Уверенная деловая красивая женщина

Меня избила мама. Прошу вас посадите её в тюрьму…

-Конечно, Наталья Михайловна… Конечно, я поговорю с ним. И мы оплатим новые очки его однокласснику. — Пробормотала Екатерина, краснея.

Этого, правда, классная руководительница её сына не видела, так как разговор был телефонным. Наталья Михайловна позвонила женщине, чтобы сообщить, что её сын разбил кому-то очки. Теперь родители этого мальчика «рвут и мечут», желая возмездия и материальной компенсации.

-Я надеюсь на это, Екатерина. В смысле, надеюсь, что ваши слова возымеют эффект. – Произнесла учительница. – Также, рассчитываю, что на этот раз вы придёте на беседу в пятницу. Мы обсудим с вами прогулы Евгения и его поведение в стенах нашей школы. Поймите, если так будет продолжаться, то встанет вопрос о том, чтобы оставить Евгения на второй год. Мне бы этого не хотелось, но и перевести его я не смогу, если его успеваемость и поведение не улучшатся.

Катя нервно кивала, накручивая на палец прядь русых волос. Затем, осознав, что её покорных кивков тоже не видно на том конце провода, она встрепенулась:

-Да, Наталья Михайловна… — Уверила учительницу женщина, пытаясь справиться с печалью и усталостью в голосе. – Простите. Я попытаюсь вразумить Женю. Поверьте, он хороший ребёнок. Просто сбился с пути.

-Значит, ваша задача его вернуть на верную дорожку. Я постараюсь вам в этом помочь. – Ответила преподавательница. – Что ж, до встречи в пятницу. В семнадцать ноль-ноль.

Когда мать ученика и преподавательница распрощались, и в трубке смартфона послышались короткие гудки, Катя тяжело и громко выдохнула. Она чувствовала невероятную усталость, накопленную за последние дни…

Нет, за последние годы её жизни…

Женщина пожевала щеку изнутри и вновь посмотрела на телефон, тёплый от длительного и неприятного разговора. Она думала, кому позвонить из девчонок с работы, чтобы они подменили её в пятницу. Пятница, к сожалению, была таким днём, когда никто не желал работать, так что женщина заранее настроилась на череду отказов. Однако ей повезло: милая новенькая, Надюша, сразу согласилась поменять сменами:

-Слушай, как хорошо! – Восхитилась официантка. – Мне как раз нужен был выходной в субботу! Так что да, я выйду в пятницу вместо тебя!

Уладив одну из проблем, женщина задумалась о более важном. О своём сыне, чьё поведение становилось хуже изо дня в день.

Катя прошла по небольшому коридору их двухкомнатной квартиры, что досталась ей от родителей, и, постучав, открыла дверь в детскую комнату. Однако сына там не обнаружила. Зато нашла внутри беспорядок. Словно в комнате жил не подросток, а целая компания хрюшек. Кровать была не заправлена, одеяло вовсе валялось бесформенной грудой на полу. На рабочем столе, где ребёнок, по идее, должен был заниматься учёбой, стояли грязные тарелки, лежали упаковки от чипсов и шоколадных батончиков. Женщина заприметила и пару пустых банок от энергетиков, которые, к слову, запрещала пить четырнадцатилетнему сыну.

Женщина прошла внутрь. Наклонилась, морщась от боли в шее и плечах, закинула одеяло обратно на кровать. Затем подняла футболку, также брошенную сыном на пол, и нахмурила лоб. Она поднесла часть его одежды к носу и втянула резкий запах, надеясь, что ей почудилось. Однако это не было обманом чувств, от ткани очень сильно пахло сигаретами.

-Только этого не хватало… — Устало произнесла женщина.

Она со вздохом села на кровать ребёнка, смяв в руках темную ткань с изображением какой-то рок-группы. В последнее время каждый день приносил измученной женщине всё больше неприятных сюрпризов. Помимо звонка от классного руководителя, с её сыном-подростком случались и другие проблемы. Женька часто пропускал уроки. У парня, который раньше отлично учился, резко снизилась успеваемость. Учителя по всем предметам жаловались на его поведение. Да и сам характер мальчика резко изменился. Он стал скрытным и замкнутым рядом с мамой. Постоянно сидел в телефоне или за компьютером. То он играл в игры, то общался с друзьями. Много времени Женя стал проводить вне дома. Все вопросы матери, например, про друзей или его жизнь, он мог, в лучшем случае, проигнорировать. В худшем, разговор заканчивался скандалом и агрессией со стороны сына. Он начал повышать голос на маму, чего раньше себе не позволял. Женя кричал что-то в духе:

«Не лезь в мою жизнь! Это не твое дело!», хлопал дверью и запирался в своей комнате.

