Девочка грустная плачет с медвежоноком

Продал девочку за две бутылки водки

— Катя, почему полы опять не помыты? — практически с порога громогласно воскликнул мужчина.

Катерина сидела в своей комнате, увлечённая уроками, она в очередной раз забыла про собственные обязанности по дому. Почти каждый день после школы девочка была должна делать уборку в квартире. Она следила за отсутствием пыли на шкафах, чистотой пола, количеством чистой посуды и приготовлением еды. Кате недавно исполнилось двенадцать.

— Извини! Сейчас помою! — со вздохом произнесла девочка, направляясь в кухню.

Путь лежал через прихожую, в которой не спеша раздевался её крёстный дядя. Мужчина бегло осмотрел Катю и с недовольным лицом избавился от ботинок.

— Стой! Сумки забери, — он протянул девочке два полупрозрачных пакета, которые с готовностью звякнули друг о друга.

— Хорошо, — ответила Катя, уже догадываясь о нехитром содержимом своего груза.

В одном пакете обнаружилось несколько стеклянных бутылок. Даже не читая надписи на этикетках, Катя прекрасно понимала, что находится внутри пиво или водка. Судя по приличному весу содержимого девочка делала ставку на пиво.

Выпивать дядя Саша начал ещё несколько лет назад. Сначала он умело маскировал пьянки всевозможные празднования, ведь повод находился всегда. Довольно долго девочка даже не замечала ничего подозрительного, но около полугода назад проблемы стали очевидны даже ей.

Дядя Саша был её крёстным отцом. С физической и юридической точки зрения никаких родственных связей у них не было, но жили они вместе уже очень давно. До начальной школы девочка даже не осознавала, что это не совсем нормальная ситуация. Она, конечно, видела, что почти всех её подруг в садик водят мама или папа (ну в крайнем случае бабушка), но про себя как-то не задумывалась. А когда чуть подросла, начала замечать всё больше отличий её «семьи» от остальных детей. Вот Серёжу из её класса на линейку привёл отец. Мальчик улыбается, Катя даже услышала его смех, а затем какое-то замечание от отца. Сергей одет празднично, рубашка выглажена, в руках пышный букет. Кате никогда не давали букетов для учителей, но дядя Саша объяснял это тем, что у него просто не хватает денег на подобные излишества. Катя верила, ведь она сама прекрасно видела, как они живут. Иногда даже новых кроссовок взамен старым и износившимся приходилось ждать по несколько месяцев. Над ней уже начинали смеяться в школе, хотя в обиду себя девочка никогда не давала. Тут тоже сказалось строгое мужское воспитание. Давать сдачи девочка научилась чуть ли не раньше, чем выговаривать букву «Р» и очень гордилась этим в своё время.

Другой показательный случай после второго класса девочка краем уха услышала, как соседская семья собирается в отпуск. Они жили прямо над квартирой дяди Саши и гордо именовали себя многодетными. О значении этого слова Катя не задумывалась до тех пор, пока не увидела соседскую чету в полном составе. Там было аж детей! Если учитывать то, что жили они в такой же скромной двухкомнатной квартире как и Катя с дядей Сашей, у них отлично получалось не создавать излишнего шума. Двое самых старших детей уже учились в университете, поэтому старались появляться дома как можно реже. И это прекрасно им удавалось благодаря наличию учебного общежития в соседнем городе. Следующая тройка сорванцов посещала ту же школу, что и сама Катя. И хотя они учились в разных классах, про ребят ходили не самые хорошие слухи, поэтому девочка предпочитала делать вид, что с ними не знакома. Остальная малышня всё свободное время проводила в садике, либо на детской площадке. Поэтому догадаться о настоящем количестве детей можно было либо поздно вечером, когда их через силу укладывали спать, либо на всяких праздничных сборищах, которые Катерина не посещала. И вот в один из летних дней после того, как Катя закончила второй класс, в дверь постучали.

Популярный рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Кто? — девочке уже разрешалось самой открывать дверь, хотя обычно она стеснялась и даже не подходила близко к выходу, если находилась дома одна.

