Грустная бабушка задумалась

Дождь барабанил по её лицу, старушка уткнулась головой в собаку и уснула

Николай не из робкого десятка, но устроиться работать на кладбище смотрителем побаивался. И только острая нехватка денег заставила его пойти на этот шаг.

— Мне не страшно, не страшно! – как заклинание повторял Николай, когда готовился к своему первому ночному дежурству. — Да в конце концов, это же покойники. Что они могут сделать – ничего. Все свои дела, и хорошие и плохие, они уже совершили в земной жизни.

Работала камера наружного наблюдения за кладбищем. А чтобы не дать панике не единого шанса, Николай включил маленький телевизор. Как раз шла комедия. То, что нужно в данный момент, теперь уж точно страшно не будет.

До полуночи всё было тихо. Лишь только стрелки часов перешли отметку 12, Николай к своему ужасу увидел в обзоре камеры силуэт человека, стоявшего рядом у одной из могил. У него похолодели руки и ноги. Он точно знал, что на кладбище в это время людей нет. Значит, это…

«Покойник…» — беззвучно прошептал Николай.

Он никогда не был суеверным, но сейчас по-настоящему испугался. В следующее мгновение он затрясся со страшной силой, увидев, как рядом с его каморкой с громким лаем пронеслись четыре или пять большущих псов. При желании им бы не составило труда выбить хлипкую дверь каморки, не оставив от Николая и следа. Собаки понеслись к тому же месту, где раньше, он видел человеческий силуэт…

На следующий день Николай принёс заявление на увольнение.

— И это всё что ты увидел? Пригрезившуюся тебе тень да пару тощих собак? – отговаривал его от этого шага начальник Михаил Владимирович. — Не могу я тебя сейчас отпустить, Николай, не могу! Ну нет у меня работников пока на замену. Я тебя прошу, поработай ещё хоть немного. Знаешь что, давай на этой могиле, где ты видел силуэт, установим маленькую камеру. А на следующий день посмотрим, что там происходит. Наверняка, там какая-нибудь ерунда. Обхохочемся ещё с тобой. Договорились?

Николай, нехотя, кивнул головой…

Сегодняшней ночью ему было совсем не до смеха. При установке камеры на могиле, так испугавшую Николая, увидели надпись на памятнике. Давно, 43 года назад, здесь были похоронены отец с сыном, разница между датами составляла всего месяц. Рядом с могилой лежал клок собачей шерсти и заметна примятая трава.

— Говорю же тебе, Михалыч, кто-то здесь был ночью. Не пригрезилось мне, нет.

— Не переживай, Николай, сегодня всё и выясним.

Днём среди посетителей кладбища никто не обратил внимания на неприметную в толпе маленькую, сухонькую бабушку в изношенной одежде, не по сезону. Она всем своим иссохшим телом прильнула к памятнику. И целовала фотографии. Вернее, то, что от них осталось. Лица любимых людей на фото стёрлись от времени и непогод. Но не стёрлись из памяти пожилой женщины. Для неё любимые люди всегда родные и живые, словно всё случилось вчера, а не сорок с лишним лет назад.

Звали бабушку Анна Васильевна. Так случилось, что в один год она похоронила и сына, и мужа. Сыночек Егорка в неравном бою погиб в горячей точке. Сердце мужа Семёна остановилось через месяц после ухода Егора. Не выдержало свалившегося горя. На долю Анны Васильевны выпали ещё более страшные испытания, чем на мужа и сына. Её похоронил единственный внук, Анатолий, только заживо. Анна Васильевна до сих пор не могла понять, за что заслужила такое адское наказание. Она всю жизнь проработала учительницей в школе. Жила в квартире, которую, получила от государства за большой стаж работы. В прежние времена существовала такая практика предоставления жилья. Когда случилось страшное горе, потеря семьи, Анна Васильевна сумела взять себя в руки и жить дальше ради памяти близких и ради внука Толи, кровиночки — сына Егорушки. Да только не захотели с ней общаться – ни Наталья, жена сына, ни внук Толя. С самого начала, как только Егорка познакомился с будущей женой Натальей, Анна Васильевна сразу почувствовала неладное.

— Не хороший, она человек, Егорушка, ой не хороший. Только выпить и погулять охотку имеет. А больше ничего.

