

Шли годы.

Жизнь наполнилась смыслом, целями и достижениями. Заказы росли как на дрожжах, и женщина задумалась над тем, чтобы снимать в аренду целое помещение. Наконец построить сеть ателье, как она уже давно мечтала, кропясь над швейной машинкой. Пришлось снова брать деньги в долг, и её свели с не очень хорошими людьми…

— И как будет называться ваша сеть ателье? — раздался мужской голос.

— Пока одно, для сети мы слишком непопулярные, но это «пока!». — сказала она.

— Я спросил про название вообще-то, — женщине был неприятен этот мужчина, но что поделать, время такое.

— «Виктория» или «Победа». — ответила она.

— Так «Виктория» или «Победа»? — в просторной комнате становилось морально тесновато, как будто человек зажимал её в тиски.

— Виктория, — волнуясь ответила Виктория Константиновна.

— Ладно, поставьте подпись вот здесь, заберите деньги и как озолотитесь, мы явимся, а если не выйдет, то мы тоже придётм, — он постучал костяшками пальцев по столу и подвинул толстый конверт.

Виктория поставила подпись, но если бы она знала, какими проблемами это может обернуться, то не стала бы этого делать, подвергая риску не только себя, но и уже подросшего Колю.

Ателье процветало, а на местных «ростовщиков» начались облавы из-за одной из многочисленных незаконных деятельностей. Поэтому к Виктории пришли раньше требуемого срока и потребовали деньги.

— Но мы так не договаривались! — произнесла женщина, в висках стучало, руки сжимали швейные здоровые ножницы, и она была готова пустить их в ход, если понадобится. — Вам меня не запугать!

— Ну да, ну да. А деньги нужны сейчас.

— Я могу заплатить только треть от всей суммы, ещё рано, но…

— Никаких «но»! Или, может, мне прогуляться в школу к Вашему сыну?

— Вы не посмеете!

— Поживём, увидим, — зловеще сказал незнакомец и вышел, громко хлопнув дверью.

Виктория побледнела, но тут же собралась. Ведь никто не смел так обращаться с её семьёй. Она готова сделать всё для своей семьи. Абсолютно всё! Чего бы ей самой этого не стоило.

Женщине не составило придумать хитроумный план, договорившись с милицией, она отправилась прямиком к очень влиятельным людям в узких кругах. Надо было видеть лицо Виктории, когда в наручниках уводили того самого неприятного мужчину…

Так и сейчас женщина решила взять всё в свои руки и решить проблему детишек, чего бы ей это не стоило. О если бы она знала, чем она по итогу заплатит за своё желание, то задумалась бы ещё раз. Но об этом позже!

Она вышла из дома престарелых и направилась прямиком в больницу. Белый коридор. Дверь в кабинет. Доктор с пышными бакенбардами прямиком из девятнадцатого века, опустил очки и сделал движение рукой, приглашая присесть.

— Я вас внимательно слушаю, — сказал он.

— Тут такое дело, я бы хотела… — Виктория Константиновна замялась. — помочь своему бездетному сыну.

— И каким же образом вы хотите помочь?

— Подарить им ребёнка.

— Кажется, я начинаю понимать, — сказал он. — Если я правильно вас понял, то им надо сдать анализы, мы подберём правильное лечение…

— Нет-нет, всё не так, я никогда не жаловалась на здоровье, не смотря на лишний вес со мной всё хорошо.

— Стойте! Вы хотите сказать, что…?! — у врача буквально отвисла челюсть.

— Да, именно это я и хочу сказать. Я так решила, и я им помогу сама — последнее слово эхом прокатилось по стерильному кабинету.

— Ну вы должны сдать анализы для начала, да и возраст, сколько вам?

— Пятьдесят, — соврала Виктория Константиновна, мужчина оценивающе оглядел её, и тяжело вздохнул, она действительно выглядела моложе своих лет.

Просто в какой-то момент она перестала стареть!

— Пятьдесят, так пятьдесят. Мы всё проверим, и если всё будет отлично, то я даже не знаю, кем надо быть, чтобы дать на такое добро.

— Прекратите, может, вот это исправит дело, — горе-старушка протянула такой же пухлый конверт, который когда-то давным-давно принёс благо, но и подверг сильнейшей опасности.

Как же всё циклично в мире, кто бы мог подумать.

Несколько дней женщина была как на иголках, даже начала жалеть, что ввязалась в такую авантюру. И вот наконец пришёл результат! Анализы показали на удивление, что с Викторией Константиновной всё не просто хорошо, а удивительно отлично.

— Значит, мне можно исполнить мечту Коли с Верой? — спросила старушка.

