Грустный мужчина

Прости меня…

Их отношения начались на первом курсе: тогда, впервые входя в аудиторию, столкнулись опаздывающие на лекцию Саша и Вера. Стали пропускать друг друга, потом протиснулись в дверь вместе. Ну, и сели рядом. С тех пор так и были всегда вместе. Без сцен ревности – никто повода не давал, без ссор – одинаково смотрели практически на все, без иллюзий – знали, что дальше всего должны будут добиваться сами. Никто не знает, как они признавались друг другу в любви. Но как-то же определились, что поженятся. И поженились.

Самое существенное приданое у обоих – дипломы. С ними и начали искать работу. Устроились на одну не самую крутую фирму. Но с фиксированной зарплатой, что было для Веры и Саши важно. На эти две зарплаты и жили – сначала на съёмной квартире, а работали на рядовой должности. Но работы не боялись. И работать умели. Шеф фирмы это заметил. И не шагая по головам, а имея крепкие знания, набравшись опыта, высоко поднялись по карьерной лестнице: Саша, уже Александр Иванович, возглавлял одну из фирм компании. А Вера, теперь Вера Сергеевна, стала ведущим финансовым специалистом там же. Если спросить, как они жили все это время, не сговариваясь, ответят:

— Работали!

Они в самом деле только работали и работали. Утром разойдутся, весь день на работе, вечером встретятся за ужином, перебросятся парой фраз, и всё. И никого из них это не напрягало.

Размеренный быт. Интересная работа. Спокойно относились к тому, что без отпуска и без поездки за границу. Всегда штиль – никакого семейного цунами. А потом оглянулись: обоим по тридцать пять. Да, в принципе, всё есть, если говорить о материальном.

Ну, а дети?

Оба любили детей. Так пора и самим становиться родителями. У Веры было опасение, что припозднилась она с материнством. Но напрасно: родилась здоровая, крепенькая девочка, Алёнка. Вот тут и поняли оба, что такое любить. Как поняли и то, что друг друга они, наверное, не очень любили. Ценили – да. Уважали – тоже даже. Но чтобы так, до трепета, до беспокойства каждую минуту друг за друга – нет, такого не было. И если бы не Аленка, они бы, возможно, и не узнали, что же это такое любить. И поняли это одновременно. Но обсуждать не стали – откровенных разговоров никогда не вели. Но оба уже отдали себе отчёт, что не на любви их семья построена. Оба и контраргументы нашли: вон их сколько, семей, по любви созданных! Ну, и кто выстоял? Пальцев одной руки хватит, чтобы сосчитать. А они – семья. Так кто прав? Так продержались ещё три года. Держала их дочь. Оба души не чаяли в Алёнке. Но теперь появилось больше времени – работа давно наладилась, выходные стали выходными. А занять их нечем. Только дочкой. Они ещё долго хватались за неё, как за соломинку – не хотели объясняться, что не на том фундаменте построили семью. Каждый думал, что как-то само устаканится. Да, им было так удобно жить. Только и всего. А когда появилась Алёнка, она внесла в их жизнь столько нового, что старое уже утратило былую ценность. Вера и Саша так хорошо знали друг друга, что оба понимали: только на уважении и взаимной благодарности они прожили вместе столько лет. Ну, и теперь вместе. Но уже на первом месте Алёнка. Как оба понимали, что так дальше не получится. Весь лимит исчерпан. Тут вопрос времени: кто первый не выдержит.

Первым не выдержал Саша. Ему помогла не выдержать одна молодая, красивая и раскрепощённая девушка, которую кто-то рекомендовал ему в секретарши вместо ушедшей на пенсию Марии Григорьевны, с которой компания начинала работу. Девушка по имени Карина очень быстро взяла в оборот Сашу. Если бы он был более искушённым, сразу догадался бы, что его, как говорят его программисты, охмуряют. А так Саша просто удивленно смотрел на Карину, которая смело входила к нему в кабинет по любому пустяку, без приглашения садилась и щебетала обо всем, а не только о работе. Но, наконец-то, Саша догадался, что Карина явно не ровно дышит к нему. И догадался чуть ли не последним на фирме. Внимание такой молодой и яркой девушки ему льстило. Карина тоже ему нравилась. Но Саша уважал и ценил Веру. Поэтому на измену не решался.

