Рыжеволосая скромная девушка

Невеста

Аркадий возвращался домой из офиса, и ему, то и дело – приходилось следить за движением. Машина двигалась по оживлённой дороге, так что особой возможности «разогнаться», у молодого человека не было – однако он, всё равно, периодически поглядывал на спидометр. Мысли же и чувства парня – неслись на полной скорости вперёд, заставляя глубоко и часто дышать. Виной всему стал звонок отца, незадолго до того, как Аркадий Морозов завершил все свои текущие дела на работе.

Отец – Леонид Юрьевич, в очередной раз напомнил сыну, что в скором времени ему придётся встретиться со своей будущей невестой, Лерой. Вот только, сам Аркадий отнюдь не горел желанием женитьбы на дочери их давнего делового компаньона Самуила Яковлевича Игнатова. Именно поэтому, настроение сына бизнесмена, всегда привыкшего тщательно обдумывать каждое решение в своей жизни, и стремившегося держать всё под личным контролем – сейчас находилось, в прямом смысле, «на нуле».

Аркадию, в прошлом месяце, исполнилось двадцать пять, и с этого момента – отец стал особенно активно «наседать» на него по поводу свадьбы. Разговоры об этом, каждый раз превращались для молодого человека в сущую пытку, неизменно заканчиваясь семейным скандалом. Вот, и в этот раз, стоило взять трубку, как тутже беседа пошла по всё тому же «сценарию»:

– Аркаша, сынок! У меня для тебя просто отличные новости! – Радостным голосом сообщил Леонид Юрьевич. – Лера приезжает домой, из Лондона, на каникулы, через две недели! Как раз успеем всё подготовить к вашей помолвке. Я, тут, один ресторан присмотрел как раз, там подают самые лучшие морепродукты в столице. Мы могли бы…

– Пап, да сколько же можно?! – «Вскипел» Аркадий, – Мне казалось, в последний раз, я озвучил тебе своё мнение максимально чётко: никакой свадьбы не будет. Как ты не поймёшь, что мне Лера не подходит? У нас с ней совершенно нет ничего общего!

В ответ, на том конце телефонного провода, повисла короткая пауза, но уже через несколько секунд, парень услышал недовольное сопение – бизнесмен явно был решительно настроен на то, чтобы переубедить своего непокорного отпрыска.

– Нет, а что тебя, собственно, не устраивает в Лерочке? Прекрасная, образованная девушка, к тому же, знакома с тобой чуть ли не с самого детства. Жена и не должна полностью разделять все увлечения мужа, она должна тебя любить – это самое главное, а ещё верной подругой быть, понимать и принимать тебя. И Лера – уверяю тебя, именно такая…

Аркадий глубоко вздохнул, не зная, как ещё донести отцу свою позицию:

– Слушай, пап, я прекрасно понимаю, почему ты так упорно настаиваешь на кандидатуре Леры в качестве моей супруги. Думаешь, я не помню, как ты рассказывал мне о том, что вы с Самуилом Яковлевичем ещё много лет назад поклялись поженить нас? Вы же рассчитывали таким образом соединить оба ваших дела, не так ли?

– Да, сын, и это тоже, но…

– Вот именно, папа, что это и есть основная твоя цель – но, только, я не готов пожертвовать своим личным счастьем в угоду вашим партнёрским интересам. Пойми, вы тогда были молодыми, думали, что так, возможно, будет лучше для всех – в том числе, и для нас с Лерой. Но прошло уже столько времени – мы выросли, и изменились. Мы уже не те маленькие дети, за которых можно, вот так просто, решать их судьбу. Да, я не спорю, Лера – очень привлекательная и милая девушка, и я ничего не имею против неё – но, папа, я её совершенно не люблю! Никаких чувств к ней не испытываю…

– Аркадий! – Не выдержал отец. – Прекрати испытывать моё терпение! Вот именно, что ты уже взрослый парень, мужчина, если уж на то пошло – а ведёшь себя, до сих пор, как подросток. В общем, ты меня услышал – помолвка состоится через две недели, и это не обсуждается. Пора начать привыкать к взрослой жизни, сынок.

С этими словами, Леонид Юрьевич отключился, и оставил Аркадия наедине с собственными, совсем не весёлыми мыслями…

Теперь, сидя за рулём своего комфортного, но неброского автомобиля (сын бизнесмена был чужд тщеславия и желания повсеместного хвастовства атрибутами, так называемой, «красивой жизни») – Аркадий совершенно не понимал, что ему делать. Он совсем не хотел ссориться с отцом: парень уважал его мнение, и, к тому же, до этого момента – у них всегда были замечательные отношения, полные понимания и взаимной поддержки. Но в случае с этой злосчастной свадьбой – отца точно подменили: Аркадий уже не мог нормально с ним общаться, потому что каждый их разговор приводил к ссоре. Конечно, он планировал жениться когда-нибудь, в будущем – но определённо не сейчас, и не на Лере, ставшей ему, за прошедшие годы, абсолютно чужим человеком. Одним словом, перед Морозовым младшим сейчас стояла неразрешимая дилемма, на решение которой оставалось не так уж много времени.

