Красивая маленькая девочка

— Вы моей мамочкой будете, правда? – спросила девочка. – Честно?

Ниночка Жданова бежала по коридору больницы своей подскакивающей походкой. Женщина смешно ходила, что неоднократно отмечали её знакомые.

-У тебя, Нинок, такая походка, словно в ботинки кто-то по пружинке вставил. – Смеялась её мама. – Ты же уже не ребёнок, негоже так скакать.

Нина лишь пожимала плечами, какая разница, как она идёт? Главное, чтобы путь её был в верном направлении, не вёл на кривую дорожку и приводил к целям.

-И вообще! – Парировала она подобные заявления. — Лучше уж скакать кузнечиком, даже когда тебе за тридцать, чем шаркать с опущенной головой, словно несёшь на плечах весь груз этого мира.

Жданова придерживалась своей идеологии всю жизнь. Она всегда знала, чего хочет и добивалась поставленных целей. Ещё в детстве она решила, что хочет быть переводчиком. Сначала ей нравилась идея читать книги зарубежных писателей в подлиннике, а ещё общаться с людьми из разных стран. Затем она поняла, что карьеру тоже хочет связаться с переводами. В школе девушка учила английский и немецкий, затем поступила в институт, на факультет иностранных языков. Отучилась, нашла престижную работу.

Затем появился в её жизни Лёшка. Он был талантливым программистом, имел возможность путешествовать по миру и работать из любой точки планеты. Нина сразу поняла, что вот он, тот мужчина, с которым она свяжет свою жизнь. Так и случилось. Встречались они три месяца, затем съехались, через год поженились. Ещё через год родилась Алина.

Девочка у них получилась прелестная. У неё были темно-зелёные глаза цвета мха и ямочки на щеках, как у её папы. От мамы она получила чёрные густые волосы и тонкий прямой носик. Малышка радовала родителей, а они дарили ей свою любовь. Алинка редко болела, у неё был крепкий иммунитет. Даже в садике, когда группу закрывали на карантин, и другие дети приносили с собой ветряную оспу или ротавирусную инфекцию, Алину такое сомнительное счастье обходило стороной. Возможно, причиной крепкого здоровья были частые поездки за границу, к морю, солнцу и спелым фруктам.

В любом случае, на все сто процентов обезопасить ребёнка им не удалось. Алиночка, когда ей исполнилось пять лет, попала в больницу на стационарное лечение. Брать в палату её маму врачи отказались. Объяснили, что это возможно лишь для детей помладше, либо при наличии медицинских показаний.

-Ну, или за отдельную плату. – Добавил врач в конце своей речи.

Нина кое-как подавила фырканье, сама же подумала: «С этого стоило начинать, а не тратить моё время».

Посоветовавшись с мужем, она заплатила нужную сумму и получила для себя дополнительную койку в общей палате и возможность наслаждаться больничной едой. Нина просто не представляла, как оставит пятилетнюю девочку в больнице, с чужими людьми, которые будут делать ей уколы и давать таблетки. Да и насмотрелась уже Ниночка страшных роликов в интернете, которые исподтишка снимали люди. То медсестра ребёнка трёхлетнего за волосы таскала да лупила, то воспитательницы детей по щекам хлестали…

«Нет уж. – Решила мамочка категорично. – Я свою Алину одну не оставлю».

Конечно, Алинка была девочкой общительной и самостоятельной, но вот про некоторых представительниц медицинского персонала Нина того же сказать не могла.

Особенно её поражала грузная медсестра Наталья. Она заходила в палату с недовольным видом, вела себя грубо. При этом с родителями женщина вела себя иначе, особенно с теми, что приносили ей гостинцы. Тогда она улыбалась, льстила, лебезила. Пару раз Ниночка все же заставала медсестру за неэтичным поведением. Нет, руки она не распускала, но малышам рядом с ней приходилось худо. Например, если у маленьких пациентов случались конфузы, в виде мокрых постелек, или они не спали во время тихого часа, то она принималась отчитывать их, стыдить, орать и даже обзывать, что граничило с унижением. Когда Нина сделала ей замечание, мол, это же ребёнок, он ничего дурного не сделал, а вы его так пугаете. Медсестра лишь хмыкнула, что если детям давать спуск, то они на шею сядут и ножки свесят.