Вот из-за уважения к жене Саша и завёл разговор о том, что есть такая девушка, к которой его влечёт, да так сильно, что он уже не справляется с собой. Вера спокойно выслушала его. Сказала, что брак – это не повинность. И если всё так, как он говорит, она принимает его выбор. Они договорились, что будут максимально уважительно, впрочем, как было и всегда, относиться друг к другу. Аленка и его дочь тоже. Видеться с ней Саша может, когда захочет. И решили развестись. Ну, а что без скандала, так это даже не обсуждалось. И Саша ушёл. Вопрос о квартире он даже не поднимал. Да Вера и не сомневалась, что Саша не станет делить ни квартиру, ни имущество. Хотя и готова была пойти на это: всё, что они имеют сегодня, это и Сашина заслуга. Пока шёл бракоразводный процесс, Саша жил сам, с Кариной не съезжался.

А Карина уже была уверена, что её будущее теперь определилось. И она добилась того, о чем мечтала: солидный и обеспеченный мужчина выбрал её, а не свою бывшую жену, которая старше Карины. И Карина праздновала с подругами победу: она-таки увела Сашу из семьи! Её прямо распирала гордость. Ну, и подруги поддакивали: повезло Карине! В том кругу, в котором вращалась Карина, её теперешнее положение действительно вызывало зависть: ну, так Карина же теперь не работает, во все спа-салоны и салоны красоты когда захочет, девичники хоть ежедневно, не сегодня-завтра будет у неё автомобиль, вот только курсы закончит, а то её Саша так о ней беспокоится, что только проверив её умение водить машину купит ей уже облюбованную иномарку.

Всё, ну, абсолютно всё устраивало Карину. Отказа в деньгах она не имела, покупала, что хотела, к плите даже не подходила – а заказ на дом в ресторане зачем? И только очень раздражала Карину привязанность Саши к этой малявке Алёнке, его дочке. Он виделся с ней при малейшей возможности. И уже было не раз, что встречу с дочкой предпочитал запланированной Кариной поездке на выходные в Милан, где после показа мод началась распродажа новейших моделей от самых известных кутюрье. Но ещё больше раздражало Карину то, что Саша приводил на целый день Алёнку к ним домой. Тогда только Алёнка была самой главной. Нет, сначала Карина изображала, что ей тоже интересно гулять с ними в парке, кататься на аттракционах, ходить в цирк на дневные представления. Но сколько можно? И это какие же деньги отстёгивает Саша на эту малявку! Кроме тех, которые он постоянно относил в ту семью. Можно подумать, что мамаша этой Алёнки бедная, что не получает почти столько же, сколько Саша. Карина столько раз хотела сказать ему, чтобы сбавил обороты, но чувствовала, что это Саше не понравится.

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

Тогда она изменила тактику – теперь Карина говорила о том, что ей надо больше денег на каждый день. Что подорожали услуги косметички и абонемент в спа-салон.

— Ты же не хочешь, чтобы я стала замухрышкой как… — Карина вовремя прикусила язык, с которого готово было сорваться «как твоя бывшая жена».

Это точно бы не понравилось Саше. Саша, конечно, был не такой, как прежние бой-френды Карины. Он ни разу слова плохого не сказал в адрес своей бывшей Веры. А если и говорил о ней, только с уважением. Вот этого Карина понять не могла: ну, разбежались уже, и то, благодаря ей, Карине. Так что теперь цацкаться с бывшей?

