Красивая женщина 40, 50 лет деревня

Наслаждаться каждым днём, и жить для себя…

Наталья всегда вставала в пять часов утра, даже раньше будильника. Эта привычка выработалась за долгие годы. Раньше она просыпалась ни свет, ни заря, чтобы успеть приготовить завтрак дочери и мужу, собраться на рынок. Там надо было протереть полки, разложить товар.

Почти десять лет Наталья работала продавцом на рынке в небольшом рабочем посёлке. Торговала солёной рыбой, овощами, крупами, сладостями — всем подряд. Это ещё было в начале двухтысячных. А потом рынок разогнали, его купил какой-то толстосум, организовал там то же самое, только со звучным названием — торговый центр. И цены за аренду накрутил в несколько раз. Многие тогда торговцы разорились. А Наталья, сцепив зубы, решила биться в одиночку. Сходила к нужным людям, заняла денег. Рисковала, конечно, но что делать? Нужно было дочку поднимать, на мужа особой надежды не было.

Костя работал на местном заводе, где электроды делали. Это в советские годы завод преуспевал, но с двухтысячные сдулся, заказов не было, работники по полгода зарплаты не получали. Многие мужики на Север подались, а Костю всё устраивало. Он считал, что стаж идёт — и ладно. А еду жена принесёт.

Наталья мужа любила, а потому и терпела всё. Да и как его бросишь? Потом как дочке в глаза смотреть? Мол, лишила её отца. Так вот заняла Наталья денег, арендовала небольшой вагончик, в нем и продолжила торговать. С учётом того, что конкурентов меньше стало, товар быстро расходился. Смогла Наталья укрепиться. Вначале долг отдала, потом развивать свой бизнес начала. И вот сейчас у неё продуктовая лавка, строительный магазин, а ещё год назад она кафе открыла на привокзальной площади. Получилось всё у Натальи! Только ушло на это ещё добрый десяток лет.

Сейчас ей чуть за сорок, дочка-красавица выросла, Настя поступила в университет железнодорожного транспорта. Немного не хватило баллов на бюджет. Но Наталья сразу дочку успокоила: и платно вытянем! Конечно, вытянет, куда она денется. Наталья за эти годы стала не женщиной, а тягачом. А муж?

А муж так и живёт — тихо, скромно. Всё ещё числится на умирающем, но не умершем заводе. Наталью это даже в чём-то устраивает: по крайней мере, Костя чаще дома бывает. И еду приготовит, и одежду в стиральную машинку закинет. Раньше это вообще выручало, когда Настя в школе училась. Дочка хоть под присмотром. Сейчас Настя уехала в областной центр. А Костя также хозяйничает по дому. Ну и ладно…

В то утро Наталья проспала впервые в жизни. Григорий Лепс из будильника в телефоне спел уже раз пять свою песню про лучший день, а женщина всё никак не могла открыть глаза. Какая-то усталость навалилась и не отпускала её из сонного царства. Костя рядом недовольно закопошился.

— Наташ, ты не проспишь? — услышала она его недовольный голос.

— Встаю, встаю, — пробормотала она.

Усилием воли Наталья переместила своё тело в горизонтальное положение, немного посидела, превозмогая желание вновь упасть на подушку, потом вздохнула, потрясла головой, накинула халат и поплелась в ванную. А муж продолжал сладко похрапывать. В ванной Наталья посмотрела на себя в зеркало. Что-то в последнее время она неважно стала выглядеть. Осунулась, под глазами круги какие-то. А ещё эта вечная горечь во рту и мерзкая слабость, которая словно зажала её в крепкие тиски и не отпускает.

— Да, мать, наверное, пора пройти эту диспансеризацию, — сказала себе Наталья и забралась в ванную.

Под струями тёплой воды ей немного полегчало, мысли прояснились. Женщина вспомнила, что сегодня ей надо с утра успеть встретиться с поставщиком мяса, потом нужно позвонить в СЭС, ещё пожарники достали — всё в её строительном магазине подвох ищут. Взятку что ли хотят? И прямо не спросишь, чтобы хуже не было. В общем, дел много.

