Красивая добрая бабушка в саду

Самая лучшая бабуля на свете

Вика вернулась с утренней пробежки в половину седьмого утра и сразу же почувствовала ароматы чего-то жареного, доносившиеся с кухни. Она удивленно приподняла брови: Вера Васильевна на завтрак всегда подавала кашу, варёные яйца, запеканки или пудинги. В общем, всё только самое полезное и ничего другого. Но сейчас пахло чем-то просто сногсшибательным, и запахи разносились по всему дому. Вика, не раздумывая, прошла на кухню и увидела Веру Васильевну и бабушку Тоню, которые стояли друг напротив друга, и о чем-то оживленно спорили.

— Антонина Георгиевна, — заговорила возмущённая Вера Васильевна, — я работаю в этом доме уже больше десяти лет и досконально выучила привычки хозяев. Игорь Анатольевич никогда не будет есть это.

Она показала рукой на гору дымящихся оладьев, источавших те самые ароматы, которые Вика почувствовала ещё с порога.

— Милая моя, — спокойно и даже весело ответила ей Антонина. — Я живу на свете девятый десяток и ещё не помню такого человека, который отказался бы от моих оладушек. Кстати, когда внук забирал меня к себе, он вместе с моей правнучкой жил у меня целых три дня. И с аппетитом уплетал всё, что я ставила ему на стол. И оладушки, и сметанку домашнюю, и ватрушки, и пироги со всякой всячиной.

— Боже мой, — всплеснула руками Вера Васильевна. — Так вы же не путайте деревню и город. Это там у вас пироги и ватрушки, а здесь я максимум, что могу поставить на стол, так это круассаны, синнабоны или пиццу. И то не часто.

— Тьфу ты, названия какие! Синнабоны! — захихикала Антонина и подмигнула вошедшей правнучке. — Весь аппетит отбивают. Не то, что мои оладушки, правда, Викуленька? Ну-ка, садись, попробуй! Оцени моё кулинарное мастерство.

Вика улыбнулась.

— Бабуля, я же на диете. Видишь, бегаю по утрам… И не могу позволить себе оладьи, даже такие вкусные, как у тебя.

— А с чего это ты худеть надумала? — изумилась баба Тоня. — Тебя же и так по свету ветер носит, худющая такая. Кожа да кости, прости Господи. Тебе уж замуж пора собираться, а мужья, они худобу не любят.

— Бабушка, — рассмеялась Вика. — Наоборот, всем моим друзьям и поклонникам нравится, что я худенькая.

— Пф! — фыркнула старушка. — Я тебе не про друзей и не про поклонников говорю, а про мужа хорошего. Он никогда свою жену на диете держать не будет. Наоборот, ему приятно вместе с ней и позавтракать, и поужинать. Поверь мне, я ведь три раза замужем была, знаю, о чем говорю. Мужики ведь не собаки, на кости не бросаются. Слышала такую поговорку? Народ об этом не с ветру говорит. Понимает, в чём смысл. Нормальный муж любит обнять жену, да такую, чтобы было за что подержаться. И вообще, ты хоть одну грустную толстушку видела?

Вера Васильевна только руками всплеснула:

— Вика, нет, ну вы только послушайте, о чём она говорит!

Но Вика уже никого не слушала. Она хохотала над словами неугомонной бабы Тони и когда отсмеялась, сказала, поразив тем самым Веру Васильевну ещё больше.

Красивая девушка
- Мама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Мама!!! Голова женщины метнулась по подушке вправо, влево, будто бы женщина...

Читать

— Ну раз так, давай свои оладьи. Думаю, от одного-двух, моя фигура не сильно пострадает.

Вика сама не заметила, как съела шесть. А баба Тоня сидела рядом, смотрела, с каким аппетитом ест её правнучка и продолжала болтать, рассыпая шутки и прибаутки во все стороны.

Вера Васильевна тем была недовольна, но когда старушка настояла на том, чтобы и она оценила её кулинарное искусство, женщина была вынуждена признать, что оладьи и в самом деле очень вкусные.

— Но это ничего не значит. Посмотрим, что сейчас скажет Игорь Анатольевич, — всё-таки вздохнула она.

А хозяин дома уже спускался вниз по лестнице, не менее дочери удивлённый ароматами, добравшимися едва ли не до его спальни.