Да, недальновидной оказалась Карина: у Саши постепенно раскрывались глаза на эту красивую, но наглую и бесцеремонную красавицу. Но молчал – стыдно было, что сразу не распознал Карину. И неизвестно, сколько ещё бы молчал, если бы не Вера.

Привёз Саша в воскресенье вечером Алёнку домой. Она бросилась к Вере, они расцеловались, и Алёнка побежала к себе – соскучилась по своим куклам. А Вера сказала:

— Если ты не очень спешишь, я хотела бы поговорить с тобой, Саша.

Они прошли на кухню. И за чаем поговорили. Разговор был обоим неприятный. Но необходимый. Вера сказала, что Алёнка очень неохотно бывает в его доме. Нет, с ним, с Сашей, готова сколько угодно проводить время, а дома у них – нет. Алёнка знает, что Карина её не любит. Когда Саша не видит, Карина ругает Алёнку, говорит, что у неё кривые руки и тупая голова, что она нахалка, выпрашивает у папы игрушки и наряды. А в последний раз Карина чуть не ударила Алёнку за то, что девочка взяла без разрешения фломастер с письменного стола Саши. Алёнка взяла, потому что хотела написать папе, что любит его. Она дома тренировалась. Вот и хотела, чтобы папа увидел и прочитал.

— Саша, — говорила Вера, — давай сделаем паузу. Не встречайся пока с Алёнкой. И уж точно не приводи её к себе. Во-первых, Алёнка чувствует, что Карина её не любит. А во-вторых, зачем тебе сложности в новой семье? И потом, может, у вас будет свой ребёнок. Тогда Карина станет по-другому относиться к детям. Да и ты переключишься… Саша, ты извини, если я лезу не в своё дело. Но как не своё? Я же про Алёну. Надеюсь, ты правильно меня понял.

И тут Саша первый раз открылся Вере, как говорят по полной программе. Ему было трудно признаваться в том, что понял за эти два года, пока жил с Кариной. А понял Саша, что Карину интересуют только деньги. Хотя недостатка в них она никогда не ощущала. Понял и то, что Карину интересует только внешний антураж, модные фишки и праздный образ жизни. Он до сих пор не может привыкнуть, что можно вот так, целыми днями не работать. Не в том дело, что не зарабатывать, а просто ничего не делать. Он несколько раз пытался узнать у Карины, не скучно ли ей. Она искренне удивлялась, говорила, что ей времени не хватает – то салон, то спа-процедуры, то шопинг.

— Знаешь, Вера, если бы не пачки глянцевых журналов, которые Карина буквально скупает везде и всюду, я бы даже усомнился, может ли она читать? – в голосе Саши была слышна досада. — Ну, а отношение к Алёнке – продолжал он, — это приговор Карине. Я и сам замечал, что не спешит Алёнка к Карине. Как и Карина идёт и говорит с Аленкой будто через силу. Думал, им надо привыкнуть друг к другу. Надеялся, во всяком случае. Но давно уже перестал. И вот результат: моя дочь не хочет приходить ко мне, потому что чужая тётя её обижает…

— Саша, я не знаю, какие чувства Карина к тебе питает. Я вообще её не знаю. Сужу только из слов Алёнки, а она выдумывать не станет. И вот из твоих слов. Наверное, ты Карине действительно нужен. С твоим банковским счётом. С твоим положением. А ты знаешь, какое у неё будет к тебе отношение, если ничего этого у тебя не будет? Нет, я не каркаю. И не желаю тебе стать банкротом. Отлично знаю, как ты шёл к сегодняшнему твоему статусу…

— Мы шли, — перебил её Саша.

— Да, мы шли. Но я не об этом, — продолжала Вера. – Ты уверен, что Карине нужен ты? Ты, Саша. Без счёта в банке, без директорского кресла?

Саша не стал скрывать. Он ответил:

— Совсем не уверен.

— Ну, может, всё не так. Тогда, извини ещё раз, что вмешиваюсь, — сказала Вера, — надо просто проверить.

