Красивый мальчик и щенок

Настоящее чудо, которое мне послали небеса

Иван закончил работу как всегда очень поздно. Он работал грузчиком на складе и сегодня особенно устал: перед майскими праздниками на склад поступило очень много товара, и начальник смены никого не отпустил, пока не было рассортировано всё, что привезли. Мужики ворчали себе под нос, ведь за сверхурочные им платили мало, но уйти без разрешения никто не решился. В их городке найти работу было не так-то просто. Зато на освободившееся место сразу бы нашлись желающие.

Иван со своим напарником Петровичем вышел в огромный двор, окружавший продовольственную базу. С удовольствием вдохнул прохладный свежий воздух, который так и не согрелся после ночного грозового ливня. А потом до хруста в костях потянулся.

– Экий ты бугай! – усмехнулся Петрович, не без зависти глядя на него. – Весь день пахал как вол, а силу всё равно девать некуда! Когда уже женишься? Неужели не нашлось ни одной девки, которая смогла бы тебя поприжать немного?

Иван отшутился:

– Девки не напасть, с девками бы не пропасть! Нет, Петрович, видно суждено мне одному по свету бродить.

– Ишь ты, одному, – проворчал Петрович. – Ошибаешься, парень. Никто один не живёт. Разве только бобыли какие-нибудь. А ты молодой ещё. Тридцатника-то нет?

– По осени будет, – ответил Иван.

–Ну вот видишь, четвертый десяток разменяешь. В самый раз жениться, детей завести. Да не смейся, серьёзно тебе говорю. Вот я женился, когда мне двадцать три было. И почти столько же с женой вместе прожили. Сына и дочь родили…

– Дааа, сын – это хорошо, и дочь тоже, – кивнул Иван и замолчал, почему-то вспомнив Татьяну, девушку, в которую когда-то был влюблён.

Но говорить о ней ничего не стал и только вздохнул:

– Ладно, Петрович, давай по домам. Устал я, сил просто нет.

Неподалёку от базы, где они работали, раскинулось огромное старое кладбище, местами заросшее, страшное, с неухоженными могилами и покосившимися памятниками. Чтобы добраться до складских помещений, приходилось делать большой крюк, огибая его. Но кое-кто из сотрудников базы в светлое время суток предпочитал срезать путь и значительно сокращал его, пользуясь тропинкой, которая пролегала среди могил. Иван тоже много раз делал это и сейчас опять направился к кладбищенской ограде.

– Ты куда? – отдёрнул его Петрович.

– Так тут же ближе, – махнул рукой Иван. – Я всегда здесь хожу.

– С ума сошёл?! Ну я понимаю ещё днём, но не ночью же!

– Да перестань,– отмахнулся Иван, но Петрович схватил его за руку и заговорил быстро-быстро, торопясь отговорить парня от необдуманного поступка. – Ты хоть знаешь, что на этом кладбище когда-то хоронили ведьм? Их привозили сюда со всей округи. Городок наш возник на месте старой деревушки, и это кладбище уже тогда тут было, представляешь? До сих пор там, говорят, голоса слышатся…

– Ты что, Петрович, собираешься пугать меня этими бабьими сказками? Думаешь, я верю в ведьм и прочую нечисть? Опомнись, дружище, двадцать первый век на дворе!

– Да я тебе не про то, – махнул рукой Петрович. – Знаешь, у молодёжи сейчас много всякой дури в головах. Вот и разыгрывают из себя не пойми, что. Сами себе проблемы ищут.

– Да ты о чём? – спросил Иван и даже остановился, удивленный необычным поведением товарища.

– О том, что собираются они компаниями, какие-то ритуалы проводят. И на это кладбище часто приходят. Слышали поди жуткие истории о ведьмах. Вот и таскаются, чтоб нервы себе пощекотать. Была охота тебе с ними сталкиваться?

– Ну вечно ты, Петрович, жути нагоняешь, – отмахнулся Иван. – Ладно, ты как хочешь, а я пошёл.

– Потом не говори, что я тебя предупреждал! – крикнул ему вдогонку Петрович, но Иван даже не обернулся, он уже погрузился в воспоминания о Татьяне.