— А что это тут у вас происходит? — спросил он, показывая глазами на блюдо с выпечкой. — Ммм, какая красота. Бабушкины оладушки…

— Игорь Анатольевич, — заговорила в конец расстроенная Вера Васильевна, — ну в самом деле и вы туда же? Это же вредная еда. Вы сами говорили…

— Разве стряпня моей бабули может быть вредной? — Игорь подмигнул скромно улыбавшийся Антонине. — И вообще, Верочка, не ворчите. Давайте лучше вместе позавтракаем, думаю, я сегодня не пойду на работу, пока здесь хоть что-нибудь останется.

Вера спорить не стала. Она, вздохнув в последний раз, разлила всем чай и присоединилась к завтракающим. За все годы, что она работала в этом доме, она успела привыкнуть к хозяевам, как к своей семье и всегда поражалась тому, насколько простыми и душевными были эти богатые люди.

Вера знала историю Игоря Анатольевича от прежней домработницы Клавдии. Когда-то он, простой деревенский парень, приехал в город, чтобы найти работу, а нашёл любовь и счастье. Он устроился водителем к одному богатому человеку, в семье которого росла красавица Полина. Девушка сразу обратила внимание на хорошенького паренька и её девичье сердце, ещё не знавшее о любви, затрепетало от нахлынувшего чувства. Ей на тот момент было девятнадцать, а Игорю двадцать три. И хотя Полина ему тоже сразу понравилась, он не смел даже думать об этом, всё-таки она была дочерью хозяина, завидная невеста, а у него ни денег, ни перспектив.

Вот только влюблённую девушку это не остановило. Несколько месяцев они просто обменивались взглядами и, иногда, парой ничего не значащих слов, но однажды вечером Полина к нему в гараж и спросила, безо всяких обиняков:

— Игорь, скажи честно, я тебе нравлюсь?

— Очень, — ответил он также прямо и открыто.

— Тогда почему ты не пригласишь меня на свидание?

— Потому что я не умею ухаживать за такими девушками как ты.

— Хорошо, тогда покажи мне, как ты умеешь ухаживать, — попросила она.

Игорь улыбнулся:

— Ну тогда пойдём! Он взял её за руку и отвёл в своё любимое, хотя и недорогое кафе, где они поужинали. А потом долго гуляли по городу. Игорь рассказывал ей о себе, о деревне, в которой вырос, о бабушке Тоне, которая воспитала его.

— Отца своего я никогда не знал, мама не говорила о нём. Если честно, я даже не уверен, что моё отчество как-то к нему относится. Но это уже неважно. Всё равно мне его никогда не найти, да и зачем? Я ему чужой, он мне тоже. Да и мамы уже давно нет. Её не стало, когда мне было всего восемь лет. Так что воспитывала меня моя бабушка, причём двоюродная. Баба Тоня был родной тётей моей мамы. Так уж получилось, что больше не у неё ни у меня никого нет. Сначала ей не хотели меня отдавать, всё-таки она уже была в возрасте, но надо знать мою бабу Тоню. Если она захочет, всех на уши поставит. Боевая, до ужаса.

— А ты тоже в неё? — спросила Полина.

— В каком смысле? — не понял Игорь.

— Ну, боевой…

В голосе девушки слышалось насмешка и Игорь, мгновенно поняв, о чём она говорит, крепко прижал её к себе и поцеловал, а потом слегка отстранился и улыбнулся:

— Ты даже не представляешь, насколько…

Полина хотела что-то ответить, в конце концов, это был их первый поцелуй, но в этот момент позади неё послышался чей-то хриплый голос:

— Эй, голубки! Нашли место для поцелуев! Кстати, классно целуетесь! Даже нам захотелось…

Игорь и Полина обернулись и увидели перед собой троих парней. Они нахально усмехались, разглядывая девушку и парня. Игорь склонил голову, оценивая их возможности, и широко улыбнулся. Ему, деревенскому парню, уличные драки не были в диковинку, и он всегда выходил из них победителем, хотя в соперниках у него чаще всего были такие же деревенские здоровяки, как и он сам. Интересно, на что рассчитывали эти щупленькие горожане?

Полина широко раскрытыми глазами смотрела, как Игорь раскидал хулиганов, будто они были беспомощными котятами, а нож, блеснувший в руке одного из них, выхватил и забросил далеко в кусты. Вот теперь Полина поняла точно: она влюбилась в этого парня без памяти и сделает всё, чтобы он принадлежал только ей.

Ещё несколько раз Игорь приглашал её на свидание, а потом вдруг его вызвал к себе её отец.

— Что у тебя с моей дочерью? — спросил он.

— Я люблю её, — просто и честно ответил Игорь.

— Ты хочешь на ней жениться?

— Хочу, хотя и знаю, что это невозможно. Я бедный и ей не пара.

— Между вами что-то было?

