Красивая женщина пьёт виски

Отпусти обиду, закрой дверь в прошлое, посмотри в новую жизнь…

– Никита, ты можешь сегодня сходить на родительское собрание вместо меня? – спросила Ангелина, раскладывая по тарелкам сына и мужа омлет. – У меня не получится. Таисия Валерьевна попросила подменить её, и я не смогла отказать ей. Она ведь меня всегда выручает, мне неловко, понимаешь?

– Понимаю, – кивнул Никита и подмигнул сыну. – Ну что, сам во всём признаешься или дождёмся жалоб Марины Семёновны?

– Ну какие жалобы, Никита? – Ангелина погладила сына по голове. – Митя у нас очень послушный мальчик. К тому же он только во втором классе, разве у кого-нибудь могут быть жалобы на такого чудесного ребёнка?

– Ну-ну, ты его не захваливай, – улыбнулся Никита жене. – Воспитание должно быть строгим. Вот твой дед, Митька, с меня по три шкуры спускал.

– Как это? – округлил глаза Митька.

Он знал доброго деда Василия и очень любил его, а потому ему трудно было представить, что он мог когда-то обижать его папу.

– Дедушка тебя бил?!!!

– Нет,– рассмеялся Никита. – Никогда. Даже пальцем не трогал. Просто такое выражение есть, «снять три шкуры». Так говорят, когда хотят сказать, что кто-то с кем-то поступает очень строго. Твой дедушка многое мне не позволял, следил, чтобы я хорошо учился, не разрешал баловаться.

– Аааа,– протянул Митя. – Понятно. Значит, Марина Семёновна у нас в классе со всех шкуру снимает. А с меня – нет. Она, наоборот, всем ставит меня в пример.

– Ну раз так, значит, на собрание можно и сходить, краснеть не придётся, – Никита закончил завтрак, поднялся и похлопал сына по плечу. – Давай ускорься, я подброшу тебя до школы.

Митя торопливо допил сок, поблагодарил мать за вкусный завтрак и побежал в свою комнату за портфелем.

Ангелина улыбнулась: Митька весь в отца, такой же красавец и характер один в один, неугомонный, весёлый, жизнерадостный. Да, серьёзной в их семье была, наверное, только она. Но с этим уже ничего не поделать…

Ангелина выросла в семье потомственных военных по мужской линии и врачей по женской. И хотя обладала вполне незаурядным чувством юмора, никогда открыто не показывала этого, умело пряча эмоции где-то в глубине своей души.

Ангелина уже вытирала стол, когда в кухню вошли муж и сын, чтобы пожелать ей хорошего дня и спокойного дежурства.

– Никита, я сейчас что-нибудь приготовлю вам на обед… – начала она, но муж перебил её.

– Не надо, мы с Митькой найдём, что поесть. Сходим в кафешку, например. Или что-нибудь закажем, за это не волнуйся.

– Тут ещё запеканка осталась и котлеты, – показала на холодильник Ангелина.

– Ну тем более! Что ты так переживаешь? Иди лучше часик отдохни, тебе ведь сутки быть на ногах. Всё, мы побежали, родная, не скучай!

Ангелина улыбнулась:

– Да уж постараюсь!

Она проводила их до порога, поцеловала и закрыла дверь, а потом вернулась в спальню и легла на кровать: всё-таки как повезло ей с мужем. Никита умный, красивый, заботливый и вообще успешный во всем. Мысли женщины прервал телефонный звонок. Это была её подруга Олеся.

– Привет, Лина, хотела пригласить вас с Никитой сегодня к нам. Фёдора повысили в должности, и мы решили отметить это дело в ресторане.

– Ой, Олесенька, милая… Прости, я не могу… Понимаешь, я заступаю на сутки, уже сейчас буду собираться на работу. Мне так жаль! И я так рада Федю и за тебя! Тысячу раз поздравляю! Мы обязательно отметим с вами повышение Феди, только чуть позже.

– Ну ладно, – вздохнула Олеся. – Жаль, конечно. Мы так давно с тобой не виделись, хотелось посидеть, поболтать.

– Ничего, ещё всё успеется,– сказала Ангелина. – А теперь извини, мне нужно собираться.

– Да-да, давай, пчёлка-труженица! – попрощалась с ней Олеся, – ну и на всякий случай запомни: мы сегодня будем в Вероне. Вдруг твои планы изменятся, тогда присоединяйтесь!

