Грустная бедная красивая одинокая девочка

Убирайся! От тебя воняет! Лучше бы ты вообще не приходила

— Бабуль? Бабуль! Я пошла уже, в школу пора! — Прокричала во весь голос девчонка с косичками в сторону огорода.

Участок у них был большой, так что старушку даже почти не было видно за цветущими деревьями и кустарниками. Да и слух у бабули был уже не тот, поэтому приходилось повторять по несколько раз.

— Иди-иди, давай, Зоенька, с Богом! — Ответила, наконец, старушка.

Внучка была одета, накормлена завтраком, а большего ей и не требовалось. Как раз начался сезон активного ухода за растительностью, поэтому женщине приходилось копошиться в земле по нескольку часов в день. Старые кости не давали возможности заниматься этим круглосуточно, а довольно жаркая погода и вовсе прогоняла всех с улицы уже к десяти — одиннадцати утра, поэтому бабушка торопилась. На сегодня у неё были большие планы.

А Зоя уже вовсю семенила по улице. Несмотря на то, что жили они с бабушкой в домике на отшибе, в школу с младших классов девочка привыкла ходить самостоятельно. Да и что там этой дороги? Всего ничего: десять минут по частному сектору по прямой, а потом ещё пара поворотов вдоль пятиэтажек — и она на месте. Её бабуле, в своё время, приходилось куда тяжелее, ведь она проживала с родителями в посёлке, и была вынуждена добираться по несколько километров до соседней деревни.

Зоя шла, не торопясь, и с удовольствием разглядывала расцветающие деревья. Аромат в округе стоял невероятный, да ещё и людей практически не было. Зоя с бабушкой жили в так называемом дачном массиве. В советские времена её семья ездила сюда на выходные покопаться в грядках, а потом город разросся так, что многоэтажки подобрались практически вплотную к дачам. Некоторые люди начали оформлять здесь прописку и отстраивать шикарные коттеджи, другие забрасывали или продавали участки. Поэтому дорогие здания, облицованные декоративным кирпичом, здесь соседствовали с полуразрушенными халупками и заросшими травой землями. Девочка жила как раз в таком непримечательном доме. Печку они до сих пор топили по-чёрному, из-за чего стены домика постоянно покрывались копотью, которую надо было оттирать, если не хочешь запачкаться. В то время, как сверстники Зои из работы по дому ишь выбрасывали мусор, да мыли посуду, ей приходилось чуть ли не еженедельно скакать с мокрой тряпкой по всем укромным уголкам. Делала она это с неохотой не только из-за лени, но и оттого, что во время такой работы было невозможно не вымазаться сажей с ног до головы. Вопрос купания тоже стоял остро. Баня затапливалась строго раз в неделю в целях экономии, да и просто по привычке. В остальные дни можно было лишь до умопомрачения тереть себя мыльной мочалкой и обливаться холодной водой прямо посреди кухни, поэтому Зоеньке даже никогда волосы не отращивали: стригли чуть ли не под мальчика, чтобы было проще ухаживать. О том, чтобы часами лежать в мыльной пене, как это делали одноклассницы, девочке приходилось только мечтать. О туалете и говорить нечего — он был самым простым деревенским и располагался на другом конце огорода.

В младших классах было просто: вся малышня настолько была занята собственными заботами, весельем и играми, что никто не замечал отличий между детьми. Ну, максимум, удивлялся, что у того или другого одноклассника нет модной игрушки, новенького рюкзачка на первое сентября или большого набора фломастеров. К началу средней школы стало сложнее: девчонки, все как одна, вдруг начали интересоваться «взрослыми» вещами и мечтать поскорее вырасти. Кто-то стал вовсю краситься дорогой маминой косметикой, другие даже ходили на маникюр в салон и хвастались новенькими ноготочками в классе. Если учителя и пытались как-то контролировать этот процесс, то выходило у них плохо. Некоторым старшеклассницам вообще удавалось приходить в школу в полном боевом раскрасе, с кучей пирсинга и даже с дредами или разноцветными волосами. А малышня смотрела на всё это и мечтала повторить.