Но на каникулах Катя чувствовала себя особенно беззаботно, а остатки страха и вовсе испарились, когда она увидела, что по ту сторону стоит одна из соседских девчонок. Не дожидаясь ответа, девочка смело распахнула дверь.

— Привет! Ты Катя, да?

Как это водится, соседи не были знакомы лично, но были прекрасно осведомлены о существовании друг друга.

— Да, привет. Ты к дядя Саше? Он на работе, — мразу же отчиталась Катя.

— Да, но ты мне тоже можешь помочь. Поможешь? — испытующе спросила соседка.

— Смотря чем, — Катя здраво рассудила, что заранее что-то обещать малознакомым людям не слишком разумно.

— Мы в отпуск уезжаем, — с гордостью похвасталась девочка. — На целых две с половиной недели! Здорово, да?

— Наверное, — с сомнением ответила Катя.

Со словом «отпуск» она также была на «вы». Девочка знала, что отпуском называют что-то типа каникул для взрослых. Дядя Саша тоже с нетерпением ждал свой отпуск, а вот крестница не разделяла его восторга. Его выходные почти всегда выпадали на лето, которое девочка предпочитала проводить во дворе. Но с наступлением отпуска у неё всегда становилось вдвое, а то и втрое меньше свободного времени. Во-первых, её ждала дополнительная уборка. Во-вторых, в этот злосчастный месяц дядя считал, что обязан посвятить себя воспитанию и развитию девочки, раз уж в остальное время года у него не хватает на это времени. И если пока она была совсем маленькой, это означало посещение каких-то музеев, парков и театров, то с возрастом обучение становилось всё менее интересным.

Например, в прошлом году они каждый день ходили к одному из дядиных друзей и помогали ему делать дома ремонт. Катя научилась мастерски собирать розетки и шпаклевать стены, хотя удовольствия это ей не принесло. А в этом году Дядя Саша собирался вплотную заняться успеваемостью девочки. Им как раз выдали огромный список книг для домашнего чтения, и Катя даже не сомневалась в том, что её заставят прочитать всё за месяц.

— Эй, ты там в облаках витаешь? Земля вызывает Катю! — засмеялась соседская девчонка.

Кажется, она что-то повторяла девочке уже в третий раз, но та слишком глубоко ушла в свои мысли.

— Да, извини. Я тут. Что ты говоришь? — опомнилась Катя.

— Говорю, почту нашу будешь забирать? Можно раз в дня, просто чтобы ящик совсем не забился. Только отдай мне потом! А я тебе шоколадку с моря привезу.

— Договорились! — даже не раздумывая ответила Катя.

Шоколадка — это было серьёзно. Да ещё и за такое плёвое дело! Ради шоколадки можно и каждый день за почтой ходить! Дядя Саша редко баловал девочку сладостями, разве что на Новый Год ей перепадали настоящие шоколадные подарки, которые девочка умудрялась растягивать аж до марта месяца.

— Ну и супер! Бывай! — легкомысленно ответила соседка и сбежала вниз по лестнице.

Катя закрыла дверь и подошла к окну. Там происходило настоящее столпотворение. Вышеназванные соседи безуспешно пытались впихнуться в две машины вместе с огромными пузатыми чемоданами. Задача перед ними стояла поистине невыполнимая. Катя это понимала, соседские дети это понимали, а вот их родители наотрез отказывались оплачивать третье такси в целях экономии. Только после того как им пообещали льготную поездку, тяжеловесному семейству удалось убраться со двора с концами. Всё время пока родители ругались как таксистами и операторами компании, ребятишки толпой носились по двору и обсуждали предстоящую поездку. Они наперебой спорили, кому достанется лучшее место в поезде, кто первым залезет в море и так искренне радовались, что Катя невольно позавидовала.

А когда дядя Саша пришёл вечером с работы, устроила ему допрос его по поводу подобных мероприятий. Девочка, конечно, прекрасно представляла себе, как выглядит море, но никто и никогда не предлагал её на него свозить. Мужчине пришлось снова заводить песню про тяжёлое материальное положение и отсутствие возможности съездить в отпуск, как он сказал «по-человечески». Катя, конечно, расстроилась. Ещё больше её угнетал тот факт, что даже в пресловутую деревню или на загадочную «дачу» дорога ей была закрыта. Про эти места от ровесников она слышала больше негативных, чем позитивных отзывов, но посетить их всё равно мечтала.