— Мамуль, ну ты что. Красавица она и умница, люблю я её, — отвечал сын.

Анна Васильевна, человек кроткий, никогда не хотела силой навязывать своё мнение. Раз Егорушка так решил, значит так тому и быть.

И всё-таки Анна Васильевна оказалась права. Недолго Наталья погоревала после смерти мужа. Уже через три месяца занялась устройством своей личной жизни. Сына Толю совсем забросила, его воспитывала улица и плохие компании, в которые он регулярно попадал. Вот и вырос наглецом и лентяем, без совести и уважения к старшим. Хоть Наталья и делала попытки отправить сына на лето к Анне Васильевне, чтобы не мешал её личной жизни, но ни к чему хорошему это не привело. И трёх дней Толя у бабушки не пробыл, запросился обратно.

— Эта училка надоела совсем. Только и слышу — учи, занимайся. Вырастешь – настоящим человеком будешь. Забери меня от неё.

Прошли годы.

Наталья живёт с пятым по счёту мужем в деревне. Ей, как всегда, нет дела ни до сына, ни до Анны Васильевны. Чего не скажешь о Толе. Он вдруг через сорок лет посередь лета нагрянул к бабушке, но не в гости, а за квартирой. Как увидел Анну Васильевну, так и закричал:

— Твоё место давно на кладбище! Почти 90 лет, а всё ещё ползаешь, ни себе, ни людям. Мои друзья давно унаследовали от престарелых родственников квартиры, а я дождаться не могу. Нам с женой Леночкой уж скоро по 50 лет будет, а жить всё негде. По съёмным квартирам скитаемся. Купить не на что, а тебе вон бесплатно квартирка была предоставлена. Пожалуйста, на те. Даю тебе год последний, думай. Или в дом престарелых или в рай.

— Толечка, но ведь я ещё живая пока, меня в рай не примут.

— Слушай, не доводи до греха. Уходи по добру по здорову, а то ведь голодом заморю, ещё хуже будет. Только не вздумай на меня полицию натравить, у меня столько там знакомых тебе и не снилось. Помогут мне, а не тебе.

Анна Васильевна разрыдалась от унижения и бессилия. Внук уехал, а старушка осталась наедине со своим горем. Даже поделиться бедой не с кем. Подруг – соседок по дому давно уже не осталось.

В этом году Анне Васильевне стукнуло 88 лет. Кто бы мог подумать, что на склоне жизни её верными друзьями станут обычные дворовые собаки. Федю, тощего и обессиленного, старушка нашла возле помойки ещё год назад. Он был так слаб, что не мог даже головы поднять. Анна Васильевна его выходила, выкормила. Затем появились ещё три пса – Альма, Трезор и Веня, которые умирали на улице от голода. Анна Васильевна вовремя подоспела и собаки были спасены. Она кормила и лечила животных, тратя на них и без того небольшую пенсию. В ответ собаки отвечали ей лаской, любовью и верностью. С ними старушка и коротала дни, не чувствуя себя одинокой.

— Спасибо, хоть вы меня поддерживаете, — благодарила Анна Васильевна своих питомцев.

Правда, соседи по дому не разделяли её благих намерений.

— Совсем старуха из ума выжила. В подъезд страшно заходить из-за её волкодавов, – шептались люди за спиной Анны Васильевны или прямо в лицо бросали ей злые слова.

Но их нелестные высказывания были ни что, по сравнению с той болью, которую нанёс ей родной внук. Хотя с точки зрения закона, беспокоиться было не о чем. Анна Васильевна имела все права на квартиру. И любой суд стал бы на её сторону.

Но внук так запугал старушку, что она жила в постоянном страхе, вздрагивая от любой громко хлопнувшей двери. Ни о каких судах она даже не помышляла. Для пущей острастки мужчина прикрепил на стену календарь, заставляя каждый день отрывать листки, как знак того, что год скоро закончится, а значит и время пребывания Анны Васильевны в этой квартире тоже. Женщина твёрдо решила, что не будет дожидаться дня, когда приедет Анатолий. Она уйдёт раньше. Но только не в дом престарелых, а к своим любимым людям – мужу Семёну и сыну Егору.