Ангелина отключила вызов и отправилась в ванную комнату, а ещё через час входила в здание клиники, где работала уже восемь лет…

Время до вечера прошло в привычном для Ангелины режиме, и она не заметила, как на город опустились сумерки. Только когда ей позвонил Никита и рассказал, как прошло родительское собрание, она поняла, что снова заработалась.

– Прости, я хотела сама позвонить тебе, но времени не было даже присесть. Один случай вообще оказался тяжёлым…

– Ну у тебя, как всегда,– рассмеялся Никита. – Ладно, слушай внимательно, буду докладывать. Сын наш учится хорошо, дисциплина тоже на уровне, нареканий и замечаний нет. На нужды класса необходимую сумму сдал, экскурсию куда-то там, не помню куда, одобрил. Марину Семёновну домой отвёз. Это что касается родительского собрания. Теперь дальше. Сына покормил, сам поел, посуду помыл.

– Подожди, – прервала мужа Ангелина. – Как это «отвёз Марину Семёновну домой»?

– А, ты про это! Ну тут всё просто и без криминала, – рассмеялся Никита. – Собрание закончилось, и она хотела вызвать такси, но мы же с Митькой джентльмены, поэтому предложили ей подбросить до дома. А что, не надо было? Просто я подумал, что час вечерний…

– Нет, что ты! – успокоила его Ангелина. – Ты всё правильно сделал. Она же воспитывает наших детей и имеет право на хорошее отношение.

– Вот и я так подумал, – сказал Никита. – Ну так, о чём я? Ах, да! Можешь не беспокоиться, с нами всё в порядке. Митька уже искупался, сейчас я тоже приму ванну, слышишь, вода шумит? Потом посмотрю какой-нибудь фильмец и спать.

– Ну и отлично, – Ангелина представила себе мужа с полотенцем на плече и улыбнулась, а внутри разлилось приятное тепло. – Я люблю тебя, Никита.

– Я тоже люблю тебя, моя хорошая, – сказал он, прежде чем отключить вызов.

Прошло немало времени, прежде чем Ангелина, воспользовавшись минутой отдыха, прошла в ординаторскую и прилегла на диванчик, с блаженством вытянув гудевшие ноги. Она закрыла глаза и тут же почувствовала, как усталость разливается по всему телу и придавливает её к дивану. Мгновенный сон навалился на нее, и Ангелина задышала так легко и спокойно, что когда телефонный звонок вернул её в действительность, ей показалось, что она проспала несколько часов, хотя на самом деле прошло всего пятнадцать минут.

Ангелина машинально провела рукой по лицу, поправила волосы, потом нащупала телефон и ответила на входящий. Это снова была Олеся и Ангелина подумала, что она опять будет приглашать их с Никитой к себе, но та заговорила взволнованным голосом:

– Лина! Ты на работе?

– Ну да, Олеся, я же тебе говорила. У меня дежурство.

– А Никита?

– Дома с Митей. Спят уже, наверное, поздно ведь, – начала Ангелина, но Олеся перебила её.

– Где Митя не знаю, а Никита твой в ресторане с какой-то женщиной! Сидит, ручку её поглаживает…

Ангелина, всё это время находившаяся в полусне, проснулась мгновенно:

– Что такое ты говоришь? Олеся! Этого не может быть!

– Ну знаешь, я не слепая и не глупая. Да и твоего Никиту трудно не узнать!

– Олеся, ты ничего не путаешь? – в голосе Ангелины слышались явные нотки недоверия и Олеся вспыхнула.

– Ну знаешь! Я не врушка! Дама такая эффектная, грудь и всё такое… Она яркая брюнетка, стрижка каре. Если хочешь, я прямо сейчас подойду к ним… Ой, подожди… Они уходят! Ну всё, опоздала… Алло, Ангелина… Ты меня слышишь?

Но Ангелина уже отключила вызов и набрала номер мужа. Он ответил не сразу, но его сонный голос все ей объяснил:

– Да… Лина, что случилось?

– Ничего, – ответила она и замялась. – Никита… а ты где?

– Ну где я могу быть? Дома, сплю. А что?

– Да нет, ничего. Просто тут какое-то недоразумение… Звонила Олеся и сказала, что видела тебя в ресторане с какой-то женщиной.

– Лина, милая, ну ты о чём? Я дома и уже крепко спал. Хочешь, я Митьку разбужу, и он скажет тебе, что я с ним?

– Нет-нет, что ты…

– Олеська твоя наверное перебрала лишнего, – недовольно проговорил Никита, – вот ей и мерещится непонятно что. Ладно, Лина, если ты не против, то я спать. А, подожди… Как твои дела?