— А вы не хотите спросить их, а нужны ли им такие жертвы с вашей стороны? — спросил врач, до конца не осознавая, как его втянули в такой кошмар, о нет, он был примерным семьянином, никогда не нарушал закон, и вот такая подстава.

Жена давно хотела съездить куда-нибудь в отпуск, да и на новую машину немного не хватало:

«Эх, будь, что будет!», — сказал он сам себе и решил помочь женщине.

— Нет, пускай будет сюрприз! — Виктория захлопала в ладоши как маленькая девочка и широко улыбнулась.

— Сюрприз, так сюрприз. — без энтузиазма сказал врач, размышляя, как потратит полученные деньги. — Нужно найти вам отца… Всё будет искусственно, сами понимаете, думаю, объяснять ничего не надо.

— Отец уже есть, осталось с ним договориться…

Врач понимающе хмыкнул.

— Я назначу всё равно для вас, в качестве профилактики, некоторые обследования, витамины и некоторые лекарства, и назначу операцию, когда вы договоритесь с отцом ребёнка.

— Да-да, разумеется, всё будет! — пообещала Виктория Константиновна…

Пётр Михайлович, высокий престарелый мужчина, сидел за шахматной доской и перетаскивал фигурки. На против сидел ещё один старик, но он мало интересовал женщину. Игру бы надо закончить поскорее, а то они так весь день могут просидеть. Рядом весьма удачно поливала цветы молодая девушка из персонала.

— Светик, можно тебя на секундочку. — прошептала Виктория Константиновна.

— Конечно, можно! — также тихо отозвалась Света.

— А почему мы шепчем?

— Мне нужно переговорить с Петром Михайловичем, а они так заняты игрой, что у меня не получится остаться с ним наедине.

— Ага, опять замышляете какой-то розыгрыш, как в тот самый раз…

— Ну, сюрприз, а не розыгрыш, так поможешь? — нетерпеливо спросила Виктория.

— Конечно, сейчас подумаю…

Молодая девушка подошла ко одному из мужчин, и не нашла ничего более убедительного, чем попросить помощи с какой-то тяжелой коробкой. Старик не долгая думая, согласилась, очень уж ему хотелось подтвердить свою мужественность и позаботиться о даме в беде, пускай и такой простенькой. Пётр Михайлович состроил гримасу, мол, чего это ты партию бросаешь, но тут же заметил Викторию Константиновну, и широко улыбнулся.

— Как у вас дела, Виктория? — игриво произнёс он.

— Да так, хотела с вами поговорить! — сказала она.

— Поговорить, значит?

— Но не здесь!

— Я очень заинтересован, а то стало скучновато, — Пётр Михайлович потёр ладони друг о друга. — От такого предложения скучно точно не станет…

И Виктория Константиновна всё ему рассказала. У престарелого мужчины глаза на лоб полезли. Если сказать, что Пётр был очень удивлён, то значит ничего не сказать, он был в шоке!

— Ну чего ты удумала, пускай возьмут себе ребёнка из детдома, в нашем-то возрасте не всё возможно…

— Да, Пётр, сейчас медицина ой как далеко продвинулась, были бы деньги, всё возможно, — сказала Виктория Константиновна. — Да и не могу смотреть я на слёзы Веры…

— Вик, ты рехнулась, если честно, — не лукавил Пётр.

— Петь, давай ещё разочек споём с тобой наш дуэт, и после, обещаю, отстану со своими глупыми идеями… — взмолилась она, всё зависело от решения этого седоволосого ловеласа.

— Ну мне твои идеи нравятся, кроме этой! Это может быть опасно для твоего здоровья, как же я могу согласиться… — Пётр не хотел поддавать на уговоры Виктории, но он так её любил, что не мог отказать ни в чём, оставалось лишь немного надавить.

— Значит, останутся Коля с Верой до конца своих дней без детишек, ох, — тяжело вздохнула она и чуть ли не заплакала.

— Ладно! Хорошо! — крикнул Пётр так, что шестидесятилетняя женщина вздрогнула.

— Так ты согласен?! Неужели?! — она не верила своему счастью.

— Но есть вопрос, с возрастом, может быть, я уже и не могу тебе помочь.

— Я бы на это не надеялась! — хихикнула она.

Казалось, что эту целеустремлённую женщину в возрасте уже ничего не остановит. И если до сего дня организм Петра был не готов к такому, то всё внутри него подготовилось дать, так сказать, последний бой.

Анализы подтвердили, всё оказалось слишком хорошо, чтобы быть правдой! Была назначена операция. Всё шло как по маслу, ничего не могло пойти не так. И надо сказать, не пошло!

— Вам остаётся только ждать, приходить ежемесячно сюда, и если что-то будет не так, то сразу же приезжайте, звоните, в любое время. — произнёс врач. — Вот мой номер телефона.

