Уборщица в офисе

Фиктивная жена

Яркая брюнетка, устроившись, как голодная ласковая кошка, на коленях молодого мужчины, объясняла:

– Саша, мне хочется выездную регистрацию. На нашей свадьбе всё должно быть идеально, и никаких противных баб с причитаниями про два одиноких парусника! Думаю, загородный парк-отель идеально подойдёт. В общем, чтобы была арка из цветов! И никаких воздушных шариков! Как тебе? Нравится идея?

– Нравится, Оля, но свадьбу же ты хотела в сентябре, а сейчас только май. Не рано ты такие детали продумывать начинаешь?

– Ничего не рано! Я хочу, чтобы всё получилось замечательно!

Александр, испытывая явный дискомфорт, согласился:

– Стремление к идеалу это похвально, но если ты не перестанешь на мне ёрзать, то я на тебя наброшусь прямо сейчас, а я, между прочим, на работе!

– Какой ты шалунишка! Мне сейчас тоже надо бежать, но вечером – всё будет.

Девушка поднялась, одёрнула короткое платье, наклонившись, поцеловала жениха, аккуратно стёрла еле заметный след от помады и приготовилась уйти, но Александр схватил её за руку и спросил:

– Кстати, Олечка, а когда с твоими родителями мы наконец-то познакомиться? Мои уже в нетерпении!

– Ой, Саш, мои родители приедут прямо на свадьбу, тогда и познакомитесь! Они у меня почти безвылазно в Черногории живут, но на торжество обязательно явятся!

Ольга, соблазнительно виляя бёдрами, послала жениху от двери воздушный поцелуй и покинула кабинет.

***

Александр встал с кресла. Потянулся, разминаясь. У его невесты, конечно, лишнего веса нет, но всё-таки, она далеко не малышка. По росту, если Оля на этих жутких каблуках, которые просто обожает, почти с ним вровень, а у него метр девяносто!

Пройдя по кабинету от кресла до окна, Александр посмотрел, как его невеста садится в припаркованный автомобиль и резво стартует с места, едва не устроив аварию.

Да уж, дерзости Оли не занимать! Как ни крути, она родилась даже не с серебряной, а с золотой ложечкой во рту. Порой невеста казалась ему избалованной принцессой, хотя он сам, Саша Ненашев, был не из босяков.

Когда-то, под занавес двадцатого века, он, тогда ещё студент, увидел на улице огромный билборд с занятным изображением. Чёрной икрой по красной было выложено «Жизнь удалась». Хотя под этой фразой стояла как бы подпись одного из местных политиков, Саша вполне мог бы использовать её как собственный лозунг благодаря предприимчивости Ненашева-старшего.

Именно Пётр Иванович заложил крепкий фундамент семейного бизнеса, уйдя из инженеров в коммерсанты. Дело развивалось очень успешно, но и родители для этого немало постарались. Поначалу им пришлось совмещать огромное количество должностей и даже уборкой заниматься, потому что вся прибыль уходила на раскрутку бизнеса, а в штате было всего четыре человека. Нередко и малолетнего сына супруги Ненашевы привлекали к семейному делу, и Саша не очень-то и протестовал. Было сложно. Зато теперь и две квартиры в городе имеются, и коттедж в получасе езды от него. Александр отлично помнил, как с подросткового возраста его постепенно приучали к тому, что однажды он возглавит семейный бизнес. И, вот уже полгода, как всем в компании управляет именно он, Ненашев-младший, а его родители наслаждаются красотой природы и свежим воздухом в благоустроенном особняке.

Настроение у бизнесмена после визита избранницы было не совсем рабочим. Однако он усилием воли вернулся в кресло и принялся изучать поступившие на электронную почту коммерческие предложения.

Оторваться от этого занятия Александру удалось только под завершение рабочего дня. Бизнесмен отправился пройтись по офису. Он проходил мимо одного из кабинетов и из-за неплотно прикрытой двери услышал недовольный голос менеджера Татьяны:

– Ой, ну не знаю, как-то всё без души делаешь. Цветы, что ли, сюда бы принесла! Совсем же уюта нет! И сама бы оделась как-то понаряднее! Не в хлеву же убираешься, а в приличном месте.

В ответ послышался голос старшего менеджера Анны Алексеевны:

– Татьяна, цветы – вообще вне её компетенции. Если тебя обстановка не устраивает, то напиши об этом директору или скажи в лицо.