— Меня там картошку заставляют сажать, — по большому секрету рассказал ей один из одноклассников.

— Ага, а ещё колорадских жуков с неё собирать надо! Фу! Ненавижу картошку! — услышала девочка ещё один отзыв от соседки по парте.

Информации было совсем недостаточно, приходилось собирать её по крупицам среди учеников старших классов. Оказалось, что большинство ребят жалуются на необходимость «пахать как проклятые» на участке.

Как выяснила Катя, почти всех детей заставляли собирать ягоды, и это в их представлении было невероятно утомительным занятием. В основном, все рассказывали про дачи, но в деревнях как будто было ещё страшнее. Обычно там обитали крупные домашние животные. Сначала Катя восторженно представляла себе огромных кошек, но её интерес угас, когда оказалось, что речь шла о коровах или свиньях, за которыми приходилось ухаживать. Катин дядя подтвердил рассказы её сверстников.

— Да уж, деревня это ужас, хорошо, что нас с тобой туда никто не заставляет ездить. Помнится, в моём детстве троюродная бабушка там жила, и нас с твоей мамой каждое лето туда отправляли в качестве рабочей силы.

Катя навострила уши. Про её родителей дядя Саша рассказывал нечасто и с большой неохотой. Сначала она обижалась, потом искренне не понимала его позицию, но в итоге смирилась. Любые истории, касающиеся мамы или папы девочка слушала, не перебивая и с особым вниманием. Родителей она помнила смутно, и с каждым годом воспоминания всё больше казались ей далёкой, но приятной фантазией из детства.

— А почему за тобой не приходит мама?

Однажды очень давно этот вопрос не вызывал у девочки желания куда-нибудь спрятаться и как можно дольше не выходить. Тогда она отвечала на него просто и безэмоционально:

— Они с папой уехали зарабатывать деньги в Москву.

Да, это была официальная версия бесследной пропажи Катиных родителей. Глубоко-глубоко в памяти у неё даже хранилось последнее воспоминание с ними. Вот она сидит на диване в съёмной квартире и играет с любимым мишкой, даже не подозревая о том, что предстоящий день станет для неё переломным моментом. Мама стучит на кухне кастрюлями и как обычно готовит суп с варёной морковкой, которую так не любит девочка. Они обе с нетерпением ожидают приход папы с работы. Но мужчина задерживается. Проходит час, другой, Катя с мамой ужинают вдвоём и практически в полной тишине. Девочка видит, что мама начинает волноваться, и пытается отвлечь её от грустных мыслей. Потом звонит телефон, и мама с кем-то долго разговаривает на повышенных тонах. Содержание разговора Катя не помнит, да и не слушала она его тогда. Думала, что все эти взрослые дела не сильно интересные, да и вообще-то надо бы в куклы перед сном поиграть ещё разок. А потом мама начинает собирать вещи. Она достаёт два больших чемодана и довольно проворно скидывает в них сначала собственную одежду, а затем вещи мужа. Катя наблюдает за этим с детским непосредственным интересом. Она даже помогает маме что-то сложить, думая, что они играют в какую-то новую игру.

Почти в десять вечера наконец возвращается отец. Выглядит он уставшим и потрёпанным, одежда как будто слегка помята. Но Кате это всё неважно, она встречает папу у порога и крепко обнимает, а он почему-то начинает плакать. Потом к ним присоединяется мама, у которой на глазах тоже выступают слёзы. Катя думает, что это они так рады видеть друг друга, и сама смеётся от счастья, а потом зевает. Родители отводят девочку в комнату и укладывают в кровать, поэтому последующие воспоминания в её голове совсем размыты. Кажется, мама что-то говорит про то, что им надо срочно уехать.

— Извини, малышка. Мы обязательно вернёмся так скоро, как получится, — кверяет женщина.

— И мы с мамой очень любим тебя, — отец целует уже засыпающую девочку в макушку.

Потом воспоминания перемешиваются, и в них остаётся только дядя Саша. Девочка свалилась на мужчину как снег на голову. Его сделали опекуном, хотя они даже не имели родственных связей. Он был маминым соседом и самым близким другом её детства, но никогда не подозревал, что ему придётся заботиться о ребёнке подруги.