Так в горьких раздумьях и в заботе о подопечных пролетел год. Анна Васильевна не умерла, продолжала жить. Значит, богу так угодно. Видимо, Семён и Егор ещё не были готовы к её приходу. А она подождёт, просто будет находиться рядом с ними. На кладбище…

На календаре оставались три последних листка. Анна Васильевна начала собираться в путь. Все вещи, что она взяла для себя, вошли в одну сумку, а в другой – она несла корм для своих верных друзей. Путь на кладбище пролегал через пустырь, но с группой четвероногой поддержки, всегда готовой броситься на помощь, Анне Васильевне ничего не страшно. Занималось летнее утро, вот-вот лучи солнца выглянут и осветят землю.

«Мои, наверное, уже встали», — улыбнувшись, подумала старушка.

Раньше Семён, а потом и Егорка поднимались рано. Муж часто повторял: «Если долго спать, так и всю жизнь проспать можно. Не нужно разбрасываться временем. Оно бесценно».

— Вот, дорогие мои. И я к Вам пришла. Теперь всегда буду рядом.

По морщинистым старческим щекам потекли слёзы. Столько лет прошло, а она помнит, каждое мгновение, когда, стоя именно на этом месте, она провожала в последний путь самых близких людей.

Весь день Анна Васильевна трудилась над могилками, и без того ухоженными ею. Разговаривала с родными.

— Прочь усталость! – сказала Анна Васильевна сама себе, едва не падая после проделанной работы.

Она всю жизнь была очень трудолюбива и никогда не ныла, как ей тяжело. И сейчас не будет этого делать. Единственное, Анну Васильевну заботила проблема, где помыть руки, помыться. Она не хотела превращаться в грязную, потливую бомжиху. Но и здесь женщина не растерялась и нашла выход. Неподалёку есть небольшая ночлежка для бездомных и вокзал тоже рядом, где можно привести себя в порядок. Именно это и намеревалась сейчас сделать Анна Васильевна.

— Пойдёмте, — сказала она своим верным четвероногим друзьям.

И все пятеро, молча, прошествовали к выходу с кладбища. Вернулись обратно, когда стемнело. В темноте легче остаться незамеченными от людских глаз.

— Ну что, нужно устраиваться на ночлег, — сказала Анна Васильевна.

Она вытащила из сумки старое одеяло, расстелила его на траве рядом с памятником. Сверху накинула на себя тоненькую накидку. Вот и место для сна готово.

Женщина осторожно легла. А рядом со всех сторон её обнимали собаки, так она спасали Анну Васильевну от ночной прохлады, согревая теплом своих тел. Она заснула легко, как ребёнок. Во сне ей казалось, что сын и муж сидят подле неё.

— Аннушка, здравствуй, — сказал муж Семён. — Вижу, как тебе тяжело. Но ты же у меня, молодец. Всегда с трудностями справлялась на отлично. И здесь справишься, родная. К нам тебе ещё рановато. Скоро сама узнаешь почему. Всё будет хорошо.

— Мамочка, мы тебя любим! – откликнулся сынок Егорка — Живи, дорогая! А мы будем тебя оберегать. Прости, что тебе пришлось страдать. Скоро кончится, чёрная полоса, очень скоро. Будет ещё радость в твоей жизни. А потом, когда придёт время, будем все вместе.

Когда Анна Васильевна открыла глаза, ей казалось, что она в раю. Над головой у неё разлилось ослепительно голубое небо, пригревало приятным теплом солнце, а на душе – было так легко и радостно, словно сам Господь коснулся её руки. Лишь когда питомцы зашевелились около неё, разминая затёкшие от долгого лежания лапы, Анна Васильевна поняла, что она всё ещё здесь, в земной жизни. Но возникшее чувство спокойствия, умиротворения и благодати осталось.

Утро старушки началось с радости и день выдался таким же приятным и безмятежным. Как будто её любимые люди были незримо с ней. Конечно же, она не забывала о своих четвероногих питомцах. Для неё главное, чтобы собаки были сыты и здоровы. Анна Васильевна не могла сидеть без дела. Сегодня она до блеска отмывала памятник. А во второй половине дня, старушка и её собаки как обычно ушли за пределы кладбища в город, прогуляться и привести себя в порядок.

