Две жены

Две жены

Юля уже давно не отдавала себе отчет, куда она шла, в какой части города находилась. Да уже и не знала, сколько времени прошло с тех пор, как все, ради чего она жила, чему радовалась, что считала своим, обернулось для нее предательством и болью. В тот момент ее мир состоял только из боли от пережитого предательства.

Еще утром все было совершенно иначе, но сейчас она уже – не счастливая и довольная жизнью супруга, а женщина, узнавшая, что она у мужа – не единственная.

Юля и Андрей восемь лет назад познакомились, будучи студентами-выпускниками. Начались отношения, и спустя полгода Юля ответила радостным «Да!» на предложение Андрея создать семью. «Медовый месяц» ограничился недельной поездкой к морю, на которую «наскребли» денег не без труда. А потом они вступили в будни людей, только начинающих свой путь во взрослой жизни.

Поначалу было очень непросто. Зарабатывали мало, дела никак не хотели идти в гору. Но даже при том, что денег всегда было впритык и хватало только на самую скромную жизнь, не унывали. Старались жить весело, содержательно. Ведь у них было нечто большее, чем достаток – взаимная любовь. А она творила волшебство: совместный ужин, состоявший из лапши быстрого приготовления и самого дешевого чая был сродни изысканной трапезе.

Но со временем пришел достаток. Причем, пришел довольно скоро. Андрей удачно трудоустроился и быстро сделал весьма солидную карьеру. В семье начали водиться деньги в достаточном количестве для безбедной жизни. А вот у Юли с карьерой не ладилось: как начала свою трудовую деятельность со скромной должности, так дальше нее и не продвинулась.

Но два года назад серьезно заболел отец Андрея. Пожилому человеку был нужен постоянный уход, и супруг предложил Юле переквалифицироваться в сиделки:

– Любимая, я вполне справляюсь с тем, чтоб нас содержать. Признаюсь, нанимать сиделку на стороне не хотелось бы: и мне будет спокойнее, когда рядом с папой – родной человек, и для папы это значительно лучше. А твоя работа… Ну признайся же, что ты ее ненавидишь. Не стоит эта нервотрепка тех копеек, которые там платят.

– А как же ты сам с бытовыми делами справишься? Кто будет тебе готовить, стирать? Кто будет убираться у нас в квартире? Ведь если я соглашусь, то не смогу разрываться на два дома.

– И не нужно разрываться! Я же не ребенок. С бытовыми вопросами разберусь. К папе и к тебе буду приезжать так часто, насколько смогу. Разумеется, буду привозить все, что нужно.

И она согласилась, поскольку, уволившись с бесперспективной работы, действительно только избавлялась от нервотрепки. К обязанностям сиделки приступила уже на следующий день. Уход за пожилым и больным человеком стал ее основным занятием. Андрей делал все, чтоб ни она, ни отец ни в чем не нуждались. А слова «Спасибо, доченька», которые каждый день слышала от его отца, грели душу.

Когда свекра не стало, Юля решила снова найти работу. Подходящая вакансия долго не подворачивалась. И в какой-то момент Андрей предложил супруге стать домохозяйкой. Сказал, что на работе дела у него идут на лад, перспективы – многообещающие. Потому хотел бы, чтоб жена создавала уют в доме, занималась собой и наслаждалась жизнью. И Юля смирилась со статусом домохозяйки.

В один из дней ей понадобились вещи, оставленные в квартире родителей Андрея еще с тех пор, когда она ухаживала за его отцом. Отправилась в эту квартиру, пустовавшую уже почти год, как она полагала. Открыла дверь и застыла от удивления. Квартира не пустовала. Там даже был сделан небольшой ремонт и частично заменена мебель. А навстречу вышел мальчуган примерно двух лет и удивленно уставилася на вошедшую женщину. Спустя несколько секунд вышла из кухни симпатичная молодая женщина – вряд ли старше 25 лет.

– Кто вы такие?! Что здесь делаете?! – от шока Юля забыла, что не мешало бы поздороваться и представиться.

– Я – Евгения, а это, – вышедшая из кухни женщина указала на мальчугана, – Антон, мой сын. Мы здесь живем. А вот вы – кто?!

– Живете? И это – ваша квартира?

– Можно сказать и так. Квартира – моего мужа, Андрея. Вы – кто?!

– Вы не поверите, но Андрей – еще и мой муж, причем, довольно давно. А это – Юля кивнула в сторону мальчугана, которого мама успела взять на руки, – я так полагаю, сын Андрея?

– Да, это – наш сын.