Теперь же от его одежды стал исходить запах сигарет, что стало последней каплей в чаше терпения матери. Евгений прекрасно знал, что в их доме не курят. Его дедушка умер от рака лёгких, что очень сильно подкосила Катю. Был ли недуг отца связан напрямую с никотином или нет, Екатерина не знала, однако запах табака всё ещё ненавидела. Она немного злилась на папу из-за того, что он не смог отказаться от своей ужасной привычки, даже будучи на смертном одре. Она считала сигареты настоящим злом, поэтому прививала у сына отторжение к этой привычке. Только, похоже, чье-то влияние извне оказалось гораздо сильнее материнских убеждений.

Катя со стоном отчаяния упала на кровать ребенка, уставившись в потолок. Правда она не видела над собой ни серой люстры, ни выбеленного потолка…

Она прокручивала в голове свою жизнь, слайд за слайдом, пытаясь понять, что же сделала не так?

***

Екатерине Виноградовой недавно исполнилось тридцать два года. Она забеременела на школьном выпускном. Матерью стала в восемнадцать. Маленькая, но важная поправка: Катя стала не просто мамой, а матерью-одиночкой. Олег, как звали первую любовь Кати и биологического отца её сына, был её первым мужчиной. Катюша была уверена, что у них всё серьёзно. Ведь парень, уже студент, клялся несовершеннолетней наивной девочке в вечной любви. Только вот все его клятвы оказались пустыми словами. Девушка поняла это, когда пришла к парню и показала тест, с двумя яркими полосками. Она была растеряна и даже напугана. Не знала, что делать дальше. Олег же в сомнениях не терялся, он сразу заявил, что рушить свою жизнь не хочет.

-Я слишком молод, чтобы быть отцом. – Заявил он. – Если хочешь оставлять ребёнка –дело твоё. Да и вообще, откуда я знаю, что ребёнок от меня?

-Как ты можешь?! – Изумилась девушка, уязвлённая таким резким замечанием. – Ты же знаешь, что ты у меня первый и единственный!

Олег лишь посмеялся, заявляя, что их отношения были не серьёзными, и Катя – дура, если так считала.

-У меня в университете девушка есть. – Заявил он внезапно. – Ты была так… Для души. Так что не рассчитывай на меня.

Виноградова после этого разговора много плакала. Она мучилась, не зная, что предпринять. Девушка не могла спать по ночам, потеряла покой и аппетит. Катя просто не могла избавиться от ребёнка, но и как быть мамой она не знала.

К тому времени Катя уже потеряла собственную маму. Единственным близким человеком в этом мире остался её отец, который болел. Он-то и успокоил дочь, что пришла к нему с признанием.

-Не переживай, дочка. – Погладил он тогда ее по спине, прижимая рыдающую Катю к себе. – Я не знаю, сколько мне ещё Бог отмерил этой жизни, Катюш. Но если я внука увижу, да на руках подержу, то, уверен, смогу задержаться подольше. Мы с тобой во всём справимся. Ты у меня сильная, а я помогу, чем смогу.

Обещание папа сдержал. Не смотря на прогнозы врачей, что обещали ему ещё год на этой земле, мужчина задержался гораздо дольше. Он прожил ещё восемь лет, поддерживая Катю, помогая ей и своему внуку во всем.

Так они и жили втроём. Да, возможно, Екатерина бы смогла найти свою вторую половинку и отца для ребёнка, поскольку была прекрасной, да ещё и очень красивой молодой женщиной…

Только вот времени у неё на это не хватало. Образование Екатерина, которая мечтала стать дизайнером интерьеров, так и не получила, не смотря на то, что отец уговаривал её пойти в университет. Только девушка, чувствуя за собой вину и ответственность за ребёнка, не поддалась убеждениям папы. Она сразу начала работать, едва Женя смог пойти в ясли. Катя работала и продавщицей, и официанткой, и уборщицей…

Она не воротила нос ни от какого вида работы…

Сначала всё было хорошо. Женя рос прекрасным ребёнком. Конечно, и мама, и сын, тяжело пережили потерю любимого дедушки. Но тогда Кате казалось, что это буде единственная чёрная полоса в их жизни.