– Одна экстренная операция, а так всё в порядке,– ответила ему Лина, чувствуя себя ужасно глупо. – Ложись спи. Я больше звонить не буду.

– Хочешь, я приеду? Кофе тебе привезу?

– Нет! Не надо! – поспешно заговорила Лина, зная, что если она попросит, он примчится на край света. – Все, спи. Люблю тебя!

– И я тебя люблю!

Ангелина отключила вызов и прижала телефон к губам: вот глупая эта Олеся! Поставила её в такое положение…

«Ладно, утром извинюсь,» – подумала Ангелина и села к столу, чтобы привести в порядок карты наблюдений своих пациентов.

А Никита, бросив телефон на панель приборов, повернулся к красивой брюнетке, которая, улыбаясь, не сводила с него глаз.

– Значит, ты любишь её? А меня?

– А тебя просто обожаю!

Она в ответ рассмеялась:

– Я знала, конечно, что ты такой рисковый, но чтоб вот так… Сумасшедший! А если бы она согласилась, чтоб ты разбудил сына? Что бы ты делал тогда?

– Я слишком хорошо знаю свою жену, Мариша, – усмехнулся Никита. – Она никогда бы не позволила разбудить Митьку из-за такого пустяка.

– Это я пустяк? – она надула и без того пухлые губы. – Я на тебя обиделась. Отвези меня домой.

– Не сразу, – ответил Никита.

Была уже глубокая ночь, когда он тихонько открыл дверь своей квартиры и первым делом прошёл в комнату сына. Митька крепко спал, разметавшись по постели, одеяло свалилось на пол, а подушка вот-вот должна была упасть. Никита поправил её, потом удобно уложил сына и укрыл его одеялом, но когда направился к двери, Митька проснулся и позвал отца:

– Папа, а ты где был? Я проснулся, а тебя нет. Я испугался, звал тебя, а потом опять уснул…

– Тссс, – Никита вернулся к сыну и присел с ним рядом.– Спи, сынок… Я дома, тебе всё просто приснилось. Спи…

– А, ну тогда ладно, – согласно кивнул мальчик и тут же снова уснул.

Никита вздохнул с облегчением, вышел из комнаты и сразу же направился в душ. Он долго стоял под прохладными струями, думая о том, что чуть не попался сегодня из-за этой дуры Олеси. Надо же было такому случиться, что она оказалась в том же ресторане, что и он. Хорошо хоть Лина такая наивная и доверчивая. Никита с теплотой подумал о жене. Он всё-таки любил её и не хотел расставаться, или причинять боль. Но Мариша…

Она свела его с ума. И Никита, в первый же раз, при знакомстве, встретившись с ней взглядом понял, что перед ним сама неизбежность. А значит, бороться с этим бессмысленно. И вот уже больше года он старательно и успешно скрывал от жены свое увлечение безумием, которое звали Марина.

Утром Никита встретил жену нежным поцелуем и вкусным завтраком, окончательно убедив её в том, что он любит только её, а Олеся просто обозналась и вообще, Ангелина должна верить ему, а не кому-то другому.

Прошло ещё несколько месяцев.

Всё это время Никита жил как на вулкане, потому что Марина просто не давала ему покоя. Она могла позвонить ему в любое время, требовала к себе особого внимания, даже ночью забрасывала сообщениями, не заботясь о том, что их могла прочитать его жена. А ещё, когда Ангелина уходила на ночное дежурство, могла прийти к Никите домой и проводила с ним несколько часов.

– Да ты с ума сошла! – шептал ей Никита, отвечая на страстные поцелуи. – Митька может проснуться.

– Нет, он спит и будет спать… а мы закроем дверь на ключ…

Но однажды утром, когда Ангелина, вернувшаяся с ночного дежурства, зашла в спальню, чтобы переодеться, на полу, рядом с постелью увидела небрежно брошенное женское белье. Никита вошёл туда вслед за женой и испугался, увидев, как она побледнела.

– Лина, что с тобой? – бросился он к ней. – Тебе плохо?

– Что это? – она подняла чужую вещь за тонкую лямочку и показала мужу.

– Я … я не знаю… Лина… – растерялся Никита, не сумев на ходу придумать какое-нибудь более-менее подходящее объяснение.