– Я не сделаю вам ничего плохого. Не бойтесь. Только прошу, позвоните сейчас мужу и передайте мне телефон. Хочу поговорить с ним.

Евгения взяла лежавший на столе телефон и набрала номер Андрея.

– Да, Женечка, – ответил он, – что-то случилось?

– Андрюша, это я. У Жени и у Антона все хорошо. А вот у меня кое-что случилось. Причем, случилось так случилось!

– Так, Юленька, езжай домой, я скоро тоже подъеду, и нам нужно о многом поговорить.

– А о чем мы будем разговаривать? О том, что пока я здесь жила, ухаживала за твоим папой, ты завел отношения на стороне? Я не хочу об этом говорить! Мне все и так ясно! Ясно до мелочей! Мне вообще больше не хочется с тобой говорить! Ни о чем! Нет повода для разговора! Все же и так понятно! Здесь у тебя – ребенок. А я… Я…

Рыдая, Юля вернула телефон ошеломленной Евгении и, громко хлопнув дверью, выбежала из квартиры. И, пошла по городу, не разбирая дороги из-за застилавших глаза слез. Лежавший в сумке телефон разрывался от непрерывных звонков. Но она даже не посмотрела на сумку, и гаджет звонил, пока ни разрядился.

С самого начала супружеской жизни они с Андреем мечтали о детях. Но у Юли никак не получалось забеременеть. Хотели обратиться к специалистам. Но сначала не делали этого из-за отсутствия свободного времени и денег. А потом пришлось ухаживать за отцом Андрея, и все другие вопросы ушли на второй план. После смерти свекра тему продолжения рода они не поднимали. Жили, как жилось. Она-то думала, что муж просто решил полагаться на волю провидения. Или все же предложит обратиться к специалистам, но ему нужно решиться. Но не было и тени мысли о том, что он мог решить эту проблему как-то иначе. Без нее.

А заодно для женщины развеялись все сомнения в том, кто виноват в их бездетности. Юля надеялась, что проблема не только в ней. Но она увидела сына Андрея от отношений с другой женщиной, и ясность была внесена. И сейчас оказалась перед неутешительным фактом. Нужно признавать свое поражение. Она – одинока, бездетна, и будущее очень безрадостно. Работы нет уже давно. Семьи нет с сегодняшнего дня. А дальше… Дальше – ничего.

Она не заметила, как начался дождь. И не заметила, как забрела в абсолютно незнакомую часть города. Это был частный сектор, немало домов были в довольно запущенном состоянии, а то и вообще явно не жилыми и заброшенными. А она все шла и шла. Остановилась только когда колоссальная усталость оказалась сильнее эффекта от эмоциональной встряски. Обессиленная присела на облупившуюся скамейку под старым деревом.

На улице уже вечерело, она вся промокла. Но ни то, ни другое ее не заботило. Юля закрыла глаза и только успела подумать, что и физические, и душевные силы оставили ее, как провалилась в дремоту. Из этого состояния ее вывел громкий крик:

– Гришка! Ну куда ты побежал! Вот беда-горе мне с тобой! А ну стой, озорник!

Смеясь и шлепая по лужам босыми ногами, по улице бежал мальчик. А за ним, прерывисто дыша, пыталась поспеть невысокая и худенькая женщина лет под семьдесят.

– Гришка, стой! Вот постреленыш! Стой, кому говорю! Еще не хватало, чтоб ты простудился! Не лезь в лужу!, – кричала она.

Когда она все же догнала малыша, схватила его. Но смогла только оттащить на свободное от луж место. Потому отпустила, застонала и схватилась за поясницу. Ведя мальчика за руку, потихоньку пошла в направлении скамьи. И, только приблизившись к ней, увидела сидящую на скамье молодую женщину – вымокшую до нитки, с размазанной от слез и от дождя косметикой и с совершенно пустым и потерянным взглядом.

– А ты что здесь делаешь? – спросила по-простецки в манере многолетнего жителя городских окраин.

Даже тронула Юлю рукой, поскольку она, казалось, не слышала вопроса и смотрела как бы сквозь собеседницу.

– У тебя что-то случилось? – спросила старушка и сама же на свой вопрос ответила: – Случилось. По всему видно, ты не бродячая, одета прилично. Что стряслось? Обидел кто?

– Просто заблудилась я, – нашла в себе силы ответить Юля, – не переживайте. Скоро пойду. У меня все хорошо.

