Истории из жизни Надо просто верить в Чудо!

Надо просто верить в Чудо!

Дом горит, пожар, деревня

В первую июньскую субботу, прополов все вместе – и родители, и сыновья — грядки на небольшом огороде, искупавшись по очереди в душе, с аппетитом съев приготовленный обед, мама, папа и двое их сыновей-младших школьников отправились в центр города в парк. Там их ждали любимые аттракционы. И, конечно, мороженое.

Жила семья на окраине города в своём доме. У дома была своя история. Его построил ещё дед маминого прадеда. Построил на пустом месте – вокруг ничего и никого не было. Это было сразу после отмены крепостного права. Тогда вдруг стало возможным не только у барина не быть в круглосуточном подчинении, но и свой дом иметь. Вот и рискнули несколько мужиков, прихватив скудные пожитки и погрузив их на единственную лошадь, которую неожиданно подарил одному из них барин, отправиться в поисках новой жизни.

Нашли поле. Недалеко лес и пруд. Места красивые, никем не занятые. Прикинули, что да как. Начертили вилами ровную линию. Постановили, что за ней, отступив двадцать шагов, каждый будет строить дом. Ну, каждый – не каждый. Строили всем миром, возводя по очереди глинобитные избы. Первую зиму зимовали все вместе, под единственной крышей над головой. Потом стройка пошла быстрее.

И выросли в степи дома. Не мудрёные, но крепкие. Стояли в одну линию. Так и образовался посёлок. Потом стали подтягиваться другие. И к концу 19 века тут набралось уже больше полутора сотен жителей. А потом пришел 20-й век. И рядом вырос промышленный город. Но нагрянула война. И хотя враг не добрался до этого города, под бомбёжку и он попадал. Только на улицу первопроходцев ни одна авиабомба не упала. Уже после войны вернулось все на круги своя. На одном конце города оставался посёлок, основанный получившими вольную бывшими крепостными, на другом – несколько металлургических заводов, без выходных работавших всю войну. А между заводами и посёлком стремительно рос большой город. Дома здесь были в несколько этажей, улицы асфальтированные. По городу теперь сновали трамваи и троллейбусы. Стало много машин. А вот деревьев не так много. Зато несколько парков, где хватало тени, искусственных водоемов и аттракционов.

В один из таких парков и отправилась семья. Этот парк любили и взрослые, и дети. Аттракционы бесплатные и платные. Фонтанчики с холодной водой. Трава мягкая и всегда зелёная. По ней можно было бегать босиком. А в пруду плавали утки. Там же жила семья лебедей. Птицы не боялись людей, подплывали близко-близко. А не так давно на детской площадке установили экран. И как чуть темнело, показывали мультики. Ну, а кто из детей их не любит?

Но в этот раз пробыли они в парке недолго: началась гроза. А дождь был такой, про который говорят «льёт как из ведра». Они забежали в большой универмаг переждать ливень. А потом может быть вернуться опять в парк. Не всю же программу удалось выполнить. Но мама попросила возвращаться домой. Потом она не раз себя спрашивала, почему так хотела домой. Не было никакого предчувствия. Просто желание вернуться домой. И они вернулись домой. А дома не было…

Наверное, у молнии не было выбора. Или наоборот – она выбрала именно их дом. И прицельно попала прямо в него. Тут же начался пожар. И был пожар очень сильным. В рекордно короткое время успел уничтожить всё, оставив одно пепелище. Полностью сгорел дом и все придомовые постройки. Даже новая скамейка у крыльца, которую мальчики с папой три дня назад поставили…

Первую ночь они ночевали у соседей. А дальше надо было думать, как и где жить. Родители, наверное, совсем не спали. С раннего утра отправились на пожарище. Дети проснулись и увязались за ними. Но мальчикам не разрешали подходить близко. Вот тогда, глядя, как с поникшими головами бродят родители по их ещё вчера живому дому, мальчики сполна осознали, какая беда на них обрушилась.