***

Аркадий проезжал мимо небольшого продуктового магазина, когда стал свидетелем душераздирающей сцены. Из супермаркета вышла молодая беременная женщина, очень бедно одетая, несущая в руках огромный пакет с продуктами. Судя по её худому, измождённому лицу и старому, откровенно потрёпанному платью – женщина была чуть ли не нищенкой. Тяжёлый пакет оттягивал ей руку, ведь второй она придерживала большой, выступающий из-под одежды живот. Тёмные, волнистые волосы женщины были распущены по спине, и от сильного ветра – постоянно попадали ей на лицо, мешая той нормально спуститься с лестницы перед магазином. Пытаясь убрать непокорные пряди, беременная нищенка случайно потянула за ручку пакета чуть сильнее – и тот, к её огромной досаде, неожиданно порвался. На тротуар тут же высыпались продукты, на которых был наклеен «красный ценник». В магазинах часто такие позиции продавали со значительной скидкой, чтобы не выкидывать, так как их срок годности, вот-вот, должен был подойти к концу. Дешёвые консервы, овощи, чья свежесть оставляла желать лучшего, кое-что из хозяйственных товаров, а также хлеб, макароны и несколько пачек самой дешёвой гречки и риса – всё это разлетелось в разные стороны. Несчастная женщина замерла на мгновение, не зная, за чем ей нагнуться в первую очередь – другие прохожие просто проходили мимо, даже не думая помочь ей. Медленно согнувшись, она, кое-как, смогла подобрать пачку с крупой – лицо её при этом исказилось от боли и страдания, а на глазах выступили слёзы. Тяжело дыша, женщина обхватила одной рукой свой живот, а вторую подставила под поясницу – после чего с трудом нагнувшись начала собирать оставшиеся продукты. Она передвигалась короткими шажками, то и дело останавливаясь, чтобы передохнуть: даже из салона своего авто, Аркадий видел, что каждое движение даётся ей с огромным трудом…

Сын бизнесмена не выдержал, и остановившись – вышел из машины, чтобы помочь несчастной женщине.

– Давайте я помогу вам, — произнёс он, и тут же сам опустился на корточки, легко собрав всё оставшееся в новый пакет, который захватил с собой.

После этого, он помог женщине подняться – с трудом, но ей всё же удалось сдержать болезненный вскрик.

– С вами всё в порядке? – Участливо спросил Аркадий. – Может, вызвать вам «Скорую»?

– Нет, всё нормально, — тихо проговорила она, не переставая поглаживать свой живот. – Спасибо вам за помощь, без вас – я бы, наверное, до вечера здесь промучилась…

– Тогда, давайте – я вас до дома подвезу, хотя бы? Ну, куда вы в таком состоянии сейчас пойдёте?

Молодой человек обратил внимание, что на безымянном пальце правой руки, женщина носила очень необычное кольцо: это был серебряный перстень, причём явно выполненный на заказ у ювелира.

– Да не стоит, мне тут не очень далеко идти, — вновь отказалась она, — У меня ведь и дома-то, толком, нет. Я в ночлежках ночую, тех, что для бездомных. Слава богу, есть ещё добрые люди, которым не наплевать… Там, мне, и тарелку горячего супа всегда дадут, и на ночь оставаться разрешают – я у них на хорошем счету.

Женщина улыбнулась печально, указав на пакет:

– Вот, даже уборщицей к ним устроилась, чтобы на заработанные деньги собственные продукты покупать. Что-то я им оставляю, а что-то себе: всё-таки, ребёночку моему витамины нужны, восьмой месяц уже…

Нищенка с нежностью взглянула на свой живот, и снова улыбнулась – она любила своё нерождённое дитя, даже несмотря на то, что ей самой почти нечего было есть. Это растрогало Аркадия до глубины души.

– А как же отец вашего ребёнка? Он вам совсем не помогает? – Рискнул спросить молодой бизнесмен.

Улыбка на лице женщины тут же погасла…

В глазах её, Аркадий прочитал лишь обиду и разочарование:

– Да какой там отец… Так, название одно. Посадили его, полгода назад, за воровство. Он рецидивистом оказался, а мне, дурочке – «лапши на уши» навешал, что полностью исправился и больше с криминалом «ни-ни». Да только хватило его на пару месяцев всего. Таких, как он – только могила и исправит…

Женщина грустно покачала головой: воспоминания о бывшем сожителе-воре вновь «вскрыли» этот душевный нарыв, заставив беременную смахнуть из уголка глаз едва не скатившуюся по щеке слезу.

Аркадий понимал, что стоявшей перед ним нищенке было очень тяжело, да что там – ей, в прямом смысле, приходилось выживать на улице, ещё и с ребёнком под сердцем! Впереди женщину ждали тяжёлые времена…

Тут, молодому бизнесмену пришла в голову одна дерзкая мысль…

Конечно, отец будет очень ругаться на него поначалу, и, даже, наверное, перестанет с ним разговаривать на какое-то время…

Но, зато, в конечном итоге, Аркадий добьётся своего, и ему не придётся делать то, чего он совсем не хочет.

– Послушайте, а что, если я скажу, что могу вам помочь? – Начал молодой мужчина, — Только мне нужно будет, чтобы вы помогли мне в одном деликатном деле…

– Стоп, а что вы имеете в виду? – Насторожилась нищенка.

– Притворитесь моей невестой ненадолго, — попросил её Аркадий, — Вам нужно будет сделать вид, что мы с вами давно знакомы, и это я – отец вашего ребёнка…

– Вы с ума сошли? – Изумившись, только и смогла переспросить его женщина.