Первые пару лет мужчина отлично справлялся. Катя вела себя как примерная девочка с аппетитом кушала кашу по утрам, сама собиралась в садик и даже не плакала, когда он покупал ей платья не того размера.

Но потом началась школа, и появились первые проблемы. Оказалось, что с младшеклассником надо много заниматься по вечерам. Катя, конечно, старалась сама понимать весь материал на уроках, но получалось у неё не всегда. Начались истерики по вечерам и бросание учебников в стены. Дядя Саша держался из последних сил, иногда даже звал соседку на помощь, у неё лучше получалось справляться с детскими капризами. А потом в дом по соседству переехал сослуживец Семён со своей семьёй. Со стороны мужчина казался бодрым, активным и деятельным главой семейства, но после пары встреч выяснилось, что после армии он начал беспробудно пить. Сначала мужчины встречались раз в неделю, слегка выпивали и делились друг с другом проблемами. У Семёна было двое детей, так что он на сложностях воспитания собаку съел. И дядя Саша сам не заметил, как его затянули алкогольные вечера. Ещё в глубокой молодости у него были проблемы с запоями, из которых мужчине как раз помогла выбраться мать Кати. Но в этот раз подруги рядом не оказалось, а маленькая девочка остановить его была не в силах. Так постепенно мужчины начали выпивать ежедневно. К Катиным годам их квартира стала превращаться в притон. Иногда было терпимо мужчины пили во дворе или у кого-то в гостях, не мешая девочке учиться. Она даже радовалась, что остаётся совсем одна даже на ночь, никто из её одноклассников таким похвастаться не мог.

Жаль только, что подруг у девочки почти не было, да и позвать к себе в гости она их всё равно не могла, дядя не разрешал. Но вот чаще всего дома творился полнейший ужас. Катерина шла со школы с мыслями «что же ожидает в квартире сегодня». Обычно её встречала приоткрытая дверь и какое-нибудь пьяное или спящее тело в прихожей. Повсюду витали ароматы спирта, а с дядиной комнаты или кухни слышались громкие мужские голоса, иногда играла музыка.

Однажды Катя застала настоящую драку не на жизнь а на смерть. Слава Богу, в квартире её не ждал маньяк или кто похуже. Трупов она тоже не обнаружила. Нашла только своего крёстного, храпящего на полу около дивана и без видимых ранений. Ну и ещё в прихожей были красные следы от ботинок. Следующие пару часов ответственный ребёнок потратил на то, чтобы отмыть квартиру и подъезд от следов побоища. Большая удача, что девочку не увидел никто из соседей, иначе бы она просто сгорела со стыда. От вопросов о драке дядя Саша отмахнулся:

— Да мужик один заходил отбитый, больше не придёт.

— Вы его что, убили? — ужаснулась Катя.

— Ты совсем того, мелкая? Объяснили с ребятами, что ему тут не рады. Сказал, что понял.

— Ну ещё бы не понял, — пробормотала себе под нос девочка. — Что же тут непонятного.

Ещё через пару месяцев произошла другая неприятная ситуация. Катя также возвращалась со школы, ни о чём не подозревая, а около подъезда её встретила машина скорой помощи. С бешено колотящимся сердцем девочка вбежала по лестнице в квартиру.

«Только не дядя Саша, только не дядя Саша,» — повторяла она про себя, пока поднималась.

К счастью, её молитвы были услышаны. Да и попала она уже на самый конец и увидела только, как несколько мужчин выносят из квартиры тело человека. Кажется, Катя никогда так не радовалась, как когда увидела своего крёстного. Он был жив и здоров, хотя и стоял рядом с хмурым лицом и сигаретой в руке.

— Кто это? — охрипшим голосом спросила девочка, когда все делегация покинула подъезд.

— Пойдём домой, — дядя Саша приобнял девочку и завёл её в пустую квартиру, закрыв дверь.

Катя заметила, что у него тряслись руки, а от одежды сильно несло алкоголем.

— Что случилось? — попыталась ещё раз узнать подробности девочка.