Разумеется, на фоне всего этого разнообразия способов самовыражения Зоенька выглядела весьма скупо и неряшливо одетой. Какие уж там крашенные волосы, она мечтала хотя бы о том, чтобы не приходилось по утрам оттирать пятна копоти с потрёпанной белой блузочки, которую девочка носила уже третий год и берегла, как зеницу ока, потому что новая ей не светила. Она хоть и старалась купаться почаще, чем позволяла бабушка, намывала волосы в тазике через день и специально для этого нагревала воду в чайнике. Даже купила собственные бритвенные станки, чтобы хотя бы повышенной волосатостью не отличаться среди модных сверстниц, но ничего из этого не помогало. Да, девочка перестала быть такой незаметной замарашкой, как раньше. Тщательно следила за чистотой одежды и старалась оттереть каждое пятнышко не только со стен, но и с лица и тела, отрастила, наконец, длинные и густые волосы, даже брови начала выщипывать. Но это уже было бесполезно, ведь первое впечатление нельзя произвести второй раз, а её уже вся школа запомнила, как не самую чистоплотную девицу.

Школу она очень любила, всегда старалась быть среди одноклассников: участвовать в разговорах, поддерживать сплетни и помогать в учёбе отстающим, но такой напор только ещё больше отталкивал детей. С ней не хотели садиться за одну парту, поэтому всегда приходилось быть в вынужденном одиночестве. Её не брали ни в одну команду на уроках физкультуры, как бы ловко она ни управлялась с мячом. С ней не хотели делать совместные проекты и доклады, хотя она всегда тянула руку первая и была практически круглой отличницей. Даже младшеклассники не хотели общаться с Зоей, видя отношение к ней других учеников. Ох, честно говоря, это было просто ужасно. Некоторые учителя с сочувствием смотрели на девочку, которая не находила для себя места ни в одной компании. Другие же, напротив, будто поддерживали эту своеобразную «травлю» и точно также сторонились девчонки. Открытого бунта, неуважения или презрения никто не проявлял, но разве от этого было легче? Зоя перестала тянуться к одноклассникам. Она ходила на уроки скорее по привычке и из-за бабушки, чем от любви к этому потерянному коллективу. Она чувствовала постоянное одиночество и желание открыть свой внутренний мир кому-нибудь. Ей всегда казалось, что она интересная и необычная девчушка: много читает и умеет, легка на подъём, готова на любые приключения.

Да только никому этого было не нужно кроме неё самой. Даже бабушка её не понимала. Она выросла совсем в другие времена, где такие мелочи как туалет на улице вообще не имели значения. Она привыкла, что все дети друг за друга горой и даже подумать не могла, что её прекрасную малышку можно из-за чего-то недолюбливать. На родительские собрания женщина ходила редко, с другими родителями тоже совсем не общалась. Она была занята другим: заботами о том, как прокормить и вырастить девочку в одиночестве, поскольку родителей у Зои не было. Отец был вовсе неизвестен, он, кажется, сбежал, как только услышал, что какая-то девка от него случайно залетела. А мать погибла при невыясненных обстоятельствах, когда малышке не исполнилось и двух лет. Тогда бабушка была ещё молодой и полной энергии, она не могла позволить, чтобы внучку отправили в детский дом, и полностью взяла на себя все родительские обязанности.

Конечно, этой крохотной ячейке общества категорически не хватало денег. Бабушка раньше работала на заводе, но после выхода на пенсию ей сократили и пришлось скитаться по подработкам, а затем и вовсе довольствоваться пенсией и едой с огорода. Какое же в такой атмосфере можно ожидать понимание от одноклассников? Из разных уголков школы чуть ли не ежедневно слышались упрёки в её сторону.

— Ой, не подходите к ней! Девчонки, вы чего, не знаете? Она побирушка! Та ещё бомжиха, в школе таких больше нет! Мне брат говорил, что видел, как она роется по помойкам представляете? Такой стыд! — Говорила одна смелая девица.

— А я слышала, что она живёт совсем одна в каком-то заброшенном доме на краю города! Представляете, одна в заброшке! Ни света, ни воды, ни даже интернета! И вместо нормальной еды только сухими дошираками питается! А моется когда дождь пойдёт или кто-нибудь из соседей сжалится над ней!