Сын бизнесмена осторожно прикоснулся к её руке:

– Пожалуйста, не волнуйтесь так. Это совсем ненадолго, может, на пару недель всего… Я познакомлю вас с моими родителями, и скажу вам, как следует себя с ними вести. Взамен – я обещаю вам и вашему малышу лучший роддом в городе, с одноместной хорошей палатой. Конечно же, я вам щедро заплачу за эту помощь, не думайте, что это всё просто так…

Однако незнакомка отрицательно покачала головой:

– Нет, нет, даже и не уговаривайте меня. Вы хоть понимаете, что вы мне предлагаете? Это же, самая настоящая афера!

– Это вы не понимаете, — ответил ей Морозов.

В его глазах застыла искренняя мольба.

– Отец заставляет меня жениться на девушке, которую я совершенно не люблю. Меня «сосватали», когда я ещё в колыбели лежал, представляете?

Женщина видела по лицу парня, что тот говорил ей правду. Анастасия, так звали нищенку – всегда хорошо разбиралась в людях, если не считать её последней ошибки с Николаем, отцом её малыша. Негодяй разбил ей сердце, задурил голову красивыми речами – а потом, когда его уличили в грабеже склада с дорогостоящей техникой, ещё и её чуть не подставил.

В конце концов, она согласилась помочь сыну бизнесмена, хоть и чувствовала где-то глубоко внутри, что добром эта история точно не кончится…

– Ну, хорошо, пару недель я ещё смогу потерпеть…, — тихо прошептала ему Анастасия, — В конце концов, и не такое терпеть приходилось…

Женщина не кривила душой – она выросла в детском доме, и с детства ничего хорошего в своей жизни не видела. Теперь же, когда она осталась один на один с суровой действительностью, с ребёнком, которого ей нужно было как-то «ставить на ноги» – глупо было отказываться от столь щедрой помощи. Пускай ради этого, ей и приходилось идти на маленький обман.

***

Мать Аркадия – Светлана Викторовна, как раз закончила накрывать на стол к ужину, когда к дому подъехал её сын, вместе со своей «невестой».

– Что ты так суетишься, дорогая? – Недоумевал супруг, – Не припомню, чтобы у нас, на этот вечер, было запланировано какое-то торжество. А ты сегодня, мало того, что весь день – сама не своя ходишь, так ещё и приготовила коронное блюдо – запечённое филе горбуши «по-гречески». У нас, что, есть какой-то особенный повод?

– Тебе, стало быть, Аркаша так ничего и не рассказал? – С хитрой улыбкой спросила его в ответ жена. – Мне он сегодня днём позвонил, и предупредил, что вечером готовит для нас сюрприз, нечто особенное, понимаешь?..

Светлана Викторовна красноречиво улыбнулась, и у Леонида Юрьевича промелькнула в голове неприятная догадка:

– Так ведь, Лера ещё только через две недели приезжает, или ты думаешь, у него за это время мог появиться кто-то другой?

– Вот именно, — вкрадчиво ответила ему супруга, — Наверняка, это какая-нибудь очаровательная коллега из дизайнерского отдела…

Леонид Юрьевич скептически приподнял свои густые брови:

– Ну, что ж, раз такое дело – посмотрим, кого наш сын предпочёл дочке Самуила Яковлевича…

В этот момент, дверной звонок разразился мелодичной трелью, оповещая домочадцев о прибытии их любимого сына.

– Пойду открою, — в глазах Светланы Викторовны вспыхнул живой огонёк интереса.

Однако через несколько минут, мать Аркадия вернулась обратно в гостиную, будучи совершенно растерянной. Леонид Юрьевич с удивлением посмотрел сначала на жену, а потом перевёл взгляд на сына – и понял причину такой реакции своей супруги. Рядом с Аркадием стояла совершеннейшая оборванка – нищенка! Уставшее ситцевое платье, спускавшееся чуть ли не до самого пола, было сшито из самого дешёвого отреза цветастой ткани, а наброшенная на плечи старенькая кружевная шаль – протёрта сразу в нескольких местах. И это, не говоря уже про её обувь – стоптанные балетки готовы были, того и гляди, развалиться прямо на её опухших широких ногах. Приглядевшись внимательнее к свободному крою её платья – Леонид Юрьевич побледнел и схватился за сердце: мужчина прекрасно понял, что именно скрывала под ним странная спутница их сына.

– Мам, пап – это Настя Мельникова, невеста моя, — начал, тем временем, Морозов младший, – Вот, мы с ней ребёнка ждём… Скоро сбудется ваша давняя мечта – станете «бабушкой» и «дедушкой»…

– Добрый вечер, — вежливо произнесла она, – Аркаша так нервничал, всё не знал, как вам рассказать обо мне.

Дело в том, что мы уже знакомы около года, и действительно любим друг друга и намерены пожениться…

Светлана Викторовна медленно осела на стул, от щёк её разом отхлынула вся кровь.

– То есть, это… Это не шутка? – Со слабой надеждой в голосе проговорила она.