— Да ничего страшного, бывает такое. Отключился Семён, а мы подумали, что уснул. Скоро придёт в себя. Как в школе?

Мужчина попытался завести непринуждённый разговор, а Катя как могла поддерживала его. Было видно, что они оба стараются увести беседу в более безопасное русло, хотя мысленно постоянно возвращаются к трагедии. Катя даже добровольно вызвалась приготовить суп, хотя из всей домашней работы терпеть не могла именно готовку.

После этого инцидента жизнь стала подозрительно спокойной. За пару месяцев Катя даже ни разу не увидела крёстного в пьяном состоянии и была несказанно рада этому факту. В холодильнике появились дорогие продукты, дядя Саша даже отремонтировал душ и купил крестнице подарок на 8 Марта, чего он никогда ранее не делал. Жизнь как будто начала налаживаться.

А потом в квартиру напротив переехал новый сосед. Он словно сошёл с обложки журнала очень молодой, привлекательный, одет с иголочки. Катя узнала, что зовут его Владислав Сергеевич и жить он собирается в одиночестве на зависть холостым соседкам. Ещё на моменте переезда всем стало понятно, что мужчина весьма богат. Он прибыл на иномарке и со скепсисом во взгляде наблюдал, как рабочие заносят в квартиру дорогущую мебель. В процессе переезда он перезнакомился почти со всеми жителями подъезда мужчинам жал руку, женщинам кивал или улыбался в знак приветствия, но был немногословен. На Катю он как-то странно и подозрительно посмотрел, ничего не сказав. После этого девочка несколько раз наблюдала на себе его задумчивые взгляды, а однажды даже слышала, как мужчина расспрашивает дядю Сашу про родителей девочки. Но на этом как будто всё закончилось.

А в один из тёплых весенних дней Катя отправилась в школу после каникул. Вроде бы ничего не предвещало беды, но с самого утра её не покидало странное ощущение тревоги. Девочка пыталась как-то отвлечься, прогнать наваждение, но оно преследовало её до самого возвращения домой. И когда она подошла к подъезду, ощущение стало только сильнее. И она волновалась не зря. Дверь квартиры была приоткрыта, а из-за неё слышался мужской смех. Катя аккуратно зашла и тихонько разулась, пытаясь остаться незамеченной. Конечно, ей это не удалось.

— О, Катюха вернулась! Смотри, кто тут у нас! Дядя Семён!

Мужчины сидели на кухне и радостно обнимались. Между ними на столе стояло несколько бутылок, а довольное лицо крёстного говорило о том, что мужчина снова вернулся к алкоголю. Оказалось, что Семёна наконец выписали из больницы и он тотчас же отправился не к жене и детям, а в гости к лучшему другу. Ну и как такое дело не отметить?

С тех пор обстановка дома становилась всё хуже. Каждый день Катю со школы встречали вереницы пивных бутылок и пьяные тела по всей квартире. В туалет было не попасть там постоянно кто-то либо избавлялся от содержимого желудка, либо спал в обнимку с унитазом. Еда в холодильнике перестала водиться. Кате удавалось перехватить что-то съестное только в школе. Ещё иногда она вставала ночью и успевала выкрасть что-то закусочное с тарелок мужчин, которые спали прямо на полу кухни. Девочка сильно похудела, под глазами залегли глубокие синяки от недосыпа, истощения и постоянных нервов.

С каждым днём становилось всё хуже. Катя перестала узнавать дядю Сашу. Из достаточно молодого и жизнерадостного человека он превратился в настоящее привидение, тень прошлого себя. Он перестал выходить из дома и даже мало-мальски убираться, спиртное друзья приносили ему прямо в квартиру. С Катей мужчина если и разговаривал изредка, то только на повышенных тонах. В основном девочка слышала от него претензии и приказы, сказанные заплетающимся языком:

— Опять шлялась где-то весь день! Когда уже дома уберёшься, девка? Совсем мне хату засрала, бессовестная!

Катя старалась вообще не заходить на кухню, от греха подальше. Там постоянно дурно пахло и нельзя было пройти мимо, чтобы не услышать очередное ругательство.