Папа и мама, в надежде найти хоть что-то уцелевшее, перелопатили все на пожарище. И вынуждены были признать, что нет ни вещей, ни денег, ни документов. Потом к их бывшему дому подъехал автомобиль – это приехали представители городской власти. Они сказали, что для них есть место в приюте. Для всей семьи. И восстановить документы они помогут. А вот дом…

Нет в бюджете денег. В лучшем случае продлят срок проживания в приюте.

…Чиновники давно уехали. Соседи уже трижды звали обедать, а мама всё ходила и ходила по пожарищу. Потом вдруг крикнула:

-Нашла! Она наклонилась и подняла золотые старинные часы. Это был брегет – карманные часы на цепочке. Их возраст был ничуть не меньше, чем возраст сгоревшего дома. И часы давно стали семейной реликвией – единственная золотая вещь, которую получил из рук богатого дворянина дед прапрадеда, построившего теперь уже сгоревший дом. Семья знала историю часов.

Когда-то очень давно, ещё в позапрошлом веке, потерял дорогу недалеко от их дома ямщик, везший в карете знатного молодого дворянина на военную службу в царский полк. Мела такая метель, что лошадь упала на колени, и сдвинуть её с места было невозможно. Молодой дворянин вышел из кареты и стал помогать ямщику. Им удалось поднять лошадь. Но она тут же рухнула на ногу молодому человеку. Он взвыл от боли. Но идти уже не мог. Ямщик кое-как доволок его до кареты, а сам пошел искать хоть какой-то кров. И где-то вдали увидел слабый огонек. Это прапрадед -хозяин дома заканчивал при свете самодельной свечи зашивать хомут. Завтра ему надо было обязательно ехать на другой конец посёлка за мёдом для заболевшего сына-первенца. А мёд, как и травы, были в то время первым лекарством. И тот, кому удалось на ярмарке за сотню верст купить мёд, никогда не отказывал односельчанам – мёдом лечился и стар, и мал. Вот и латал хомут прапрадед, надеясь, что метель завтра уймётся. Ну, а не уймётся, он и так дойдёт. Но сыну мёд принесет.

Ямщик и увидел этот огонёк. И пошёл на него. И нашёл тут спасение и для молодого дворянина, и для себя, и для лошади. Пошли они вместе с хозяином дома туда, где осталась карета. Взял мужик на плечи барина, ямщик закрыл карету, распряг лошадь, вцепился ей в поводья, и пришли они в дом мужика. Хозяйка уже встала и грела самовар. Потом они осмотрели ногу барина. Мужик велел жене принести его льняную рубаху. А она была единственная у него, надевал только на праздники. Но тут не пожалел — порвал он её на полоски и крепко перебинтовал ногу барину. Сказал, что не перелом это, а сильный вывих. И тугая повязка будет самое то, что надо.

Выпили гости пустого, но горячего чаю и улеглись. А мужик ещё и испуганную лошадь пристроил в сарае. Дал ей охапку сена, хотя и для своей лошади сена было не так много. Принес тёплой воды. Словом, спас и лошадь, и путешественников.

Когда метель на следующий день прошла, уехали случайные гости. А перед отъездом молодой барин вынул из кармана камзола невиданную штуку. Это был золотой брегет или карманные часы. Он дал их мужику со словами благодарности за помощь и спасение. И пожелал, чтобы этот брегет стал оберегом его дома, его семьи во всех поколениях. И стали золотые карманные часы единственной семейной реликвией. Как бы ни было в жизни трудно, их хранили, не продавали. В голод не тронули. Во время войны сберегли. Детям о них рассказывали. Так и мама от своей прабабушки ещё девочкой узнала про эти часы, в руках их подержала, послушала, как тикают, если завести. И узнала, где хранятся. Потом мама и своим детям их показывала. Тоже давала завести. Дети слушали, как часы тикают. И вот тут, на пожарище, часы нашлись. Единственные из прошлой жизни. Когда мама вышла из пожарища с часами в руках, никому и в голову не пришло продать их…

В приюте их поселили в небольшую комнату – больших тут и не было. На одной кровати спали родители. На другой — оба брата. Но если днём братья были дружными, почти не ссорились, ночью, во сне, толкали друг друга, перетягивали одеяло. Словом, не могли поделить кровать. А ещё одну поставить было некуда. Папа ходил на работу пешком, хотя его завод был далеко. Но даже на проезд денег не тратил – на счёту была каждая копейка.