– Нет, мам. Сейчас…, — Аркадий метнулся к праздничному столу и налил матери стакан воды, – Вот, выпей, пожалуйста, — попросил он, а затем пообещал, уводя Анастасию из гостиной. – Я сейчас вернусь и всё вам объясню…

Молодой человек отвёл беременную в свою комнату и попросил её немного подождать там, пока он пару минут переговорит с родителями. Вернувшись обратно к родным, Аркадий столкнулся с «праведным гневом» отца, который не преминул тут же высказать ему всё своё негодование:

– Ну, и как это понимать, сынок? Кто эта девица? Нет, только не говори мне, что всерьёз намерен связать свою жизнь с этой нищей…

– Пап, она такой же человек, как и мы. Да, она выросла в гораздо более скромных условиях, но это вовсе не значит, что у неё на уме одни только деньги…

– Но ведь она беременна от тебя, Аркадий! – Всплеснула руками мать. – Ты, вообще, уверен, что это твой ребёнок? Мы, конечно, люди современных взглядов, всё можем понять – но тебе самому не кажется странным, что девушка столь низкого социального статуса решила родить, и не от кого-нибудь, а от тебя? Человека, чья семья владеет половиной банковских активов небольшого города?..

Парень не сразу нашёлся, что на это ответить. С минуту, в комнате висела неловкая пауза, а потом молодой человек проговорил как можно тише, вложив в слова всю страсть, на которую он только был способен – у родителей не должно было остаться ни тени сомнения в серьёзности его намерений:

– Отец, мама. Я хочу, чтобы вы поняли – мы с Настей собираемся пожениться не только потому, что у нас с ней будет общий ребёнок (в том, что он мой – я нисколько не сомневаюсь), но и потому, что я люблю её, по-настоящему… Я ведь только поэтому и не говорил вам про неё так долго, что опасался именно такой реакции…

– Ещё бы! – «Вспыхнул» Леонид Юрьевич, — Интересно, а чего ещё ты от нас ожидал, сын? Что мы обрадуемся такому мезальянсу? Ты хоть понимаешь, как ты меня подставил? Опозорил перед Игнатовым и всей его семьёй! Они ведь столько лет ждали, когда мы сможем породниться! И что теперь? Как я должен им всё это объяснить?

Лицо Аркадия оставалось непроницаемым и спокойным:

– Так и объясни, отец: скажи Самуилу Яковлевичу, что твой сын встретил свою настоящую любовь, и готовится вскоре стать отцом. Я думаю, он всё правильно поймёт – твой друг – очень умный человек…

Леонид Юрьевич застонал от бессилия и разочарования. Жена осторожно поднялась и обняла мужа, прошептав ему при этом на ухо что-то такое, от чего тот немного успокоился. После этого, она обратилась к сыну:

– Хорошо, Аркаша – воля твоя. Мы не будем препятствовать этому браку, но, только, прошу тебя – пусть она, тогда, поживёт у нас какое-то время? Я и отец – мы хотим получше узнать твою невесту и мать нашего будущего внука. Ты не против?

Лицо молодого человека осветила радостная улыбка. Аркадий смягчился, и ответил матери:

– Конечно, нет. Честно говоря, и я сам хотел предложить вам нечто подобное. Дело в том, что у Насти сейчас как раз проблемы с жильём, и было бы здорово, если бы она пожила здесь хотя бы с месяц – пока я не найду для нас отдельную квартиру.

Леонид Юрьевич удручённо махнул рукой в сторону комнаты, где всё это время находилась Анастасия:

– Тогда зови свою невесту за стол. Что ж ты спрятал её от нас? Не бойся, не съедим…

***

Родители Аркадия, смирившись с новой невесткой, всеми силами пытались найти с ней общий язык в течение следующих нескольких дней. Это было не так просто, учитывая, что сама Анастасия – постоянно испытывала перед ними чувство вины за тот обман, в котором ей пришлось участвовать.

Светлана Викторовна, тем же вечером, принесла ей некоторые из своих старых вещей, что могли бы подойти молодой женщине по размеру. Настя с благодарностью приняла новое, просторное и красивое платье цвета свежей мяты, а также новую обувь и куртку.

– Спасибо вам, Светлана Викторовна, — едва сдерживая слёзы, произнесла нищенка, – Не думайте, я прекрасно понимаю ваши чувства… Аркадий до последнего скрывал от меня, что у него такие замечательные родители.

– Пожалуйста, дорогая, носи на здоровье, — кивнула ей мать «жениха», – Я всё это носила, когда ещё Аркашей беременная ходила. Как-то, рука не поднялась выкинуть – вещи-то отличные…

Леонид Юрьевич, видя, как заботливо относится Аркадий к своей невесте, и как его жена старается во всём помогать беременной – тоже, в конце концов, сменил гнев на милость. Однако, его не оставляла в покое мысль о том, почему сын так долго скрывал от него свою любимую девушку? Неужели, настолько не доверял родному отцу?

Понятное дело, что ни о каком аборте речь уже не шла – слишком большим был срок, да и изверг он что ли – такое предлагать? Однако смысла в том, чтобы тянуть до последнего, и приводить домой невесту только тогда, когда у неё уже «живот на нос лез» – Леонид Юрьевич тоже не видел.

Причина такого поведения его сына – оставалась для бизнесмена загадкой, вот он и решил лично расспросить обо всём Настю. Быть может, та расскажет ему правду?

Выбрав день, когда Аркадия не было дома, Леонид Юрьевич поднялся на второй этаж их огромного дома, и осторожно постучал в дверь комнаты, в которой находилась Анастасия.

– Анастасия, ты не против, если я войду? – Спросил бизнесмен. – Мне очень нужно с тобой поговорить…

– Конечно, проходите, — кивнула ему та, — Что-то случилось?

