Изнасилование

— Успокойся! – пригрозил насильник и ударил по лицу. – Расслабься, и получай удовольствие, дура

В уютном семейном магазинчике, от прилавков которого аппетитно пахло печеньем и булками, было тихо. Даже радио не работало в этот вечер. Поэтому мелодия китайских колокольчиков, которые романтично называли музыкой ветра, особенно громко прозвучала в помещении. Они заиграли свою мелодичную трель, привлекая внимание юной продавщицы. Алиса с трудом оторвала взгляд от книги, которой была столь увлечена, чтобы посмотреть на посетителя. Увидев, что пришёл дедушка Ваня, девушка приветливо улыбнулась, откладывая учебник в сторону, обложкой вверх.

-Здравствуйте! – Поздоровалась девушка, выпрямляясь за кассой. – Вы чего так поздно гуляете?

Алиса действительно удивилась, увидев знакомого старичка. Он был её соседом, жил на втором этаже старой «сталинки», а Сычевы, семья Алисы, на пятом. Дом их располагался в нескольких дворах от лавки. Обычно дедуля не выходил из дома, когда на улицу спускалась темень. А сейчас, поздней осенью, с каждым днём темнело всё раньше и раньше. И в семь часов вечера уже вовсю работали фонари, освещая темные улочки и мрачные переулки.

-Привет, Алиска. – Весело поздоровался мужчина. – А меня моя старушка совсем измучила. Сели с ней чаёк пить, да телевизор смотреть. А я, старый, совсем забыл сегодня чего-нибудь сладкого прихватить. Хватились, а ни печенья, ни конфетки нет… А она у меня шибко любит сладости. Вот, решил, что лучше к тебе сбегаю, чем она меня с этим чаем и пережует! Ворчливая стала, сил моих нет!

-Ну, понятно. – Понимающе улыбнулась Алиса.

Слова пожилого мужчины были несерьёзными. Он часто заходил к ней с бабулей Викой, и они также переругивались, обвиняя друг друга во всех смертных грехах. Только при этом старики обожали друг друга, а в глазах деда Вани можно было увидеть нежность, с которой он смотрел на свою супругу. Женаты старики были уже полвека! Алиса знала их с детства, поэтому относилась с особой теплотой, как к родным. Когда она была малышкой, соседи частенько угощали её сухофруктами, садовыми яблоками или домашней выпечкой.

Дедушка осмотрел полки, тыкнул на некоторые виды шоколадных конфет, попросив отвесить по сто грамм разных. От себя Вика добавила к его покупке маленький кулек печенья:

-Попробуйте печенье, оно мягкое и с кремом. Это вам и бабуле в подарок. Только сегодня привезли, свежее, – передала она пакетик старичку.

Тот расплылся в счастливой, благодарной улыбке.

Заметив тёплую радость в глазах дедушки Вани, Алиса подумала, что даже если родители будут ворчать, мол, так они денег не заработают, это того стоило. В конце концов, от нескольких печений они не обеднеют.

Дедушка попрощался с Алисой, пообещав с утра прийти за хлебом и молоком, которые он покупал почти каждый день. Колокольчики вновь сыграли свою мелодию, сопровождая уход гостя нежными звуками.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Девушка засмотрелась на металлические трубочки и позолоченных тонкокрылых бабочек. В детстве ей жутко нравилась эта вещица, но с возрастом её очарование как-то испарилось. Мама Алисы, увлеченная экзотерикой, свято верила, что подобные музыкальные колокольчики притягивают в дом, ну, или в их случае в магазин, всякие блага. Например, достаток, успех, а главное — создадут положительную энергетику в помещении.

Только вот справлялась безделушка из рук вон плохо! Семья Алисы едва сводила концы с концами. Магазинчик вовсе был близок к разорению. Проблема в том, что за их район, который находился рядом с лесом, крепко взялись застройщики. Он становился всё более раскрученным, обрастал новостройками, парками, коттеджами. И недавно здесь открылся новенький супермаркет. Огромный, с красивыми тележками, большим выбором продуктов и модными кассами самообслуживания. Люди стекались туда, а у Сычевых остались лишь постоянные клиенты. Такие, как дедушка Ваня и его супруга.

Однако бизнес они спасти не могли. Алисе даже пришлось повременить с поступлением в столичный Литинститут, о котором она так мечтала. Девушка была вынуждена остаться в родном городе и помочь родителям. Порой, собирая чьи-то покупки в пакет, она испытывала острую тоску, разламывающую девичью душу на части. Ей казалось, что она в ловушке. Птичка, попавшая в силки. Крылья её запутались, взлететь она не может, а петь больше не хочет.

Конечно, девушка жила надеждами, что чёрная полоса в их жизни закончится. Наступит белая. Но с каждым днём, который был похож на предыдущий, она всё больше отчаивалась.

Вот и сейчас она с тоской посмотрела на распластанный учебник, что лежал рядом с книгой учёта. Её любимая книга была вся в карандашным заметках. Она предназначалась начинающим писателям, которые находятся в начале творческого пути. На страницах учебника автор делился секретами строения сюжета, проработки характеров героев, рассказывал, как не допустить типичных ошибок…

Алиса жадно вчитывалась в строки, впитывая эти знания, как губка. Книгу она читала второй раз, и уж точно не последний. Да, она мечтала стать писателем. Ещё с детства она пыталась сочинять сказки и истории, записывая их в блокнотах. Наверное, во многом на выбор призвания повлияло детство девочки.

У них была бедная семья. В доме не было развлечений, даже телевизора. С игрушками тоже не сложилось. Зато было много, очень много книг. Они стояли на полках, в два, а то и в три ряда. Романы, детективы, фантастика…

Алиса проглатывала всё, от корки до корки. Когда с домашней библиотекой было покончено, она стала заядлым посетителем библиотеки. В книгах она находила новые миры, погружалась в них, отрекаясь, хоть и на время, от суровой и серой реальности. Она сопереживала героями, с каждым из них проживая новую жизнь.

В школе она лучше всех писала сочинения, получая похвалу от учительницы. Некоторые работы ученицы даже отправляли на городские и всероссийские конкурсы, и Алиса получала грамоты за призовые места.

В итоге, к старшей школе девушка четко определилась с тем, каким видит своё будущее. Она мечтала написать свой роман, такой, чтобы он был способен вывернуть читателю душу. Заставить его плакать и смеяться, грустить и радоваться! Она надеялась, что сможет подержать свою книгу в руках. Чтобы на обложке была её фамилия, а от страниц отпечатанной книги пахло типографской краской, клеем, новой бумагой…

Только вот узнав об её планах, родители лишь посмеялись.

-Алиса, не надо жить в мечтах, ладно? Лучше сейчас бросай свои глупости. Всё равно популярным писателем тебе не стать, – обрывала её крылья мама.

-Не трать времени на ерунду. Лучше в магазин сходи, там товар пришёл, – ругался отец, замечая Алису, склонившуюся над тетрадью.

Девушка понимала, что такими словами они пытались сделать как лучше. Вразумить дочь, наставить на путь истинный. Сами они жили в нищете слишком долго, чтобы позволить дочери тратить свою жизнь на занятие, которое, по их мнению, не принесёт ни дохода, ни пользы. Только вот на душе всё равно оставался неприятный осадок.

Когда Алиса оканчивала школу, в доме разгорелся настоящий скандал. Мать настойчиво требовала, чтобы дочь поступила в местный колледж и поддержала на плаву семейный бизнес.

-Я просто не дам своего согласия! – Категорично заявляла мать. – Ты же знаешь, что несовершеннолетним абитуриентам по закону можно подавать документы только в присутствии родителя.

-Но я не за тем училась одиннадцать классов, чтобы поступать в колледж! – Возражала Алиса. – И мне не интересна сфера торговли, как ты ещё не поняла?

-Не будь эгоисткой! – Всплескивая руками мама, густо краснея. — Мы в тебя столько сил вложили, а когда у нас трудности, ты хочешь уехать? Ну, поступишь ты в Москву, что дальше? Помогать мы тебе не станем, можешь быть уверена! Самим жить как-то надо! Ты же там просто не выживешь… А если окончишь свой институт, то что будешь дальше делать? Да ты на корку хлеба даже не заработаешь своей писаниной! Писатель – это не профессия, а дрянное хобби!

-Я же не прошу вас оплатить моё обучение! – Упорно настаивала Алиса. – Я буду поступать на бюджет. Если не получится в Литинститут, то на филологический факультет в другой ВУЗ.

-А кто будет помогать с магазином, пока ты будешь Москву покорять? – Мать демонстративно ставила руки в бока, с укором глядя на дочь. – Отец один не справится, а нанять работников мы сейчас не можем себе позволить. Или ты предлагаем мне встать за кассу, а Руслана оставить дома одного? Хороша сестрица, ничего не скажешь!

Алиса скрипнула зубами, сцепив их, чтобы не ляпнуть лишнего…

Руслану, её младшему брату, было уже два года с половиной. Насколько она знала, в сентябре его приглашали в местный детский сад, но родители написали заявление на отпуск с сохранением места за ребёнком. Сколько продолжится такое положение вещей, Алиса не знала.

Русланчик был поздним ребёнком и очень желанным. Он ещё на стадии эмбриона был окутан любовью, а уж как родился, то мать с отцом вовсе стали ему поклоняться. Он получал лучшие игрушки, лучшую одежду и круглосуточную заботу. Даже в ущерб скудного семейного бюджета. Естественно, что Ольга, их мама, не представляла, как отдать в садик такого малютку.

Девушка пыталась не ревновать родителей к малышу, ведь сама она брата любила сильно и искренне! Она обожала играть с Русланчиком в машинки, читать книги про забавного кота, и слушать, как он заливисто и искренне смеется. Но чёткое ощущение, что в семье её любят меньше всех, не отпускало девушку.

А ещё, Алиса, хоть и стыдилась признаться себе в этом чувстве, но самую малость грустила, когда понимала, в каких тепличных условиях растёт её младший брат. В её детстве не было планшета с мультфильмами, а любимой «игрушкой» была фантазия. Да ещё и фразы мамы, которые она произносила, как заезженная пластинка, жутко раздражали.