— Нет, я никогда бы не позволил себе, — покачал головой Игорь.

— А ты мне нравишься, парень, — неожиданно заявил сидевший перед ним богач. — Полина мой единственный ребёнок. Как видишь, я воспитываю её один, после смерти жены так и не женился больше, не хотел, чтоб у моей дочки была мачеха. Так и получается, что она – вся моя семья и всё, что я делаю – делаю для неё. Вчера у меня с ней был серьёзный разговор, и она сказала мне, что очень тебя любит. И что ты любишь её. Если это и в самом деле так, хорошо. Ты себя с ней вёл благородно, со мной разговариваешь честно. И, насколько мне известно, у тебя никого нет, кроме бабушки. А у меня нет сына. И если ты заменишь мне его, я буду только рад.

Игорь не ударил в грязь лицом и сумел показать себя не только любящим мужем, но и добрым, уважающим зятем, и очень скоро отец Полины стал называть его сыном и потихоньку приучать к ведению бизнеса. Игорь схватывал эту науку налету, и не прошло и пяти лет, как стал правой рукой своего тестя.

Полина родила Игорю дочь Викторию и в семье появилась новая радость. Отец Полины теперь был по-настоящему счастлив и не скрывал этого. Много раз Игорь пытался забрать к себе бабу Тоню, но она только отнекивалась от его предложений.

– Погостить, если пригласишь, приеду, а вот насовсем не хочу. Привыкла я к своей деревушке. Подружки у меня тут, жизнь налаженная. А что я буду там в вашем городе делать? Вы все занятые, на работе постоянно, а мне что остается? По пустому дому бродить? Нет, внучок, тебя всей душой люблю. И семья у тебя хорошая, все добрые люди, да только и ты меня пойми. Привыкла я тут и все…

На том разговоры и заканчивались. А потом в дом Игоря пришла беда.

Вике было двенадцать лет, когда Полина забеременела снова. Но что-то пошло не так и Игорь в одночасье лишился и жены, и сына. Ещё через несколько лет не стало тестя, он не перенёс утраты дочери, и тихо угас, оставив всё, что у него было зятю и внучке. И Игорь повторил его судьбу. Жениться второй раз не стал, хотя вокруг него постоянно крутились женщины, желавшие войти в его дом законной хозяйкой. Вот только Игорь никому не давал повода подумать, что он хоть кому-нибудь из них симпатизирует, как мужчина.

Единственной женщиной в его доме стала Вера Васильевна, сменившая на посту домработницы постаревшую Клавдию, которая работала ещё при родителях Полины.

Жизнь тихонько продолжалась. Вика выросла и заневестилась, но к удивлению отца никому не отдавала своих предпочтений и увлекалась исключительно учёбой, да ещё благотворительностью, выступая как волонтер, занимающийся вопросами нищих и вообще нуждающихся людей.

К радости Игоря баба Тоня всё-таки согласилась переехать к нему в дом, а свой домишко продала и вручила деньги любимому, и единственному внуку:

– Вот, это мой вклад в семью.

– Бабуля… – улыбнулся Игорь. – Ну ты что, думаешь, что у меня не хватит денег, чтобы тебя прокормить? Или лекарства купить и вообще всё, что тебе понадобится. Я тебе комнату отвёл, ремонт там сделал, всё, чтоб тебе удобно было… а ты говоришь деньги.

– Ничего не знаю, Игорёчек. Деньги ещё никому лишними не были. Не хочу быть нахлебницей. Да, и ещё, а как же мои Жучок, Черныш и Дуська? Их куда?

– Давай с собой возьмём, – Игорь улыбнулся, глядя на чернявого пса Жучка и кота с кошкой. – Приданое как в сказке. Но не на улицу же их выгонять.

– Я так и знала, что ты всё такой же добрый, – обняла его старушка и погладила по голове.– Совсем как я!

В доме Игоря на хороших кормах кот и кошка поправились, шерсть стала лосниться и мордахи животных светились счастьем, и довольством. Они спокойно разгуливали по всему дому, но спать предпочитали в комнате своей хозяйки, развалившись на кровати у нее в ногах. Жучок тоже был вполне доволен жизнью и уже не противился, когда Вера Васильевна возила его к грумеру…

Закончив завтрак, Игорь поднялся и, поцеловав бабу Тоню за вкусный завтрак, подмигнул Вере Васильевне:

– Верочка, обед на меня можете не готовить, я наелся до самого ужина.

– Кстати, я тоже, – объявила Вика. – Ладно, папа, Вера Васильевна и бабулечка, я побежала!