Только вот чем взрослее становился Женя, тем хуже были их отношения. Екатерина думала, что она говорит с сыном на разных языках. Она пыталась быть понимающей матерью, тем более, она была еще молода…

Только вот, порой, сил не хватало…

Вот и сейчас Катя понимала, что вот-вот выйдет из себя. Обида душила её, становясь комом в горле. Она не понимала, почему сын не видит, как она старается? Зарабатывает деньги, чтобы он ни в чем не нуждался, чтобы выглядел не хуже одноклассников, мог ездить в кино и кафе…

Она пытается быть ему и мамой, и другом…

А в ответ получает лишь звонки от учителей с жалобами. Сегодня Женя опять прогулял школу. Он пропустил контрольную по русскому языку, оценка за которую была очень важна. При этом дома Жени тоже не было, на телефонные звонки парень не отвечал. Подняв телефон, Катя написала смс:

«Если ты не появишься, я позвоню в полицию, пусть они тебя ищут!».

К счастью, сообщение возымело эффект. Телефон матери звякнул, получив ответ от сына:

«Скоро буду дома».

-Ну, хотя бы жив… — Пробормотала Екатерина, рывком поднимая себя с кровати.

Она принялась собирать одежду ребёнка, чтобы забросить в стиральную машину. Обещанное Женей «скоро» растянулось почти на три часа. Когда ребёнок вернулся, на улице уже смеркалось. Катя, переделав все домашние дела, допивала третью чашку ромашкового чая. Она со скепсисом изучала обещания на этикетке напитка. Мол, сон будет, как у младенца, нервы в порядке…

Наверное, производитель не был матерью. Иначе понимал бы, что даже ванна из ромашки не помогает в некоторых случаях.

Когда в замочную скважину, не с первой попытки, вставили ключ и провернули, Екатерина уже была в коридоре. Скрестив руки на груди, она сурово смотрела на сына:

-Женя, где ты был? – Начала мама с ходу.

-Гулял. – Лаконично отозвался подросток, сбрасывая кроссовки.

Он прошёл на кухню мимо матери, даже не взглянув на неё. Катя поспешила следом:

-Я понимаю, что ты гулял. Потому что в школе тебя не было. Звонила Наталья Михайловна.

-Тогда зачем спрашиваешь, если уже всё знаешь? – С неприязнью заявил подросток.

Он начал заглядывать в кастрюли и сковородки, в поисках еды. Женя с сомнением рассматривал гороховый суп, отдав предпочтение куриным отбивным. Катя поняла, что игнорирование сына выводит её из себя. Да еще боль в голове стала сильнее. Даже таблетки уже не справлялись.

-Учительница сказала, что ты разбил очки однокласснику. – Сообщила мать.

-Я не виноват! Мы играли в футбол! – Возмутился сын. – Кто виноват, что Краснов такой неуклюжий!

Катя вздохнула, проглатывая комментарий о том, что чужая неуклюжесть влетит ей в копеечку.

-От твоей одежды воняет сигаретами. – Выдала она очередной аргумент.

-Ты что, в моих вещах рылась?! Ты права не имеешь! – Взвился парень, наконец, обращая на мать внимание.

-Так не может продолжаться. – Заявила женщина категоричным тоном. – Ты наказан Женя.

Парень фыркнул, бросая на тарелку картофель:

-И что ты сделаешь? Оставишь меня без десерта? В угол поставишь?

Женщина поджала губы, понимая, что была слишком уж мягкой с сыном. Значит, пора что-то менять:

-Во-первых, я поменяю график так, чтобы лично провожать тебя в школу. Если будет надо, то станем ходить за ручку, как в первом классе. – Заявила она. – Во-вторых, я не буду больше верить тебе на слово, начну контролировать твою учёбу и выполнение заданий. В-третьих, ты под домашним арестом. Ты можешь выходить лишь в школу, всё. Никаких сомнительных друзей и компаний.