Александр решил, что сейчас самое время заглянуть в кабинет.

При его появлении возникла немая сцена. Только уборщица, поздоровавшись, продолжила наводить порядок.

– Александр Петрович! Давайте в кабинете цветы на стол для посетителей поставим, а то у нас как-то по-казённому, – предложила Татьяна, – а техничка пусть за ними ухаживает.

– Татьяна, угомонись, – вмешалась в разговор Анна Алексеевна, – на живые цветы у кого-нибудь из посетителей может быть аллергия. Зачем нам проблемы? К тому же, у уборщицы фронт работ увеличится.

Таня в ответ только фыркнула:

– Кто на что учился!

Директору стало неловко за подчинённых, обсуждавших уборщицу так, будто её не было в кабинете. Невольно Саше вспомнилось, как его родители и он сам делали ремонт, убирались и мыли полы в старом полуподвальном помещении, ставшем колыбелью семейной бизнес-империи.

Впрочем, нотации подчинённым Ненашев читать не стал, и согласился с мнением Анны Алексеевны, работающей в организации более десяти лет:

– В самом деле, живые цветы – это хлопотно и опасно. Всё-таки, лучше не рисковать. Если хотите, картину на стену присмотрите. Деньги я выделю.

Первой кабинет покинула уборщица. Почти сразу следом за ней в коридор вышёл и Саша, но направился в другую сторону. К своему огромному стыду, он даже не помнил, как зовут эту трудолюбивую миниатюрную женщину, которая не в первый раз становится объектом насмешек и придирок. С другой стороны, какое ему до этого дело? Пока она добросовестно выполняет свои обязанности, у него нет никакой необходимости с ней общаться.

***

Однако Ненашев сильно ошибался. «Безымянная» для него уборщица примерно через две недели без разрешения ворвалась в его кабинет, когда близился к подписанию новый перспективный договор.

– Александр Петрович, постойте, – попросила слегка запыхавшаяся женщина. – Этот договор – ловушка!

Уборщица, не обращая внимания на вытянувшиеся лица старшего менеджера Анны Алексеевны и юриста Олега Викторовича, стала рассказывать:

– Вас хотят ввести в заблуждение. Если вы подпишите этот договор, то деньги будут выведены через фирму-однодневку.

– Да что ты несёшь? – Возмутилась Анна Алексеевна. – Хлорки надышалась, что ли?

– Совсем нет. Так получилось, что случайно я услышала разговор, в котором вы, Анна Алексеевна, обсуждали детали аферы. Всё я записать не успела, но, думаю, Александру Петровичу необходимо услышать хотя бы часть этой беседы.

Старший менеджер пыталась сказать, что это – подделка, но потом у неё не выдержали нервы. Вскочив со стула так резко, что он упал, Анна Алексеевна закричала:

– А почему, собственно, я должна пахать за жалкие гроши? Даже Танька, которая без году неделю работает, получает чуть меньше меня! Где, спрашивается, справедливость?

Юрист, давний друг Ненашева-старшего, подчёркнуто официально обратился к директору:

– Александр Петрович, думаю, увольнение по статье – самый приемлемый вариант разрешения этой ситуации.

Уже через полчаса весь офис был растревожен новостью о том, что произошло в кабинете директора. Кто-то сочувствовал Анне Алексеевне. Кто-то поражался её наглости. Александр же был подавлен. Он никак не ожидал такого предательства, тем более что старший менеджер всегда выглядела такой правильной. Поразило начальника и поведение уборщицы. Надо же: ради справедливости эта женщина, имени которой он так и не удосужился выяснить, решилась на такой поступок! Он мог бы понять, если бы она вывела на чистую воду Таню, которая ей грубила, но разоблачить доброжелательную Анну Алексеевну – совсем другое дело. Ненашев хотел как-то поблагодарить уборщицу за честность, но ведь не премию же демонстративно выписывать, провоцируя остальных на зависть? Александр решил, что просто тихонько положит ей в кошелёк крупную купюру. Этим же вечером план удалось без труда осуществить. Сложнее оказалось выкинуть ситуацию с предательством из головы. Саша не понимал: как ему вообще теперь доверять сотрудникам?