Однажды девочка в очередной раз пришла со школы, увидела настежь распахнутую дверь квартиры и услышала страшное:

— Да берите её вместе! Пора уже начинать работать!

Катя незаметно проскользнула в свою комнату и старалась не думать о плохом. Наверное, ей просто показалось, и мужчины вообще не то имели в виду. Но с кухни продолжали доноситься предложения:

— С тебя две бутылки водки и она твоя.

— Да давайте все вместе, она только рада будет!

А потом мужчины на кухне увидели человека, который ранее там не появлялся.

— Давай я заплачу, сколько скажешь, и заберу её себе.

Среди пьяниц это предложение даже удивления не вызвало. Дядя Саша как-то быстро и радостно согласился, принял деньги и отправил мужиков за добавкой, а затем пошёл к Кате.

— Собирайся и иди к соседу, — сказал он, покачиваясь.

— Зачем? К какому соседу? — не поняла девочка.

— Ну этот… Владислав или Вячеслав, как там его. Иди и делай, что скажет. — бросил мужчина и вернулся на кухню.

Кате стало как-то не по себе. В свои она ещё совсем мало знала о мире за пределами собственной квартиры и страшилась всего нового. С другой стороны, загадочный сосед казался приличным человеком и серьёзных опасений у девочки не вызывал.

Она постучалась в его квартиру, скрылась за дверью, а через несколько минут вышла обратно, практически не изменившись в лице. Девочка вернулась в свою комнату и стала собирать вещи. Сложно сказать, о чём она думала в этот момент. Ей самой казалось, что мысли просто исчезли, а задания она выполняла на автомате как какая-то машина. Одежды и личных вещей было не так много, всё легко уместилось в небольшую дорожную сумку.

— Ну… Пока? — как-то неловко обратилась девочка к крёстному.

Ответа Катя не услышала, мужчина уже успел задремать. А она пожала плечами и покинула квартиру, в которой прожила последние несколько лет, и шагнула в новую жизнь. Во всяком случае, ощущения у неё были именно такие.

С этого дня жизнь девочки изменилась до неузнаваемости. Сначала наступили перемены во внешности появилась новая опрятная одежда, которую можно было стирать в машинке-автомате. Глаженная! Раньше Кате приходилось всё стирать вручную самостоятельно. И если с трусами и носками дела обстояли неплохо, то с постельным бельём всегда возникали трудности. Потом девочка начала поправляться. Щёки порозовели и увеличились, рёбра перестали торчать, на лице всё чаще можно было заметить улыбку. Особенно сильно на перемены отреагировали одноклассники. Девочка, конечно, не сказала никому, что переехала жить к практически незнакомому мужчине, за неё это сделали слухи. Катя подозревала, что в их распространении поучаствовали как раз те самые многодетные соседи, и была недалека от истины. В глаза одноклассники не осмеливались над ней смеяться и обзывать, но их отношение изменилось. Особенно язвительными стали девчонки. Скорее всего это было связано с завистью. Все привыкли видеть Катю с несчастным лицом и голодными глазами, а теперь же она просто излучала уверенность в себе и здоровье. Из-за расцветающего внешнего вида кто-то однажды назвал её шлюхой. После пары подобных инцидентов девочка решает забрать документы из школы и перевестись в более престижный лицей. Там никто не знает о прошлом Катерины, ребята относятся к ней как к равной, ей даже удаётся почти сразу завести новых друзей.

Катя растёт и прилежно учится вопреки всеобщему мнению о том, что дядя Саша продал девочку в сексуальное рабство. Уже через несколько месяцев она сама почти забывает о своём горьком и несчастном прошлом.

Владислав Сергеевич оказывается просто мировым дядькой. Ему практически удаётся заменить девочке родителей, которых та уже почти забыла. В скором времени они даже дядю Сашу убеждают пройти лечение от алкоголизма, и в конце концов тот соглашается.

Оставьте свой голос

74 голоса
Upvote Downvote

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Вход

Забыли пароль?

Нет аккаунта? Регистрация

Забыли пароль?

Введите данные своей учетной записи, и мы вышлем вам ссылку для сброса пароля.

Ссылка на сброс пароля кажется недействительной или просроченной.

Вход

Политика конфиденциальности

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.