– Ты что, приводил сюда кого? – в глазах Ангелины было столько боли, что Никита зажмурился. – Ты развлекался с кем-то в нашей постели, пока сын спал в своей комнате? Никита… Это чудовищно! Я не могу поверить…

– Лина… Лина, милая, прости…

– Боже мой, Никита! – Ангелина закрыла лицо руками, – сколько раз мне чудилось, что в нашей спальне есть посторонний запах… Женские духи, но я всегда одёргивала себя, думала, что мне показалось… а ты… Ты…

Никита упал перед женой на колени, ловил её руки, заглядывал в лицо, умолял простить его и говорил, что ошибся, но она не стала его слушать и потребовала, чтобы он ушёл.

– Прямо сейчас! Я не хочу больше видеть и слышать тебя! – плакала она. – Мне противно, понимаешь??? Просто противно!!!

Никита понял, что сейчас ничего не сможет добиться и, взяв самые необходимые вещи, в самом деле, ушёл, а Ангелина долго ещё билась в рыданиях, закрывшись в ванной комнате.

Прошло несколько дней.

Ангелина сказала сыну, что папа уехал в командировку, и пока не будет жить с ними. Она думала, что Никита ушёл к той, другой женщине, но это было не так. Марина, став совсем невыносимой, оттолкнула от себя Никиту, и он уже не пылал к ней той страстью, что раньше. Напротив, он сделал всё, чтобы избежать общения с ней и не отвечал на надоедливые звонки. Никита ждал, что ему позвонит Ангелина и предложит поговорить, ведь нельзя было всё оставить вот так, не выяснив ситуации. Но жена молчала, и тогда он решил сам прийти к ней.

Виктор, анестезиолог, работавший в клинике вместе с Ангелиной, с чашкой кофе в руках подошёл к окну в ординаторской и присвистнул, взглянув во двор:

– Лина, тебе надо это увидеть…

Ангелина с удивлением посмотрела на него, потом неуверенным шагом подошла к окну. Краска тут же бросилась ей в лицо: во дворе клиники прямо под окнами стоял Никита с огромным букетом роз, а рядом с ним аниматор в облике двухметрового белого медведя кланялся, посылал воздушные поцелуи и всем чем можно показывал раскаяние, которое должен был испытывать сам Никита.

– Клоун несчастный! – проговорила Ангелина и отвернулась от окна.

– Ну что, всё так плохо? Поссорились? – спросил Виктор с явным сочувствием в голосе.

– Витя, миленький, пожалуйста, – протянула к нему руки Ангелина. – Выйди, скажи, что я не хочу с ним разговаривать. Пусть уходит…

– Лина, я для тебя всё, что угодно, только не это. Ну как это будет выглядеть? Слушай, ну выйди сама. Надо же объясниться. Тем более что если ты этого не сделаешь, он поднимет на уши всю клинику. И так уже и персонал и пациенты на окнах висят как гроздья винограда.

Ангелина вздохнула и вышла к мужу.

– Никита! Что за цирк ты тут устроил? Уходи и медведя своего забирай.

– Лина, я думал, что тебе понравится. Хотел насмешить…

– Чем? Тем, что выставил меня полной дурой? Никита, я не хочу тебя видеть! Всё теперь в прошлом, понятно?

– Лина…

– У-хо-ди!

Она вернулась в клинику, а Никита, бросив розы на асфальт, ушёл в сопровождении своего неуклюжего друга. Ангелина с радостью поняла, что в ординаторской никого нет и, закрыв лицо руками, заплакала тихо, без рыданий, только крупные слёзы стекали по её пальцам.

Вдруг кто-то обнял её, крепко прижав к себе, а через секунду раздался мягкий голос Виктора:

– Ну перестань. А то до вечера лицо будет опухшим. Я Веруню за пирожными послал и чайник поставил, сейчас заварю тебе свежего чайку, будешь?

Ангелина всхлипнула.

– Понятно, будешь, – улыбнулся Виктор и, приподняв голову Ангелины заглянул ей в лицо. – Ну, всё? Вытираем слёзки…

– Ты со мной как с маленькой девочкой, – ещё раз всхлипнув, сказала Ангелина.

– Прости, – рассмеялся Виктор. – У меня же дочка, ей всего шесть. Вот я и привык с ней так общаться… Ну, когда она плачет.

Ангелина вздохнула. Она совсем забыла, что Виктор вот уже несколько лет был вдовцом и ему, конечно же, было намного труднее, чем ей. Она постаралась взять себя в руки:

– Просто очень тяжело жить-жить, думая, что всё хорошо, а потом понять, что это совсем не так…

– Лина, а может быть тебе следует помириться с мужем?

Она в ответ только покачала головой:

– Не смогу…

Прошло несколько недель.