«Ты старшая сестра, Алиса! Ты обязана! Ты должна!» — Твердила Ольга, заставляя школьницу кормить ребёнка или гулять с ним.

Почему рожали они для себя, а «должна» что-то делать Алиса, девушка категорически не понимала. Впрочем, Сычева-младшая не привыкла к родительской ласке и ничего не требовала. Отношения в их семье никогда не были похожи на идеализированные американские фильмы, в которых родственники живут в большом доме с красивым садом, заводят золотистого лабрадора и заботятся друг о друге.

С детства её родители много трудились, да и Алису рано приучили к подработкам. Они были как сотрудники, а не родные люди. Поэтому не так уж удивительно, что мама не хочет отпускать от себя бесплатную и удобную рабочую силу. Именно поэтому по вечерам в доме Сычевых часто можно было услышать брань. Спустя череду криков, споров, уговоров и попыток пробудить в дочери совесть, которая, по версии её матери, накрепко уснула, было решено, что Алиса отложит свои мечты в дальний ящик хотя бы на год.

За это время, как она надеялась, бизнес вернётся в стабильное положение, её младший брат пойдёт в садик, а мама выйдет из декретного отпуска. Тем более, меньше, чем через месяц ей исполняется восемнадцать, и ей не понадобится согласие родителей, чтобы поступить туда, куда рвется сердце. Тогда она с чистой совестью поступит в Литинститут и начнет свой путь писателя. Конечно, чтобы стать писателем не обязательно было иметь высшее профессиональное образование. Чехов и Булгаков были врачами! А Рэй Брэдбери вообще окончил лишь среднюю школу! Так что начать карьеру с семейного магазинчика, размышляла Алиса, дело допустимое. Однако ей так хотелось побывать в стенах Литинститута, который имеет свою историю. Ведь там учились Фазиль Искандер, Константин Симонов, Борис Заходер, да еще много кто! Побродить бы по кулуарам института, послушать знающих людей…

А не считать, сколько составила выручка…

В конце концов, зачем мама дала ей такое сказочное имя, если не даёт раскрыться творчеству в её душе?..

Колокольчики снова наполнили тонким звоном помещение магазина, оповещая о новом посетителе. Алиса вынырнула из своих фантазий, быстро надевая на лицо дежурную улыбку.

-Здра… — Начала она и несколько стушевалась, прежде чем продолжить. – Здравствуйте.

Картина, которая предстала перед её глазами, смутила юную, наивную девушку, воспитанную на романах. Сразу три красивых, нет, очень красивых юноши забрели в их продуктовую лавку. Их лица были девушке незнакомы, парни явно были неместные. Да и одежда…

Троица была одета с иголочки, словно только что сошла с обложки модного журнала. Своих постоянных покупателей Алиса знала, да и просто местных жителей тоже. Магазинчик их располагался в спальном районе, спрятавшись между многоэтажками. И уж точно в их трущобах не жили парни, похожие на рок-группу! Как минимум Катька, лучшая подруга Алисы, точно узнала бы об этом. Она была в курсе всех сплетен и происшествий в их районе.

-Добрый вечер, красавица! – Живо откликнулся один из парней, с тёмно-русыми волосами, которые вились в небольшие кудри.

Вставив руки в карманы, он вальяжно проследовал к кассе, за которой застыла Алиса. Он окинул девушку заинтересованным взглядом, отчего она мигом зарделась.

Алиса действительно была красивой. Может, известный модельер не позвал бы её маршировать по подиуму, но ровесники часто обращали на девушку внимание, из-за ее холодной, даже величественной красоты. Подруги называли внешность Алисы нордической, или скандинавской. Девушке такое сравнение показалось необычным, даже льстило, поэтому она его запомнила. У Сычевой были длинные светлые волосы, почти белые. Яркие голубые глаза, тонкие черты лица и бледная кожа. Ростом Алиса пошла в отца, и в классе всегда стояла одной из первых в шеренге. Однако одно дело, когда на тебя обернулся старшеклассник, которого ты знаешь с десяти лет, или одноклассник купил булочку в столовой. И совсем другое, когда перед тобой возникает писаный красавец.

Тем временем кучерявый незнакомец с широкой улыбкой осмотрел пространство магазина. Затем он вновь остановил взгляд тёмных глаз на Алисе.

Оба его друга, смеясь над какой-то шуткой, негромко переговаривались, пихая друг друга локтями под ребра. Брюнет, который выглядел самым младшим в компании, попытался уклониться от очередного толчка товарища и дернулся в сторону, где располагался хлипкий стеллаж с пакетами чипсов. Тот пошатнулся, но устоял на месте, раскидав пару шуршащих пакетов по полу. Его друг, оступившись, наступил на пачку, и та лопнула, рассыпав содержимое по полу. Алиса его, к слову, лишь пару часов назад вымыла.

-Упс! – Насмешливо произнёс парень, глядя на продавщицу, и пролепетал заплетающимся языком. — Экскьюзе-муа, мадмуазель!

Алиса нахмурилась. Теперь, когда она рассмотрела парней, то не на шутку встревожилась. Они явно были под воздействием алкоголя, или ещё чего-то. Глаза юношей были покрасневшие, взоры мутные, речь невнятной…

Парень, который первым подошёл к ней, с осуждением посмотрел на приятелей и, цокнув языком, повернулся к девушке:

-Простите их невежество, девушка. – Покачал он головой, словно был искренне раздосадован. – Я возмещу любые убытки. За чипсы тоже заплачу.

Алиса, всё ещё косясь на парней у входа, растянула губы в вежливой улыбке:

-Вы что-то хотели? – Поинтересовалась девушка. – Могу помочь с выбором?

Ещё один взрыв хохота со стороны двух парней, блондина и брюнета, заставил её поежиться. Что-то ей эти красавцы уже не нравились. Лучше бы шли своей дорогой. Она бросила быстрый взгляд на часы, отмечая, что до закрытия магазина осталось чуть больше часа. Но она рассчитывала позвонить отцу и попросить разрешения закрыть магазин пораньше.

-Да-а. – Протянул парень, облокачиваясь на стойку. – Знаете, я совсем недавно стал жителем этого замечательного района. Знаете, у вас тут построили коттеджный посёлок. Вот, взял себе один из домиков, чтобы проводить здесь выходные. Так сказать, дышать свежим воздухом…

Сычева прекрасно понимала, о каком посёлке идёт речь. Три года назад застройщики выгнали множество дачников, чтобы отхватить самый красивый участок земли в их районе, окруженный сосновым лесом. Местные называли элитный коттеджный посёлок «деревней для богачей» и предпочитали там лишний раз не показываться. Должно быть, у этого молодого человека очень богатые родители, раз он смог купить себе там домик, чтобы веселиться с друзьями.

Парень молчал, словно желая, чтобы Алиса взяла слово. Она, не понимая, какой реакции он ждёт, поэтому снова улыбнулась:

-Поздравляю с новосельем. – Скупо ответила девушка.

-Спасибо. – Обворожительно улыбнулся юноша. — Вот, мы с друзьями решили отметить это событие. Только поняли, что нам чего-то не хватает.

-Мы не продаём алкогольные напитки. – Тактично ответила Алиса, понимая, к чему клонит посетитель.

-Правда что ли? – Он вновь оглядел полки, чтобы убедиться в её словах.

-Ой, Стас, пошли! – Крикнул ему блондин с широким носом. — Судя по ассортименту на полках, тут всё равно ничего нормального предложить не смогут. Не хочу травануться палёным «шампунем» или просрочкой.

Девушка поджала губы в недовольстве, услышав столь нелестный комментарий в адрес семейного магазина. Конечно, особой любви к лавочке она не питала, но и обижать детище родителей позволять не стала бы.

Однако Стас отмахнулся от товарища прежде, чем Алиса его осадила:

-Да подожди ты. Тут есть кое-что интереснее алкоголя. Правда? — Он подмигнул девушке и подался вперед. – Так сказать, искал медь, а нашёл золото. Как тебе зовут, красавица?

-Алиса. – Ответила девушка, но сразу пожалела, что не додумалась соврать.

Если сначала появление парней вызвало в ней восторг, то теперь по коже пробегали липкие, неприятные мурашки.

-Какое красивое имя. – Похвалил Стас. — Хочешь в страну чудес, Алиса? У меня для этого есть всё. И что съесть, и что выпить… Ведь там тоже приключения начинались с выпивки, верно?

Друзья парня глупо заржали, одобряя его сомнительную шутку. Они тоже подобрались ближе. Брюнет, который был пьян больше остальных, облокачивался на блондина. Они с интересом уставились на Алису, заставляя девушку еще больше нервничать.

-Нет, спасибо. – Покачала головой девушка и, собравшись с духом, спокойно, но категорично сказала: — Послушайте, если вы ничего не будете покупать, то освободите, пожалуйста, магазин. Мне скоро надо будет подготовить его к закрытию. А всё, что вам надо, можете найти в супермаркете. Он недалеко.

-А во сколько ты заканчиваешь? Может, составишь нам компанию? Покажу тебе свой дом… Там из окна шикарный вид. А ещё есть джакузи. – Начал уговаривать её кучерявый.

-Нет, спасибо. Не беру на работу купальник. – Буркнула девушка, изумленная таким предложением.

-А у нас нет дресс-кода, можно и голой приходить. – Мигом нашёлся нахал. — Правда, парни?

-О-о, даже нужно! – Согласился блондин, плотоядно уставившись на Алису. – Не ломайся, куколка. Мы тебя не обидим.

-Нет. – Сказала продавщица, на этот раз более резко. – Пожалуйста, уходите. Скоро придёт мой отец, чтобы закрыть магазин.

Про папу Алиса сочинила на ходу, в попытке хоть как-то урезонить бесцеремонных парней. Девушка чувствовала, что все нервы в ней натянулись, как канаты.

-Девушка, а вы всех покупателей отсюда гоните? – Цокнул языком их негласный лидер. – Что за отвратительный сервис. А как же золотое правило продаж, что покупатель всегда прав?