Наверное, страстная встреча с Олей могла бы немного отвлечь его от грустных размышлений, но невеста сказала, что этим вечером у неё слишком много дел по подготовке к свадьбе и капризно прочирикала в телефон:

– Потерпи, котик! Это только кажется, что времени много. То и дело возникают какие-то мелочные препятствия! Всё, целую тебя всего-всего! Не скучай.

***

Особенного желания скучать в пустой квартире не было. Ехать к родителям и обсуждать ситуацию с предательством хотелось ещё меньше. Александр, сидя в своей машине на парковке, наблюдал, как сотрудники покидают офис. Когда мимо быстрым шагом прошла уборщица, директор решил, от нечего делать, за ней проследить. К тому же, он видел, как женщина, зачем-то достав кошелёк, обнаружила его «подарок». Саше стало любопытно узнать, на что же она потратит нежданные деньги. Уборщица, не замечая, что за ней на автомобиле следует директор, зашла в скромный магазин с надписью «Игрушки».

Вскоре Саша увидел, как она вышла с двумя внушительными пакетами, в которых угадывались очертания коробок. Неприятности даже немного забылись, потому что мужчине стало интересно: зачем довольно молодой женщине столько игрушек? Неужели у неё так много детей?

Уборщица уверенно шла по улице, а потом свернула в проулок, очевидно, направляясь к оставшемуся в городе частному сектору, который уже несколько десятилетий потихоньку выгорает, но не сдаётся.

Саше пришлось припарковать машину у первого попавшегося магазина, и последовать за женщиной пешком. Он шагал в небольшом отдалении, и увидел, как из почти вросшей в землю развалюхи навстречу уборщице выбежали четыре мальчика. Дети мал мала меньше облепили женщину со всех сторон, а после объятий стали заглядывать в пакеты, стараясь рассмотреть: что же там лежит. Пожилая женщина, показавшаяся в дверях, мягко пожурила детей:

– Пострелята, дайте мамке-то в дом войти! Лариса, я там суп сварила, но на ужин не могу остаться – домой надо бежать!

– Спасибо, тётя Света, – поблагодарила уборщица, имя которой, наконец, стало известно директору, – чтобы я без вас делала!

Александр не спешил уходить, решив поговорить с пожилой женщиной, которая, судя по всему, была кем-то вроде няни. Ждать пришлось недолго, и, когда она отошла от халупы, мужчина догнал старушку и обратился к ней:

– Светлана, извините, не знаю, как вас по отчеству. Мне бы с вами поговорить по поводу Ларисы.

– Не поняла.., — удивилась женщина, — А ты кто такой? И с чего бы вдруг мне с тобой разговаривать о Ларисе?

Заметив нерешительность незнакомца, Светлана сказала, как отчеканила:

– Скажу сразу — Ларку я в обиду не дам! Если ты с органов опеки или от застройщиков, то иди куда подальше! Хорошая она! Обязанности родительские исполняет, как следует. Получше многих!

– Вы не так поняли, Светлана. Я просто подумал, что мог бы как-то помочь! Всё-таки, четверо детей – это и радость и хлопоты. У меня есть возможности, но не знаю, как предложить поддержку, чтобы не обидеть.

Саша протянул собеседнице купюру, и Светлана смягчилась, поверив ему:

– Да, милок, обижать Ларису нельзя! Она – почти святая. Когда у неё племянники осиротели, потеряв родителей в страшной трагедии, она всех трёх под опеку взяла, хотя у самой младенец на руках был. Жаль, что муж у Ларисы гнилым оказался. Она в эту дыру перебралась, чтобы детям хотя бы к новой обстановке не привыкать, да и расселять этот квартал вот-вот должны. Ларисе кто-то сказал, что если даже регистрация у племянников будет здесь, но жить они станут в другом месте, то могут остаться без нормальной жилплощади. К тому же, весной и летом тут, как по мне, лучше, чем в квартире. Сзади Лариска даже огородик устроила. Так, по мелочи – огурчики, зелень. Муж-то от неё трусом оказался, сразу слинял. Он говорил, что не хочет вешать на себя обузу, и предлагал Ларкиних племянников в детдом сдать. Она, понятно, не согласилась, и вот результат. Одна и четверо мальцов, которых она на своего и чужих не делит. Тяжело ей жить, хотя и с пособиями. Конечно, она и алименты на сыночка получает, но там такая сумма, что смех один. Вот и бегает на работу, чтобы копеечку лишнюю заработать. Уборщицей трудится, хотя и высшее образование есть, но тут не до гордости. Одежда и обувь на мальчуганах разве что не горит. Да и при переезде-то, небось, каждый рублик пригодится. Я Ларке руки не выкручиваю, за свои услуги много не беру, но бескорыстно с её мальцами сидеть не могу – пенсия минималка, а ещё сыну помочь хочется. У него двое деток и ипотека. Стыдно, конечно, с Лариски деньги брать, но она сама на этом настояла.