– Постой, – удержала её за руку баба Тоня. – А ты куда?

– Сегодня у меня выездной день, – сказала Вика. – Везём горячий обед для бедных людей. Они приходят к нам со всей округи. В общем, мне пора…

– Аааа, понятно! – и вдруг добавила. – Викуля, а можно мне с тобой? Очень посмотреть хочу, что ты там делаешь.

Вика почему-то смутилась, но потом кивнула:

– Ну а что, поехали!..

Антонина Георгиевна с интересом и жалостью смотрела на бедно одетых мужчин, женщин и стариков, которые сидели за длинными столами, покрытыми чистыми клеенчатыми скатертями и ждали, когда же им принесут их порцию первого и второго. Вдруг её взгляд упал на странную парочку: заросшего седыми волосами высокого худого старика, в потертой шляпе и его спутника, явно молодого еще человека, который выглядел, как обыкновенный бомж. Старик что-то оживлённо говорил молодому, показывая на столы, а тот явно смущался и собирался уходить. Баба Тоня подозвала Вику:

– Смотри, там видишь двое? Мне кажется, что этот парень стесняется просить у вас еду. Помоги ему.

– А, это дед Иван. Забавный такой старичок. А вот кто с ним, я не знаю… – сказала Вика, взяла две порции первого, поставила на поднос и направилась к Ивану.

– Дядя Ваня, здравствуйте. Что-то вас давно не было видно, — сказала она.

– Здравствуй, Викуля,– поклонился ей старик. – Да я вот за товарищем моим ухаживал. Его Артёмом зовут. Он простыл сильно, и сейчас кашляет. Еле уговорил его прийти сюда горяченького поесть.

– Ну что же вы, – сказала Артему Вика. – Разве можно так к себе относиться? Здоровье нужно беречь. Садитесь, кушайте, а я сейчас второе принесу и чай горячий.

– Да я не голодный, – опустил голову Артём и Вика вдруг заметила, что он покраснел. – Я недавно ел.

– Эээ, мил человек, – заговорила незаметно подошедшая к ним баба Тоня. – Что вы там ели, мы не видели, а по нашему обычаю от еды отказываться не полагается. Хочешь, и я с тобой сяду, поем? Викуля, принесёшь и мне чего-нибудь?

Иван изысканным жестом приподнял шляпу:

– Мадам…Почту за честь…Давненько мне не приходилось сиживать за столом с такой элегантной леди…

– Боже мой, да вы гусар, – улыбнулась баба Тоня. – Ну тогда проводите меня к столу…

Она говорила ещё что-то, но Вика уже не слышала её слов, потому что отошла за новой порцией. А баба Тоня шутила и смеялась со своими новыми знакомыми так, будто знала их много лет, и даже хмурый Артём заулыбался, слушая затейливую старушку. Вика вдруг заметила, что у него очень приятное, открытое лицо и красивая улыбка. А глаза такие зеленые-зеленые, как летняя листва, омытая дождем. Подумав об этом Вика смутилась, а он, поймав её взгляд, просто и благодарно улыбнулся ей на прощание.

Баба Тоня, по дороге домой, рассказала Вике, что этот Артем очень несчастный человек.

– Сирота он. Ни за ним, ни перед ним никого нет. Но руки парень не опустил, выучился на автослесаря, жениться хотел. Да вот беда какая. Невесту его машина сбила. Какой-то чиновник за рулём был. Откупился, понятное дело. Сфабриковали анализы, вроде как она пьяная была. А это неправда, девушка ребёночка ждала. Замуж за Артёма собиралась. Они в одном детском доме воспитывались, с детство друг друга знали. Ну, Артём после похорон нашел этого человека, и самосуд устроил, побил его, в общем. Тот заявление в полицию написал. Артёма несколько месяцев под следствием продержали, потом отпустили. Ни суда, ничего другого не было. Но с работы его уволили, за съемную квартиру должен остался. Денег нет, работы и жилья тоже. А пуще всего он по невесте своей горевал. Вот и потерялся человек в этой жизни…

Вика представила эту картину и вдруг на её глаза набежали слезы: ей стало жаль этого несчастно парня, и она решила, во что бы то ни стало помочь ему. В тот же вечер она поговорила с отцом и попросила предложить Артёму работу.

– Ты уверена, что это ему нужно? – спросил Игорь.

– Да, пап. Уверена. Прошу тебя, поговори с ним и ты сам всё поймёшь.

Игорь обещал выполнить просьбу дочери, и Вика расцеловала отца, зная, что он всегда держит своё слово.

Прошло три недели.