Голубоглазая блондинка, весёлая, неугомонная, она кого угодно могла свести с ума своей красотой. И Иван тоже не устоял. Он дарил ей цветы, устраивал романтические прогулки, не скрывал своего восхищения, признавался ей в любви. А однажды, заработав денег, увез её на две недели к морю, где, под шум набегающих волн, сделал ей предложение, выбрав фоном великолепный закат. Татьяна была в полном восторге и, конечно же, сказала ему да. Тогда-то Иван и узнал, что такое счастье взаимной любви.

Две недели пролетели как один день и когда пришло время возвращаться домой, Татьяна грустно сказала, ей никогда ещё не было так хорошо, как в эти дни.

— Ты меня любишь? — спросил Иван девушку.

— Да, очень сильно люблю. Никто за мной не ухаживал так, как ты. Ты такой милый и романтичный, я тебя просто обожаю…

— Тогда давай поженимся побыстрее, — улыбнулся он в ответ. — Хочу, чтобы ты была только моя.

Татьяна поцеловала жениха.

— А ты для меня готов на всё?

— Конечно, любимая…

— Тогда я согласна!

Они вернулись домой и Иван, воодушевленный согласием Татьяны, стал работать в две смены, чтобы быстрее скопить деньги на планируемое торжество. У них теперь не получалось много времени проводить вместе, но Иван всегда находил возможность хоть на короткий срок встретиться с девушкой. Он мечтал устроить для любимой незабываемый праздник и, занятый хлопотами, не заметил, как она стала отдаляться от него.

— Что с тобой? Ты плохо себя чувствуешь? — забеспокоился он однажды, когда она равнодушно приняла от него небольшой букет.

— С чего ты взял? — недовольным голосом спросила Татьяна, теребя нежные лепестки цветов.

— Ты как будто мне не рада…

— Я тебя умоляю, перестань! — вспыхнула девушка. — Что за глупая привычка придираться ко мне?

— Танюша, прости, я не хотел тебя обидеть… Просто мне так показалось…

— Если я тебе больше не нравлюсь, так и скажи! — расплакалась Татьяна и отбросила в сторону истрепанный букет. — И не приходи сюда больше!

Ивану стоило немалого труда успокоить её, но следующая встреча оказалась ещё более холодной.

— Таня, я не понимаю, что происходит…- растерянно проговорил Иван, когда Татьяна увернулась от его поцелуев.

— Ничего, — насупилась девушка. — Просто я не уверена, что хочу выходить замуж. Я ещё слишком молода, чтобы привязывать себя к семье и дому.

— Подожди, — вскинул на неё взгляд Иван. — Таня, что такое ты говоришь? У нас ведь всё было хорошо…

— Это тебе так казалось, потому что ты этого хотел, — отрезала девушка. — А я не хочу! Не обижайся, но у меня другие планы на жизнь!

— У тебя появился кто-то ещё? — наконец-то догадался спросить Иван.

— Это тут не причём. И даже если появился, я не собираюсь перед тобой отчитываться. Уходи! И больше сюда не возвращайся!

— Таня, я не могу просто так оставить тебя. Ты же знаешь, как сильно я тебя люблю. У нас же всё было хорошо, я столько для тебя делал, готов звезду достать с неба, лишь бы ты была счастлива!

— Это всё только громкие слова! — зло рассмеялась Татьяна, а потом вдруг выкрикнула ему в лицо. — На самом деле ты не на что не способен! Думаешь, свозил один раз на море и всё? У нас нет даже ни одной нормальной фотографии… И с теми деньгами, что мы туда поехали, можно было вообще остаться дома! Питались в паршивых кафешках, когда вокруг было множество дорогих ресторанов! И отель у нас был не самый лучший! И вообще, тебе должно быть стыдно за то, что ты не смог отвести меня в нормальное место, куда-нибудь за границу! Чёрное море не для такой девушки как я! Мне нужен высокий класс, а не то убожество, которое ты готов предложить!

— Таня…- начал Иван, но она не дала ему договорить.

— Что Таня? Скажешь, я не права? Или мне надо прыгать от радости, когда ты приносишь свои дешёвые веники? Ты даже букет нормальный купить мне не можешь! И ещё собираешься жениться на мне! Чтобы я всю жизнь нищенствовала? Ничего у тебя не выйдет! И ребёнок ещё этот дурацкий!

Татьяна испуганно прикрыла рот ладошкой, словно хотела спрятать невзначай вылетевшие слова. Но Иван удержал её за руку.

— Какой ребёнок? Ты что, ждёшь ребёнка?

Девушка выдернула руку и оттолкнула Ивана.