Саша был крайне удивлён сложной историей Ларисы. Он легко расшифровал намёк пожилой собеседницы, протянул ей ещё одну банкноту, и, попрощавшись, направился к своему автомобилю.

***

В квартире Сашу ждал сюрприз. Оля в соблазнительном платье встречала его у порога и кокетливо упрекала:

– Милый, я ради тебя освободилась пораньше, а ты где-то бродишь, да ещё и на телефон не отвечаешь.

– Извини, Оля. Звук отключил.

Переодевшись, Саша пришёл на кухню, где невеста уже накрыла на стол, и принялся молча ужинать. Когда тарелки опустели, Оля не выдержала:

– Котик, ты чего такой задумчивый сегодня?

Александр кратко рассказал невесте о том, как его сегодня удивила уборщица, и подытожил:

– Представляешь, насколько Лариса стойкая… Не отступилась от детей, хотя это решение полностью изменило её жизнь.

Ольга, устроившись на коленях у жениха, только фыркнула:

– Ой, мне кажется, что она – просто необыкновенная дура. Мужа из-за собственной глупости потеряла. Даже не знаю, как можно на себя такую обузу, как трёх чужих детей, на себя взвалить. Чокнутая! Она даже не с прицепом разведёнка, а с целым поездом!

Саша хотел сказать невесте, что считает поступок уборщицы не глупостью, а проявлением милосердия, но не успел. Брюнетка прильнула к его губам, и все серьёзные разговоры были тут же забыты…

Утром Ольга умчалась из квартиры жениха очень рано, наспех поцеловав и туманно объяснив, что ей надо заниматься подготовкой к свадьбе.

***

Вечером в кабинет директора, предварительно постучав, вошла уборщица. Однако перед тем как заняться непосредственными обязанностями, Лариса поблагодарила начальника:

– Александр Петрович, я догадалась, что это вы мне положили деньги в кошелёк после всей той неприятной ситуации. Спасибо вам огромное! Вы меня здорово выручили!

Саша чувствовал себя смущённым. Вчера Лариса фактически спасла его бизнес от довольно крупного ущерба, а он, получается, отделался купюрой. Директор, знающий про непростое положение подчинённой, предложил:

– Послушайте, может, я как-то могу вам помочь. Не всё же время тряпкой махать?

Лариса деликатно отказалась:

– Спасибо, Александр Петрович. Меня полностью устраивает и график, и зарплата.

Уборка кабинета не заняла много времени, и директор, вопреки своему обыкновению, свою территорию не покинул, а наблюдал за Ларисой, думая про её непростую жизнь и стойкость.

***

Постепенно между директором и уборщицей установились доверительные взаимоотношения. Они наедине легко перешли на ты и, пока Лариса наводила порядок в кабинете, с удовольствием разговаривали на самые разные темы. Только бесед о личной жизни уборщица неизменно избегала, а ещё – никогда не жаловалась на то, что ей приходится очень тяжело, не стремилась разжалобить или сблизиться. Саша был удивлён эрудицией и абсолютно правильной речью собеседницы, и с удивлением осознал, что, наверное, именно такого простого общения, когда в нём видят не кошелёк на ножках, а простого человека, ему и не хватало.

Лариса лишь однажды согласилась принять приглашение директора составить ему компанию за чаепитием. Да и то только потому, что он сказал, что у него памятный день – десятилетняя годовщина получения диплома.

Когда Ольга благоухающим вихрем ворвалась в кабинет жениха, то застала странную картину. Саша сидел не в своём «директорском» кресле, а за круглым столом для переговоров. Причём, бизнесмен мило общался не с деловыми партнёрами, а с женщиной, одежда и соответствующий инвентарь которой явно говорили про её невысокий статус уборщицы. На столе располагались чашки с чаем и вазочка со сладостями. Ольга, оценив обстановку, решила не устраивать скандал, хотя ей очень не понравилось общение жениха с многодетной женщиной. Слишком серьёзной угрозой это было для того плана, который придумала невеста. Ольга дождалась, пока уборщица уйдёт, показала жениху презентации нескольких свадебных ведущих, и, попросив сбросить деньги в качестве задатка выбранному артисту, поспешила уйти.