– Как же, «хорошо» у нее! – парировала старушка, – твое «хорошо» за версту видно! И куда ты пойдешь? Не тот здесь район, чтоб такой барышне одной в такое время ходить. А если и без приключений обойдется, что вряд ли, то все равно, куда пойдешь? Здесь и днем с общественным транспортом туго, а сейчас его вообще нет. На такси не надейся, сразу тебе говорю. Так что приглашаю до утра к себе и очень советую согласиться. Кстати, меня Мариной Степановной зовут, а это – Григорий, внучек.

Старушка кивнула в строну стоявшего возле нее белобрысого большеглазого мальчика.

– А была – ни была, – сказала Юля. – Идти мне все равно некуда.

И обратилась мальчику:

– Давай-ка я возьму тебя на руки, все-таки бабушке тяжело. Пойдешь?

И мальчуган с удовольствием принял предложение.

Когда они пришли в дом Марины Степановны, Юля помогла ей искупать малыша, потом привела себя в порядок. А спустя час они сидели на кухне и разговаривали, попивая чай. У Юли появилась непреодолимая потребность выговориться, рассказать о пережитом. И она все как на духу выложила старушке, которую и знала-то времени – всего ничего. Марина Степановна внимательно слушала.

– Вот я сейчас все это вам говорю, – жаловалась ей Юля, – а сама думаю, что я не так сделала, где не туда свернула. Я ведь его любила, старалась окружать заботой, уютом. Когда понадобилось ухаживать за его отцом, без колебаний бросила работу. Может быть, все это произошло из-за того, что я по каким-то причинам не могу иметь детей? А как хочется, чтоб и у меня был вот такой же пострел, как ваш Гришка!

Тем временем мальчик забрался к Юле на колени и даже задремал там.

– Как странно, что он так быстро привык ко мне, – сказала Юля.

– Без материнской ласки живет, вот и привык. У моего-то сына, Николая, ситуация – на твою похожая немного. Женился по любви. Родился у них Гришка. И Коля, чтоб семья не нуждалась, подрядился ездить работать вахтовым методом. Заработки – хорошие, а вот дома подолгу не бывал. И супруга его по-своему рассудила. Сказала, не захотела молодость губить. И нашла себе сначала одного… ну, ты понимаешь, потом – второго… В общем, сделала другой выбор, если говорить культурно.

– Но с сыном она же общается? Родная кровь все же.

– Погибла она. Разбилась в ДТП вместе с очередным своим… Говорят, хотела с ним «гнездышко вить». А заодно и пакость Коле сделала. Когда он на очередную вахту поехал через каких-то мошенников-реэлторов продала их квартиру, чтоб себе и любовнику жилье прикупить. Но я слышала, что большую часть вырученных денег они прокутили. Потому-то я и вожусь с Гришкой. Коля по контракту дорабатывает и говорит, что будет тут варианты искать. Но до того времени мне нужно как-то дотерпеть. А здоровье сдает. И с каждым днем – все сильнее. О! А малец-то у тебя на коленях уснул!

Юля осторожно отнесла мальчика в его кровать. Потом помогла Марине Степановне убрать со стола. И во время этого с удивлением поймала себя на том, что на душе стало ощутимо легче. Гораздо легче, чем несколько часов назад. А ведь с момента, когда она узнала о предательстве Андрея, прошло совсем немного времени. И решение созрело буквально само собой.

– А можно я у вас пока поживу? – обратилась к Марине Степановне, – В тягость не буду, по хозяйству умею делать все, детей люблю. Даже найду работенку, чтоб свою копейку в дом приносить.

– А я не против, – ответила старушка. – Может, мне Бог тебя послал, когда увидел, как я с трудом справляюсь. А насчет работы не беспокойся: Коля нормально денег присылает. А вот по хозяйству… тут – да, очень нужна помощница, не скрою.

Так прошли три месяца. Юля, Марина Степановна и Григорий стали фактически одной семьей. Сблизились буквально на следующий день, и потом все пошло на удивление гладко. Казалось, они так жили уже не первый год. По бытовым делам Юля дальше окраинной части города не выбиралась: для их скромных потребностей вполне хватало ассортимента здешних магазинов и небольшого рынка. А свой телефон, разрядившийся в тот злополучный день, зарядила только для того, чтоб написать Андрею: «Забудь обо мне. Нас в жизни друг друга больше нет. Не ищи меня». И выключила.

В один из дней Марина Степановна вдруг резко побледнела, застонала, схватилась за грудь и тяжело пустилась на стул. Юля помогла ей дойти до дивана, уложила. А потом вызвала скорую помощь.

Оказалось, что у немолодой женщины обострились давние проблемы с ос здоровьем, понадобилось стационарное лечение. И к привычным хлопотам добавились еще и визиты в больницу. Радовало только то, что старушка шла на поправку по причине отсутствия категорически противопоказанного ей волнения. Ведь было кому присмотреть и за домом, и за Григорием.