Со стороны это зрелище выглядело как минимум странно. Люди, попадавшиеся навстречу, удивлёнными взглядами смотрели на тощую, маленькую старушку и идущих рядом с ней четырёх большущих псов. Некоторые, не стесняясь, крутили пальцем у виска.

Но Анну Васильевну это нисколько не задевало. Она прекрасно знала, что многие считают её ненормальной. Женщину расстраивало другое. Ещё с утра она начала покашливать. Сказалась ночь, проведённая на земле. К вечеру кашель усилился. А ведь когда-то давно она тяжело перенесла воспаление лёгких. Учитывая возраст, для неё совсем нежелательно заболеть снова.

А тут ещё одна напасть. К ночи пошёл дождь. Мелкий, неприятный, затяжной. Несмотря на это, Анна Васильевна расправила свою новую постель и легла. Собаки вплотную обступили её. Но только это всё равно не спасло от дождя. Одеяло и одежда быстро промокли, шерсть собак тоже стала сырой. Чтобы дождь не барабанил по её лицу, старушка уткнулась головой в одну из собак и забылась в обрывочном сне.

Утром вышло яркое солнце, окутавшее землю теплом. Собаки давно проснулись. Но, увидев, что Анна Васильевна не просыпается, сразу почуяли не ладное. Слышны были лишь едва заметное дыхание и хрипы старушки. Собаки мигом вскочили и побежали искать людей, чтобы позвать на помощь. Им, конечно, было невдомёк, что смотритель Николай и начальник кладбища Михаил Владимирович как раз вчера установили у памятника родных Анны Васильевны маленькую видеокамеру, чтобы посмотреть, что происходит здесь ночью. В тот момент старушка была в городе и, конечно, не догадывалась, что теперь находится под наблюдением.

Сегодняшним утром Николай намеревался посмотреть, что запечатлено на плёнке. То невероятное, что его так напугало в первое дежурство. Но не успел…

Николай под утро задремал и проснулся от громкого лая собак около каморки.

-:Да что им здесь надо? Заколебали уже! – раздражённо крикнул он.

Схватил на всякий случай лыжную палку, не понятно, зачем валяющуюся в углу каморки, и распахнул дверь. Боже мой! На пороге стояло четыре большущих пса и, умоляюще, смотрели на него. Чувствуя, что Николай застыл в оцепенении, одна и собак аккуратно потянула его за штанину брюк, всем видом, показывая, что нужно куда-то спешить.

«Наверное, что-то случилось. Собаки, тем более дворовые, не будут так переживать за постороннего человека,» — подумал Николай и, не раздумывая больше ни секунды, пошёл следом за ними.

То, что он увидел около могилы, повергло в шок. На секунду у Николая пропал дар речи. Он даже представить не мог, до какого отчаяния может дойти человек, чтобы жить на кладбище. Николаю показалось, что пожилая женщина не подаёт признаков жизни. Она не дышит. Пульс не прослушивается. Но всё же через секунду он услышал слабое сердцебиение. Тут же мужчина вызвал скорую помощь.

Слава богу, скорая приехала быстро. Старушку погрузили на носилки и понесли внутрь машины. Собаки не находили себе места от горя. Они пытались запрыгнуть в скорую.

— Вы что с ума сошли? Уберите отсюда своих волкодавов! – раздражённо крикнул врач Николаю.

Собаки разом взвыли, а потом с громким, разрывающим душу лаем, помчались вслед за уезжающей машиной. Даже Николай, грубоватый мужик, которого мало чем удивишь, прослезился из-за увиденного.

Анну Васильевну привезли в больницу едва живую. Прогнозы врачей были самые неутешительные. Внезапно случивший инсульт на фоне стремительно развивающейся двухсторонней пневмонии грозил обернуться летальным исходом. Целых два месяца женщина пробыла в реанимации. Никто из медицинского персонала не верил, что в таком возрасте она сможет преодолеть серьёзную болезнь. Однако, к всеобщей радости, Анна Васильевна начала потихонечку идти на поправку.

Через три недели пожилую пациентку перевели из реанимации в общую палату. За время нахождения в больнице женщину никто из родственников не искал. Лишь медсёстры перешёптывались друг с другом:

«Вот так живёшь, ничего плохого не делаешь, а потом оказываешься выброшенной на кладбище.»