-Ну, вы же не покупатель. – Отчеканила Алиса. – Вы просто занимаете моё время.

Однако, несмотря на отказ, он не торопился уходить. Наглый парень вытащил из подставки большой красный леденец на палочке, повертел его в пальцах, а затем протянул продавщице с миленькой улыбкой:

-Сколько с меня за конфетку?

-Пятьдесят рублей. – Отчеканила она.

Парень ленивым жестом достал бумажник, выудил оттуда купюру в пять тысяч и положил её на тарелку для сдачи. Алиса потянулась, чтобы рассчитать молодого человека и пустить его с миром, вместе с его конфетой, но он остановил её:

-Сдачи не надо, Алиса. Конфетка тоже тебе. – Сообщил он, положив леденец сверху на купюру. – Ещё увидимся.

Ошарашенная девушка попыталась окликнуть троицу, но те даже не обернулись. Лишь брюнет помахал ей напоследок, глупо улыбнувшись и споткнувшись на пороге.

Деньги, столь небрежно брошенные этим мажором, девушку отнюдь не порадовали. Она верила, что чужие деньги добра не приносят.

Алиса Сычева даже не предполагала, сколько бед они принесут в её жизнь на самом деле.

***

Спустя месяц девушка забыла о встрече со странной троицей. Хотя первую неделю она вздрагивала, слушая колокольчики, боясь, что парни вернутся. Даже деньги она отложила, на случай, если они потребуют их вернуть. В щедрость души своих покупателей девушка не верила. Однако время шло, день сменялся днём, эмоции в её души утихли, а опасения испарились. Но, оказалось, что такое затишье бывает лишь перед бурей…

На календаре было второе декабря, суббота. Небольшую витрину лавки уже успели украсить синей мигающей гирляндой и искусственной ёлкой, под которой лежали подарки-обманки. Только вот новогоднего настроения ещё не было. Да и откуда ему взяться, если за окном такой мрак?

Уже вторые сутки подряд лил дождь. Он затопил дороги, наполнил лужи грязной водой, превратил тропинки в кашу из грязи. Посетителей в магазинчике не было, от слова «совсем». Люди лишний раз не хотели выходить на улицу. Даже дедушка Ваня сегодня не приходил за молоком, решив, должно быть, что просто не доплывет!

Только вот у Алисы такого выбора не было. Так она бы с радостью осталась в теплой кровати и провалялась весь день, переписываясь с Андрюшей и попивая какао. Но нет! Отец поехал по делам, решать какую-то проблему с недобросовестным поставщиком. Мама осталась с Русланчиком. Поэтому Алиса проводила свой выходной в гордом одиночестве, среди прилавков.

Продавщица в очередной раз зевнула, и, зябко поежившись, сильнее запахнула на груди теплый кардиган. Перед ней лежал детектив, который ей посоветовал Андрей, но сюжет слишком нужно и медленно раскручивался, поэтому девушка постоянно отвлекалась. У неё в сумке лежала книга, то самое пособие для начинающих авторов, и она планировала вновь вернуться к нему.

В кармане коротко завибрировал телефон, оповещая о входящем сообщении. Достав смартфон и увидев имя абонента, блондинка не сдержала счастливой улыбки.

Андрюша.

Андрей Ларионов ещё не был парнем Алисы, но он активно за ней ухаживал вот уже несколько недель. Девушке рыжий юноша, со светлыми веснушками на щеках и носу и доброй улыбкой, был очень симпатичен. Он учился на втором курсе местного экономического университета. Познакомились они в торговом центре. Алиса приехала в молл вместе с Катькой на шоппинг, чтобы выбрать недорогое, но достойное платье на свое совершеннолетие. Когда подруги устали от бесконечных примерок одежды и едва не поседели от ценников, они решили взять перерыв, чтобы съесть по мороженому.

Фуд-корт, однако, был забит посетителями центра. Да так, что яблоку упасть было негде. К счастью, прямо перед девушками освободился столик на четверых. К нему одновременно подошли подруги и два незнакомых парня, что намеревались перекусить. Ничуть не смутившись, молодые люди решили сесть вместе. Так, незаметно для себя, они просидели более часа, болтая на общие темы. Одним из новых знакомых и был Андрей, которому сразу запала в душу статная Алиса. Они обменялись телефонами, и даже несколько раз встречались.

А недавно Андрей приезжал в магазин и провёл с Сычевой большую часть рабочего дня. В общем, пусть Алиса ещё не придумала имена их будущим детям, но скромные фантазии о счастливом совместном будущем её голову уже посетили.

В СМС Андрей предлагал встретиться завтра и провести день вместе.

«Хочу тебе что-то сказать!» — Загадочно добавил парень, заставляя Алису залиться краской.

Она тут же переслала сообщение подруге, и Катя выдала своё авторитетное мнение:

«Он точно предложит тебе встречаться! УРА!» — Обрадовано ответила девушка, добавив к своему сообщению целую армию из счастливых смайликов.

Не сдержавшись, Алиса хихикнула вслух. Она думала точно также! К счастью, завтра должен работать отец. Осталось решить, что надеть! А может ещё волосы завить в крупные локоны? Ведь не каждый день тебе встречаться предлагают, надо хорошо выглядеть.

Алиса рассматривала пряди своих волос, тонкие, как паутинки, размышляя, какая причёска произведёт большее впечатление на Андрея.

Она так увлеклась мыслями о завтрашнем дне, что не заметила, как наступило время закрытия магазина. Наскоро справившись с обязанностями, девушка ещё раз все проверила, лишь затем опустила рольставни на окно витрины, пряча от людей их нарядную ёлочку. Закрыв дверь и поставив сигнализацию, Алиса, с чистой совестью и в приподнятом настроении пошла домой.

Дом её располагался близко, однако дорога была неудобной, разбитой. То и дело приходилось огибать лужи.

-Ну, хотя бы дождь прекратился. – Вздохнула девушка, пытаясь лавировать по бордюру.

На улице не было ни единой души, а сгустившуюся темень не разгоняли даже фонари своим скудным светом. Девушка шла к пешеходному переходу, когда из-за поворота вылетела черная иномарка. Она пролетела мимо Алисы на огромной скорости, окатив её джинсовые штаны брызгами из лужи.

-Ну, вообще здорово! – Проворчала Алиса, глядя на пятна.

К её изумлению водитель автомобиля вдарил по тормозам. Их скрежет и визг заставил девушку вздрогнуть. Автомобиль резко сдал назад, останавливаясь прямо на «зебре», перед Сычевой. Стекла опустились, и сердце девушки тревожно ёкнуло, когда она увидела водителя и пассажиров.

Вся компания парней была в сборе. И, кажется, они снова были не в адекватном состоянии. Даже Стас, который сидел за рулем, выглядел хищно. Алисе сразу стало страшно.

-Вот мы и встретились снова, Алиса. – Довольно улыбаясь, произнёс кучерявый юноша, наклоняясь вперёд. — Куда идешь?

-Домой. Я тороплюсь. – Бросила девушка, не желая продолжать разговор.

Она поспешила обойти машину сзади, но та, резко зарычав, проехала ещё пара метров назад, преграждая блондинке путь. Сердце забилось быстрее, а ноги словно свинцом налились.

-А манерам ты так и не научилась, моя красавица? – Глумливо поинтересовался водитель, цокнув языком. – Я же с тобой разговариваю, а ты убегаешь…

Девушка попыталась вновь обогнуть машину, уже спереди, но едва дернулась к капоту, как авто рвануло наперерез. Всё это сопровождалось диким хохотом парней из тачки. Они явно забавлялись растерянностью Алисы, как коты, что играют с мышкой перед тем, как сожрать.

-Оставьте меня в покое, пожалуйста. Или я позвоню в полицию. – Пригрозила девушка дрогнувшим голосом.

Но парни вновь рассмеялись.

-Когда наберёшь их, то передавай привет от Генки Бородино. Это мой батя. Они будут рады. – Фыркнул блондин, что занимал переднее сидение.

Он демонстративно достал бутылку, отхлебывая её содержимое из горлышка. Затем передал выпивку брюнету.

Разбирать, кто такой Гена Бородино, и почему полиция не пугает этих мажоров, Алиса не стала. Вместо этого она со всей силы рванула вперёд, успев проскочить мимо машины прежде, чем водитель вновь ударит по педали газа. В спину ей прилетела очередная порция смеха, а ещё свист и совсем уж дикие крики:

-Ату её! Ату!

«Человека как дичь загоняют! – Испуганно подумала девушка, сжимая вспотевшие ладошки и ускоряя бег. — Ну, ничего… Осталось всего-то до двора добежать! Не будут же они меня преследовать?».

Но в следующую секунду она поняла, что ошибалась. Девушка забыла, что от собак нельзя убегать. Животное быстрее, оно всё равно догонит, но уже будет воспринимать убегающего, как свою добычу. Трофей, который можно растерзать. Вот и парни, бросив машину на проезжей части, кинулись в погоню за своей жертвой, считая все это веселым. За спиной Сычевой раздались спешные шаги, переросшие в бег. А ещё подгоняющие, счастливые крики:

-Беги, Форест, беги! – Кричал, кажется, блондин.

Алисе было не до смеха. Её позвоночник прошибло от ужаса. Лёгкие разрывались от холодного воздуха и быстрого тема, что она задала. Только вот этого было недостаточно. Да ещё ноги в старых кроссовках скользили в грязи.

Яростно прогремел гром, предвещая то, что скоро вновь хлынет дождь. Испуганная девушка даже обернуться не успела, как её схватили за локоть, больно и резко дергая в сторону:

-Ты что такая невежливая, а? – Сплюнул на пол Стас. – Мы же с тобой беседу вели, а ты просто взяла… И сбежала!