***

Александр, конечно, заметил, что невеста расстроилась, увидев его посиделки с Ларисой, но даже не догадывался, что Ольга была в бешенстве. Она едва не попала в несколько аварий, пока добралась до небольшого кафе, где её ждал симпатичный статный мужчина со стильной бородкой.

– Привет, любимый! – буркнула Оля, и обратилась к официанту. – Несите Маргариту и поживее.

– Оля, ты чего? Насколько понимаю, ты за рулём!

– А, пошло оно всё! До свадьбы несколько месяцев осталось, а Сашку какая-то поломойка охмуряет! Причём довольно умело!

– Ой, Ольчик, можно подумать, ты его ревнуешь! Тебе же на него плевать! Нам же от него только его деньги нужны.

Брюнетка, выпив заказанный напиток, не успокоилась, а ещё больше распалилась:

– Ну ты только представь: захожу я к этому богатенькому Буратинке в кабинет, а он с чокнутой разведёнкой чай распивает. Я, главное, не первый раз её у него в кабинете застаю, но даже не думала, что Сашка поведётся на поломойку.

– Так, Оля, поехали к тебе. Там мне всё расскажешь.

– Нет! Ко мне нельзя! Вдруг Саша решит зайти? Как я буду объяснять твоё присутствие?

– Ладно, погнали куда-нибудь в приватную обстановку. Конечно, там будет нероскошно, но зато и твой женишок не припрётся. Уж там-то я тебя утешу.

В скромной хрущёвской квартирке, сдающейся по часам, Ольга расслабилась в объятиях любовника, а потом рассказала ему про уборщицу, казавшуюся ей угрозой. Мужчина почесал ухоженную бородку, и посоветовал:

– В общем, не устраивай слишком громкий скандал. Просто дай понять, что ревнуешь. Используй все свои актёрские способности. Весь наш план может пойти прахом, если ты себя в руки не возьмёшь.

– Ты прав, милый! Столько сил уже потрачено, что обидно будет, если всё окажется зря! Мне совсем немного осталось продержаться.

– Кстати, Оля, я тебя давно хотел предупредить, что ты слишком неосмотрительна. Наши встречи в кафе надо прекращать, да и созвоны лучше делать по другому номеру. Если хочешь встречаться, давай, что ли, в ботаническом саду свидания назначать.

– Ой, Глебушка, я даже не думала, что ты такой романтик!

– Да какой я романтик. Просто уж там-то твоего оленя рогатого мы точно не встретим.

***

Идея Глеба со встречами в ботаническом саду оказалась провальной. Именно там на обнимающуюся парочку буквально наткнулась Лариса, гуляющая с детьми. Уборщица совсем не ожидала увидеть невесту босса в такой двусмысленной ситуации, но сворачивать было некуда, а прыгать в кусты шиповника вдоль аллеи и вовсе глупо. Тем более что и Ольга её уже заметила, подошла почти вплотную и пригрозила:

– Если хоть слово Александру Петровичу скажешь, очень об этом пожалеешь! Молчи, поняла? Ты – уборщица, и только на это и годишься. Где ты ещё такую удачную работу на пару часов в день найдёшь?

Лариса и сама понимала, что в отношения влюблённых лучше не влезать, и никак не могла решить: как же ей поступить. Было обидно за директора, и в то же время – мало ли, как он отнесётся к тому, что она ему расскажет.

***

Впрочем, долго мучиться сомнениями не пришлось. Юрист, считающий обеспечение благополучия сына друга своей добровольной обязанностью, предоставил Александру объёмную папку с доказательствами неверности Ольги.

– Понимаю, Саша, что это не очень приятно. Но лучше такую информацию узнать раньше, чем позже.

– Спасибо, Олег Викторович! Вы правы.

Как только юрист покинул кабинет, Александр тоже поспешил домой, где сложил все вещи уже бывшей невесты и вызвал мастера для замены замков. Ольга открыла дверь и едва не упала, споткнувшись о сумки. Хозяин квартиры услышав шум, вышел в прихожую и объявил:

– Я знаю, что ты наставляешь мне рога. Так что, забирай свои вещички и вали на все четыре стороны.