— Как, Вера? – Саша начал догадываться, как именно.

— А ты изобрази, что настали чёрные времена. Элементарно нет у тебя и не предвидятся большие деньги. Скорее всего, останешься и без машины. Ну, директорское кресло так точно уйдёт от тебя. Я знаю только один способ. А использовать тебе его или нет, решай сам, Саша. Ну, а про Алёнку мы договорились, да? Не бери её пока. К себе, я имею в виду.

Не будь Саша Сашей, решил бы он эту проблему легким, как говорят, движением руки: показал Карине где Бог, а где порог. Он понимал и сам, что Вера права. И точно знал, говорит так Вера не из ревности. Чего-чего, а ревности в их отношениях никогда не было. Вот подумал Саша про ревность и понял: ревности не было, потому что было доверие. Чего нет у него к Карине. Он признался, наконец, себе, что никогда и не доверял этой бойкой бесцеремонной красавице. Не доверял ни в её бесконечных тратах его денег, не доверял её словам, что рожать детей в ближайшие годы не хочет, чтобы так рано не испортить фигуру. Не доверял слащавой улыбке, с которой она встречала Алёнку. Алёнка ведь в ответ Карине ни разу не улыбнулась. И он же это видел. Только не хотел знать, почему. Невольно Саша сравнивал Карину и Веру. Он, что, в самом деле не любил Веру? Да, он не помнит, чтобы так бурно проводил с Верой ночи. Но помнит другое: они с Верой всегда смотрели в одном направлении, в одну сторону. Не лгали друг другу. А как выглядит забота друг о друге, Саша точно знает – это у них с Верой была забота. И в самые трудные времена, когда только начинали работать. И потом. Саша вдруг вспомнил, как Вера принесла ему, заболевшему ангиной, лимон. Купила, не обедав, наверное, дня два. Он тогда с такой жадностью набросился на лимон! Съел половину, пока Вера несла сахар из кухни. А Карина бы сделала так? Ну, уж нет! И Саша спрашивает сам себя: неужели любовь такая, как у него с Кариной? И, что, не такая, как у них была с Верой? И чертыхается вслух:

— Да не знаю я, чёрт возьми! Только видеть рядом с собой Карину не хочу. Но Вера права: она так просто от него не отстанет. Карина не захочет терять финансовую свободу, да и вообще свободу – Саша ведь никогда её не контролировал. Хотя догадывался, что прошлое у Карины было бурным. И что ей мешало не терять старые связи? Но не пойман – не вор.

И Саше сейчас не интересно, играет ли Карина ещё в какие-то игры. Он прислушался к себе: нет, в самом деле, не интересно. И вот Саша первый раз в жизни идёт на сознательный обман: теперь он полный банкрот, без бизнеса и без денег. С этого он и начинает разговор с Кариной, которая уже при полном параде ждёт его, чтобы пойти в ночной клуб, где намечается знатная тусовка. Но Саша перечеркивает все её планы.

И вот, что он рассказывает Карине. Все эти два года Саша был так увлечён Кариной, что перестал контролировать дела на фирме. Этим кое-кто из тех, кому Саша доверял, и воспользовался. Без его ведома заключались заранее провальные контракты. И вот выяснилось, что неустойка и штрафные санкции полностью поглотили все его безналичные средства. Он практически нищий. Осталась только машина, но и на неё завтра-послезавтра будет наложен арест.

— Карина, прости. Но я гол как сокол, — говорит Саша, пряча глаза.

А дальше всё идёт так, как Саша и предполагал. У Карины истерика. Упреки, не выбирая слов, что потратила на него лучшие годы. Что терпела его дрянную дочь, терпела его сюсюканье с бывшей женой, ничего не говорила, когда он постоянно шастал к ним и таскал туда деньги, что так и не свозил ее в Париж, Ну, и дальше в том же духе. Потом Карина выдохлась, поправила макияж и упорхнула в ночной клуб.