Блондин, пытаясь отдышаться, глумливо заржал, разглядывая Алину. Стас же вцепился пальцами в подбородок девушки, поднимая его и заглядывая в лицо. Третий, брюнет, подошёл чуть позже, лениво озираясь по сторонам и всё ещё налегая на содержимое бутылки:

-Парни, может, уже хорош? – Поинтересовался он, пошатнувшись. – Домой хочу, мне что-то дурно…

Только вот друзья его не услышали. Они вовсю забавлялись с пойманной мышкой. Сычеву забила мелкая дрожь. Мысли бились в черепной коробке, они были правильные, подбрасывали ей нужные решения, но только выполнить их она не могла. Девушка понимала, что должна хотя бы начать кричать, позвать на помощь, или попытаться убежать, но на деле ее просто парализовало от ужаса.

-П-пустите… — Прошептала она онемевшими губами, с ужасом глядя на лица перед собой.

-Конечно, отпустим! – Закивал Стас. – Ты не переживай! Пустим! Только чуть-чуть попозже…

-Ч-что в-вам от меня н-нужно? – От нервов Сычева стала заикаться. – М-мне н-нечего дать, честное слово…

Однако в ответ на её слова парни переглянулись и гулко, неприятно заржали:

-Ты недооцениваешь себя, Алиса. Тебе есть что нам дать, уж поверь.

Блондин мерзко захихикал, понимая двойной смысл слов своего друга. Алису замутило.

-Если х-хотите, я отдам ваши деньги… — Предположила Сычева, хватаясь за соломинку и попросту пытаясь тянуть время. – Те, что вы оставили… Я их не трогала.

Парень сделал обиженное лицо:

-Зачем ты так, милая? Может, я в тебя влюбился с первого взгляда, а ты мне про деньги… — Он наклонился к ней ближе, неприятно дыша алкоголем. – Обидеть хочешь? Я, знаешь ли, не продаюсь. Как и мои нежные чувства к тебе…

Рука Стаса скользнула с её подбородка на шею, с силой сжимая ее, перекрывая доступ кислорода в лёгкие.

Девушка судорожно втянула воздух и поняла, что дела совсем плохи. Эти пьяные парни просто так не отпустят её. Собрав волю в кулак, девушка резко дёрнулась в руках Стаса, а затем со всей силы ударила его кулаком в лицо.

-О-ох! Чёрт возьми! Ах ты стерва! – Зарычал он, хватаясь за нос.

Алиса рванула прочь, но убежала недалеко. Чужая рука вцепилась в её красивые, длинные волосы, с силой дергая назад. Девушка взвизгнула от резкой боли. Шапка упала в грязь у её ног. Пятки заскользили по полу, когда она стала заваливаться назад.

-Помогите! – Закричала Алиса надрывно. – Спасите, пожалуйста! Помогите!

-Да заткни её, Ден! – Рявкнул Стас, всё ещё нянча свой нос.

Ден послушался, живо подхватывая с пола грязную шапку и запихивая его в рот девушки:

-Замолчи, стерва, а не то хуже будет! – Рявкнул он в её лицо. – Ты меня поняла?! Поняла?! Я тебя ударю, если не заткнёшься!

Алиса задыхалась, из глаз без остановки текли слёзы.

«Ну почему никого нет?! Хоть кто-нибудь!» — Мысленно вопрошала она, молясь и надеясь, что какой-нибудь человек будет возвращаться с работы или выгуливать собаку.

Но улица оставалась пустой и тёмной. А раскаты грома делали её вопли бессмысленными.

-Суда её, Денис! – Приказал Стас, и его друг дернул Алису на себя.

Осознав, что её тащат к машине, девушка снова попыталась вырваться. Она пиналась, царапалась, упиралась пятками в склизкую землю, но тщетно. Ей больно выкручивали руки, глубже впихивали в рот ткань шапки, упорно волокли вперед, грубо дергая за растрепавшиеся локоны.

-Вы чего, парни? На фиг вы её сюда? – Донесся до Алисы растерянный голос брюнета.

-Да не ссы ты, Артёмончик, манерам научим и отпустим. – Прошипел в ответ кучерявый. — Лучше помоги, дверь открой. Такое ощущение, что эта дрянь мне нос сломала!

Алиса смогла вытащить шапку, и, набрав больше воздуха в легкие, истошно завопила, призывая людей на помощь.

-Ну, всё… — Услышала она угрожающий тон Стаса, прежде чем парень ударил её по голове.

Мир вокруг потемнел.

***

Девушка открыла глаза, но тут же пожалела об этом. Сколько раз она теряла сознание за последние пару часов? Наверное, три, не меньше…

И в этом было её спасение…

Вокруг было темно и тихо. Девушка лежала на спине в незнакомой комнате, на чужой кровати. Из одежды на Алисе остались лишь задранные вверх футболка и бюстгальтер, больно пережимавшие кожу. Она с трудом привстала на локтях, от холода и шока блондинку била крупная дрожь. Непослушными руками Алиса оправила одежду и попыталась найти взглядом остальное. Она двигалась тихо, постоянно прислушиваясь к инородным звукам и шорохам.

Бежать. Она должна отсюда сбежать, как можно быстрее. Каждый шаг давался ей с трудом, было больно. Алиса поморщилась, ощущая себя разбитой, уничтоженной. Однако страх, что её обидчик вернётся, был сильнее иных эмоций. Наконец, она нашла белье и штаны, брошенные на пол. Трясущиеся пальцы, на двух из которых были сломаны ногти, не могли справиться с молнией. Лишь на четвёртый раз, едва не расплакавшись от досады, она смогла застегнуть ширинку.

До её сознания постепенно доходило случившееся. Произошедшее яркими вспышками возникало в её сознании, заставляя морщиться и всхлипывать. Если бы она могла, то забыла. Но картинки были слишком яркими, слишком ужасными, чтобы испариться, как кошмарный сон после пробуждения. Она помнила чужие липкие руки, лапающие её тело, стягивающие одежду. Руки были сильными, разводили ее колени в стороны, вцепляясь в кожу ногтями, засовывали пальцы в рот. И она помнила слова, которые шептали ей в ухо и рот:

-Тише-тише… Зачем кричать, тебя никто не услышит. – Глумливо произносил он, когда Алиса надрывала легкие и умоляла отпустить ее. – Я отпущу тебя сразу, как мы закончим. Ты мне понравилась, Алиса, понимаешь? Ты такая красивая… Может быть, я даже влюбляюсь в тебя…

Это был Стас, тот парень с кучерявыми волосами. Как ни странно, он был один, без друзей. Но от этого было не легче. Алиса плакала, пыталась царапаться, кусаться, но он был сильнее. Своим весом он просто пригвоздил её к матрацу, а затем, когда ему надоело слушать девушку, ударил по лицу. Вкус железа заполнил рот девушки.

-Успокойся! – Требовал он. – Расслабься, и получай удовольствие, дура. Я всё равно получу, что хочу!

И он получил. Получил Алису, её тело и невинность девушки. Он прерывался, чтобы выпить и что-то принять. Предлагал и ей какие-то таблетки. А ещё много смеялся. В какой-то момент Алиса настолько выбилась из сил, что стала равнодушна к происходящему. Она лежала, как безжизненная кукла, считая удары собственного сердца и надеясь, что оно остановится, тогда кошмар прекратится. В какой-то момент её сознание просто отключилось, словно не желало присутствовать здесь, в этой грязной, пропитанной грехом комнате.

Девушка осмотрелась, ища глазами сумку и телефон. Её вещей в комнате не оказалось, но искать их она не стала. Взгляд Сычевой упал на измятую простынь с бордовыми следами. Поверх пятен валялись купюры. Много денег, что бросил в нее Стас, когда закончил. Оставаться в доме и секундой больше Алиса была не в силах. Она рванула прочь, найдя лестницу и устремляясь к выходу. Дернула ручку, обнаружив, что та заперта. Со всхлипом отчаяния дернула еще и еще…

И тут девушка услышала шаги. Она вздрогнула, широко распахнула глаза и обернулась, прижавшись спиной к двери. Из темноты к ней вышел…

Тот брюнет. Она не могла вспомнить, как его зовут. Он уставился на Алису, и, казалось, что парень более испуган, чем она. Его рот распахнулся, когда он окинул девушку взглядом, а затем сжал губы, не найдя слов. Он отвел глаза, помрачнев.

-Я… — Прошептал он, оглянувшись на лестницу, словно его друзья могли спуститься со второго этажа в любой момент. – Я открою дверь, ладно?

Он поднял руки ладонями вверх, медленно приблизившись к Алисе. Конечно, она ему не верила. Девушка отступила на несколько шагов, готовая, в случае чего, убежать. Однако брюнет медленно подошёл к двери и нажал код на замке, который Алиса сразу не увидела. Он повернул ручку, распахнув дверь и пропуская внутрь холодный, ночной воздух.

-П… — Начал он. – Прос…

Но Алиса не стала слушать его. Она быстро рванула прочь, толкнув парня плечом.

Едва девушка выскочила из дома и отбежала на расстояние, как упала на колени в траву. Её вывернуло наизнанку. Рвало и рвало, пока желудок не опустел. Алиса надрывно зарыдала, растирая по лицу слёзы и запекшуюся кровь.

Под утро, когда родители увидели Алису, ей не было нужды объяснять, что именно произошло. Они сразу поехали в полицию, а оттуда пострадавшую направили к судмедэксперту.

Но на этом кошмары лишь начинались…

Через пару дней в дверь их двухкомнатной квартирки постучались. На пороге оказалось двое серьёзных мужчин в деловых костюмах.

-Сычева Ольга? – Спросил один из них у матери Алисы и, не дождавшись приглашения, вошел внутрь.

Алиса все эти дни сидела в своей комнате, не находя силы выйти. Однако, услышав крики матери, она выскользнула и подошла к кухне.

-Что вы несёте?! Мне плевать, чей он сын! Он – насильник! И мы будем подавать в суд! – Категорично заявляла Ольга.

-Вы не поняли… — Произнёс мужчина абсолютно спокойно. — У вас есть всего два исхода. Либо вы тратите нервы, время и ваши скудные сбережения на суд, проигрываете его и остаетесь ни с чем… Либо мы забываем этот досадный инцидент, но при этом вы получаете от нас небольшую благодарность. Столько же вы получите, когда заявление исчезнет.