-Вы меня работу делать не учите. – Заявила женщина. – У вас один ребёнок, а я за толпой каждый день ухаживаю.

На это Нина возразить не смогла. Да и не хотелось ей ссориться со странной женщиной, которая ставила её дочке уколы…

Так и стали мама с дочкой обитать в общей палате больницы. Помимо них там было ещё две мамы с детьми, а также детки, которые лежали без родителей. Например, мальчонка, которому вырезали аппендицит. А ещё Светлана, которой уже исполнилось семь лет, но выглядела она младше, чем Алина…

Именно в неё Ниночка чуть ли не врезалась, когда забегала в палату с пакетом, который передал муж через пост охраны. Женщина просто не заметила за свертками, которые прижимала к груди, маленькую девчушку.

-Ой! – Испугалась Нина, едва не упав.

Она опустила взгляд, выглядывая из-за пакетов, и увидела ребёнка в пижаме. Она была светло-серой, выцветшей от множества стирок. Когда-то на ней были нарисованы котята, но сейчас они слишком размылись.

-Светик, милая, прости. Я тебя не заметила. – Улыбнулась Нина малышке.

Девочка подняла на неё взгляд, в котором боролись опаска и доверие. Всё-таки испуг победил, малышка вновь опустила ресницы и дернула плечиками, как бы говоря:

«Что же в этом такого? Меня всё не замечают».

Нина переступила с ноги на ногу, окинув озабоченным взглядом ребёнка. Вся её жизнерадостность, которую она старалась показывать деткам в палате, начала угасать.

Света же обогнула женщину, осторожно, как дикий зверёк. Затем она выскользнула из палаты, направляясь в туалет. Девочка ходила тихо, едва ступая ножками по полу. Света действительно была девочкой-невидимкой. Очень тихая, со светлыми жидкими волосиками. Вечно растрёпанные, они лежали на её плечах и спине, а когда она сутулилась, закрывали и лицо неплотной ширмой, словно прятали девочку за маской. Она была низенькая, бледная, как приведение. Кожа её была столь светлая и прозрачная, что из-под нее просвечивались тонкие дорожки голубых вен. Малышка старалась не встречаться ни с кем взглядом. Словно была крайне застенчива, или испытывала тревогу, когда кто-то смотрел ей в лицо.

Нина заметила, что девочку никто не навещал. Передачи ей не приносили. Телефона у неё тоже не было. Она всё время молчала, сидела на своей кровати, или стояла у окошка в коридоре.

-Мамуль, что ты принесла? – Подала голос Алина, с интересом глядя на большие пакеты.

Нина встрепенулась, отвернулась от пустого дверного проёма и быстро натянула на лицо улыбку:

-Давай смотреть, чем наш папа решил тебя побаловать в этот раз. – Предложила она, поставив свою ношу на прикроватную тумбу.

Алексей пытался скрасить пребывание дочери в больнице всеми возможными способами. Он привозил им вкусности, которые не были запрещены врачом, игрушки, а однажды даже платье.

-И куда я в нём пойду? – Спросила маленькая модница, глядя на ярко-желтый сарафанчик. – На осмотр, что ли?

Мама с дочей засмеялись.

Мужу Нина уже делала замечание по телефону:

-Ты там сбавь обороты, а то Алинка не захочет из больницы уходить с такими подарками. — Смеялась женщина.

Пока её дочка разбирала гостинцы, Нина обратилась к соседке по палате – Ольге. Она была болтливой женщиной, все про всех знала.