Уже шла вторая половина августа, скоро сентябрь, детям в школу, а ни одежды, ни школьных принадлежностей у мальчиков не было. Мама теперь часто плакала тайком от мужа и детей. Она думала о том, что нет у них родственников. Совсем нет. Никого. Папа вообще из детского дома. Друзья у них есть. И хорошие. И одежду они принесли. И игрушки мальчикам. Но сами живут на то, что зарабатывают. И лишних квадратных метров ни у кого нет, не то, что лишней комнаты. Это они в своем собственном доме имели и детскую, и родительскую спальню, и большую комнату, куда недавно купили телевизор…

Ну, про это лучше не вспоминать…

Нет, в приюте они не голодали. Их три раза кормили тем же, что и остальных. Только никогда не было таких, как у мамы, пельменей, такого киселя. Мальчики всё понимали. Но и мама понимала, как им трудно. Она стала читать все объявления о сдаче комнаты в аренду. Но за самую скромную хотели чуть ли не половину зарплаты мужа. А за что купить сыновьям одежду? А мужу, который тоже раздет…

И решила мама продать золотой брегет. Узнала, где ближайшая скупка антиквариата. Значит, тут и карманные часы можно продать. И однажды утром, провожая мужа на работу, сказала, что сегодня пойдёт с мальчиками в антикварную лавку и сдаст часы. Муж хотел возразить, а потом посмотрел на измученное лицо жены, обнял её крепко и ничего не сказал…

После завтрака мама достала из-под матраса завёрнутые в старую газету часы, и они пошли в антикварный магазин-скупку. Дети ничего у мамы не спрашивали – они тоже всё понимали. Искали недолго этот магазин. Зашли в него. Никого, кроме пожилого продавца не было. Мама достала золотой брегет и протянула ему. Спросила:

-За сколько вы эти часы можете купить?

Продавец осторожно взял часы в руки. Стал их рассматривать. А потом к маме:

-Вы меня извините, но что заставляет вас расставаться с такой редкой и уникальной вещью? Расскажите! Может, есть другой выход?

Наверное, мама так устала от всего, что взяла и рассказала этому незнакомому человеку, что у них случилось. Пока рассказывала, ещё держалась. А в конце разрыдалась. Продавец вышел из-за стойки, подошёл к входной двери и перевернул табличку. Теперь на ней была надпись: «Магазин закрыт».

Потом он пригласил маму с детьми в небольшую комнату за прилавком. Там стояли стол, диван, журнальный столик и три кресла. На столике – вазочка с зефиром. Он усадил мальчиков в кресла и сам сел рядом, а маму – на диван. Сказал мальчикам:

-Угощайтесь! Зефир свежий, утром купил.

Мальчики, стесняясь, принялись за зефир. А продавец обратился к маме:

-Послушайте и мою историю, пожалуйста. Я был на вашем месте. В одночасье остался без денег и документов, в чужом городе, ещё и избитый до сплошных синяков. Я тогда ехал к армейскому другу на его свадьбу. Поздно вечером вышел на вокзале в вашем городе. Стоянка поезда была десять минут. Решил размять ноги. Тут на перроне женщина с коляской попросила посмотреть за ребёнком, пока она купит воду. Откатила коляску за киоск, объяснив, что так свет не будет светить в глаза малышу. Я остался возле коляски. А дальше…Что тогда было? Так ничего и не вспомнил за эти годы… Очнулся я в медпункте. Весь в синяках. Дышать было трудно. Но фельдшер сказала, что ребра вроде целы, это просто сильный ушиб. Ни фамилии своей, ни имени долго не помнил. Но упросил фельдшера не вызывать скорую. Не знаю, почему… Ну, и полиции не было. А было потом много чего… Но мир, и я это точно знаю, не без добрых людей. И это с их помощью я стал опять жить. Были и приюты. Были и ночевки на лавочке в парке. Ещё и надо было так ночевать, чтобы на рассвете тебя полицейский наряд не забрал. И всё это время я как-то старался работать: и грузчиком, и временным дворником, и собаку выгуливал у одного порядочного человека. И это он, а к тому времени я уже вспомнил свою фамилию, помог восстановить документы. Я часто думаю, сколько их было? Сколько было тех, кто тогда на вокзале ограбил и избил меня? Не знаю… Зато знаю, здесь же, в этом самом городе мне помогали и поддерживали десятки незнакомых людей. Вот, знаете, как я стал хозяином этого антикварного магазина? Однажды я случайно проходил мимо и увидел, как пожилая женщина пытается вымыть витрину-окно. Ну, вы его видели – это витрина моего магазина. Я ей просто помог. Для меня это не составило никакого труда. А она, Берта Львовна, буквально затащила меня в магазин, пыталась расплатиться. Я денег не взял. А от чая не отказался. И Берта Львовна выведала у меня мою историю. А узнав, что я сейчас ночую в приюте, буквально за руку притащила меня вот в эту комнату и сказала, что жить я могу здесь. Платить ничего не надо. Но если я буду ей помогать, то это она мне будет платить. Эта очень пожилая женщина, оставшись вдовой после смерти мужа-владельца антикварного магазина, дала себе слово, что магазин будет работать столько, сколько у неё хватит сил. Антикварный магазин был, как говорила Берта Львовна, любимым детищем её Семёна. Детей им Бог не дал, родня давно уехала в Израиль. Но сколько и их туда не звали, Семён благодарил и говорил: «Где родился, там и пригодился». Вот в память о своем Семёне она каждый день открывала антикварную лавку, оценивала и покупала или продавала антиквариат. Львиную долю выручки передавала в детский дом, как это делал её покойный муж. Она и квартиру свою завещала двум братьям-сиротам из детского дома. Словом, разбираться в антиквариате меня научила Берта Львовна. Она же и магазин на меня переписала. А я только и смог, что оставался с ней до последнего её часа. И похоронил рядом с мужем… Я, наверное, утомил вас своими разговорами?

-Нет, что вы! – сказала мама.

-Вам, конечно, труднее, чем мне было тогда, — сказал продавец. – У вас же дети… Но давайте сделаем так: я вам дам немного денег, их на простую съёмную квартиру на месяц хватит. Вы оклемаетесь, дети пойдут в школу. Может, и вы найдёте себе работу, чтобы недалеко была. Да у меня можете убирать. Утром или вечером. А часы не продавайте. И не закладывайте. Их не зря ваши родственники определили как реликвию, семейный оберег. Не продавайте!

И мама взяла у старика и деньги, и часы. Никогда ничего не просила, а тут деньги взяла. Может, потому что не было в его предложении ничего унизительного. А было искреннее желание помочь. Но все равно мама сама себе говорила:

«Я же не просила! И я обязательно верну ему деньги!»

Они попрощались со стариком, и вышли из магазина. Пройдя немного, младший сын дёрнул маму за руку:

-Мама! Смотри! В этом киоске продают лотерейные билеты. Давай купим один!

-Нет, сынок. Нам дорога каждая копейка. Мы сейчас пообедаем в приюте и пойдём искать квартиру.

-Ну, мама, ну, пожалуйста! Смотри, какой сегодня удачный день! А вдруг случится чудо? Вдруг нам повезёт? – это к младшему брату присоединился старший.

Она, стараясь не заплакать, ненавидя себя за то, что не может позволить детям купить один-единственный лотерейный билет, прикрикнула на них. Мальчики насупились и молча пошли за ней. Прошли уже половину дороги. И тут опять младший:

-Мама! Смотри! Я денежку нашел!

Старший посмотрел и сказал:

-Ровно столько, сколько стоит лотерейный билет, мама! Ну, теперь-то можно его купить?

-Это как волшебство какое-то! – младший не мог устоять на месте. – Это знак, чтобы мы купили билет! И он обязательно выиграет!