С этими словами мужчина достал свой кейс и невозмутимо распахнул его. Внутри лежали аккуратные пачки новеньких купюр.

-Я хочу, чтобы вы кое-что осознали… Очень сложно выиграть подобное дело. Почти нереально. В современном мире гораздо проще осудить жертву, чем насильника. Девушка у вас видная, она могла спровоцировать богатого парня. А когда поняла, что он не хочет продолжать отношения, выдумать историю про надругательство. — Вкрадчиво произнес незнакомец. – Чтобы ваша дочь смогла хоть что-то доказать, синяков и царапин недостаточно. Нужны, например, записи камер видеонаблюдения на улице, одежда, постельное бельё… Опергруппа уже была на месте преступления, Ольга. И они ничего не нашли, представляете? Да и акушерско-гинекологическое заключение куда-то потерялось… Бывает же так…

Алису в жар бросило. Он врал, конечно, врал! Они просто подкупили всех! А теперь добрались и до матери, чтобы заткнуть ей рот. Она хотела рвануть вперед, на кухню, высказать всё, что она думает об этом человеке и его методах, но оторопело остановилась, услышав сдавленный голос матери:

-Шансов никаких? Кто этот Никитин?

-Бизнесмен и политик. – Объяснил гость. — Станислав – его единственный и любимый сын. А детям мы прощаем многое, верно? Послушайте, я знаю, что ваша семья в шаге от банкротства. Не вынуждайте нас подталкивать вас к нему. Да и потом… Район у вас какой-то неблагополучный. Вдруг кто-то подожжёт вашу лавку? Было бы грустно.

-Вы нам угрожаете? – Сглотнула Ольга, побелев, как полотно.

-Я пришёл к вам с добрым советом и чемоданом денег. – Мужчина демонстративно постучал пальцами по кейсу. — Разве это похоже на угрозу? Скорее, я Дед Мороз, который заглянул в гости чуть раньше праздника.

Шутка мужчины была неуместной и мерзкой. Алисе стало дурно, и она облокотилась о стену, чтобы не упасть. Держась за неё, она вернулась в комнату.

Мама пришла к ней лишь вечером. Села на кровать, где лежала Алиса. По тому, как она нервно теребила край фартука, заламывала пальцы, девушка поняла, что она скажет.

-Я не заберу заявление, мама! – Яростно всхлипнула Алиса. – Ты хоть понимаешь, о чём просишь?

-Подумай, Алис… — Взмолилась мама. – Мы сможем начать всё заново, понимаешь? Ты же хотела в Москву… Теперь, с этими деньгами ты сможешь поехать туда! Забыть о том, что случилось. Ведь если мы доведём всё до суда, или журналистов, то представь, что будет! Что будут говорить люди? В тебе всегда будут видеть жертву изнасилования, или… Или обманщицу.

Мама ещё долго уговаривала дочь смириться с поражением, принять грязные деньги. Алиса смотрела на эту женщину, видела, как шевелятся её губы, но не слышала слов. Она не понимала, как мама могла принять такое решение?

Позже её поддержал и отец. Они считали, что забыть всё будет лучше. Алиса не понимала, они заботятся о ней, либо о собственном благополучии. Но в её душе не осталось сил разбираться в этом.

Заявление пришлось забрать. Алиса ещё месяц провела дома, не желая выходить на свет божий. Она игнорировала друзей и с Андреем перестала общаться. Она бы даже в глаза не смогла посмотреть этому рыжему, славному юноше. Сычева даже поверить не могла, что совсем недавно её душа пела от мысли, что он предложит ей встречаться. Это было словно в другой реальности…

Со временем жизнь девушки стала приходить в прежнее русло. Правда оставаться на прежнем месте она не могла. И весной, не сказав родителям ни слова, она собрала свои пожитки и уехала в столицу. В место, о котором мечтала. Правда теперь ей казалось, что учиться и жить в Москве мечтал кто-то другой. Кто-то чистый, влюблённый в жизнь и полный надежд…

Но теперь эту девушку растоптали…

Всё же Алиса поступила в Литинститут, даже получила комнату в общежитии. Устроилась на подработку в библиотеку. С родителями девушка не общалась. Алиса не взяла ни копейки из того кейса, собрав лишь свои отложенные деньги. Однако она зачем-то взяла ту самую купюру в пять тысяч, что оставил ей Стас при первой встрече. Сложила в несколько раз и запихнула под обложку паспорта. Пусть будут. Она не собиралась забывать, но надеялась, что её боль когда-нибудь станет её силой.

***

Когда Алиса вошла в комнату брата, Руслан крутился у зеркала. Школьник примерял новые вещи, что привезла ему сестра и выглядел довольным.

-Ну, жених! Все девушки твои будут. – Весело фыркнула старшая сестра, заставляя парня смущенно улыбнуться.

-А мне все не нужны. Только одна. Хочу Людочку из «Б» класса пригласить на свидание. – Поделился парень своими недетскими планами.

Алиса улыбнулась. Подумать только! Казалось, что только недавно она кормила Русланчика с ложки, а теперь ему почти тринадцать лет. Вон, как вымахал, скоро её догонит! И о девушках думает. Глядишь, в следующий раз Алиса приедет домой, а он уже с невестой познакомит!

Самой Алисе недавно исполнилось двадцать восемь, но о создании семьи она помышляла. После учёбы девушка ушла в работу. Она устроилась туда, куда взяли, лишь бы остаться в столице. Этим местом оказалось рекламное агентство, которое любило молодых и креативных людей. В итоге девушка прижилась там, став незаменимым членом команды.

Агентство было успешным. Со временем девушка выросла из копирайтера в креативного директора, и могла позволить себе и квартиру, и новенький, любимый кроссовер. С карьерой писателя всё складывалось не так радужно. Сычева присылала рукописи во всевозможные издательств, но получала лишь вежливые отказы. Однако попыток прорваться на чужие книжные полки она не оставляла.

В родной город Алиса приезжала редко, предпочитая принимать гостей в Москве. Однако в этот раз она была вынуждена вернуться. Мама сильно захворала, врачи пугали родственников самыми печальными прогнозами, а отец, позвонив дочери, скорбным тоном пригласил её навестить мать. Женщина взяла отпуск за свой счёт, села в джип и рванула в родной город.

Да только трагедия, которую расписали ей родственники, оказалась преувеличенной. Либо случилось чудо, и хирурги смогли продлить жизнь её мамы. Потому что Ольга, к счастью, пошла на поправку после операции.

-Ты останься, Алиса. – Попросила её мама, когда девушка пришла навестить её в больнице. – Побудь с нами. Так давно тебя не видела! Всё равно же отпуск взяла, так чего ему пропадать? А как меня выпишут, так мы вместе можем Новый год встретить. Руслан счастлив будет.

Мама с надеждой глядела на дочь. Странно, но в последние годы она постоянно к ней тянулась. Может, в Оле жила вина за ошибку прошлого. Или за детство, в котором у Алисы не было тепла. Но она старалась измениться.

Девушка не смогла отказать бледной, измученной лекарствами матери. Однако по родному городу Алиса ходила без энтузиазма. Так продолжалось до одного забавного случая.

В тот вечер Алиса припарковалась у молла, чтобы сделать покупки. Когда она закончила и пошла к автомобилю, оказалось, что его хотят угнать! Какой-то мужчина спешно очищал машину от снега, а затем, дернул ручку, недовольный тем, что она не открывается.

-Эй! – Возмутилась Алиса. – Что вы делаете с моей машиной?!

Молодой человек обернулся, посмотрев на запыхавшуюся блондинку, как на безумную:

-С вашей машиной? – Уточнил он. – Это моя машина, девушка.

-Я бы поспорила. – Покачала головой Сычева и, достав ключи, разблокировала чёрный кроссовер.

Мужчина побледнел и стал растерянно оглядываться по сторонам. И тут его взгляд упал на соседний сугроб, из-под которого виднелся такой же автомобиль.

-Боже мой, простите! Я перепутал! – Мигом сменив белый цвет кожи, на пунцовый, он отошел от чужой машины. – Главное, ещё злился, думал, что замок замерз и не реагирует…

-Ну, зато вы очистили мою машину от снега, за что я вам премного благодарна! – Посмеялась Алиса.

Молодые люди разговорились.

Мужчина оказался вежливым и скромным. Он был высоким, хотя и Алиса не была миниатюрной. Тёмные густые волосы, глаза цвета какао и острые скулы добавляли ему очков привлекательности. Он беспрестанно извинился за произошедший курьез, а в итоге вовсе позвал Алису выпить с ним кофе, в качестве извинений. Алиса решилась принять предложение.

С того забавного случая между молодыми людьми завязались отношения. Они развивались постепенно, иногда Алисе казалось, что даже медленно.

Артём, так звали мужчину, относился к девушке, как к хрупкой фарфоровой кукле. Окружал её заботой, был внимателен и нежен. Девушка влюблялась всё больше, от свидания к свиданию.

Семья Алисы тоже прониклась любовью к её жениху. Неудивительно, ведь каждый раз, когда Артём появлялся на пороге их дома, он баловал хозяев пончиками, свежими булочками или тортиками из дорогой пекарни. В общем, подкупал! Они вместе располагались в гостиной, за чаем, и долго болтали.

Также Артем никогда не игнорировал Руслана, уделяя ему время. Он играл с ним в видеоигры, даже подарил свой прокаченный аккаунт в какой-то онлайн игрушке.

Алиса считала подарок странным, но видя, как счастлив от такого презента Русланчик, лишь улыбалась и качала головой. Кто этих парней разберёт!

И даже Новый год они встретили вместе. Не удержавшись, под бой курантов девушка загадала желание, чтобы у них всё получилось.

Когда Сычёва вернулась в Москву, их отношения не прекратились. Расстояние не стало помехой для влюблённых. Квартира Алисы превратилась в цветочную оранжерею, а курьеры с посылками от ухажера, приходили к ее двери, как паломники. Девушка чувствовала, что попала сказку, и надеялась, что у нее будет счастливый конец.