— Не надейся, уже не жду! Ищи себе другую дуру, которая поведётся на твои дешёвые понты! Что ты на меня так смотришь? Да, я сделала аборт! Потому что у меня начинается новая жизнь! Я не хочу иметь никаких проблем. И детей тоже не хочу! Тем более от тебя!

Татьяна развернулась и убежала, а Иван словно прирос к земле. Он не мог даже тронуться с места. Все его мечты, которыми он жил последнее время, непросто рассыпались как карточный домик, они разбились на тысячи осколков, всегда оставив на его сердце глубокие раны.

С тех пор прошло пять лет. Иван знал, что Татьяна вышла замуж за какого-то бизнесмена, который был намного старше её, но зато богат. Теперь она могла ездить отдыхать за границу, как и мечтала, купалась в роскоши и не заботилась о завтрашнем дне. А он, Иван, по-прежнему работал, загружая себя, чтобы меньше думать о прошлом, иногда встречался с девушками, но серьезных отношений ни с кем не заводил. И вообще решил, что больше никогда и никого не полюбит. Потому-то на слова Петровича о том, что ему нужно жениться, отшутился:

– Девки не напасть, с девками бы не пропасть!

«И вообще, не до женитьбы ему…, – думал он, шагая среди могил и подсвечивая себе дорогу телефонным фонариком, – ничего, сам как-нибудь проживёт. Жаль только, что сына у него никогда не будет. А с другой стороны, не всем же суждено становиться родителями.»

Иван вдруг представил себя с малышом на руках. И даже услышал его плач…

Иван сделал еще несколько шагов и остановился. Негромкий плач, словно из-под земли, снова донёсся до него.

Что за наваждение? Или это так разыгралось его воображение?

Иван прислушался, и холодок побежал у него по спине. Нет, он не ошибся. Где-то рядом и в самом деле плакал ребёнок. Не раздумывая больше ни секунды, Иван начал поиски и через пять минут, склонившись над пустой могилой, увидел маленького мальчика, сжавшегося в комочек на дне страшной ямы.

– Ты как туда попал, дружок? – спросил Иван, стараясь придать голосу теплоту и мягкость, чтобы не испугать и без того напуганного ребенка.

– Упал, – ответил малыш.

– Сейчас я тебе помогу,– пообещал Иван и попросил. – Ты только не бойся.

– Я не боюсь,– ответил мальчик. – А только замерз и ножка болит.

– Как тебя зовут?

– Владик.

– Ну, держись, Владик. Сейчас я попробую вытащить тебя оттуда.

Иван помог ему выбраться из ямы, хоть это и получилось не сразу. Скользкая глинистая земля, мокрая от вчерашнего дождя, не желала выпускать малыша из своего плена, к тому же он никак не мог встать на больную ногу. Храбрый мальчик не плакал, только всхлипывал, но, не сдержавшись, охнул, когда, наконец, оказался в руках Ивана.

– Ну-ну, Владик, – постарался успокоить его Иван. – Теперь всё будет хорошо… Давай-ка снимем с тебя грязную футболку, я быстро посмотрю, не сломал ли ты себе что-нибудь, а потом отведу тебя домой.

Насквозь промокшая футболка ребёнка была словно слеплена из грязи. Иван аккуратно снял её и осветил мальчика фонариком. Вдруг телефон чуть не выпал у него из рук: на спине Владика он увидел два длинных продольных шрама, которые были похожи на следы от крыльев. Иван сто раз видел в интернете такие картинки и теперь почувствовал, как волосы у него становятся дыбом. На него вдруг сразу навалилось все: ночь, кладбище, рассказы Петровича, этот странный ребенок в могиле…

– Дядя, я замёрз,– сказал Владик и его голос привел Ивана в чувство.

Он поспешно снял с себя рубашку, укутал в неё ребёнка и, подняв на руки, поспешил к выходу с кладбища. Но неприятная дрожь всё-таки не отпускала его, и он никак не мог справиться с ней.

Владик, начиная согреваться, закрыл глаза. Он пытался бороться со сном, который одолевал его, но Иван, едва преодолев свой страшный путь, снова заговорил с ним.

– Где ты живёшь, Владик?

– Там, – махнул ребёнок рукой в сторону.

– А где твои родители?

– Мама на работе. Её зовут Марина. Сегодня детский садик не работал, и она попросила бабу Лиду присмотреть за мной.

– А кто такая баба Лида?