В один из вечеров Юля читала Грише традиционную сказку перед сном. История уже подходила к финалу, как вдруг ребенок вскочил с кровати и бросился к двери:

– Папа! Папочка приехал!

В дверном проеме действительно стоял статный мужчина с благородными чертами лица. Он удивленно смотрел то на мальчугана, то на Юлю. Потом взял Григория на руки, расцеловал, и, кивнув в сторону Юли, спросил:

– А это кто?

– Как кто? – с недоумением ответил сынишка, – Мама, конечно же! Мама к нам вернулась!

Спустя два года после того дня Юля уже носила Колину фамилию. Они были счастливой дружной семьей. Жили в купленном Колей большом доме, куда, разумеется, забрали и Марину Степановну. Старушка не могла нарадоваться и часто вспоминала о дне, когда встретилась с Юлей, как об одном из счастливейших в своей жизни.

А для Гриши Юля стразу стала «мама», и она на такое доверие отвечала воистину материнской любовью, которую хотела, но не могла никому дарить столько лет.

А с Андреем они встретились только раз. Случайно. Он, увидев Юлю сам подошел.

– Привет. Как дела?

– Неплохо. А ты какой-то потерянный, как я вижу. И какие же проблемы у отца семейства, если не секрет, конечно?

– Да нет уже семейства. мы развелись три месяца назад. А ребенок у нее, как оказалось, не от меня был. До меня у нее был гражданский муж, она от него забеременела. Но когда была еще на очень небольшом сроке, между ними вышла серьезная размолвка, они расстались. И тут – наша с ней встреча, ну… и так далее. И она заявила, что беременна от меня. Я, конечно же, не сомневался, не подозревал обмана. И столько времени содержал и воспитывал чужого ребенка, считая своим. А недавно она снова встретилась с бывшим. Ну и, как говорится, чувства вспыхнули с новой силой… Они снова сошлись, а я узнал всю неприглядную правду. Так что, можешь считать, что месть свершилась. И коль уж мы встретились, то, может, и между нами что-то вспыхнет с новой силой? Я люблю тебя. Люблю.

– Не вспыхнет. А насчет любви у меня, поверь, сейчас все хорошо и без тебя.

– Но я готов смириться даже с тем, что у тебя никогда не будет детей. А это важно.

– Ошибаешься! Совсем не важно! И начет бездетности ты не прав. Очень не прав.

– То есть?

– А вот это уже не твоего ума дело! Я пошла. Желаю счастья в личной жизни!

И Юля пошла по направлению к только что подъехавшей машине. Оттуда вышел Николай. Он обнял и поцеловал супругу. Спросил:

– С кем ты сейчас разговаривала?

– Университетский знакомый. Перекинулись парой фраз о житье бытье. А вот с тобой мне нужно серьезно поговорить.

– Конечно же. Внимательно слушаю.

– Я беременна!!!

– Ура!!! Как я тебя люблю!!!

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

  • Мадина 22.03.2021 - Ответить

    Знаю случай, когда свекровь изводила сноху из-за бездетности. Терпела-терпела бедная женщина свекровь и ушла из семьи, т. к. муж не заступился. Загуляла.Забеременела! Непонятно от кого. И настолько этому обрадовалась, что категорически отказалась возвращаться к мужу, когда он случайно встретил её с пузом.

  • Ольга 17.03.2021 - Ответить

    «А хочешь, я тебе открою тайну?
    Один такой малюсенький секрет:
    Знай… люди не встречаются случайно,
    Случайностей, поверь мне, в жизни нет.
    Не веришь? Ну тогда, хотя б, послушай…
    Не бойся, я тебя не обману,
    Представь себе, что существуют души,
    Настроенные на одну струну.
    Как звезды в бесконечности Вселенной,
    Они блуждают сотнями дорог,
    Чтоб встретиться когда-то… непременно…
    Но лишь тогда, когда наступит срок.
    Для них нет норм в привычном пониманьи,
    Они свободны, как паренье птиц,
    Для них не существует расстояний,
    Условностей, запретов и границ.»

  • Ольга 17.03.2021 - Ответить

    Иногда такое случается, что ни в сказке сказать, ни пером описать… НО редко, вы правы.

  • Олег 16.03.2021 - Ответить

    Так случаеться , но очень редко. Я встречал таккю историю

  • Лариса 14.03.2021 - Ответить

    Очень положительный исход.К сожалению такие сказочные варианты почти не случаются.

Вы сейчас не в сети