-Скажите, а эта девочка, Света… — Начала Нина осторожно. – Почему её не навещают? Сколько она уже здесь лежит? Она такая грустная…

Оля поправила очки на носу, отвлекшись от газеты, которую читала:

-Эта? – Она кивнула на койку ребенка. — Так кто ж её навесит… Она же сиротка.

-Как сиротка? – Ахнула Нина, садясь на кровать.

Она видела, что девочка плохо одета, но думала, что она просто из бедной семьи. О том, что у малышки вовсе нет родителей, она даже не предполагала! Сердце доброй женщины сжалось, как в тисках.

Оля же отложила газету и поманила Нину пальцем, приглушая голос до шепота:

-Тут рассказали мне, что хотели её забрать домой… Какая-то молодая воспитательница из её приюта решила, что хочет стать мамой… — Принялась сплетничать женщина. — В общем, эта дамочка целый год водила девчонку к себе, в неком гостевом режиме. Уж не знаю, как происходит этот процесс, но, так понимаю, что сначала ребёнок знакомится, привыкает, да и ты сам к нему подход находишь. Ну, и если всё идёт хорошо, то итогом этой эпопеи становится удочерение. Так вот… Прошёл год, Света эта в воспитательнице уже мать родную видела. Ладили они хорошо. Только вот неожиданно воспитательнице получила какое-то крупное наследство в другом городе… То ли бизнес, то ли имущество, то ли всё и сразу… Поэтому о девочке она мигом забыла. Уволилась из приюта, уехала из города, разорвав все связи со своим прошлом. Так что Свету бросили дважды. Неудивительно, что она такая грустная и никому не доверяет. Сначала мамка с папкой кинули, затем воспитательница в матери набивалась, да оставила… Эх, судьба её горемычная.

Ольга покачала головой, а затем нашла взглядом своего трехлетнего сына, который спал на кровати, подперев кулаком пухлую щечку. Она с нежностью коснулась его волос, заставляя мальчонку сморщить нос. Женщина сразу убрала руку, боясь разбудить своего непоседу и упустить эти крохи передышки. Оля вздохнула и озвучила мысли самой Нины, которые в эту секунду сновали в голове Ждановой:

-И как их можно бросить? – Покачала женщина головой. – Таких маленьких, доверчивых… Я бы даже котёнка не выбросила, а тут детей оставляют.

Ниночка подняла глаза в тот момент, когда тихоня Света уже подошла к своей кровати. Женщина густо покраснела, пытаясь понять, слышала ли девочка о том, что её жизнь обсуждали. Однако по лицу ребёнка нельзя было сказать ничего, оно было как чистый белый лист, лишено эмоций. Света поправила подушку и одеяло, забралась под него.

-Мам, папа привёз новые заколки. Заплетёшь мне что-нибудь красивое? – Попросила Алина, разбирая яркие резинки. – В прошлый раз добрая медсестра, тётя Таня, очень хвалила мои косички. Она сказала, что хочет такие же. Только вот у неё совсем короткие волосики, как она будет их делать?

Мама посмеялась над растерянностью ребенка. Медсестра Татьяна действительно была очень добра к пациентам. Нина думала, что именно такие люди должны работать в больницах, тем более, в детских отделениях. А не такие, как Наталья.

Мама и дочь удобно устроились на кровати, Нина принялась расчесывать блестящие и длинные волосы ребенка. Затем она заплела затейливые косы и убрала их наверх, в подобие короны, украсив ее заколками. Уже в конце работы, она заметила, что Света не смотрит в окно. Она уперлась подбородком в колени и с интересом следит за процессом.

-Света… — Позвала Нина девочку.

Услышав своё имя, та вздрогнула и выпрямилась, да напряглась, словно сделала нечто плохое. Нина ей мягко улыбнулась:

-Света, у нас ещё много заколок. Хочешь, я заплету и твои волосы? Алина поможет тебе выбрать что-нибудь красивое, правда?