-Нет! – Возмутился сын, бросая тарелку на стол. – Ты не можешь!

-Я могу! Я твоя мама, Женя! Я желаю тебе лучшего, даже если ты так не думаешь! Это даже не наказание, а спасение! – Закричала Катя в ответ, подходя ближе к сыну.

И тут она с ужасом поняла, что от него пахнет не только сигаретами, но и алкоголем. Чем-то сладковатым и противным, что мальчик пытался перебить ментоловой жвачкой, но не вышло:

-Боже, Женя! Ты что, пил?! – Воскликнула мама, глядя на сына так, словно видит впервые. – Ты пьёшь, куришь, прогуливаешь! Что дальше?! Ты в тюрьму попадёшь или что?!

Он чертыхнулся:

-Не надо вот передёргивать! – Закричал Евгений. – Что хочу, то и делаю!

-Ты школьник! – В отчаянии закричала мама. — Ты не можешь…

-И что?! – Перебил её сын со злостью. — Ты вон, вообще в школе залетела, так что не тебе меня поучать!

Катя вспыхнула. Она не помнила, как схватила мокрое полотенце, которым протирала стол после готовки. Она просто принялась лупить им сына, в злости, в обиде, в отчаянии, которые до этого лишь копила, но никогда не выпускала на волю.

-Да как ты смеешь! Неблагодарный! – Кричала она со слезами на глазах, когда полотенце «гуляло» по плечам и поднятом в защитном жесте рукам сына.

В конце Катя задыхалась, а сына её трясло от обиды на мать. Он бросился в свою комнату. Тарелка с холодной, нетронутой едой так и осталась на столе. Катя сразу ощутила укол вины, но быстро подавила его. В конце концов, сколько можно это терпеть? Она отбросила полотенце прочь, попав на спинку стула.

***

Через час Катя шла в комнату сына, чтобы проверить его. Она очень переживала. Даже думала извиниться перед ребёнком за свой всплеск эмоций. Екатерина была мягкой и бесконечно любила сына. Поэтому её выходка с полотенцем доставила женщине куда больше боли, чем самому подростку. Только вот хозяйку квартиры остановил дверной звонок. Она нахмурилась, ведь было уже поздно и не до гостей. Подойдя к двери и заглянув в глазок, увидела там двух мужчин в полицейской форме. Она сразу открыла дверь, с удивлением глядя на сотрудников полиции:

-Добрый вечер… — Устало заявил один из них и представился. – Старший сержант Василий Макаров… Вы Екатерина Виноградова?

Женщина моргнула изумлённо, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Она понимала, что знает их. Оба полицейский частенько наведывались на обед в кафе, где Катя была и за официантку, и за уборщицу. Василий всегда казался ей привлекательным мужчиной, тем более, в форме, однако у себя на пороге она увидеть его не рассчитывала:

-Да. – Кивнула она, испытывая невнятную тревогу: вдруг что-то случилось на работе? – Чем могу помочь?

-Нас вызвали по делу о жестоком обращении с ребёнком. Можно пройти? – Сообщил он.

-Но я… – Начала, было, женщина, пропуская сотрудников и закрывая за ними дверь.

Тут в коридоре появился Женя:

-Это я вас вызвал. – Заявил он, надменно и колко взглянув на мать. – Она меня избила мокрым полотенцем, это чтобы следов не оставалось.

Полицейские переглянулись:

-Избила? – Переспросил Макаров. – Полотенцем?

-Да! – Кивнул парень.

-То есть, ты вызвал отряд полиции на собственную мать? – Уточнил Макаров, словно ослышался. – Из-за полотенца?..

Парень вновь кивнул:

-Мои друзья сказали, что я должен отстаивать свои права. Она подняла на меня руку. К тому же насильно удерживает дома… Сказала, что я под домашним арестом. Это же тоже запрещено, между прочим. Удержание против воли или как там… — Пожаловался сын.

-Могу ли я уточнить, что случилось перед этим? – Спросил полицейский сухим тоном.

Женя переступил с ноги на ногу, но все же произнёс:

-Она уличила меня в курении и… В общем, я прогуливал школу. В любом случае, это моя жизнь, а не её.

-Это тебе тоже друзья сказали? – Вскинул бровь Макаров, выходя из себя.

-А что, если они? – Дерзко вскинул нос ребенок.