И она поддаётся, она соглашается. Они возвращаются к киоску, и дети выбирают лотерейный билет. Когда отходят, младший просит маму:

-Спрячь его рядом с карманными часами! Пусть два чуда будут рядом! Мама едва сдерживает слёзы: как же они верят в чудеса! Но билет действительно прячет в газетный сверточек, в котором лежит золотой брегет.

…Когда папа пришёл с работы, они, перебивая друг друга, рассказали про антикварную лавку, про старика-продавца, про то, что нашли деньги и купили лотерейный билет. Теперь пусть папа следит, когда будет розыгрыш. У него на работе наверняка есть газеты. Папа, собрав в кучу все новости, обещает. И они идут смотреть квартиры.

В тот день они посмотрели четыре квартиры. Им так хотелось съехать из приюта, что решили на одной, которую они смотрели второй, остановиться. И завтра они уже мыли её, наводили порядок. Потом каждый из мальчиков долго плескался в ванной. А мама готовила всем ужин. Готовила то, что хотела. И пусть ужин получился скромным, но это был ужин, приготовленный ею и для своей семьи.

Первого сентября дети пошли в новую школу. И одеты они были по форме, и рюкзаки укомплектованы. Мама давно так не радовалась: её сыновья ничем не отличались от одноклассников. Оставив их в школе, женщина вернулась домой. Успела испечь пирожки с капустой, завернула, чтоб не остыли, и пошла за сыновьями в школу. Когда они вышли, спросила:

-Вы не против зайти в антикварную лавку к нашему новому знакомому? Я для него пирожки с капустой испекла. Сыновья не просто были не против. Они закричали:

-Ура! Пойдём быстрее! Старик, увидев их, тоже обрадовался. Тут же перевернул табличку на двери, что, дескать, магазин закрыт, и пригласил их в уже знакомую комнату с диваном, креслами и опять с зефиром.

-Только на этот раз вам наше угощение! – сказала мама и развернула пакет с ещё тёплыми пирожками.

И вся комната наполнилась запахом пирожков с капустой.

-Как же это вкусно! – старик, откусывая пирожок, даже глаза закрыл от удовольствия.

Потом они рассказали, что уже сняли квартиру. Однокомнатную, но отдельную. С балконом и всей необходимой мебелью.

-С ванной и душем! – уточнили дети.

Рассказали, что ходят в новую школу. Вот сегодня первый день уже были. А мама уточнила, в силе ли предложение старика о работе уборщицы в этом магазине.

-Конечно, в силе! Буду рад, — ответил старик. И дал маме запасные ключи. А потом сказал:

-Тут я скопил ещё немного денег. Возьмите!

Мама стала отказываться:

-Мы вам ещё прошлый долг не вернули! Не надо!

-Надо, — просто и спокойно сказал старик. – Есть у меня такая возможность, и это всё объясняет.

Прошло ещё несколько дней. Мама теперь уходила в магазин по вечерам, делала там уборку. И они вместе с папой шли её встречать.

И вот однажды младший брат, увидев тот самый киоск, в котором они купили лотерейный билет, отошёл от них и спросил у киоскера, был ли розыгрыш последней лотереи.

-Был, — прозвучал ответ. –Хотите проверить билет?

Конечно, он хотел. Только билет был дома, мама его спряталала вместе с золотым брегетом.

…С каким нетерпением дети ждали завтрашнего дня! Вот была у них уверенность, что обязательно случится чудо. И оно случилось. Когда они, вернувшись из школы, уговорили маму прямо сейчас пойти и проверить билет, она не могла им отказать. Стала доставать лотерейный билет, и ей показалось, что золотой брегет тикает. Поднесла к уху: да, часы идут! Но мама точно знала, что их не заводили. Мистика какая-то…

Отмахнулась от этой мистики, и они пошли проверять билет. Вот тут бы и оказаться свидетелями тем, кто в чудо не верит. Потому что на этот билет выпал самый крупный в тираже выигрыш. Надо ещё и раз, и четко: самый крупный в тираже выигрыш!