– Да как сказать…, — начал Леонид Юрьевич, не зная, как лучше подступиться к важной теме. – Я вот о чём тебя спросить хотел: ты не знаешь, почему Аркадий так долго тебя от нас «прятал»? Если он давно знал о том, что ты беременна – вы ведь могли и раньше к нам с матерью прийти…

Настя сначала смутилась, но затем быстро вспомнила, что в таком случае велел ей отвечать Аркадий – он хорошо проинструктировал её, предвидя, какие «неудобные» вопросы могут задать ей его родные.

– Леонид Юрьевич, Аркадий вас очень уважает и ценит ваше мнение, — начала молодая женщина, — Понимаете, он, таким образом, хотел показать вам свою полную независимость. Аркаша ведь должен был жениться на другой девушке, он этого не скрывал – но ему хотелось научиться, в первую очередь, заботиться о другом, зависящем от него человеке, самостоятельно. Он хотел принимать все решения сам, лично – но не хотел при этом ссориться с вами…

Бизнесмен в ответ на это только вздохнул:

– Ох, Аркадий… Вечно-то он, «впереди паровоза» бежать хочет. Не понимает, что и к мнению старших следует иногда прислушиваться…

Леонид Юрьевич опустил взгляд, и только тут заметил, как Настя, по привычке, крутила на пальце серебряное кольцо, по форме напоминающее перстень. До этого момента, он просто не приглядывался к нему как следует, но сейчас…

Бизнесмен обомлел, на какое-то мгновение, ему даже показалось, что он больше не может дышать – настолько шокирующим было для него то, что он увидел. Серебряное кольцо на пальце нищенки не было обручальным, но и простой безделушкой тоже не являлось. Это была очень редкая, «штучная» вещь, явно изготовленная на заказ в ювелирной мастерской. На перстне было выгравировано всего две буквы, которые, переплетаясь между собой – образовывали что-то вроде фамильного герба. Витиеватая вязь выглядела очень изысканной и сложной, но, что поразило богача ещё сильнее – так это то, что он видел точно такое же кольцо раньше, очень давно. Более того, Леонид Юрьевич прекрасно знал, что обозначали эти две буквы…

– Господи… Настя, откуда у тебя этот перстень? – Дрожащим голосом спросил бизнесмен, указывая на украшение. – Это ведь очень редкая вещь, ты в курсе?

Анастасия, не подозревая ничего дурного, пожала плечами и просто ответила:

– Мне его дала одна женщина, моя клиентка. Полгода назад, я подрабатывала у одной дамы: она была больна, и ей требовалась помощница по дому, вот я и откликнулась. Родных у неё не было, так что я стала единственной, кто мог бы помочь ей с уборкой по дому и готовкой. Этим я и занималась, а когда срок моего «контракта» подошёл к концу – она отдала мне, вместо оплаты, это кольцо. У неё денег никогда особо не водилось, да я и не поэтому туда пошла. Просто – мне стало очень жаль эту одинокую женщину, а она вот так меня отблагодарила… С тех пор, я этот перстень и не снимаю, он у меня – что-то вроде оберега.

Леонид Юрьевич был до глубины души поражён услышанным. Дело заключалось в том, что это он сам, много лет назад – заказал этот перстень у известного в городе ювелира, после чего, лично, вручил его своей невесте в качестве подарка на помолвку. Буквы на кольце – означали инициалы возлюбленных: первая – «Л», принадлежала самому бизнесмену, а вторая – «Т», его любимой невесте, Тамаре. К сожалению, до свадьбы, тогда, дело так и не дошло – молодые поссорились из-за каких-то «пустых» подозрений и недомолвок. Кто-то «нашептал» Томе, что Леонид ей изменяет, а она, дурочка, поверила. Порвав друг с другом, пара больше никогда не виделась – девушка сразу же уехала в другой город. А сейчас, вдруг, выяснилось, что всё это время – Тома не только находилась где-то неподалёку, но и серьёзно болела, а его будущая «невестка» за ней ухаживала…

Совесть вцепилась в сердце Леонида Юрьевича раскалёнными клещами – как же он мог забыть о своей первой любви, и даже не поинтересоваться за столько лет, как она теперь живёт? Мужчине казалось, что это он был виноват во всех бедах своей бывшей невесты…

– Настя, а ты не помнишь, случаем, где именно живёт Тамара? Твою клиентку ведь так звали?

Молодая беременная хоть и удивилась, мол, откуда тот знает имя её прошлой клиентки, но ответила:

– Конечно, помню. Это недалеко от города, в области…

Анастасия назвала ему точный адрес, после чего, тот пожал женщине руки и сердечно поблагодарил её. Не теряя ни минуты, бизнесмен собрался в дорогу…

***

Приехав по указанному адресу, Леонид Юрьевич увидел перед собой старенькую пятиэтажку. Поднявшись на второй этаж, он дрожащими пальцами нажал на кнопку звонка. Открывшая ему женщина, лет сорока с небольшим, представляла собой печальное зрелище…

Бледная и с мешками под глазами, она была одета в застиранный до дыр халат, на голове повязан старый, тёмно-синий платок в крапинку, а на исхудалых ногах мятые тапочки. Тамара держала в худеньких, почти прозрачных руках швабру, но увидев, кто к ней пришёл – тут же её выронила.

– Лёня?.. – Почти шёпотом произнесла она, не веря собственным глазам.

– Тома? – Также тихо переспросил тот. – Это правда ты?