Ольга, выругавшись, забрала сумки и покинула квартиру бывшего жениха. Она была в бешенстве, и, уже не таясь, позвонила любовнику.

Глеб, узнав о случившемся, тоже не стал сдерживать эмоций, и пообещал:

– Жди, сейчас я к тебе приеду.

Вскоре он утешал Ольгу, которая нервно развешивала вещи в шкафу:

– Ну, подумаешь. Другого богатого буратину найдём, что их, не осталось что ли совсем?

– Нет, Глеб! Это – катастрофа. Причём, устроила её эта многодетная овца. Ну, это дорого обойдётся этой крысе Ларисе. Слушай, у тебя какого-нибудь отморозка нет, чтобы ей небо в алмазах показать?

– Фу, Оля! Что за кровожадность! Если живёт эта техничка в развалюхе с кучей детей, и прямо так сильно их любит, то по этому месту и надо бить.

– Детей бить, – истерично хохотнула брюнетка, – это, по-твоему, не кровожадно?

Глеб спокойно пояснил:

– Да никого мы бить не будем. Просто «натравим» на неё работников опеки или фонда социальной защиты, или как они сейчас называются. Пусть ей нервы попортят!

***

Лариса была дома, когда к ней пожаловали незваные гости. Надменные женщины по-хозяйски прошлись по комнатам, заглянули в холодильник и комнаты, с презрением осмотрели чумазых детей и их грязную одежду, расспросили о составе семьи и доходах. Сотрудниц органов опеки, казалось, совершенно не трогает объяснение, что они пришли, как назло, в самый неподходящий день, когда всё и без того идёт кувырком. Главная из визитёрш вынесла суровый вердикт:

– Что же, к сожалению, тревожный сигнал частично подтвердился. Мы увидели печальную ситуацию. Вы не в состоянии прокормить детей и достойно о них позаботиться.

– Да вы что? – Возмутилась Лариса. – На плите варится суп, с фрикадельками. Дети только что играли на улице и пока что просто не успели умыться. В доме всё вверх дном потому, что я грандиозную стирку затеяла, пользуясь тем, что на улице жара и всё махом высохнет.

– И всё-таки, вы не справляетесь. Мать-одиночка, да ещё и трое детей под опекой – это, конечно, нелегко. Не по себе вы ношу взвалили.

Подала голос и худая молодая женщина, которая постоянно что-то печатала в телефоне:

– Скажите спасибо, если мы на вас, Лариса Евгеньевна, не заявим за нецелевое использование пособий!

– Как же – нецелевое? Все траты до копейки могу объяснить. Детей я люблю и мне скрывать нечего. Мальчики у меня ни в чём не нуждаются!

– Обоснуете, если понадобится! – подтвердила главная посетительница. – А вообще, конечно, странно, что одинокой женщине сразу трёх малышей доверили. Я бы сказала — это очень опрометчивый поступок!

– Она на тот момент в браке состояла, – не отрываясь от экрана, сообщила худая.

Дети, прижавшиеся к Ларисе, каким-то образом смягчили сердце главной проверяющей.

– В общем, через три дня вы получите акт о нашем посещении, а через месяц мы придём снова. Если всё будет так, как мы увидели сегодня, то будут приняты самые решительные меры. И ещё, если бы вы были замужем за человеком с хорошей зарплатой или сами бы нормально зарабатывали, вопросов было бы меньше. Понятно?

– Да, – смогла ответить Лариса, сдерживая слёзы и стараясь оставаться вежливой.

***

Вечером на работе у неё всё валилось из рук. Директор, заметив это, спросил:

– Лариса, чего ты такая сегодня?

– Опека приходила. О детях, сказали, плохо забочусь, и что повторно с проверкой придут.

Александр предложил:

– Погоди, я Олега Викторовича позову. Конечно, специализация не совсем его, но что-нибудь толковое он точно подскажет.

Юрист, выслушав Ларису, посоветовал:

– Если сходу, то хорошо бы на должность с нормальным окладом устроиться. Как минимум, одной претензией бы стало меньше. Ну, и про замужество они тоже намекнули не зря. У меня есть приятель, который точнее проконсультирует.

– Олег Викторович, понимаю, что это не совсем правильно, но, в порядке исключения, давай для Ларисы должность организуем? С нормальным окладом. Вы подготовьте с Верой Васильевной все необходимые бумаги, а я подпишу.