— А кто-нибудь вообще видел её родителей? Они хоть существуют? Или её бомжи и создали, а потом отказались? Ну ещё бы, я бы тоже от такой отвернулся!

— Я слышала, что она сбежала из детского дома и теперь трётся в подвалах. А одежду даже в секонд хенде не может себе позволить купить! Помните, мы в прошлом году нуждающимся собирали пакеты из дома? Так вот, это всё точно для неё было!

Разумеется, почти все догадки были пустыми разговорами. Неужели кто-то всерьёз мог подумать, что беспризорница ходит в школу, и никому из органов опеки нет до этого ела? Но перемывать косточки и строить самые нелепые догадки любили все, хотя почти все одноклассники знали о том, что Зоя просто-напросто живёт с бабушкой.

Однажды в пятом классе всех ребят пригласили в небольшую однодневную поездку в соседний более крупный город. Там детей ждала уйма развлечений: аквапарк, экскурсия в музей, пешая прогулка по набережной и обед-пикник на природе. Стоимость была невысокой для большинства родителей, но сильно «кусалась» по мнению Зоиной бабушки. Как только девочка не уговаривала, ни умоляла и не выпрашивала разрешение и нужную сумму, поехать ей не позволили. А вот всех одноклассников (и даже почти всех ребят из параллели) с лёгкостью отпустили, о чём они с особой гордостью и восторгом говорили последующие несколько учебных дней. Кому-то удалось прокатиться на самой высокой взрослой горке, куда детей не должны были пускать. Двое других мальчишек незаметно забрались на памятник и сфотографировались там, а девчонок даже отпустили на полчасика прогуляться по магазинам в торговом центре. Вот визгу-то было! А Зоя могла о таком лишь мечтать и тяжело вздыхать, да подслушивать разговоры ребят.

Впоследствии такое повторялось, конечно, не единожды. Ребят несколько раз возили на автобусе в местные музеи, отправляли на фабрику мороженного и даже на три дня отпускали с уроков ради поездки на поезде в соседнюю область. А что делала Зоя? Разумеется. Её никто не пожалел, вместо всех перечисленных удовольствий она была вынуждена ходить на уроки с другим классом. Никакой жалости!

Конечно, подобные лишения никак не улучшали её авторитет в коллективе. Над девочкой с каждым годом стали только больше подшучивать, намекая на её незавидное материальное положение. В седьмом классе она даже пыталась устроиться на подработку, но бабушка была категорически против, да и брать такую малявку никто не хотел. Потом дети несколько поуспокоились. В класс пришли новенькие, которые нет-нет, да и могли перекинуться с девчонкой парой слов. Полгода она даже имела соседку по парте! И хотя они разговаривали только по делу, Зоя никогда не чувствовала себя такой счастливой и вовлечённой в дела коллектива. Затем настал черёд каких-то нескончаемых групповых работ. Школа решила попробовать экспериментальную методику учёбы на пару четвертей, где ребятам постоянно давали самостоятельные и лабораторные работы для трёх и более людей. Дети восприняли это с энтузиазмом и восторгом, ведь их личная ответственность сводилась к нулю. Команды распределяли грамотно: в каждую брали хотя бы одного отличника, одного мальчика или девочку с художественными навыками, кого-то с ораторскими способностями, с творческими и так далее. Так и вышло, что Зоя, наконец, оказалась в одной из команд,чему была несказанно рада. И, о, чудо! К ней потянулись одноклассники! Во время выполнения каждой из работ она общалась почти со всеми членами собственной группы! Девочка была разносторонне развита и любила активничать, поэтому была рада раздавать советы направо и налево, а иногда и вовсе выполнять работу за других, если у тех совсем не получалось. Где-то делала зарисовки, где-то помогала писать грамотный текст, а потом заучивала его и с гордостью рассказывала. В это время на неё навалилось столько работы, что иногда хотелось упасть дома без задних ног. Но зато к ней потянулись ребята! Разве такое счастье можно оценивать такими мелочами как усталость? Даже из других групп обращались за помощью, когда видели, что она рада поработать за них, чуть ли не очередь выстраивалась. Она была безумно довольна и почувствовала, наконец, что её ценят, а её знания уважают и используют по назначению. Три раза даже удалось попасть в гости к одноклассникам, что вообще повергло её в шок. Она, конечно, пару раз была в гостях у кого-то из соседей, но там обстановка выглядела совсем не так, как в домах «городских» одноклассников. Она сходила в настоящий чистый туалет со смывом и мягкой многослойной туалетной бумагой. Да, в школе тоже были такие туалеты, но они даже ей казались какими-то вечно грязными и неприятными, а бумага и вовсе отсутствовала. Она увидела ухоженные, хорошо обставленные квартиры с мягкими диванами и пушистыми пледами. Побывала на кухне с таким гарнитуром, который раньше видела только по телевизору в программах про ремонт. Да что там говорить, девочку повергло в шок, что абсолютно у каждого ребёнка, у которого она побывала, имелся собственный рабочих стол с компьютером. О такой радости можно было только мечтать. У всех были собственные комнаты, только одна девчонка делила свою со старшим братом и бесконечно ныла по этому поводу. А Зоя слушала и думала, что она бы что угодно отдала за то, чтобы вот также с братиком иметь свою двухэтажную кровать и шведскую стенку с качелями и канатом. И если ради того, чтобы провести несколько часов в таком чудесном месте, нужно просто помочь друзьям (а она уже верила и надеялась, что эти люди готовы стать ей друзьями), то Зоя готова делать это хоть каждый день! А потом на неё свалилась суровая правда жизни…