Женщина засуетилась, не зная, как ей себя вести, но всё же пригласила мужчину внутрь. Бизнесмен видел, что она была очень взволнована и растеряна – никак не ожидала увидеть его через столько лет…

Позже, когда они пили чай и вспоминали их общее прошлое, Тамара призналась бывшему жениху:

– Болею я сильно, Лёнечка. Не знаю, сколько мне ещё Бог жизни отмерил…

– Почему же ты не ляжешь в больницу? – Спросил с лёгким удивлением тот, однако в глубине души и сам уже знал ответ на этот вопрос.

– Хорошее лечение стоит очень больших денег, Лёня. Тебе ли этого не знать? – Горько улыбнулась та. – Мне, вот, даже сиделку теперь нанять не на что, всё, что было ценного в доме – я продала. Живу только на пенсию по инвалидности, но это так – выживание сплошное, а не жизнь…

Тамара положила свою руку поверх его руки, и мягко произнесла:

– Ты только не думай, что я тебе «поплакаться» решила. Мне от тебя ничего не нужно, наоборот, я очень рада – что ты приехал ко мне, вот так запросто. Ты знаешь, у меня уже так давно гостей не было…

– Ты, что же, так и не вышла замуж? – Спросил её осторожно Леонид Юрьевич.

Тамара отрицательно покачала головой.

– Нет. Не смогла я, да и не хотелось мне больше себя в чужие руки вверять. Я ведь, после нашего расставания, такую ошибку совершила… До сих пор, себя простить не могу. А тогда… Господи, когда я поняла, что своими руками натворила – мне и жить-то расхотелось, не то, что – новую любовь искать…

Тамара взглянула коротко на Леонида Юрьевича, а потом резко опустила глаза, словно ей было стыдно смотреть на бывшего жениха. Бизнесмен нахмурился.

– О чём ты говоришь? Какая ошибка? – Недоумённо переспросил он.

Женщина снова глянула на некогда любимого мужчину, и убрала свои руки, сложив их на коленях в замок. Она сильно нервничала, а потому глубоко вздохнула, прежде чем поведать ему свою самую страшную тайну:

– Леонид, ты меня, только, выслушай, пожалуйста, до конца – не перебивай, хорошо? Не думала я, что мы с тобой ещё когда-нибудь свидимся, вот и не считала нужным тебе ни о чём рассказывать. Да и что бы ты сделал со мной, если бы узнал…

– Да о чём же ты говоришь-то, Тома?! – Чуть не крича, схватил её ладони в свои Леонид.

Буря и шторм из былых чувств – пронеслись по его, иссушенному временем и разными бытовыми заботами, сердцу. Прекрасные воспоминания прошлого, на несколько мгновений, словно бы оживили его, сделав моложе на десятки лет…

– Лёнечка, как у тебя глаза сияют сейчас…, — На глазах у Тамары засверкали, точно звёзды, крупные слёзы – и покатились вниз, сделав её вновь, как прежде, прекрасной. – Лёня, — продолжала она, — много лет назад, когда мы с тобой расстались… Я была беременна, – Со стоном закончила женщина. – Мы тогда так сильно поссорились, помнишь… Я… Я так тебя ненавидела, что перенесла всю свою боль и злость на этого, ни в чём не повинного ребёнка!

Леонид Юрьевич медленно отстранился, но всё же нашёл в себе силы спросить:

– Что случилось с ребёнком, Тома?

– Девочка… Это была девочка…, — прошептала она. – Я же глупая была, думала, так будет лучше. Ну, сам посуди, как я могла воспитывать ребёнка от мужчины, который, как я тогда думала – изменил мне прямо перед самой свадьбой?? Конечно, я не готова была простить ни тебя, ни это дитя… Я отдала её в детский дом, почти сразу же, как она родилась… Потом, когда одумалась – было уже поздно. Своими руками подписала отказную, и лишила себя самого дорогого, что ещё оставалось у меня в жизни…

Тамара вытерла слёзы и робко посмотрела на своего бывшего жениха.

– Даже если бы я и попыталась вернуть девочку, мне бы её – после такого, уже никто бы не отдал… Ты меня, наверное, ненавидишь за это, да? Но, если честно, я свою расплату за этот грех уже получила. Эта болезнь – и есть мой «крест», который я остаток жизни нести буду, пока меня за мои грехи Высший Суд, на том свете, не осудит.

Леонид Юрьевич, хоть и был поражён всем услышанным до глубины души, но не стал осуждать бывшую возлюбленную. Слишком много воды утекло с тех пор, да и есть ли смысл предъявлять ей какие-то претензии сейчас, когда уже, всё равно, ничего изменить нельзя?

– Успокойся, Тома. К чему себе сердце рвать зазря? Ты сама сказала, девочки той уж и следы затерялись. Какое право я имею тебя осуждать, если тогда даже не соизволил попытаться вернуть тебя? Я благодарен тебе за то, что ты мне всё рассказала, но давай не будем погружаться в прошлое так глубоко… В конце концов, сейчас есть куда более важная задача.

– Какая же? – Тамара внимательно посмотрела на Леонида.

– Здоровье твоё! – Улыбнулся ей грустной улыбкой бизнесмен. – Позволь мне помочь тебе, Тома? У меня и связи есть, и денег предостаточно, чтобы тебя «на ноги» поставить. Рано тебе ещё на Высший Суд отправляться – отчаялась ты, руки опустила, но не стоит. Я верю, что мы ещё можем исправить хотя бы это…

Тут, Тамара не выдержала – и разрыдалась горючими слезами на плече у своего бывшего жениха, не переставая его при этом благодарить.