-Можно по порядку? – Спросил второй полицейский. – Расскажите всё.

Тогда Катя, запинаясь, объяснила ситуацию. В коридоре повисла тишина. Сердце Кати билось в груди лихорадочно. Она в шоке смотрела на ребенка. Однако реакция полицейского поразила всех еще больше:

-Ты что, пацан, совсем с ума сошел?! – Заорал Макаров. — Ты натравил полицию на мать! И что ты хочешь теперь? Чтобы я забрал её в участок? К каким-нибудь ворам или душегубам?

-Что? Я не… — Начал парень, бледнея.

-Хорошо! Сейчас мы заберём твою маму! А сам ты куда? Да я тебя в детский дом отправлю! Ты же несовершеннолетний. – Сообщил ему мужчина. — Или лучше! Раз ты уже взрослый и самостоятельный, то отвечать за поступки должен как взрослый, верно? Значит, я тебя посажу в тюрьму за ложные обвинения, если ты перед мамой не извинишься сию же секунду. Если хочешь, посоветуйся с друзьями, где тебе лучше: в приюте или на нарах, если с матерью плохо. Только подумай вот о чём: советы твоих друзей на них никак не скажутся, страдать от такой «помощи» будешь только ты.

Речь возымела эффект. Сын, испуганный, пролепетал слова извинения и скрылся в комнате. Катя, до этого прибывая в некой прострации, посмотрела на своих визитеров:

-И что теперь? – Спросила она испуганно.

-А, ничего. Вопрос улажен. Так что я домой. – Сообщил более молодой полицейский. – Это последний вызов на сегодня. Макар, идешь?

Макаров, с сомнением глянув на бледную Екатерину, покачал головой. Он понял, что перегнул палку и решил объясниться:

-Я задержусь, если хозяйка не против. – Сказал он.

Катя против не была.

***

Василий и Катя сидели на кухне. Женщина налила ему ромашковый чай, который толком не имел вкуса. Однако мужчина послушно его пил. Макаров не сразу узнал официантку из его любимого кафе. Без бледно-желтой униформы он ее ни разу не встречал. Однако он ощутил, что женщине нужна поддержка, и не ошибся. Катя рассказала ему едва ли не всю свою жизнь и поделилась тревогами за сына:

-Нет, знаете… Я, действительно, виновата перед сыном… — Проговорила женщина, подливая Васе чай, который уже булькал в его животе.

Убрав чайник, она коснулась кончиками пальцев нахмуренного лба, пытаясь справиться и с мигренью, и с дурными мыслями, что метались в её голове.

-Бросьте. – Покачал головой полицейский.

Он похлопал себя по карманам, в поисках пачки сигарет. Даже хотел спросить разрешения выйти и покурить. Затем вспомнил, что пытается избавиться от столь вредной привычки и чертыхнулся. Он отдал все сигареты напарнику, так сказать, чтобы не было искушения. Теперь же жалел, что не оставил резервную «никотиновую палочку» на такой вот случай, когда очень хочется успокоить нервы. Случай с пареньком выбил его из колеи сильнее, чем иной разбой.

-Нет, правда. – Покачала головой женщина. – Дело в том, что я уделяю ему совсем мало внимания. Сейчас такой период, когда ребенку особенно нужна поддержка близкого человека. Мне было необходимо наставлять его на верный путь… Хотя, о чем я говорю? Каждый день, каждый год в жизни ребёнка – важный для матери. Но вы даже не представляете, сколько я упустила!

Василий посмотрел на неё с особенным вниманием, отмечая, насколько она красивая. Не той красотой, что люди привыкли видеть на обложках глянцевых журналов или в рекламе по телевизору. Красота ее была печальная, задумчивая.

-Но, Вы же не по своей воле уделяли ему мало внимания?.. – Мягко уточнил полицейский. – Уверен, у вас были причины. Растить ребёнка в одиночку – этот тот еще «парк аттракционов». Я уверен, что вы делали все, что было в ваших силах.

-Я постоянно работала, меня не было дома. А когда я находила время для Жени, то получалось так, что мы ругались. Я думала, что помогаю ему, но, в основном, критиковала. То он не учился, то еще что… — Поделилась Екатерина. — В общем, наши отношения оставляли желать лучшего. Неудивительно, что он нашел себе другую компанию. Людей, которые, как он думает, его понимают лучше, чем родная мать. Да и отца он никогда не знал. Поэтому я должна была, обязана была заменить ему обоих родителей. Дать любви в два раза больше!