Девочка спешила на очередную встречу с одноклассниками, которые ждали её возле крайнего подъезда дома. Но когда она подходила, на кроссовке вдруг развязался шнурок. Зоя остановилась, присела, чтобы завязать, и нечаянно подслушала разговор с множеством неприятных подробностей.

— Класс, сегодня давайте в телефоны порубимся, пока эта заучка тупая за нас домашку делает, а?

— А я бутерброды горячие сделаю! Только ей не говорите, съедим на кухне, пока наша замарашка не видит.

— А на следующей неделе ещё один проект, слышали? Надо снова её к нам позвать, пусть из благодарности вообще всю работу сама делает, а мы просто потом в школе презентуем и всё.

— Да я эту работу даже не читал! Уверен, можно и на следующую забить, пускай сама её и показывает класснухе.

И ребята рассмеялись, радуясь собственной находчивости. А у Зои, как только она это услышала, выступили слёзы на глаза. Конечно, она знала, что не стала звездой класса. Понимала, что отчасти с ней общаются из-за помощи, но даже не думала, что человеческое лицемерие может достигнуть таких пределов! Это же немыслимо! Невозможно! Просто… жестоко, в конце концов!

Она так расчувствовалась, что даже не смогла собраться с мыслями и сделать вид, что ничего не слышала. Да и зачем? Она просто развернулась и пошла в сторону дома, а потом сказалась больной и попросила ребят закончить всё самостоятельно. Они, кончено, не придали виду, что расстроены и клятвенно заверили, что сами разберутся. А потом она подошла к каждому из учителей, объяснила ситуацию и попросила, чтобы её освободили от такой работы. Думаете, кто-то согласился? Вот ещё! Они лишь посоветовали девочке быть настойчивее и не вестись на провокации сверстников. Пришлось так и поступить.

Потихоньку девочка отказалась от всевозможных дополнительных заданий и снова заняла кресло изгоя класса. Потом была предпринята ещё одна попытка влиться в коллектив. Зоя узнала, что одна из одноклассниц собирается праздновать день рождения в пятницу вечером и зовёт к себе весь класс. Напрямую девочку никто не приглашал, но она решила, что хочет присутствовать или хотя бы поздравить именинницу. Зоя подготовила подарок собственными руками, нарисовала красивую открытку и в указанное время позвонила в дверь. А потом… её захлопнули прямо перед лицом ошеломлённой девочки!

— Ты? Что ты здесь забыла, побирушка? Тебя разве кто-то звал? А деньги на подарок где взяла, у прохожих украла?

— Зачем ты так, я же сама его…

— Убирайся! От тебя воняет! Лучше бы ты вообще не приходила, только праздник мне портишь!