Ангелина подала на развод, который обещал быть трудным и долгим. И хуже всего было то, что ей чуть ли не каждый день приходилось объяснять сыну, почему теперь папа не будет жить с ними.

Однако однажды утром произошло еще одно событие, снова выбившее её из колеи. Лина только пришла на работу, когда её остановила учительница сына.

– Марина Семёновна? – удивилась и в то же время испугалась Ангелина. – Что-то с Митей?

– Да при чём тут Митя? Я больна и ты обязана вылечить меня! Я знаю, что ты лучший гинеколог и спасти меня можешь только ты!

– Марина Семеновна, – покачала головой Ангелина, – у каждого из нас свой профиль. Я провожу не все операции и вообще сначала необходимо полное обследование.

– Вот как?! Значит, нашла момент мне отомстить, да??? – закричала разгневанная учительница. – бессовестная! Да твой Никита сам бегал за мной как хвост! Я-то тут при чём? Ты сама за такого замуж вышла! А я виновата?!

Ангелина округлила глаза: она только сейчас поняла, что учительница Мити, Марина Семёновна, полностью подходит под описание Олеси: яркая брюнетка, пышнотелая и красивая. И то белье, которое Лина когда-то нашла в своей спальне, явно принадлежало Марине.

Ангелина прижала ладонь к губам, но вместо крика или слез вдруг громко рассмеялась. Она хохотала, а Марина стояла и во все глаза смотрела на нее, задыхаясь от страха и злобы. На последнем медосмотре врачи обнаружили у неё проблемы, и теперь её ничего не волновало, кроме собственного здоровья.

– Ну так что, ты мне поможешь? – спросила она, наконец, когда Ангелина перестала смеяться. – В конце концов я твоего сына в отличниках держу!

– За это его отец, я так понимаю, с вами уже расплатился, – не удержалась от язвительного замечания Ангелина. – А теперь простите, мне пора работать.

– А как же я? – Марина преградила ей путь. – Я больна! Меня надо срочно лечить!

– А я-то тут при чём? – пожала плечами Ангелина. – Кажется, так вы только что мне сказали?

Виктор вышел на шум и тут же столкнулся с Ангелиной.

– Что тут происходит? – показал он на Марину, сидевшую на полу посреди коридора и громко рыдавшую.

Ангелина поморщилась и махнула рукой.

– Ой, Витя, не спрашивай…

Она горько усмехнулась и скрылась за дверью. А Виктор посмотрел ей вслед, затем подошёл к Марине и долго о чем-то с ней разговаривал. Потом вернулся к Ангелине:

– Ну и что ты решила? – спросил он. – Поможешь этой Марине?

– Нет, – сказала Лина. – Не дай Бог что-то пойдёт не так. Скажут, что мстила.

– Ты права,– задумчиво проговорил Виктор,– я тоже думаю, что она специально просится именно к тебе. Знает, что ты горы свернешь, лишь бы с ней было все в порядке. Ну, чтоб тебя в мести не обвинили. Наверное, тебе и в самом деле не стоит заниматься её лечением. Хотя с другой стороны… Отпусти обиду, закрой дверь в прошлое, посмотри в новую жизнь…

– В новую? – Ангелина повернулась к Виктору и тут же оказалась в его объятиях. – Ну, если только с тобой.

– Только со мной,– улыбнулся Виктор,– только со мной…

Операция Марины прошла успешно, Ангелина все сделала просто блестяще. И даже то, что Никита во время развода отсудил у неё квартиру, её совсем не расстроило. Теперь она вместе с сыном жила в большом двухэтажном доме Виктора, и Митя искренне привязался не только к нему, но и к его умнице-дочери. Ангелина тоже полюбила девочку и теперь радовалась, что у них такая большая и дружная семья. Вскоре они с Виктором стали мужем и женой, а Никита ещё долго не мог найти места в этой жизни и в конце концов навсегда уехал из города, забыв о сыне и о том, что когда-то любил, но так и не смог удержать.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

1 Комментарий

Ю
Юлия Ответить

да, было понятно, то между Ангелиной и Виктором возникнут отношения, но для Никиты финал печальный

Напишите комментарий

Старая мама старушка бабушка
Зачем тебе такие деньги мама?!

Евдокия Петровна Кирилова, она же - Кирилиха, она же - Дуня (так обращались к ней деревенские соседи), жила в доме...

Евдокия Петровна Кирилова, она же - Кирилиха, она же -...

Читать

Вы сейчас не в сети