Олег Викторович кивнул, и, сообщив контакт своего приятеля-специалиста Ларисе, ушёл. Оставшись с уборщицей наедине, Саша неожиданно предложил:

– Слушай, Лариса, а давай распишемся. Фиктивно. С хорошей должностью и таким мужем, как я, никто у тебя детишек не отнимет. Придут проверяющие, и развернутся!

Лариса согласилась, и, благодаря банальному подкупу работницы ЗАГСа, уже через день стала замужней женщиной. Молодожёны эту новость не афишировали и жили отдельно. Супруга юриста, Вера Васильевна, тоже не распространялась о том, что в трудовой книжке уборщицы появилась запись об её назначении на должность заместителя директора. Лариса всё также ходила убираться и готовилась к очередной встрече представителей органов опеки и ужасно волновалась. Сердце чувствовало какую-то беду, но удар последовал совсем с неожиданной стороны.

***

В один из летних дней Лариса пришла на работу, и узнала, что накануне вечером в автомобиль директора врезался выехавший на встречную полосу грузовик.

– Александр впал в кому. Сейчас он в больнице, – объявил уборщице юрист. – Никакого криминала. Просто оказался не в том месте и не в то время. Теперь только остаётся надеяться, что организм у него крепкий и Сашка выкарабкается. А тебе придётся держать оборону со всех сторон. Уже и Ольга появилась, думала, что отщипнуть от фирмы получится. Наивная. Думала, что я не знаю про её проделки. Только и без неё стервятников полно. В бизнесе так: чуть почувствуют слабину, и разорвать-растащить чужие активы готовы. Сложно тебе придётся. Ты, волей неволей, без пяти минут наследница Саши, не приведи Господь.

– Ничего, Олег Викторович, – ответила Лариса, – у меня экономическое образование, и в благодарность за доброту Александра Петровича я сделаю всё, чтобы сохранить его бизнес.

– Ну, добро, Лариса. Можешь рассчитывать на меня и Веру Васильевну. Конечно, мы без пяти минут пенсионеры, но старые кони борозды не испортят. Кстати, и по поводу дома твоих племянников я тоже работу провёл. Им, кстати, давным-давно положена благоустроенная квартира, так что, думаю, к зиме будете готовиться к переезду.

***

Ларису в реанимацию не пустили. После того, как она показала паспорт с печатью о браке, разрешили прийти, когда Ненашева переведут в палату.

На следующее утро Лариса, попросив тётю Свету посидеть с детьми, появилась в офисе в строгом брючном костюме, в котором когда-то защищала диплом. К счастью, фигура с того времени почти не изменилась. Секретарь, попивая кофе с язвительной Татьяной, едва не поперхнулась, когда уборщица сообщила, что временно будет замещать директора.

– Эй, вроде сейчас не первое апреля! – отметила менеджер.

– Так я и не шучу. Пока Александр Петрович болеет, я за него.

Новость о неожиданном преображении уборщицы распространилась по офису как молния. В кабинет потянулись сотрудники, желающие убедиться в том, что услышали или прочитали в рабочем чате.

Действительно: миниатюрная женщина, которую они привыкли видеть с ведром и шваброй, сейчас сидела в кресле директора перед его ноутбуком. И даже строгий юрист обращался с ней так, будто она имела полное право занимать это место.

Ларисе было очень тяжело. Приходилось терпеть перешёптывания за спиной, какие-то странные звонки и сообщения с провокационными предложениями, испытывать синдром самозванки и волноваться за детей, которым всё-таки пришлось нанять няню.

Ежедневно Лариса навещала своего фиктивного мужа, переведённого в индивидуальную палату, и, веря в то, что он её слышит, рассказывала обо всех событиях в офисе. Женщина признавалась, что волнуется за здоровье Александра и что вести бизнес даже при поддержке юриста ей совсем не просто, и плакала, не скрывая слёз. Визит сотрудниц опеки на этом фоне уже не казался Ларисе непреодолимой проблемой. Тем более что нанятая няня отрабатывала свою зарплату очень добросовестно, а в доме был наведён порядок.