-О, конечно! – Восхищённо воскликнула Алина. – Ты хочешь? Смотри, у меня есть ещё сердечки и единороги даже… Я тебе подарю, какие понравятся.

Алина была крайне щедрой и доброй девочкой. Порой, даже слишком. Однажды она решила поделиться с подругами в садике мамиными колечками. Хорошо, что её вовремя остановили, не дав вынести из золота весь золотой запас, как Золотой орде из Руси.

Света замерла в нерешительности. Однако вид блестящих заколок, что мелькали в руках Алины, был слишком привлекателен для девочки. Она вылезла из одеяла, подошла к кровати соседей. Нина похлопала ладонью по свободному месту. Когда Света осторожно присела, а Алина увлекла её показом своей коллекции, Нина принялась расчесывать волосы. Они были тонкие, мягкие, как паутинка. Женщина очень постаралась над прической сироты. Она прицепила две заколки, что понравились девочке, а затем, отчего-то волнуясь, кивнула:

-Готово. Принимайте работу, ждём вас в нашем салоне красоты вновь!

Алина захихикала от слов мамы. Света же лишь слабо кивнула, но, соскочив с койки, всё-таки пошла к зеркалу. И тогда Нина впервые увидела, как девочка улыбнулась. Нерешительно, но так трогательно и искренне, что Нина почувствовала, как ее грудь сжимается от переживаний за малютку.

-Как красиво! – Ахнула Света. – Спасибо!

-Хочешь, я буду тебя заплетать по утрам? – Сразу предложила Нина.

Девочка повернулась к ней с кроткой улыбкой и кивнула, посмотрев прямо в глаза. Убранные волосы позволили лицу Светы открыться. Оно оказалось с тонкими чертами, кожа была фарфоровой, как у куколки, под глазами залегли тени.

С этого момента Света стала подпускать к себе и Нину, и Алину. Девочки вовсе сдружились и коротали дни в больницы за совместными играми.

Позже Нина узнала всю историю малышки. Родители у неё были, только такие, с какими врагов не требуется. Служба опеки лишила их прав, когда девочке было два года. Потом её хотела удочерить воспитательница, да передумала, найдя новый интерес. Позже Света начала хандрить, а затем и болеть. Больного ребёнка никто не желал удочерять.

Тем же вечером Нина позвонила мужу и, пытаясь не плакать в трубку, объяснила ситуацию.

-Лёша, как мне жалко малышку. – Причитала она. – Она совсем ребёнок, а столько плохого уже видела. Тут медсестры ее игнорируют, словно она пустое место… В приюте ей тоже плохо. Ты бы видел, как она расцвела всего за пару дней общения с нашей Алькой! Алина ей тот яркий сарафан подарила, представляешь? У них размер одинаковый, хотя Света старше… Как Света обрадовалась! Она с платьем этим спать легла. Я утром проснулась, а она его обнимает…

Лёша сразу всё понял, и стал возить игрушки на обеих девочек.

Также Нина попросила привести девочке новую нарядную пижаму, тапочки, носочки и все, что могло бы ей пригодиться в больнице. Когда Света получила свой пакет с подарками, она, не удержавшись, крепко обняла Нину тонкими ручками. Уткнулась лицом ей в грудь, позволила погладить себя по голове.

Нина стала ухаживать за девочками. При этом Алина совсем не ревновала, а даже наоборот. Ночью, когда свет в палате выключили, и большая часть пациентов мирно спала, девочка неожиданно позвала маму:

-Мамуль… — Прошептала Алина.

-Мм?.. – Зевнула Нина, поворачиваясь к дочке.

Она всегда ложилась с ней в одной кровать, чтобы рассказать на ночь сказку и погладить спинку. Лишь когда малышка засыпала, мама перебиралась на собственную койку. Однако сегодня Ниночка так вымоталась, что почти уснула раньше, чем дочка сомкнула глаза.

-Скажи, а у Светы нет мамы и папы?

Сонливость с Нины как рукой сняло. Она распахнула глаза, но перед ней была лишь темнота помещения:

-Нет. – Коротко ответила женщина.