Артём сделал Алисе предложение спустя год отношений. Девушка не думала, много это или мало, сразу ответив уверенное «да». Свадьбу было решено играть летом, подготовка шла своим чередом. Невеста не ходила, а порхала над землей, воодушевленная предстоящим событием. Но один случай перевернул её мир с ног на голову…

В тот вечер Алиса приехала в дом к родителям Артёма. С ними она уже была знакома, а отношения были тёплыми. Особенно с его матерью, которая мечтала о невесте и внуках вот уже лет пять.

Артём провел девушку в свою старую комнату. Там было мало вещей, но ещё оставались следы подростка, который здесь жил раньше. На полке стоял пыльный футбольный мяч, с выцветшим автографом русского спортсмена. В углу затаилась гитара, рядом с разборными гантелями. Пара медалей висела на уголке компьютерного стола.

Девушка с улыбкой осматривала полки с книгами, среди которых были и учебники за одиннадцатый класс, и эпическое фэнтези.

Сейчас Артём был важным юристом, с собственной фирмой. А тогда он любил эльфов и магов, как оказалось.

Пока Тёма был на кухне, она решила скоротать время и посмотреть, что любил читать её суженый. К литературе она питала особый интерес. Только едва она взяла один из томов, как приметила другую книгу. Учебник, который она читала в лавке. Тот самый самоучитель для писателей. Девушка с изумлением вытянула его с полки. Едва она открыла первую страницу, как сердце гулко застучало. Это её учебник. Её заметки на полях. Эта книга была в её сумке вечером, который обернулся для девушки адом.

В этот момент в комнату вернулся Артём. В руках у него был поднос с пирожками и двумя чашками, от которых шел ароматный пар:

-Я сказал маме, что ты не хочешь пирожки, потому что боишься не влезть в свадебное платье. – Проворчал он с улыбкой. – Но она меня отругала и велела вернуться обратно с пустой тарелкой. В принципе, я с ней согласен, потому что ты прекрасна всегда, особенно, когда ешь пирожки…

Когда Артём поставил поднос на стол и поднял взгляд на невесту, улыбка спала с его лица. Он увидел, что она держит, и лишь прошептал:

-Алиса…

-Что это, Артём? – Её руки тряслись, как от лихорадки. – Откуда?..

Внутри что-то дрожало, наверное, струны души. Случай, о котором она говорила лишь с чередой психотерапевтов, вновь воскрес в памяти. Грязным пятном растекся по её счастью.

-Алиса… — В голосе жениха дрогнул страх. – Милая, я всё объясню.

Кровь хлынула девушке в лицо. Она иным взглядом посмотрела на своего молодого человека. На мужчину, с которым делила тайны, постель и мечтала разделить жизнь. Похож. Действительно, похож! Тот третий юноша, который всегда держался в тени и открыл ей дверь в роковую ночь! Конечно, он далеко не ребёнок. Черты лица сильно изменились. Фигура уже не худая, спортивная, с широкими плечами. Но взгляд…

Боже, как она была слепа!

-Это был ты? – Дрожащим голосом спросила девушка. – Не может быть… Скажи, что я ошибаюсь!

Взгляд Тёмы сказал ей больше, чем слова. Однако парень кивнул:

-Послушай, прости меня, умоляю! Конечно, уже поздно для таких слов, но я хотел…

-Что ты хотел?! – Закричала она, вскакивая на ноги. – Посмеяться надо мной?! Или пожалеть?! Тогда да, уже поздно! Скажи, как давно ты меня узнал? Сразу? Поэтому предложил выпить кофе?!

-Нет! Клянусь, Лиса! – Воскликнул он с пылом, делая шаг навстречу любимой. – Ты очень изменилась, понимаешь? Я узнал гораздо позже, после того, как ты познакомила меня с семьёй. Но тогда я уже любил тебя, веришь? Было поздно раскрывать правду.

-И ты решил молчать? До каких пор? Пока я бы тебе не родила первенца? – Фыркнула девушка, горько усмехаясь.

-Нет, я бы сказал после свадьбы… Когда набрался бы смелости. Я боялся тебя потерять, Лиса!

Истерика и понимание, что любовь ее жизни – лжец, подбирались к Сычёвой медленно, осторожно. Как кот на мягких лапах. Однако её накрыло. Прорвалось что-то внутри, глубоко спрятанное. Треснуло, сломалось. Она рыдала, сидя на полу, обхватывая себя руками.

Артём бросился к ней и прижимал к себе, укачивая, как ребенка. Девушка кричала, пыталась отбиваться от него, но он не уступал. Упорно обнимал невесту, гладил по спине, умолял простить его. Говорил, что любит. Алисе так сильно хотелось ему верить.

-В ту ночь, я был там, но был очень пьян… Мы приняли какую-то дрянь…-  Пытался объясниться он с девушкой. – Мне было семнадцать, я был придурком и трусом. Родители Стаса тесно общались с моими, зависели от них, понимаешь? Тогда я побоялся вступиться за девушку. Да и Стас… Он обещал, что ничего не сделает, лишь попугает тебя. Но… Но всё это время меня мучила совесть, клянусь. Я и юристом стал лишь из-за того случая.

-Любое раскаяние имеет срок годности, Артём. – Сипло произнесла девушка. – И твоё уже устарело.

-Прости меня, умоляю… — Склонил голову Артём, буквально стоя рядом с Алисой на коленях.

-Что сейчас с ним? – Спросила Сычёва после долгой паузы.

Она долгое время не позволяла себе думать об обидчике. Но сейчас не смогла удержаться. Артём не хотел отвечать, но всё же произнёс:

-Живёт в Питере. Планирует унаследовать компанию отца, а пока входит в совет директоров. Конечно, у него сейчас не сто процентов акций, но достаточно, чтобы жить счастливо. – С недовольством произнёс сон. — Готовится к свадьбе. Знаешь, я не общался с ним с того… С того года, Алиса. Но иногда наш бизнес пересекается, и я его вижу.

Алиса сглотнула вязкую слюну. Стало горько, обида сдавила грудь и горло. Вот как бывает…

Люди ломают других людей, как дешевые игрушки. А потом живут, как ни в чем не бывало. Даже лучше.

-Я понимаю, что ты растеряна. – Начал Артём осторожно. – Но умоляю, скажи, что между нами ничего не потеряно. Ничего не изменится… Я действительно люблю тебя, Лиса.

Его слова казались ей пустыми. Она бросила взгляд на книгу, а затем бесцветно, на выдохе, произнесла:

-Любишь, Тёма? Так докажи…

Алиса не думала просить себе свадебный подарок. Но жизнь решила иначе.

***

Станислав Никитин был в прекрасном расположении духа. Он подмигнул секретарше, с которой спал втайне от невесты, и прошёл в свой офис. Сев за стол, он поставил на него любимый кофе, который брал в местной кофейне, и раскрыл ноутбук.

Жизнь Стаса была прекрасна, он любил её и был уверен, что это взаимно. На работе он особо не утруждался, и хоть совет директоров его недолюбливал, Никитину было плевать на этих брюзжащих бизнесменов с высокой колокольни. Через месяц у него была свадьбы с не самой красивой, зато баснословно богатой Елизаветой Князенко. Её отец был владельцем компании, которая являлась крупнейшим производителем природного газа в стране.

Лиза была девушкой благовоспитанной, покорной, то, что ему было необходимо вдобавок к её миллионам. Ну, а для тела и, так сказать, поддержания физического здоровья, всегда можно найти фигуристую красотку. Так что будущее Стаса представлялась ему весьма радужным и перспективным.

-Так-с… — Начал мужчина рабочий день, отхлебнув для бодрости напиток. – Что у нас сегодня?

Он открыл почтовый ящик и без особого интереса пробежался взглядом по входящим письмам. Было пару важных, но их он решил отложить на потом. Зато его внимание привлекло странное послание. Отправителем значилось:

«Прошлое, от которого не убежать».

А в теме письма была фраза, что бросалась в глаза:

«Я знаю, что ты делал одиннадцать лет назад, Стас…».

Это была отсылка к старенькому фильму ужасов, но его имя в конце раздражало взор.

-Что за хитровыдуманный спам? – Хмыкнул мужчина и, нахмурившись, нажал на письмо.

Однако то, что он там нашёл, заставило его побледнеть. К письму был прикреплен файл, а на нем треть обрезанного снимка. Возможно, кто-то незнающий не понял бы, что это за фото. Только вот Стас знал. Он помнил, как отец тряс перед его лицом снимками, сделанными с записей на видеорегистраторе его тачки. Там, как в страшном слайдшоу, было видно, что Стас и его друг тащат девушку в машину. Их лица подсвечивали фары. В письме была всего одна строчка:

«Хочешь получить ещё кусочек паззла? А может, отправить его твоей невесте?».

Мужчина мгновенно набрал Пашку, айтишника, рявкнув в трубку:

-Немедленно в мой кабинет. – Потребовал Станислав. — Хочу, чтобы ты узнал, откуда ко мне пришло письмо. Я хочу получить адрес, ясно?!

Только вот Павел, сколько не бился над посланием, не смог дать ответов на эти вопросы.

-Они всё качественно подчистили за собой. – Робко произнёс парень.

-Ты – бесполезный кусок дерьма! – В сердцах зарычал начальник. – Я тебя уволю к чёртовой матери!

Он прогнал бледного Пашу и вновь сел за ноутбук, гипнотизируя экран. Конечно, Стас догадывался, кто мог его отправить. Только вот откуда у неё эти улики? Кто ей помог? И почему сейчас?! Может, это кто-то из журналистов разнюхал его грязный секрет?

От волнения Стас прикусил ноготь на большом пальце. Заткнуть журналюгу проблемой не было. Но тот явно решил поиграть.

-Ну, давай… — Рявкнул Стас вслух. – Посмотрим, кто кого…

Всю неделю Станислав не мог спать. Он стал нервным, дерганным, но больше посланий он не получал. В следующий понедельник, включив компьютер, он с привычной уже опаской пробежался глазами по входящим. Пусто. Мужчину отпустило, он откинулся на спинку кресла и отодвинул галстук от шеи. Может, его противник слился? Испугался с ним тягаться?