То, что они тогда почувствовали, надо было видеть. Никаких слов не хватит передать радость. И, конечно же, они тут же помчались к своему новому другу в антикварную лавку. А тот опять перевесил табличку, закрыв на время магазин. Когда все немного пришли в себя, старик сказал:

-Это чудо, которое называется «добро». Оно обязательно приходит к тому, кто добро заслужил. Я не знаю, Бог ли следит и этим процессом руководит. Или это делают его помощники. Только и без людей чуда не бывает. На себе испытал. И как могу, передаю дальше. И вы, не сомневаюсь, не разомкнете эту цепочку.

…Им пришлось ждать получения выигрыша. А пока они искали новую квартиру. Хотели купить просторную и чтобы в центре. Нашли такую. Показали антиквару. Ему квартира понравилась. Потом выбирали мебель и бытовую технику. Дошла очередь и до компьютеров. Родители решили, что у каждого из сыновей должен быть свой компьютер. Мальчики такого не ожидали. Потому и радовались от души. Мама по-прежнему приходила убирать в антикварной лавке. И сколько бы хозяин лавки ее не останавливал, она отвечала:

-Для меня это как в доме наводить порядок. Просто поверьте!

Он верил. И потому перестал возражать. Когда вселились в новую квартиру, на новоселье позвали и антиквара. Он пришёл не с пустыми руками – принес изумительную старинную музыкальную шкатулку. Маленькую. Как раз под золотой брегет. Когда открывалась крышка шкатулки, звучала такая нежная музыка, что казалось, рассыпались хрустальные ноты. Когда все сели за стол, мама сказала, обращаясь ко всем:

-Я ведь не верила в чудо! Я не верила и даже сердилась, когда дети уговаривали купить лотерейный билет. Нам с мужем никогда ничего с неба не падало. Но и так мы жили хорошо. Главное, что дружно. Разве я могла подумать, что вот так, внезапно, мы станем погорельцами? И что встретим вас, дорогой вы наш антиквар! А я ведь сомневалась, когда вы говорили, что чудеса бывают. Думала, что это вы по доброте душевной нас утешаете. Не только деньгами поделились, но ещё приободрить хотите. Словом, не верила… А ведь читала когда-то, что в чудеса надо верить. Читала про детскую интуицию. Особенно сомневалась, когда читала, что иногда Вселенная даёт нам подсказки и посылает шанс. А мы в своих взрослых заботах, в своем прагматизме и железной логике этого в упор не видим. То, что случилось с нами – пожар, отсутствие крыши над головой, отчаяние, потом встреча с вами — это урок для меня. И я его начинаю усваивать… Я теперь верю, что есть такая сила. И по какому-то, но точно справедливому, закону отпускает, направляет, дарит чудо самым в нём нуждающимся. Но чтобы как в эстафете: передай другому! Вы согласны, дети?

В ответ прозвучало:

-Да, мама! И мы будем передавать дальше! И уже перед уходом антиквар спросил у них:

-А вы не хотите построить дом на месте того, который сгорел? Пусть была бы дача. Но дом как бы получил второе рождение. Стал бы преемником вашего славного родового гнезда? Или это затратно? Так можно потихоньку. Потом бы и сыновья подключились…

И у мамы вдруг глаза опять стали на мокром месте:

-Как же мы сами не додумались? – она посмотрела на мужа, потом на сыновей. И увидела полное согласие в их глазах…

На то, чтобы на старом месте, том самом, которое тогда выбрал их прапрадед для первого в своей жизни собственного дома вырос его дальний потомок, ушло три года. Они старались сохранить планировку, которой уже больше двух веков. Материалы, да, были современными. Но когда все было готово, и они вошли в этот дом, который будет их дачей, все почувствовали, что тут уже живёт тот дух родства. Дух, который не смог уничтожить даже пожар. Казалось, что отстроенный дом хочет им сказать спасибо за своё возрождение. И мама теперь уже открыто, с полной уверенностью сказала:

-Вот ещё одно чудо! Но сделанное нашими руками.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Популярный рассказ: Обидел жену — ходи голодный?

Вы сейчас не в сети