Ещё целую неделю Саша был самодеятельным актёром. Помогали ему коллеги: он хотя и не все им рассказал, но двоих заместителей просил подыграть. Они собрали собрание на фирме и сказали, что у директора форс-мажор: какое-то время он будет в отъезде, а куда и зачем, он настаивает, чтобы это осталось тайной. Но самое главное: для всех он больше не владелец фирмы. И со всеми отсюда вытекающими. Так Саша подстраховался, если вдруг Карина захочет появиться на старом месте работы и что-то узнать.

Теперь он почти не видел Карину. Она приходила ночью, а где была, Саша не интересовался. Заметил только, что Карина куда-то спрятала или унесла шкатулку с теми драгоценностями, которые он ей щедро дарил все два года. А потом настала кульминация – вечером, когда Карина была ещё дома, дверь в квартиру с грохотом открылась, и на инвалидной коляске с забинтованными ногами въехал, вернее, ввезли два санитара Сашу. На молчаливый вопрос выбежавшей из своей комнаты Карины, Саша мрачно ответил:

— Попал в ДТП. В больнице не остался – нечем заплатить. Так ещё и, похоже, теперь не расстанусь с инвалидной коляской. Потом выдержал паузу и спросил. — Может, ты заплатишь за больницу, Карина?

— С каких таких денег заплачу? Ты когда мне их давал последний раз? – с нескрываемой злостью ответила она.

На следующее утро Карины уже не было. Но ушла она не налегке: не забыла взять с собой все наличные деньги и оба смартфона последней модели. Саша только ухмыльнулся: что и требовалось доказать. В тот же день Саша пришёл к дочке и Вере. Когда они с бывшей женой остались одни, Саша рассказал, в какой трагикомедии почти отыграл главную роль. Вера даже не догадывалась, что Саша привнёс в свою пьесу ещё и ДТП. Но его вид в инвалидной коляске ускорил процесс – Карина тут же сбежала. Хотя и не с пустыми руками.

— Вера, у меня такое чувство, что я по уши в грязи. Прости меня. И огромное желание смыть её с себя, — то ли с усмешкой, то ли с отчаянием сказал Саша.

— Ну, если смыть с себя в буквальном смысле, ты знаешь, где ванная. Есть ещё и твой халат. Смывай на здоровье, — сказала Вера. – А мы сейчас с Алёнкой ужин приготовим.

Стоит Саша под душем, хлещет его вода, а он и не чувствует. Такое ощущение, что он дома…

Вот почему у них все так получилось с Верой? Не было любви? Но если любовь такая, как была с Кариной, она не нужна Саше. Ему гораздо нужнее Вера. Ему нужна Алёнка. Он дорожит прошлым. Он дорожит тем, что в их семье был мир и порядок. Что растет замечательная дочка. Саша ловит себя на мысли, что он ведь сдерживал себя, когда ему хотелось поцеловать жену, обнять её на людях. Значит, его влекло к Вере. Ну, и зачем сдерживал? Не хотел выходить из образа? А когда вышел, когда появилась Карина, что? Саша первый раз не знает, как сказать Вере о том, что он жалеет. Жалеет. Но уже знает, что обязательно скажет.

А Вера накрывает стол к ужину и тоже думает, что плохо ей без Саши. Что зря она закрывалась в себе, боясь показаться слабой. Вспоминает и не может вспомнить, что хотя бы раз поддалась своему чувству и просто поцеловала мужа. А потом привыкла этого не делать. И кто может точно сказать, была у них любовь или нет. Если Вере плохо без Саши, это любовь? И как ему сказать, что плохо? Нет, она, наверное, не сможет сказать…

Алёнка не отпускала папу – он уложил дочку спать, прочитав сказку, посидел у кроватки, убедившись, что она уснула, и пошел в кухню, к Вере. Но Алёнка тут же выбежала и полусонная спросила:

— Папа, ты не уйдешь?