-Она живёт в больнице? – Уточнила девочка.

-Нет, она живёт в специальном доме, для деток, у которых нет родителей. – Пояснила мама.

Алина надолго замолчала. Нина подумала, что дочка уже уснула, но услышала, как та негромко шмыгнула носом и всхлипнула. Ниночка протянула руку в темноте, касаясь щек малышки. Они оказались мокрыми от горячих слез.

-Милая, ты чего? – Испугалась мама.

-Так жалко Свету… Она такая хорошая! – Всхлипнула девочка, крепче обнимая маму. — Мама, а мы можем забрать её? Так же можно? Так бывает? У нас бы ей было очень, очень хорошо… Мы бы её любили. Ты же так всех любишь!

-Алина… — Мягко начала мама.

Только девочка продолжила, не в силах остановиться:

-Можете не покупать мне так много игрушек, честно, я не буду просить! – Пообещала она горячо. — Но давайте заберём Свету. Она может жить в моей комнате и спать в моей кровати.

Позже, когда дочка успокоилась, и мама с ней поговорила, уснуть Нина уже не смогла. Её глаза привыкли к темноте, она всматривалась в потолок и лампы. Затем повернулась к кровати, где спала маленькая Светлана. Они с Лёшей очень хотели второго ребёнка. Они предпринимали попытки зачать ребёнка чуть более года. Однако пока что у них это не выходило. Они не расстраивалась, к врачу за советом не спешили. В конце концов, одна дочка у них уже была, а значит, всё хорошо. Теперь же, глядя на силуэт спящей малышки, Ниночка подумала, а что если все вело именно к этому? Что, если ей судьба подарила маленькую Свету?

На следующий день мысли не отпускали Нину ни на минуту. Она сразу позвонила мужу, чтобы обсудить с ним ситуацию.

-Мне не просто жалко Свету, понимаешь? Я чувствую с ней связь, словно сердцем приросла за такой короткий период. Она рядом с нами ожила, клянусь. Когда я впервые встретила её, она была совсем забитым молчаливым ребенком… Теперь она с Алиной песенки поёт. – Сказала супруга, нервно вышагивая по коридору и прижимая смартфон к уху. – Нас скоро выпишут, а я… Я просто не смогу о ней не думать, и всё тут. Мысли будут возвращаться и возвращаться к Свете. Как она, где она, улыбается ли… Заплели ли ей волосы в косички…

-Это очень серьёзное решение. – Сказала Леша. – Надо узнать, почему она так часто бывает в больнице, про сопутствующие заболевания, да много чего ещё… Какие этапы у удочерения, какие документы нужны…

-Ты узнаешь? – С надеждой спросила женщина.

Мужчина помолчал, но затем согласился:

-Узнаю.

В этот момент Ниночка опустила веки, из-под её темных ресниц выступили слезы:

-Лёша, я так тебя люблю. – Прошептала женщина понимающему, чуткому мужу.

-Я тебя тоже люблю, и нашу девочку. – С улыбкой ответил Алексей. – И если у нас появятся ещё дети, то буду любить и их. Неважно, откуда ты их приведёшь.

Он посмеялся, а Нина улыбнулась, утирая ладонью слёзы.

Конечно, ей ещё представляло познакомить Лешу и Свету, но она была уверена, что он тоже ее полюбит.

Умыв лицо, женщина поспешила в палату. Её пружинистая походка на этот раз была обоснована. За спиной Нины словно крылья выросли. Она решила, что сделает всё возможное, чтобы удочерить Свету.

Когда Нина вошла в палату, увидела девочек, сидящих на кровати Светы. Они играли в детское лото. Судя по лицу Алины, она выигрывала. До этого Нина уже замечала, что Света, порой, поддается младшей девочке, чутко заметив, как Алина любит побеждать. Самой Свете больше нравился процесс. Она любили общаться с Алиной, разговаривать, а еще она искренне радовалась, когда Аля смеялась.