Как-то баба Тоня проходила мимо комнаты правнучки и увидела, что та плачет, спрятав лицо в подушку. Старушка не могла пройти мимо и подошла к ней, присев рядом:

– Что это ты, Викуля? Разве случилось что-нибудь?

– Бабушка, – девушка подняла заплаканное лицо. – Папа хочет отдать меня замуж за Германа. Он владелец ресторана и папа думает, что это хорошая партия.

– Ну может быть он и в самом деле неплохой человек? – пожала плечами баба Тоня.

– Ты его не знаешь. Он жестокий. Как-то раз я увидела, что он побил нищего, который подошёл к нему попросить немного еды. Я закричала, и только тогда он перестал избивать несчастного, но попросил охранников прогнать его. Разве я могу стать женой такого человека?

– Хм, – покачала головой старушка.

– А что говорит папа?

– Он рассердился на меня и сказал, что я всё выдумываю и вообще слишком увлеклась своей благотворительностью. Хотя и сам делает всё, о чем его просят: деда Ивана взял к нам садовником, Артёма устроил водителем в свою компанию. Я так была этому рада, и вдруг – Герман. Бабуля, я не люблю его.

– А кого ты любишь? Артёма? – спросила проницательная старушка. – Ну, чего покраснела? Эх ты, добрая душа. Ладно, не плачь, что-нибудь да придумаем!

На следующий день возле ресторана Германа бедно одетая старушка, проходившая мимо, пошатнулась и чуть не упала. Трясущимися руками она достала таблетку и направилась к ресторану, чтобы попросить там воды.

– Мне стаканчик всего… Таблеточку запить… – просила она, но официанты только руками на нее замахали.

– Уходи, бабка… Нашла куда явиться! Видишь, тут элитное заведение… Гости… Не такие как ты. Иди вон где-нибудь попей!

Но старушка проявила завидную настойчивость и не позволяла вывести себя из зала.

– Да мне водички только… Водички… Сердце прихватило…

Администратор позвал директора, и недовольный Герман вышел из своего кабинета, мгновенно оценив обстановку:

– Вышвырните её отсюда и всё! – приказал он. – И если еще раз пустите сюда такое чучело, не видать вам премии, а то и вовсе выгоню всех! Ясно!? – раскатистым громом гремел его голос.

Обессиленная старушка, падавшая от усталости, вдруг выпрямилась и гордо взглянула Герману в глаза:

– Нет, милок, это моей внучки тебе не видать, как собственных ушей!

Она повернулась и показала ему рукой в сторону, где за большой колонной стояли Игорь с разочарованным лицом и довольная Вика.

– Что это за комедия? – воскликнул Герман. – Игорь Анатольевич, так это ваша бабушка? Что ж вы сразу не сказали…

– Кстати, внучок,– сказала баба Лида Игорю, – я тут кое с кем пошепталась и узнала, что этот самый Герман разорился. Он проиграл этот ресторан и хотел жениться не на Вике, а на твоем богатстве. Вот так-то!

– Ну бабуля, ты и даёшь! – покачал головой Игорь.

И, не взглянув на Германа, взял её и дочь под руку, и вышел из ресторана.

– Миссис Марпл отдыхает…

– Ну да, – кивнула старушка.– Кстати, я вот что подумала. А не пригласить ли нам на обед Артёма, ну того водителя, которого ты недавно взял на работу? Посидим, пообщаемся…

Вика дёрнула бабушку за рукав, но та только подмигнула ей в ответ.

– Я так понимаю, это предложение поступило от тебя неспроста? – посмотрел Игорь на старушку, а потом покосился на раскрасневшуюся дочь.

– Понимай, как знаешь, – улыбнулась старушка. – Ты хозяин в доме, тебе и решать…

– Вика…

– А что я?

– Сама передашь приглашение или это сделать мне?

– Передам, – ответила девушка и, улыбнувшись отцу, весело чмокнула старушку в щеку. – Спасибо тебе, бабушка, – шепнула она. – Ты самая чудесная бабуля на свете…

– Ещё бы, – рассмеялась баба Тоня. – Ладно, поехали домой, я обещала Григорию выпить с ним чашечку чая. А ещё нам надо в Верой обсудить, что приготовить на обед… Столько дел…  Столько дел…

Красивый милый симпатичный семейный мужчина
Муж ушёл к другой, но представить не мог какую беду навлечёт на себя…

Анастасия всегда получала то, что хотела. Она относилась к жизни, как к игре. И в этой игре она привыкла побеждать....

Анастасия всегда получала то, что хотела. Она относилась к жизни,...

Читать

Вы сейчас не в сети