– Господи, Лёня, какая же я дура тогда была, что этих «подруг» послушала… Как бы всё у нас сложиться могло, если бы я сердцу своему поверила, а не этим сплетням! Оно ведь предупреждало меня, что я не по тому пути иду, но куда уж мне было его услышать…

– Успокойся, дорогая, прошу тебя… — обнял её с нежностью Леонид Юрьевич. – Для меня за счастье будет тебе помочь, всё-таки, ты для меня не чужой человек…

– Сердце у тебя золотое, Леонид! – Сказала ему Тамара и легонько поцеловала его в щёку. – Верно, мне тебя Бог послал, может быть, и правда – смогу я ещё свои грехи на этой земле отмолить…

Вернувшись из поездки, Леонид Юрьевич честно рассказал обо всём супруге. Он объяснил Светлане Викторовне, что те отношения остались далеко в прошлом, и былое им ворошить не стоит. Тем более, что Тамара больна, и он бы очень хотел помочь ей выздороветь.

– Я тебя поняла, конечно, сделай для неё всё, что сможешь, — понимающе кивнула ему жена. – У нас, у каждого, была до встречи друг с другом своя жизнь, и если эта женщина так важна для тебя – то я просто не имею права тебя останавливать. К тому же, я тебе всегда доверяла, Лёня. Так было и будет впредь.

– Светочка, как же я тебя люблю, — искренне сказал бизнесмен, и тепло поцеловал свою супругу. – Счастье, что ты из всех мужчин на планете – выбрала именно меня…

***

Выбранное бизнесменом для Тамары лечение, а также проведённая операция – дали свои плоды: женщина постепенно пошла на поправку, и Леонид Юрьевич очень радовался, что успел вовремя. Фактически, он ведь спас Тамаре жизнь.

Между тем, прошло ещё три недели, а Аркадий так и не придумал, что ему делать дальше. Он не мог раскрыть отцу свою тайну, опасаясь, что тот вновь заставит его жениться на дочери Самуила Яковлевича. Лера же, действительно, уже прилетела в город, но ни одно из её сообщений, которые девушка посылала сыну бизнесмена – тот так и не прочитал. Парень очень надеялся, что, получив от него большую порцию холодности и равнодушия – Лера сама обидится, и найдёт себе какого-нибудь другого ухажёра, с которым вскоре и сыграет свадьбу. А за то время, пока они не общаются – парень придумает, как объяснить родителям весь этот обман. К сожалению, времени на размышления, у молодого человека просто не осталось.

Как-то, в один из тёплых весенних дней – у Насти, на почве нервного стресса и многочисленных переживаний – начались преждевременные роды. Срок у неё был уже большой, но всё равно, по уверениям самой Анастасии – это произошло слишком рано. Молодая женщина почти не могла есть в последние дни – ситуация с мнимыми «женихом и невестой» сделала своё «чёрное дело»: моральное самоедство и постоянное физическое недоедание спровоцировали определённый процесс, который, очевидно, и запустил «схватки». К счастью, Аркадий вовремя успел отвезти Настю в больницу – как он и обещал, это была самая лучшая частная клиника в городе. Вот, только, сами роды оказались очень тяжёлыми. Женщина, как выяснилось, даже толком не делала УЗИ, так только – в первом триместре один раз, и то, потому что повезло – в их район приехал вагончик с бесплатной медпомощью…

Настя даже не знала, что ожидает двойню! Последнее выяснилось уже в родильном отделении, когда врачи пытались спасти её жизнь и жизнь её детей. Женщина потеряла очень много крови, и, к тому же – ей пришлось делать операцию, что только осложняло проблему с кровопотерей. Анастасии требовалось срочное переливание. Женщина родила двух замечательных и, слава Богу, здоровых мальчиков – однако её жизнь теперь «висела на волоске». Аркадий метался по коридору больницы из угла в угол, и совершенно не представлял, как ему теперь поступить. Он не готов был становиться «папой», но и подводить бедную нищенку тоже был не намерен…

– Сынок, ну, как ты? Что врачи говорят? – Озабоченно спросил Леонид Юрьевич, приехавший в клинику прямо с делового совещания.

– Всё плохо, отец, — честно ответил ему парень, — У Насти – большая потеря крови, а группа крови очень редкая, донора им сейчас просто не найти… Но, пап, это ещё не всё… Я тебе должен признаться кое в чём…

Не в силах более держать всё в себе – сын признался бизнесмену в том, что его отношения с беременной нищенкой сплошной грандиозный обман. Лицо Леонида Юрьевича побледнело точно снег, однако он постарался сохранить спокойное лицо и не срываться на скандал прямо в клинике.

– Ладно, дома поговорим. Сейчас главное – спасти жизнь этой бедной девочки… Какая группа крови у неё, говоришь?

Аркадий назвал точные данные, которые ему передал врач. Мужчина молча прошёл в кабинет хирурга, и сказал ей:

– Я по поводу Анастасии Мельниковой. Ей нужно переливание, а донора сейчас нет…

– Всё верно, — кивнула женщина в белом халате, — У вас есть на примете кто-то, с такой же группой? Может быть, родственники?

– Я сам, — быстро ответил бизнесмен, — Доктор, времени мало, но если это может помочь Насте – я готов сделать всё, что требуется…

Тогда врач сделала экспресс-тест на определение всех показателей крови, и убедившись, что всё в порядке – Леонида Юрьевича поместили в палату к роженице, положив его на соседнюю койку.