Это было обиднее всего. Подарок Зоя скомкала и выбросила в ближайшую урну. Но эта ситуация многому её научила. Она поняла, что никогда в жизни не сможет добиться уважения людей и нормального отношения, если ничего не предпримет. Эти ребята не видели в неё нормального человека, и она поклялась, что сделает всё, чтобы изменить это мнение. Она станет самой лучшей и добьётся всего, чего только захочет!

Сразу же после окончания восьмого класса ей удалось устроиться на первую, хотя и низкооплачиваемую работу. Зою взяли неофициально для мытья полов нескольких ближайших домов. Это казалось удобным: работа не требовала специальных навыков. Была совсем рядом с домом, да и длилась всего несколько часов — идеальный вариант для ребёнка. Так было, пока одноклассники не начали замечать девочку в форме уборщицы и смеяться над ней ещё больше. Ну ещё бы, лето, все гуляют во дворе, ездят на моря и за границу, а она, обливаясь потом, копается в грязи и убирает за другими людьми. Но Зою это не смущало. Она поставила перед собой цель и упорно откладывала на неё деньги весь следующий год.

Девятый класс прошёл без приключений. Все были заняты личными проблемами и подготовкой к экзаменам, а Зоя ещё и в работу погрузилась так. Что ей не было дела до отношений с одноклассниками. Никто даже и подумать не мог, что девчонка решит уйти из школы после девятого класса! Ведь она была отличницей, а такие обычно не боятся сдачи ЕГЭ. Учителя неловко советовали ей остаться, но она никого не слушала. Впрочем, после окончания девятого класса о ней почти никто и не вспоминал. Никто тогда и не мог подумать, что её жизнь повернётся именно таким образом!

А Зоя, помня о своей мечте, с лёгкостью поступила в бесплатный колледж. Учёба казалась ей даже легче, чем в школьные годы. Быстро удалось перевестись с очной формы на заочную, а всё свободное время посвятить подработкам. Тут уже перед ней открывались более обширные перспективы, и девчонка старалась работать везде, где только брали: тайным покупателем, продавцом в продуктовом и хозяйственном магазинах, торговым представителем, промоутером. С каждым разом получалось всё лучше, а особенно нравилось продавать одежду.

После колледжа Зоя также легко перескочила в ВУЗ, на отлично сдав вступительные экзамены. Там за время обучения даже удалось обзавестись парочкой закадычных подруг. Ну ещё бы, девушка стала выглядеть куда лучше, да и могла себе позволить купить качественные вещи.

Фурор произошёл через семь лет после выпуска из школы. Кто-то решил организовать встречу выпускников, где девушке удалось блеснуть во всей красе. Она была похожа на прекрасного лебедя, трансформировавшегося из гаденького утёнка: изящная фигура, удачно уложенные волосы, вечерний макияж и самое красивое платье. Девчонкам только оставалось охать и ахать, спрашивать, где она купила такую красоту, восхвалять её вкус, манеры и внешний вид. Мальчишки и вовсе пускали слюни на этого ангела, спустившегося с небес. Оказалось, что всё просто: все последние годы девушка копила деньги на открытие собственного дела. Сначала она не знала, что это будет, но потом поняла, что мечтает о магазине одежды. Она показала всем желающим страничку в интернете с заоблачными ценами и невероятно красивыми моделями платьев, мелькавших на модных показах. Конечно, все сразу же стали восхищаться, пытаться выбить себе скидочки и набиваться в лучшие подруги. Мужчины подходили с недвусмысленными романтическими предложениями. Кто-то пытался напомнить, что ещё в школе относился к ней лучше,ч ем остальные. Разумеется, она не поддалась. Только тихонько посмеивалась про себя и радовалась, что наконец, смогла утереть этим зазнайкам нос. Почти никто не добился ничего значимого, многие даже не работали, учась в институте. А у неё уже было всё, о чём она раньше даже мечтать не смела.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивый мужчина хороший отец
Вторая жизнь

С ранних лет Андрей не выпускал игрушечные грузовые машины из рук. Воспитатели детского дома, где он оказался, в шутку между...

С ранних лет Андрей не выпускал игрушечные грузовые машины из...

Читать

Вы сейчас не в сети