Он чувствовал огромную ответственность за жизнь этой женщины, и до сих пор не понимал, как согласился на такое.

— Спасибо-спасибо, конечно, буду всё соблюдать!

— Вот и замечательно, — кивнул врач и уткнулся в многочисленные бумажки.

Так прошёл месяц, другой.

За полнотой женщины было сложно понять, носит она ребёнка или нет, из всего персонала только Светик знала, чтобы в случае чего подстраховать.

— Я постараюсь не упасть в обморок, — лишь выдавила она, и эту тему они больше с ней не поднимали.

В один из дней, не слишком солнечных, плановый осмотр проводил другой врач, не из дома престарелых. Это был противного вида мужчина с впалыми щеками и длинным как у орла носом. Он бестактно обходился с каждым, кому-то даже посоветовал надевать парик, чтобы не ослеплять лысиной окружающих. Наконец очередь дошла до Виктории Константиновны:

— Если бы не знал, сколько тебе, то подумал бы, что ты беременна.

— На вы, пожалуйста. Мы с Вами не знакомы, — резко сказала она, а сердце затрепетало, как же ей хотелось бы, чтобы правда не вскрылась пока она не родит в свои шестьдесят лет!

— Ну знаешь, я скажу одно, — противный мужчина задумался, чего бы по обиднее сказать и выдал. — Худей, если хочешь жить!

— Что, простите?!

— Да анализы твои мне не понравились, что-то с гормонами не так, вот похудеешь, и поговорим с тобой ещё, — сказал он с такой злобой и желчью, что захотелось умыться.

— Ну знаете, со мной так ещё никто не говорил! — возмутилась Виктория и быстро удалилась.

— Я о здоровье твоём думаю! — крикнул он вслед. О здоровье…

Виктория Константиновна тут же побежала в свою больницу, к своему врачу, чтобы ей сказали, что всё в порядке. И как же её напугало, когда он взглянул на её анализы:

— Не знаю даже, что-то не так, мы, конечно, дадим лекарства, — сказал он. — Не хотите перелечь к нам на оставшееся время?

— Но осталось всего пару месяцев… Я выхожу, всё хорошо.

— Да, прервать мы ничего уже не можем, да и ребёнок ваш в порядке, только вот не знаю, как это обернётся именно для вас.

Но Виктории Константиновне было уже всё равно, чем это закончится для неё, главное тут — ребёнок. Самый главный и, может быть, последний подарок Коле с Верой, её любимым детям, как она их обычно называла. Куда же её занесла тяга всё решать своими силами…

Она могла обратиться к молоденькой девушке, что-то ещё придумать, может, дополнительное лечение для Веры или Николая. Боже! Как она сглупила, идеальное здоровье, прекрасная жизнь могли оборваться из-за её глупости! Из-за её неумения обсуждать решение проблем с другими.

Стукнул роковой день.

— Что-то мне п-п-плохо, Светик. — ели выдавила Виктория и упала в кресло, только теперь не по своей инициативе.

Молодая девушка вызвала скорую, женщину направили в ту самую клинику. Старики и персонал были в шоке, когда узнали, что всё это время у них под боком ходила беременная женщина шестидесяти лет! Пётр Михайлович тут же примчался к Виктории, позвонили Вере с Николаем. Их сердца стучали как отбойные молотки. Стук-стук-стук. Как они волновались не передать словами. Это были самые ужасные часы, да именно часы. Долгие-долгие часы.

Роды проходили так тяжело! Так невыносимо для самой Виктории.

— Сердце! Мы её теряем! — сказал врач, и раздался сначала крик младенца, а затем — пищащий звук.

«Неужели это конец? Как я могла быть такой самонадеянной?!» — подумала Виктория.

Затем мир погрузился в темноту…

— Ну и как она?! — спросил Николай, переходя на крик.

— Ребёнок в порядке, а вот вашей матери досталось крепко.

Николай рванул в операционную. За спиной раздалось: «Вам туда нельзя!».

И Виктория почувствовала сквозь темноту тепло, человеческое тепло. И спросила:

— Кто родился?

— Девочка, мама…

— Назови её Викторией… — прошептала она и уснула.

Но уснула она не навсегда! Женщина оказалась сильнее, да, роды подкосили здоровье, но она выкарабкалась. И теперь у Веры с Николаем есть самая настоящая дочь, их дочь. Подарок от матери Коли. После этого Виктория стала вести тихую размеренную жизнь вместе с Петром и остальной своей семьёй…

Похожая история произошла в реальной жизни. Только женщине было целых шестьдесят шесть лет!

Оставьте свой голос

64 голоса
Upvote Downvote

Предыдущий пост

Следующий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.