Порой приходилось действовать жёстко, чтобы бизнес Ненашева выстоял в непростое время, но Лариса сумела выдержать все атаки. Она даже сумела выдержать пристальный допрос, устроенный родителями фиктивного мужа. После долгого разговора, поначалу не очень приятного, мама Саши обняла женщину и попросила:

– Ты, если что, не стесняйся обращаться за помощью. Мы с Петей обязательно поддержим. И деток можешь к нам перевезти. Лариса отказалась, объяснив, что не хочет надолго разлучаться с сыновьями, но пообещала сразу сообщить, если будут какие-то новости о состоянии Саши.

***

Фиктивная жена была первой, кого увидел очнувшийся Ненашев. Лариса невероятно обрадовалась и спросила, опасаясь амнезии:

– Добрый вечер, Александр. Ты меня помнишь?

– Да… Ты… Ты кажется Лариса…. Моя фиктивная жена…

– Точно, – расплакалась женщина от счастья, – пойду, врача найду и твоим родителям сообщу прекрасную новость.

***

Появление Александра Петровича в офисе после почти четырёхнедельного отсутствия произвело в фирме очередной переполох, но он не мог не заметить, что как будто атмосфера стала чище.

После того, как Лариса и Олег Викторович завершили рассказывать о том, какие изменения произошли, директор просмотрел финансовые отчёты и удивился:

– Такое впечатление, что это я фирму ко дну тянул. Без меня цифры-то прямо-таки радуют! Слушай, Лариса, а занимай-ка моё место.

– Нет, Александр Петрович, это – лишь результат того, что при мне, уборщице, никто особенно не скрывался. Я была как деталь интерьера, и при мне без стеснения сотрудники говорили обо всём и показывали истинное трудолюбие. Милой Вере Васильевне было непросто, но зато мы избавились от балласта.

Саша попросил:

– Всё-таки, попрошу ещё немного поработать за меня. Хочу окончательно восстановиться.

Олег Викторович успокоил директора:

– Правильно, Саш. Я тебя могу к родителям отвезти. Там, на мамином бульоне, папиных шашлыках и свежем воздухе, здоровье быстро поправится.

**»

Отдыхая в особняке родителей, Александр всё чаще думал о том, что хочет до конца своих дней жить с Ларисой. Тем более что и мама с папой относились к ней вполне благосклонно, и даже четверо детей их не смущали.

– Можно и общего сыночка родить, чтобы баскетбольную команду собрать, – шутил Пётр Иванович.

Однако Саше эта идея понравилась. Однако перед тем как объявлять о своих намерениях, он хотел полностью восстановиться.

***

– Лариса Евгеньевна, к вам Ольга Мирская, – сообщила новая секретарь, – по личному вопросу.

Догадавшись, что это пожаловала бывшая невеста Саши, и, стараясь дышать размеренно, Лариса ответила:

– Пусть заходит.

Брюнетка, поздоровавшись, стала просить:

– Помоги мне, пожалуйста! У меня с родителями отношения ужасные, а этот гад, из-за которого я потеряла Сашку, меня бросил. Сказал, что я нефартовая. Богачи на меня клюют, но только для кратковременных развлечений.

– Избавь меня от пикантных подробностей, и вообще: чего ты от меня хочешь? Чтобы я Александра тебе вернула? Не дождёшься.

– Лариса, мне нужна работа, – Ольга даже пустила слезу, – выручи, пожалуйста.

– Знаешь, может, я бы тебе и помогла, если бы ты не натравила на мою семью органы опеки. Никогда тебе испуга своих детей не прощу! К тому же, я только что очистила штат. Я же уборщица, и только на это и гожусь, правда же?

Уходя, раздосадованная Ольга громко хлопнула дверью, но Ларисе было всё равно. Вечером её в уютной квартире со всеми удобствами ждали любимые дети, а ещё и Александр обещал подъехать в гости. Женщина чувствовала, что этот визит полностью изменит всю жизнь, и не ошиблась. Они стали настоящей, а не фиктивной, семьёй.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

2 комментария

Б
Борис Ответить

Очень понравился рассказ.

    Б
    Борис Ответить

    Такие рассказы можно считать сутками.

Напишите комментарий

Красивая уверенная шикарная женщина идёт по городу
Муж живёт на две семьи и не считает себя виноватым

История, о которой я хочу рассказать, знакома многим. К сожалению, она давно стала нормой для многих мужчин. Но я никак...

История, о которой я хочу рассказать, знакома многим. К сожалению,...

Читать

Вы сейчас не в сети