В этот момент в дверь постучали, и Аня, секретарша, робко заглянула внутрь.

-Станислав Игоревич, а вам тут посылка. – Улыбнулась девушка. – Подарок от клиентов.

Стас, чьё настроение заметно улучшилось после проверки почты, окинул её похотливым взглядом. На девушке было облегающее красное платье. Красота.

-Неси сюда. – Разрешил он и многозначительно добавил. – И… Зайди ко мне после обеда, Анечка.

Девушка, покраснев, довольно улыбнулась. В последнее время её начальник был нервным, так что она была рада его вниманию.

Посылкой оказалась коробка с синим бантом. Стас, приподняв брови, потянул за ленту и поднял крышку.

-Твою мать… — Прошептал он, оседая на стул.

В коробке, на бархатной красивой подушке, оказалась ещё одна треть снимка. И короткая, отпечатанная на машинке, записка:

«Третью часть найдёшь сам, она самая интересная!».

Он уже знал, что на третьем куске этой дикой головоломки видно его лицо. И лицо пострадавшей девушки. Он помнил даже выражение дикого азарта, и счастья в собственных глазах, запечатленной камерой.

Станислав превратился в параноика. Его не пугал сам снимок, чёрт, нет! Однако он не понимал, что последует дальше? Зачем его хотят напугать? Какая цель? Если шантаж, вымогательство денег, то пусть перестанут тянуть кота за… За его долбанный хвост и скорее прекратят!

Прошло ещё две недели.

Ожидание было невыносимо. Станислав, бросивший курить год назад, снова взялся за сигареты. В день мог скурить пачку, а то и полторы. Он думал всё бросить и поехать в тот город, где всё началось. Найти эту кикимору и вытрясти правду. Но когда он осторожно навёл справки, оказалось, что она живёт в Москве и думать про него забыла…

Он боялся вновь мутить воду. Когда он пришел домой после бара, в котором пытался расслабиться, его встретила бледная Лиза. Она была мрачная и непривычно злая.

-Лизок, ты чего такая хмурая? – Поинтересовался он и пьяно улыбнулся. – Ну, прости, выпил с друзьями по стаканчику… У меня была слишком тяжёлая неделя, рыбка моя!

-Я хочу разорвать помолвку. – Сухо произнесла женщина.

Мужчину как ушатом воды облили.

-Чего? – Переспросил он, не веря ушам. – Лизок, ты белены объелась? Или у тебя эти дни? Так съешь эклер и успокойся. Мы уже всем приглашения разослали. Даже партнёрам и инвесторам.

Женщина поморщилась, словно ей было противно даже слушать его. Она достала конверт и бросила его к ногам жениха.

На конверт была приклеена записка, отпечатанная на пишущей машинке. Он не наклонился, чтобы поднять его, сразу осознав, что было внутри.

-Пришло в почтовый ящик. – Сцедила она.

-Это бред! – Мигом взвился он, от волнения и алкоголя его язык заплетался. – Какой-то херовый шутник решил поприкалываться, а ты и поверила?! Я никого не насиловал! Я пальцам не трогал ту девчонку, ясно?! Она сама с нами пошла!

При его словах Елизавета нахмурилась и отшатнулась:

-О чём ты говоришь?.. – Пробормотала она, глядя на него уже с испугом.

Стас качнул головой, а затем поднял конверт. Внутри были снимки его и Ани, то в офисе, то в отеле…

-Стас, ты что… — Прошептала невеста. – Ты над кем-то надругался?..

-Вали отсюда! – Пьяно, зло рявкнул Станислав, а Лиза дрогнула всем телом и охнула. – Вали, раз собралась, ясно?!

Его нервы окончательно сдали. Его просто обвели вокруг пальца! Твари! Он рванул к бару и, едва не выдрав дверь с петлями, достал бутылку виски. Пить начал прямо с горла.

Утром, когда Станислав проснулся на диване в гостиной, Ани уже не было. Она собрала вещи и испарилась.

-Ну и катись… — Пробормотал Станислав, морщась от головной боли.

Конечно, он пожалел, что вспылил. Но, в принципе, не всё потеряно. Купит ей букет роз, сережки какие, она и растает…

Ведь Анька, по сути, овца наивная. А с этими тварями он ещё разберётся! Из-под земли достанет шутников!

Стас прошёл в ванную комнату и открыл шкаф с зеркалом, чтобы достать оттуда таблетку. Только он замер, не веря своим воспаленным глазам. Последний кусок фотографии был здесь. В его доме. И издевательская надпись:

«Это ищешь?»

Стас сдёрнул фото со стенки шкафа и бросил в унитаз. Он несколько раз нажал на кнопку смыва, глядя, как кусок снимка исчезает в канализации. Стас грязно выругался и, пытаясь прийти в себя, плеснул в лицо ледяной водой. Его начало потряхивать. Мужчина нашёл смартфон и принялся названивать Лизе. Она упорно не брала трубку, играя в обиженку. Тогда Станислав оставил ей голосовое сообщение:

— Брось свои игры и перезвони мне, Лиза! Я должен знать, кто приходил в нашу квартиру вчера! Слышишь?! Это очень важно! – Кричал он в трубку.

Лишь отбросив телефон последней модели на диван, мужчина понял, как истерично звучал его голос. Он с силой вцепился пальцами в волосы и сел на диван, уставившись в одну точку. Затем он резко вскочил и бросился в коридор. Там, на полу, всё ещё валялся злополучный конверт. Надпись, которую Стас вчера проигнорировал, гласила:

«Всё только начинается».

Он смял конверт в руках вместе с разоблачившими его перед невестой снимками.

-Твари! – Заклокотал он. – Найду и уничтожу!

С этого момента Никитин делал всё, чтобы найти мучающих его людей. Он даже нанял частного детектива, но тот лишь качал из него деньги. Его враг был слишком хитер.

Шло время.

Елизавета собрала вещички и рванула в отпуск. Оттуда она написала, что знать больше Стаса не желает. Он не принял её слова всерьёз, ещё перебесится. А вот на вопрос, кого она впустила в дом, бывшая невеста скупо ответила:

«Работники проверяли вентиляцию, в ванной и на кухне».

Когда Стас решил проверить записи с камер подъезда, оказалось, что в тот день они не работали. Конечно, он поругался с управляющей компанией в пух и прах. Охранники вообще клялись, что посторонних не было. Толку от того, что он платит за жильё бешеные деньги, если не чувствует себя в безопасности?!

Месяц затишья показался мужчине сущим адом. Каждый день он просыпался и ждал удара в спину. И вот, дождался…

Когда Никитин-младший пришёл на экстренное совещание совета директоров, он сразу почувствовал: что-то не так. Все разговоры затихли, едва он появился в зале. Взгляды были прикованы к нему, и было в них какое-то холодное торжество. Стаса, и без того раздраженного, атмосфера проняла до костей.

-Добрый день… — Сухо поприветствовал Никитин присутствующих, занимая своё место.

Ждали лишь его отца, Льва Сергеевича.

Когда тот пришёл, Стас понял, что дело – дрянь и пахнет керосином. Суровый мужчина, совсем не похожий на Стаса, обвёл мрачным взглядом своих коллег.

-Думаю, все получили рассылку? – Поинтересовался он.

Вокруг все закивали, покосившись на Никитина-младшего. Стас нахмурил лоб, не понимая, о чём идёт речь. Кажется, они планировали обсудить сотрудничество с японской компанией. Очень выгодное. От этой сделки зависело, выйдут ли они на мировой уровень. Мужчина глянул на сына:

-А ты? – Коротко поинтересовался он.

Стас изумлённо покачал головой. Он ощутил, что пальцы его немеют в предчувствии худшего. Лев Сергеевич неопределенно хмыкнул и официальным тоном огласил тему экстренного совещания, обращаясь к остальным:

-Надеюсь, вы понимаете, господа, что всё должно остаться между нами. Утечка информации – удар по репутации всей компании. А значит по нашим кошелькам. – Убедившись, что его услышали, Лев продолжил. — Сегодня, по решению общего собрания акционеров, полномочия члена совета директоров, Никитина Станислава Львовича, могут быть прекращены досрочно. Решение будем принимать путём голосования.

Стас посерел, а его язык отнялся. Он слышал, как легко обсуждают его судьбу, буквально пинком выкидывая его из компании.

-Что все это значит? – Раздражённо бросил мужчина, вскакивая с места. – Отец!

-Пока идёт собрание, я тебе не отец, а Лев Сергеевич. – Скупо бросил мужчина, даже не глядя на сына. – Свои эмоции оставь при себе, будь мужчиной… Хоть когда-нибудь.

Горечь, скользнувшая в тоне папы, заставила Станислава послушно сесть на место. На его глазах члены совета директоров голосовали «за» его изгнание. В конце отец лишь кивнул, делая какие-то пометки в бумагах:

-Большинство голосов высказалось «за» прекращение полномочий. Я понимаю и поддерживаю это решение. Это единственный верный выход, на благо компании. – Произнёс мужчина, а затем обратился к присутствующим. — Надеюсь, вы не сочтёте за дерзость, если я позволю Станиславу выйти из совета по собственному желанию?

Мужчина зароптали и закивали, услужливо поддерживая идею Льва Сергеевича.

-Тогда заседание объявляю оконченным. – Объявил мужчина, распуская всех остальных.

В зале для заседаний остались только мрачный отец и ошарашенный сын.

-Папа! – Начал Стас недовольно. – Что происходит?! Это какой-то розыгрыш? Ты меня за что-то наказать решил?! Тогда шутка затянулась!

-Это ты мне скажи что происходит… — Сурово глянул на сына отец и показал ему телефон. – Вот эта дрянь пришла всем в совете. Каждому! С подробным описанием происшествия, заключениями судмедэксперта и показаниями свидетеля. Они обещали прислать это всем спонсорам, конкурентам и даже японцам, если мы от тебя не избавимся.