– Наша соседка.

– Ну а как ты оказался на кладбище?

– Баба Лида хотела спать, а я играл во дворе и увидел собачку. Она мне понравилась, я хотел её покормить, а она побежала. И я побежал за ней. А потом она куда-то пропала, а я поскользнулся и упал в яму. Мне было очень страшно, и я плакал. А потом пришёл ты.

– Владик, а откуда у тебя такие шрамы на спине? – спросил Иван, не удержавшись от волнующего его вопроса.

– Не знаю,– пожал плечами мальчик. – Я не помню…

Так, разговаривая с Владом, Иван приближался к жилым домам. Редкие фонари освещали округу и в их свете Иван увидел женскую фигуру, которая металась от дома к дому.

– Ооо, кажется это тебя ищут! – проговорил Иван, и Влад тут же громко закричал:

– Мама! Мама!

Женщина на мгновение замерла, а потом, что есть силы, бросилась на голос сына.

– Владик! Сыночек! Маленький мой… Да куда же ты пропал?!

Она протянула руки к Ивану, чтобы взять мальчика, но он покачал головой.

– Не надо, Марина, давайте я сам отнесу. У него нога болит, может вывихнул при падении. Перелома вроде нет. Меня Иваном зовут. А ваше имя мне Влад сказал.

– Ой, Ванечка, – всхлипнула женщина,– спасибо вам. Но где же вы его нашли?

– Не поверите. Ваш сорванец провалился в раскопанную яму на кладбище, ну вы понимаете. Говорит, что побежал за каким-то щенком. А потом упал… туда…

Слово «могила» Иван почему-то не произнёс, но мать Влада и так его прекрасно поняла и ахнула, прикрыв ладошкой рот.

– Боже мой… Боже мой… Ну пойдёмте же, пойдёмте домой, это близко…– махнула она рукой в сторону.

А по дороге стала рассказывать Ивану, что её вызвали сегодня в больницу, где она работала медсестрой.

– Лена попросила подменить её до вечера. Она тоже всегда меня выручает, вот я и согласилась. А за Владиком попросила присмотреть старушку-соседку. Только та уснула, а Владик ушёл гулять. Баба Лида и не спохватилась, что его нет. Думала, что я его уже забрала. А когда я и в самом деле пришла за сыном, за сердце схватилась. Я на улицу побежала, начала искать, а тут вы… — Марина всхлипнула. – Спасибо вам ещё раз, Ваня, за то, что вы сделали. А за рубашку не переживайте, я её постираю, выглажу и вам верну.

– Да ну, какие мелочи, – улыбнулся Иван.

– Давайте сейчас я с сыночком управлюсь и ужином вас накормлю, – предложила Марина. – Или вы торопитесь?

– В общем-то нет, – сказал Иван. – Я живу один, дома меня никто не ждёт. А у вас муж есть?

– Был, – вздохнула Марина. – Мы развелись, когда… когда у нас появился Ванечка… Понимаете, он очень болел… И муж не выдержал…

Марина не успела договорить, потому что они уже подошли к квартире. Там она осмотрела сына, убедилась, что с ним всё в порядке и нет даже вывиха, он просто ушибся, когда падал. Потом искупала и накрыла стол к ужину. Владик поел быстро и отправился в свою комнату, а Иван и Марина тихо разговаривали о том, что произошло.

– Марина, а откуда у Владика такие шрамы на спине? – не выдержал Иван. – Я, когда снимал с него футболку заметил их. Признаться, даже подумал, что это следы от крыльев. Вроде такой ангелочек. Владик, кстати, очень похож на маленького ангелочка. Такой же светловолосый, кучерявый.

– Да, бедному ангелочку и в самом деле досталось. Ох, Ваня, если бы вы только знали, через что ему пришлось пройти.

– Расскажите, – попросил Иван.

Они перешли в гостиную, и Марина предложила гостю сесть на диван, а сама опустилась в стоявшее рядом кресло.

– Ванечка родился с заболеванием спины, которое коснулось и позвоночника. Врачи сказали, что он никогда не будет ходить. И мать бросила его.

– В смысле?! – Иван даже приподнялся, услышав такое неожиданное признание.