Василий тяжело вздохнул. Этот звук словно привел собеседницу в чувства. Она едва заметно вздрогнула, вскинула голову и посмотрела на мужчину застенчиво, даже испуганно:

-Ох, простите, пожалуйста! – Извинилась женщина, а щеки её покрылись нежным румянцем смущения. – Я на вас всё вывалила, как на сеансе у психотерапевта!

Мужчина улыбнулся:

-Бросьте, всё в порядке. – Махнул он рукой. — И вообще, Екатерина, не надо воспринимать все на свой счет. Подростки часто бывают несносными, даже у самых прекрасных матерей. Думаю, ваш сын просто переживает такой период… Он хочет самоутвердиться. Ведь все они ошибочно думают, что если ты пьешь и куришь — значит, ты взрослый, а, следовательно, крутой. Поверьте мне, я сам был таким.

Катя слабо улыбнулась. Макаров же вздохнул и добавил:

-Знаете, Екатерина… Я же не просто так разозлился на вашего сына. Я знаю, о чем говорю, на личном опыте. Моя мать была ужасным человеком. Действительно ужасным. Она не била меня мокрым полотенцем… Просто оно ни разу под руку не попадалось. Зато в ход шли половник, утюг, холодный, к счастью, армейский ремень, ковш… Она много пила. Я часто голодал. Поэтому, когда я увидел сытого подростка, в хорошей одежде, которого явно обожают, то разозлился. Мое поведение не было профессиональным, за это простите…

-Не стоит извиняться. Знаете, кажется, ваша речь возымела у моего сына больше успеха, чем все мои нравоучения за последние лет семь… — Грустно улыбнулась женщина. – Может, ему не хватает мужского влияния… Раньше хоть дедушка был рядом, теперь и его нет.

Старший сержант побарабанил пальцами по столу, затем озвучил возникшую мысль:

-А хотите, я возьму над вашим Женькой протекцию? Ну, покажу ему жизнь полицейского, свожу пару раз в тир, на стрельбища, спортивный зал… Кто знает, может, это ему понравится больше, чем компания каких-то недоделанных юристов и борцов за права детей.

-Да что вы, Василий, неудобно! – Качнула головой Екатерина. – Не могу заставить вас с сыном нянчиться…

-А вы не заставляете, я сам предложил. И давайте уже на «ты», Катя, я вас почти каждый день вижу, а все не познакомились нормально. – Широко улыбнулся Вася, полностью разрядив обстановку.

Катя смущённо опустила ресницы, улыбнувшись полицейскому в ответ. Никто не догадывался, с этих улыбок и ромашкового чая начнется новый виток в жизни Екатерины и ее сына. Новая белая полоса.

***

Екатерине Виноградовой… Нет, Екатерине Макаровой исполнилось на днях сорок лет. Подводя в свой юбилей итоги, Катя с уверенностью могла сказать, что она счастливая женщина. Катя уже не работала в кафе. Она была дипломированным специалистом в области дизайна интерьеров. Женщина рассудила, что учиться никогда не поздно. А её супруг, полицейский Василий Макаров, поддержал это решение. Благодаря таланту Катя смогла в короткий срок стать популярным дизайнером. Евгений, ее сын, давно перерос период бунтарства. Во многом ему помог Василий, что стал для него прекрасным примером.

Теперь Женя учился в академии МВД. Он решил пойти по стопам отчима, с которым был в прекрасных отношениях.

А три года назад в семье появилось пополнение – юная принцесса Василиса. Не ясно было, кто из членов семьи больше обожает малышку: отец, мама или старший брат. Главное, что в доме царили любовь, уют и взаимопонимание. Женька же, порой, любил пошутить, глядя на своих родителей: «Не знал я, что вызвав полицию, можно получить целую семью».

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая любимая девочка дочка с голубыми глазами
Родительская любовь

Кристина была единственным ребёнком в семье до 12 лет. Её холили и лелеяли, заботились, отец с матерью буквально жили Кристиной....

Кристина была единственным ребёнком в семье до 12 лет. Её...

Читать

Вы сейчас не в сети