Если бы они знали, как правы, то, наверное, возгордились бы собой. Когда Анна Васильевна начала чуть-чуть говорить, хоть и путая буквы и слова, врач спросил, есть ли у неё родственники. Женщина в ответ разрыдалась, отрицательно качая головой. Она ничего о себе не хотела рассказывать. Лишь постоянно спрашивала:

— Где мои собачки? Как они без меня? Кто их кормит?

— Не переживайте, Анна Васильевна. Найдутся ваши собачки. Не пропадут, — утешал её весь персонал больницы.

Главный врач Иван Павлович, конечно же, был наслышан о странной старушке, живущей на кладбище. Он очень ответственный и неравнодушный к чужим бедам человек.

— Куда ж она пойдёт после больницы? Опять на кладбище? Но такого быть не должно. Может, полиция разберётся в этой истории.

Участковый Сергей Савельев прибыл в больницу на следующий день.

— Только недолго, Сергей Адреевич. Пациентка ещё очень слаба, — предупредил полицейского лечащий врач Анны Васильевны.

Участковый, молча, кивнул и зашёл в палату. Маленькая, сухонькая старушка лежала на больничной койке. Услышав стук открывающейся двери, она не сделала попытки подняться. Как будто была в потустороннем мире и не хотела возвращаться в реальность. Лицо Анны Васильевны показалось Сергею знакомым, до боли знакомым. Вдруг его осенило. Это же его учительница! В старших классах она преподавала русский язык и литературу. Но классу, где учился Сергей, повезло больше всех. Анна Васильевна была классным руководителем. При чём таким, что обзавидуешься. Ребята в ней души не чаяли.

— Анна Васильевна, здравствуйте. Вы меня слышите?

— Да…- слабым голосом ответила старушка.

— Вы меня, наверное, не помните. Я Вашим учеником в школе был.

У Анны Васильевны была отличная фотографическая память на лица. И даже в таком почтенном возрасте она её не растеряла. Подумав буквально секунду, тут же ответила:

— Серёжа Савельев.

Мужчина изумился и обрадовался. Его помнят столько лет!

— Анна Васильевна, я ведь к Вам по делу. Знаю, что не хотите об этом говорить. Но нужно, дорогая, нужно.

Женщина всё поняла. Она рукой провела по морщинистому лицу, пытаясь смахнуть слёзы с глаз. Участковый не отступал. Сергей Андреевич считал своим долгом помочь Анне Васильевне.

— Нельзя Вам жить на кладбище. Нет! Смотрите, как Вы здоровье подорвали, еле ведь спасли. Спасибо врачам.

— А зачем меня, Серёженька, спасли? Я бы сейчас уже со своей семьёй была – мужем и сыном. Собачек вот только жалко.

Сергей Андреевич знал, какое горе случилось у Анны Васильевны. Да не только он, вся школа знала. И искренне сочувствовали ей тоже все.

— Анна Васильевна, Вы не правы. Не такой участи ждут от Вас муж и сын. Хотя бы ради них расскажите, что случилось.

Не выдержав, сквозь слёзы женщина рассказала участковому о своей трагедии. Даже Сергею было тяжело слышать о немыслимой жестокости внука Анны Васильевны. Что же пришлось выслушать и пережить хрупкой старенькой женщине, страшно даже было подумать.

— Анна Васильевна, я Вас прошу, не бойтесь больше ничего никогда. Помните, на любую силу найдётся другая сила. Я разберусь во всём и расскажу Вам. Только поправляйтесь, прошу!

— Серёжа, а собачки? Где они теперь?

— И собачек тоже найдём. Обещаю.

Сергей улыбнулся и обнял Анну Васильевну…

Шли дни.

Врачи не переставали удивляться успехам пожилой пациентки. Откуда в этом изношенном годами и измученном несчастьями организме находились силы, чтобы жить? Но как бы то ни было, Анна Васильевна медленно, но верно шла на поправку.

Прошло две недели.

И вот уже оставалось несколько дней до выписки Анны Васильевны из больницы. Утром женщина проснулась в хорошем настроении. Сон был сладостным и умиротворяющим. Ей снова приснились муж и сын, они улыбались и светились от какой-то необъяснимой радости.

Днём в больницу пришёл участковый Сергей Савельев.