Станислав с неохотой взял смартфон отца. То, что он увидел, стало последним гвоздем в крышку его гроба. Видео, на котором он тащил ту блондинку в машину. А затем такое же, но с его телефона. Он снял девчонку в ту ночь, только вот никто об этом не знал, кроме его друзей. Помнится, тогда он гордился отснятым материалом, но отец, разъярившись, разбил его смартфон о стену. Кажется, Артём забрал на запчасти.

-Но разве дело не закрыто? Она же забрала заявление! – Испуганно бросил Стас.

-Там всё написано… — Потёр вспотевший лоб Лев Сергеевич. — В зависимости от тяжести совершенного преступления срок давности может быть различным — от 2 до 15 лет. Им как-то удалось достать результаты экспертизы и не только… Делу снова дали ход, Стас. И у них все козыри на руках. Так что скоро к тебе постучат. Наверное, уже сегодня. Так что позвони адвокату. Если бы ты не игнорировал мои звонки, узнал бы обо всём раньше.

-Но… Как? Откуда? – Залепетал мужчина, полностью растерянный.

-Понятия не имею. – Сцедил мужчина. – Только разбираться поздно. Если бы мы оставили тебя в компании, сделка с японцами не состоялась бы. Они слишком большое значение отводят репутации компании. Они в жизни не свяжутся с брендом, который унаследует… Насильник.

Последнее слово мужчина выплюнул. Стасу показалось, что плевок был прямо в его лицо.

-Но я смогу все уладить! – Горячо пообещал Стас. – Я найду того, кто это сделал… Я…

Отец покачал головой, перебивая сына:

-Слушай, я подтирал за тобой слишком часто. – Произнёс он со смесью горечи и раздражения. – Всё это было, потому что ты был молод. Я не хотел, чтобы ты сломал свою жизнь и искалечил судьбу, оказавшись в тюрьме. Но сколько это может продолжаться, скажи? В совете на тебя жалуются. За последний год я дважды доставал тебя из ментовки за вождение в пьяном виде. А вчера мне звонил Виталик Князенко. Он сказал, что Елизавета уехала и отменила свадьбу. Свадьбу, в которую мы уже вложили уйму денег! Ты что творишь, мать твою?!

Стас открыл рот, но так и застыл, нелепый, как рыба, выброшенная на берег. Он не знал, что ответить на обвинения.

-Знаешь что?.. – Тяжко вздохнул мужчина. – Ты давно не ребёнок, Стас. Разбирайся сам, ясно? В компании я тебя больше видеть не хочу.

-Но что я буду делать?!- Возмутился Станислав.

-Мне плевать. – Сухо отбрил его отец. — Денег у тебя хватает, если ты додумался хоть что-то откладывать. Начни своё дело.

-То есть ты так просто отрекаешься от меня?! – Вскочил Стас.

-Я никогда от тебя не отрекусь, к сожалению. – Покачал головой мужчина. — Но тебе тридцать лет, Стас, а ты ни черта не умеешь. И в этом моя главная ошибка и вина перед тобой. Так что я не отрекаюсь, а делаю тебе одолжение. Пока не поздно, возьмись за ум. И сделай одолжение, не попади в тюрьму. Я тебе здесь больше не помощник.

Стас, раздираемый обидой и гневом, хотел выскочить из помещения. Однако остановился перед дверью, вспомнив нечто важно, резанувшее слух:

-Кто свидетель? – Просипел он. – Кто дал против меня показания?

-Артём Смоленский. – Поднял взгляд на сына мужчина. – Твой друг. Ты знал, что он основал юридическую контору? И, кажется, теперь тот робкий мальчик своего не упустит.

Станислав ничего не ответил, лишь выскочил прочь.

***

Когда Алиса вошла в зал суда, Стас не сразу её узнал. Гордая, статная, невероятно красивая женщина. Рядом с такими даже он тушевался. Женщина совсем не напоминала ту мелкую, наивную бедолажку в дешевой одежде из третьесортного магазина.

Адвокат Стаса был хорош, но даже он умолк, когда человек из конторы Смоленского предоставил присяжным информацию, что ДНК-профиль преступника совпадает с образцами Никитина. Наверное, с этого момента его судьба была определена.

Помимо Алисы, в зале суда Стас встретил двух бывших друзей. И Денис, и Артём, они оба были здесь, делясь своей версией произошедшего.

Итогом слушания стал приговор для Стаса: шесть лет лишения свободы. Денис получил два года условно. А вот Артём отделался лишь «лёгким испугом» и прошёл по делу свидетелем. К тому же эта девка, Алиса, не хило за него впряглась. Тогда Стас лишь удивился, что она отстаивает его честь и подчеркивает роль в раскрытии преступления, а потом узнал, что они любовники.

Когда Алиса проходила мимо Стаса, она бросила на него презрительный взгляд. Светло-голубые глаза её светились, когда женщина бросила к его ногам купюру в пять тысяч.

-Сдачи не надо. Когда выйдешь, сможешь купить себе что-нибудь. Например, конфетку. – Произнесла она, удалившись прочь.

В тот день Алиса не испытывала счастья…

Счастье – чувство светлое. Оно не может появиться в зале суда, среди присяжных, жаждущих скандала журналистов, свидетелей и обвиняемых. Оно не могло появиться после того, как она вновь пережила ту ужасную ночь, поделившись с незнакомыми людьми своей историей. Злорадства тоже не было. Пусть она и вернула ему купюру, но это был лишь завершающий аккорд ее маленькой мести. Но девушка сама удивилась, насколько ей было плевать на приговор. Нет, Алиса чувствовала нечто иное…

Освобождение. С её души свалился тяжелый камень, что она таскала с собой все это время. Он не исчезал, нет. Она просто привыкла к нему. Как привыкают к шраму на лице, когда смотрят на себя в зеркало каждый день. Но привыкнуть и смириться – разные вещи. Но, наконец, он исчез!

Вот теперь, только теперь она могла начать жизнь с чистого листа. Когда они вышли из здания суда, на ясном небе сияло солнце. Женщина зажмурилась, улыбаясь его приветливым лучам. Она почувствовала, что кто-то сжимает ее руку и, обернувшись, увидела Артёма. Он обеспокоенно посмотрел в ее лицо, спросив:

-Ну, ты как? Всё хорошо?

Алиса улыбнулась ему искренне:

-Да, Тёма. – Кивнула Сычева. — Теперь всё хорошо.

Женщина крепче сжала руку мужчины. Руку, которую она была не намерена отпускать.

***

Прошло пять лет.

На дворе стояло знойное лето, и все окна в доме Смоленских были распахнуты, наполняя комнаты свежим воздухом. За дверью кабинета писательницы, Алисы Сычевой, раздался топот маленьких ножек.

-Мама, я нарисовал подарок дедушке! – Матвей ворвался в комнату, размахивая листом, как флагом. – Я ему сегодня подарю!

Алиса отвернулась от ноутбука, за которым работала, встретив сына улыбкой:

-Давай посмотрим! – Воодушевленно произнесла она, позволяя сыну забраться на колени и продемонстрировать плод своих стараний.

На белом листке криво были нарисованы одинаковые лысые человечки, отличие которых было лишь в цвете.

-Вот синий – дедушка! Он посередине, потому что у него праздник. – Пояснял четырехлетний художник. – Ты – фиолетовая… Вот тут мне папа помог дерево нарисовать! А радугу я сам!

Мама внимательно слушала, разглядывая персонажей. Над человечками светило солнце, дотягиваясь желтыми лучами до каждого. Наверное, вот так выглядит счастье. Оно кривое, нарисованное детской рукой, и очень яркое.

-Матвей, не мешай маме. – Появился в дверном проходе Артем, с улыбкой глядя на жену и сына.

-Всё нормально. – Кивнула женщина, оценивающе глядя на Тему.

Её супруг выглядел крайне забавно, в фартуке поверх рубашки. Судя по аромату, он стряпал оладьи – любимое блюдо их ребёнка. В Тёме чудесным образом сочетались мужская серьезность и невероятная чуткость, даже мягкость. Но эти стороны он показывал лишь своей семье, самым близким. Алиса, каждый раз глядя на супруга думала о том, насколько ей повезло. Он был её половиной. Несмотря ни на что.

Пройдя в комнату, мужчина поочередно поцеловал жену и сына в макушки.

-Ну, как работа? – Интересуется он, бросая короткий взгляд на ноутбук. – Ты что, опять трудилась всю ночь?

-О, я почти закончила! Осталась лишь пара строк. – Похвасталась женщина. – И да, я ничего не могу поделать со своей музой! Она приходит исключительно по ночам!

Мужчина, хмыкнув, покачал головой. Он всегда переживал, если Алиса слишком много трудилась и недосыпала. Особенно сейчас, когда они узнали, что женщина вновь ждёт ребёнка. Однако юрист старался поддерживать её, прекрасно понимая, как много для неё значит творчество. Поддержка – то, чего Алисе так не хватило в детстве, была глотком воздуха. Именно благодаря супругу она не опустила руки и смогла стать писателем. Из-под её пера уже вышло две довольно популярные книги и сборник детских сказок. Но то, над чем она работала последний год, должно было стать чем-то особенным.

-Тогда мы оставим тебя, а как закончишь, приходи завтракать. А потом поедем к твоему отцу. – Сообщил мужчина и, улыбнувшись сыну, схватил его на руки. — Полетели, чемпион! Оладьи с вареньем сами себя не съедят!

Матвей, счастливый и хохочущий, исчез из комнаты вместе с папой. Алиса же вновь вернулась к экрану компьютера и, глубоко вздохнув, написала завершающие строки:

«Некоторые сказки бывают страшными. Однако даже в них возможен счастливый конец. Главное – верить».

Такими словами закончила Сычева Алиса свою книгу. Книгу, в которой она описывала свою жизнь, делилась своей историей, частичкой души. Она надеялась, что сможет кому-то помочь. И знаете что? Она не ошиблась. Но это уже другая история…

Следующий пост

Вы сейчас не в сети