Переливание прошло успешно, и бизнесмен улыбнулся счастливо, видя, как возвращается на щёки его несостоявшейся невестки лёгкий румянец.

«Вот и славно, — думал он про себя, — Будет у детишек мама…».

– Удивительное дело, — покачал головой чуть позже специалист из лаборатории, проводивший анализ крови Леонида Юрьевича, — У вас, с этой молодой женщиной, практически все пункты из списка основных кровяных элементов сходятся. Вы, случаем, не роднёй друг другу приходитесь?

– Нет, это исключено, — ответил бизнесмен, — Эта женщина – моя невестка, и только.

Врач посмотрел на него как-то странно.

– Всё-таки, на вашем месте – я бы сдал дополнительный тест на определение степени родства. Мало ли что…

Бизнесмен нахмурился, но всё же решил сделать анализ. Каково же было его удивление, когда тест ДНК показал, что они с Настей отец и дочь!

– Как же такое может быть?.., — задумался поражённый Леонид Юрьевич, а уж потом его осенило. — Тома!

Бизнесмен вызвал Тамару по телефону, и та быстро приехала на такси. Когда и она сдала такой же тест, и выяснилось, что Анастасия – её дочь, та самая, которую она много лет назад оставила в роддоме – женщина, чуть было, сама не лишилась чувств.

– Настенька, боже ты мой! – Причитала она, глядя через стекло на спящую молодую мать. – Вот тебе и обрела в сорок лет – и дочку, и внуков!..

Получалось, что Настя, сама того не ведая, помогала собственной матери, которая и подарила ей то самое, «фамильное» кольцо, с инициалами обоих её родителей. Аркадий же приходился новоиспечённой мамочке единокровным братом, чему несказанно обрадовался: теперь он мог, без зазрения совести, помогать своей сестре, и не чувствовать себя виноватым перед собственными родителями.

Когда Анастасия пришла в себя, и ей обо всём рассказали пришедшие в палату отец, мать и единокровный брат – бывшая нищая даже не смогла сразу во всё это поверить. Кто бы мог подумать, что, проведя бОльшую часть жизни без какой-либо помощи и близких – Анастасия, внезапно, смогла обрести самую настоящую семью!

– Поверить в это не могу, — тихо пробормотала она, а у самой из глаз уже лились слёзы счастья. – Значит, вы с Леонидом Юрьевичем – мои настоящие мама и папа? А Аркадий – получается – мой брат??

– Да, именно так, — заверил её бизнесмен, — Как только ты поправишься, мы заберём тебя в наш дом, вместе с детьми. Места там на всех хватит, не переживай. Будешь с Аркашей, вместе, с детьми возится – ему полезно потренироваться заранее, перед свадьбой. Правда, сынок?

Отец многозначительно посмотрел на сына, и Аркадий понял, что ему всё же придётся встретиться с Лерой…

Светлана Викторовна, которая, в тот момент, была в гостях у подруги, в соседнем городе – узнав обо всём по возвращении – не стала упрекать любимого супруга за внезапно нашедшегося ребёнка. Она была мудрой женщиной, а потому спокойно приняла всё так, как оно было – тем более, она уже настолько привыкла к Насте, что только была рада, когда узнала, что женщина с детьми – будет жить вместе с ними.

Для Тамары – Леонид Юрьевич купил отдельную, новую и комфортабельную квартиру, куда Настя могла приходить в гости вместе со своими детьми – сыновьями Петенькой и Фёдором. Тамара была безмерно благодарна Леониду Юрьевичу за лечение и за то, что помог ей обрести их потерянную Настеньку. Анастасия же простила мать за ошибку. Она была счастлива, что Тамара понемногу обретает утраченное здоровье, и каждый день благодарила Бога за то, что тот дал ей возможность найти свою мать.

Что же до Аркадия, то он, всё-таки, женился на Лере. Из-за истории с единокровной сестрой, молодой человек во многом пересмотрел приоритеты, и решил попробовать получше узнать дочь Самуила Яковлевича. К его немалому удивлению, девушка оказалась очень интересной и многогранной личностью – учёба за границей во многом изменила и расширила её кругозор, так что Аркадий моментально влюбился в эту стройную, начитанную и элегантную молодую леди, стоило им встретиться в романтической обстановке и провести вместе несколько незабываемых вечеров…

Сама Анастасия также, через некоторое время, нашла своё счастье – она полюбила полицейского, в котором нашла свою «вторую половину». Иван – так звали молодого человека, тоже полюбил девушку, и, кроме того, прекрасно поладил с её детьми. Свадьбу Аркадий и Настя, со своими спутниками, играли в один день. Это было самое красивое и душевное торжество, запомнившееся гостям на долгие годы вперёд.

Вся семья теперь жила счастливо, а сама Анастасия, наконец-то, смогла оправиться от тяжёлых воспоминаний своего «уличного» прошлого: она открыла собственный приют для бездомных, и стала работать в нем заведующей, помогая людям, что каждый день нуждались в помощи, попавшим в тяжелые жизненные обстоятельства– как, когда-то, и она сама…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Милая бабушка грустная смотрит
У моей мамы стремительно едет крыша

У моей мамы было девять братьев и сестер, семья была бедная, в ней царила гнетущая атмосфера отсутствия любви и тепла....

У моей мамы было девять братьев и сестер, семья была...

Читать

Вы сейчас не в сети