— Анна Васильевна, здравствуйте. Вот и я, как обещал. Как Вы себя чувствуете?

— Хорошо, Серёженька, хорошо.

Сергей не знал, как рассказать новости пожилой женщине, чтобы её не хватил сердечный приступ. Ведь новости были сногшибательными.

— Дорогая Анна Васильевна, я и мои коллеги всё выяснили и мне есть, что Вам сказать. Готовы меня выслушать?

Женщина кивнула в ответ.

— Анна Васильевна, Вы сможете после выхода из больницы вернуться в свой дом, в свою квартиру. Никто никогда Вам не будет больше угрожать.

— А как же Анатолий?

Сергей Андреевич долго сомневался, говорить или нет про него Анне Васильевне. Но всё-таки решил сказать.

— Нет больше Анатолия. Полгода как нет. Внезапно умер, тромб оторвался.

Несмотря на ужасные страдания, которые Анатолий так безжалостно причинял, по щеке Анны Васильевны скатилась слеза.

— Ну, вот, последняя кровиночка от меня ушла.

— Нет, нет, не последняя, — возразил Сергей Андреевич, – у Вас есть внук и трое правнуков.

— Как? У меня? Не может быть! – воскликнула изумлённая Анна Васильевна.

— Это правда. И выяснилась она благодаря моему сослуживцу – Александру. Его отец, Евгений Николаевич, служил вместе с Вашим сыном – Егором. Были она друзьями. Делились даже самым сокровенным. Ещё до отъезда «в горячую точку» фактически распалась семья Егора с Натальей. А вскоре он познакомился с Катей, скромной деревенской девушкой. Они хотели расписаться, как только Егор вернётся с войны. Но не случилось… Катя была даже на похоронах Егора, но не посмела подойти к Вам. Знала, что Вы не признаёте случайные связи, гражданский брак. Испугалась. Перед отъездом Егора Катя забеременела и родила сына Михаила, уже после того, как Егор погиб. Сейчас у Михаила трое детей – ваши правнуки.

По лицу Анны Васильевны текли слёзы, она даже не пыталась их скрывать, потому что это были слёзы счастья. Она ни секунды не сомневалась в правдивости слов Сергея.

— Анна Васильевна, — спохватился участковый – я же фотографии Вам принёс.

Старушка взяла первую фотографию в руки и обомлела. На неё смотрел Егор…

— Это Михаил, сын Егора – увидев недоумевающий взгляд женщины, сказал Сергей Андреевич.

— Как же похож на Егорушку! – воскликнула Анна Васильевна.

— А вот ещё фотография. Это единственное фото Егора и Кати.

У Анны Васильевны задрожали руки, когда она взяла этот драгоценный снимок.

— И ещё фотография. Это – Михаил с семьёй, женой и детьми. Женщина не могла насмотреться на счастливую семью.

— А они живы?

— Конечно, Анна Васильевна, все живы. И Катя, и внук и правнуки. Все хотят с Вами познакомиться.

Два дня перед выпиской из больницы пролетели незаметно. Анна Васильевна пребывала в приподнятом настроении. Ей даже показалось, что она помолодела лет на пятнадцать. Провожать женщину вышел, чуть ли, не весь персонал больницы. Когда Анна Васильевна увидела, кто её встречает, казалось, что сердце выпрыгнет из груди. На всех парах к ней мчались её любимые четвероногие питомцы, их радости от долгожданной встречи с хозяйкой не было предела.

А потом её ждало настоящее чудо – красивые, молодые люди, которые очень, очень скоро станут для неё самыми любимыми и дорогими. Анна Васильевна вспомнила слова мужа и сына о том, что её ждёт большая радость. И вот эта радость пришла, большая и безграничная. Она подняла глаза к небу и прошептала:

— Спасибо, любимые.

В этот момент земля озарилась ярким солнечным светом. И Анна Васильевна поняла, что счастлива, несмотря ни на что.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Хорошая красивая милая девушка простая добрая родная скромная стеснительная юная
— Мы ничего не можем сделать, ваша девочка умрёт в течение года, — сообщил врач

Анна с Сергеем мечтали о большой и дружной семье - чтобы детей не менее трёх, а лучше четверо. Два мальчика...

Анна с Сергеем мечтали о большой и дружной семье -...

Читать

Вы сейчас не в сети