Ответила Вера:

— А мы попросим папу, чтобы не уходил.

Когда Алёнка закрыла дверь в свою комнату, Вера сказала:

— Саша, ты можешь остаться. Приходи в себя. Алёнка тебе поможет.

И он остался. Вера постелила ему в гостиной. Но они ещё долго говорили о том, почему у них всё произошло так, а не иначе. Саша винил себя. А Вера – себя. Потом вспоминали, как открывали фирму, первый банкет и первый провал, из которого почти сразу же вырулили, потому что вместе искали решение и нашли его. Вспоминали, как росла Алёнка, её первые слова и разбитые чашки, счесанные при падении коленки и обещание не плакать, когда то Вера, то Саша промокали ранку тампоном с йодом.

Они какое-то время жили, не принимая никакого решения. И сколько бы так длилось, неизвестно. Если бы не Карина.

Карина узнала, что Саша совсем не банкрот, что фирма на месте, её директор тоже. И никакой инвалидной коляски – он здоров. И домой ездит за город, в свой коттедж. Тогда и поняла Карина, что её так ловко одурачил Саша. Но, думала она, не на ту напал! И поехала к нему за город. На звонок вышла Вера. Саша играл с Алёнкой в детской. Ну, и Карина выдала Вере всё, что хотела. А хотела она вернуть Сашу, которого его бывшая обманом увела от Карины. И Карина осталась без кола и двора. Но она всё равно вернёт Сашу. Один раз увела, уведёт и второй раз. И заставит жениться на себе. И тогда ни Вера, ни её дрянная дочь не получат от Саши ни копейки.

Чем больше распалялась Карина, тем спокойнее была Вера. Она даже не сердилась на эту глупую и однозначную барышню. Более того, Вера дала Карине совет. И если Карина воспользуется этим советом, возможно, и у неё всё будет в порядке. Вера говорила о том, что Карина сама виновата. И что не смогла или не захотела понять, что Саша достойный мужчина. Но мысли о деньгах затмили всё. А надо было судить о Саше по его поступкам. Если он не отказался от своей дочки, помогает ей и общается с ней, если не перемывает кости своей бывшей жене, значит, расстанься с ним Карина, и к ней было бы такое отношение. И ее детям он помогал бы. Разве есть гарантия, что еще кто-то не встретится на пути Саши, и он тогда сделает ручкой Карине? И как будет относиться к ней и детям? Откупится только алиментами?

— Ты бы хотела быть на месте такой вычеркнутой вместе с детьми женой из его жизни? – спрашивала Вера Карину.

И сумела хоть чуть-чуть достучатся к ней. Во всяком случае, Карина развернулась и ушла. А Саша всё это слышал. Сначала, увидев Карину, он хотел тут же спуститься и выпроводить ее. Но его опередила Вера. И опять она дала урок достоинства и порядочности. Ни словом не оскорбила Карину, хотя имела право. И снова Саша спрашивает себя: он хочет вернуться в свою семью? И знает ответ: хочет. Потому что это и есть его семья. И вот прямо сейчас это же спросит у Веры. От ее ответа будет всё зависеть. Разговор у них состоялся. На крыльце. Алёнка уже спала. И они поговорили. Оба назвали главное: в браке им было не стыдно друг за друга, потому что не обманывали. Оба знали, что всегда могут рассчитывать на другого. И у них есть дочь, самое для обоих дорогое. И если это не любовь, тогда что? И если это не повод оставаться семьей, тогда что? И они останутся семьей. Уже поднимаясь, чтобы войти в дом, Вера останавливается и смотрит на Сашу:

— Ты только не пугайся, Саша, но теперь я не буду себя сдерживать, когда захочу тебя поцеловать.

— И я! – Саша обнимает Веру и целует…

Оставьте свой голос

10 голосов
Upvote Downvote

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.