-Ну, что, девочки, как дела? – Спросила Нина, садясь рядом с девочками и обнимая их обеих.

-Мама, ты мешаешь! Ты всё рушишь! – Засмеялась Алина, пытаясь спасти карточки, с которых начали съезжать пластиковые фишки.

-Ах, я мешаю?! – Притворно негодующе воскликнула Ниночка. – Я вам покажу, что такое, когда мешают…

Она накинулась на обеих девочек, принялась их тормошить, обнимать, щекотать. Они катались по кровати, хохотали, умоляли маму о пощаде, защищались одной на двоих подушкой. Именно в момент общего веселья, когда Ниночка обнимала Свету, целуя её в макушку, вошла медсестра Наташа. Она замерла в дверях, похожая в своем халате на огромный белый айсберг, потопивший когда-то Титаник:

-Это что ещё такое? Мало того, что на чужой койке, так ещё и обнимаете эту сироту! – Рявкнула она. Нина так опешила от заявления медсестры, что не сразу нашла, чем ей возразить:

-Простите, а что не так? – Изумилась женщина.

Света же мигом притихла, опустила глаза. Только что веселая девочка стала напоминать собственную тень. Это еще больше разозлило Нину.

-Как это что не так? – Фыркнула Наталья, поставив руки в бока. – Нечего обнимать детей из приюта, чего не ясно?! Они привыкают к вашим телячьим нежностям, а вы потом уходите, между прочим.

-Может, лучше подарить этим детям хоть немного ласки, чем быть грубой, как вы? Они и так добра не видели. – Закипала Нина. – Или вы растаете, если кому-то улыбнетесь?

-Знаете что? – Сморщилась медсестра. – Вы ей не мать, так что вообще не лезьте, куда не просят!

-Вообще-то… — Клокоча от злости, выдавила Нина. – Я собираюсь стать её мамой. Поэтому я буду обнимать дочерей так часто, как только захочу! И в обиду их никому не дам.

Кто-то из посетительниц палаты ахнул, кажется, всё та же Ольга. А другая мама всхлипнула, и её тут же поддержала другая. Но главное, что зарыдали две маленькие девочки, что прятались за спиной Нины от злой медсестры. Только вот они плакали уже от счастья.

-Мамочка, правда? – Спросила Аля. – Честно?

Нина кивнула растеряно, посмотрев на Свету. Не так она хотела ей сказать новость, ой не так! Ей стало стыдно перед малышкой:

-Милая, прости, я не спросила у тебя… Нам ещё многое надо обсудить, собрать бумаги, но если ты хочешь попробовать и стать нашей дочкой, то…

Вместо ответа Света обняла Нину, громко всхлипнув. К ней присоединилась Алинка. Вскоре вся палата уже утирала слёзы.

***

Когда Ждановы удочерили Свету, они сами не ожидали, как преобразится этот ребенок. Она была словно цветок, который погибал без тепла, солнца и воды… а теперь, окруженный любовью, он расцвел и распустил лепестки. Мама и папа подарили девочке весь мир, полный путешествий, веселья, приятных сюрпризов. Она дарила им свою любовь. Света стала прекрасной дочерью для Леши и Нины, и самой лучшей в мире старшей сестрой. Но даже когда Света и Алина были уже очень взрослыми, они все равно позволяли маме себя обнимать. Ведь она как-то сказала, что будет обнимать дочерей так часто, как захочет…

И слово своё сдержала.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Пожилой мужчина деревенский дедушка в шляпе
— Как вы могли так поступить, ведь я доверилась вам! Неужели все люди такие предатели! — воскликнула женщина

- Держись сынок, всё будет хорошо! Вот увидишь, пройдёт время и ты обязательно встанешь на ноги. Паралич твой это ещё...

- Держись сынок, всё будет хорошо! Вот увидишь, пройдёт время...

Читать

Вы сейчас не в сети