– Да, я ему не родная, – вздохнула Марина. – В общем, я тогда работала как раз в родильном отделении и пожалела его. Заботилась. Даже имя ему дала. А потом узнала, что на Владике хотят провести эксперимент. Опробовать новый метод лечения таких заболеваний как у него. И попросила, чтобы мне разрешили сопровождать его в клинику. Муж меня не поддержал, а я чувствовала, что просто не могу оставить этого ребёнка. Своих детей у меня нет и уже, наверное, никогда не будет. Что ещё рассказать? Мне разрешили быть с Владом, и я не оставляла его ни на минуту. Операция, к счастью, прошла успешно. Но все равно реабилитационный период был очень долгим. Но мы с ним справились. На память Владику остались только те два шрама. Вот. А потом мне разрешили его усыновить. Не представляешь, Ваня, как я была счастлива. Правда, из-за этой истории потеряла мужа. Но он уже снова женат и у него даже появилась дочь. А у меня, кроме моего маленького ангела никого нет.

– Никогда не слышал ничего подобного, – проговорил Иван. – И знаете, что я вам скажу? Вы – настоящий ангел-хранитель Владика.

– И вы тоже,– улыбнулась Марина. Иван смутился, но улыбнулся ей в ответ.

А когда сказал, что уже поздно и ему пора идти, она попросила его подождать немного.

– Я пойду посмотрю, как там Владик и провожу вас… Вы простите, Ваня, я так сегодня переволновалась, а сейчас мне очень спокойно и хорошо…

Она вышла, а Иван на минуту прикрыл глаза, думая о том, что сегодня самый необычный вечер в его жизни. А потом его мысли улетели куда-то далеко и он сам не заметил, как уснул. Марина вошла в гостиную и увидела, что Иван крепко спит. Она принесла плед и укрыла его, а сама вернулась в комнату сына и прилегла к нему на кровать, поглаживая мягкие кольца его светлых волос.

– Ангелочек мой, – прошептала она, любуясь спящим мальчиком и вскоре тоже уснула.

Утром Ивана разбудили невероятные ароматы, доносившиеся с кухни. Он сел на диване, но не сразу понял, где находится, а когда вспомнил, совершенно смутился.

– Простите меня, Марина. Я уснул… Сам не знаю, как это произошло…

– Давайте завтракать,– улыбнулась она ему в ответ.

– Ммм… Какой аромат… Марина, я ведь так не смогу уйти, – пошутил он.

– И не надо, – ответила она и опустила глаза.

Прошло пять лет.

Марина и Иван давно были женаты и воспитывали уже трех детей, кроме Владика в семье появились маленькая Алёнка и её брат-близнец Алёша. И это стало настоящим чудом, ведь врачи уверяли Марину, что она никогда не сможет забеременеть и родить. А Иван был просто счастлив, ведь наконец-то сбылась его мечта о дружной семье, которой ему так не хватало.

Как-то, прогуливаясь в парке с женой и детьми, он увидел знакомое лицо и обомлел: перед ним была Татьяна. Она тоже узнала его и решительно подошла к бывшему жениху. Марина взяла детей и отошла с ними в сторону. Татьяна проводила их взглядом.

– Ну что, смотрю ты обзавелся детьми и женой? Поздравляю!

– Спасибо, – сдержано ответил Иван. – А ты как живёшь? Выглядишь, если честно, не очень!

– Не твоё дело! – вспыхнула она. – Моя жизнь – это моя жизнь. А ты, значит, счастлив?

– Да, очень.

– Ну что ж, тогда я подпорчу тебе малину. Помнишь, я забеременела от тебя? Так вот, ребёнка я родила! Врачи отказались делать аборт. Но ребенка я бросила. У него были проблемы с позвоночником. Он инвалид, ясно! Так что живи с мыслью, что где-то твой сын сейчас мучается без тебя! Ты же добрый, наверное, спать не будешь!

– А как ты спишь, мать-кукушка? – усмехнулся Иван.

– Ничего, моя совесть спокойна.

– У тебя её просто нет, – проговорил Иван и, отвернувшись, пошёл к семье, которая его ждала и обнял старшего сына:

– Ох, сынок, Владик мой… И ты, и все вы, мои родные, это просто какое-то чудо… Настоящее чудо, которое мне послали небеса…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Мужественный красивый добрый мужчина
Любовь, которую он продал

Вероника встретила улыбающегося мужа удивлённым взглядом: – Дорогой, ты что, и в самом деле решился на сплав по реке? Но...

Вероника встретила улыбающегося мужа удивлённым взглядом: – Дорогой, ты что,...

Читать

Вы сейчас не в сети