— Подождёт диспансеризация, — бодро сказала Наталья, растираясь полотенцем, — я и так каждый год медосмотр прохожу!

И потом весь день в делах. Наталья даже и забыла о своем недомогании, но вечером, подъезжая к дому, вновь ощутила приступ слабости, ещё и подташнивало.

На следующее утро опять всё повторилось: тяжело просыпалась, слабость. И вновь мысли об обследовании, которые вскоре отодвигались на задний план. В больницу Наталья всё же попала где-то через месяц. Просто в кафе потеряла сознание. Буквально на несколько секунд, но всё же. Персонал во главе с властной поварихой тётей Валей слушать её не стали, вызвали скорую. В больнице у Натальи взяли анализы, посмотрели, послушали и отпустили, на прощание сказали пить витамины.

— Когда придут результаты анализов, мы позвоним, если что, — пообещал доктор.

Это «если что» Наталья не восприняла всерьёз. Пошла в аптеку, купила самые лучшие витамины, какие-то пищевые добавки, успокоительных взяла. Этим и стала лечиться. А доктор позвонил, как и обещал, и срочно попросил к нему прийти на прием, без записи, прямо сейчас. Его тон встревожил Наталью, и она решала не откладывать всё в долгий ящик, прямиком в поликлинику направилась.

— Очень плохой результат на онкомаркеры, — сказал ей врач, — вам надо срочно обследоваться.

— Хорошо, обследуйте, — голос Натальи немного дрогнул, но ей всё ещё не верилось, что всё так плохо.

— Я выпишу направление в областной онкодиспансер, там пройдёте обследование.

У Натальи побежали мурашки по спине только от одного слова «онкодиспансер». Она прекрасно знала, что это за заведение. Туда она раньше возила отца, потом маму. Оба умерли, не спасли их…

— Доктор, а что у меня может быть? — глухо спросила женщина врача.

— Не могу сказать. Надо делать МРТ, томографию, колоноскопию и ещё ряд обследований, в общем, готовьтесь и морально, и материально.

— А потом? Операция? — Наталья со страхом посмотрела на доктора.

— Будем надеяться, — ответил врач и опустил голову, — вы поймите, сейчас важен каждый день, не затягивайте.

— Но я ведь совсем недавно стала себя неважно чувствовать, да и каждый медосмотр прохожу, — залепетала Наталья, чувствуя, что вот-вот и заплачет.

— Вы поймите, есть такие опухоли, которые долгое время никак не проявляются, а потом, потом… — врач вздохнул и посмотрел Наталье в глаза, — в общем, собирайтесь в город. Будем надеяться, что мы не опоздали.

Наталья вышла из кабинета врача на ватных ногах. Она уже не думала ни про кафе, ни про проверки, ни про товары. В голове звенела фраза доктора: «Будем надеяться»… Женщина села за руль своей старенькой Тойоты и замерла. Куда ей сейчас? На работу не хотелось, там и без неё работники справятся. Домой? Костя ещё спит. И почему-то ей совсем не хотелось делиться с ним последними новостями. Она прямо уже представляла недовольную физиономию мужа — мол, глупости придумываешь, врачам этим лишь бы деньги тянуть. Да, Костя считал, что у неё всё легко и просто, что она каменная.

Наталья покрутила телефон. Кому позвонить? Дочке? Насте всего двадцать один год, маленькая ещё. Да к тому же сейчас у неё как раз экзамены. Незачем дочку расстраивать. Подруг у Натальи не было. Так уж сложилась, что она все эти годы только работала, работала, не до праздного общения. Оставалась только младшая сестра. Татьяна работала в школе, трое детей у неё, муж в пожарной части служит. Иногда сестра занимала у Натальи денег, та никогда не отказывала. Правда, Татьяна иногда забывала про долг. Ну, да ладно, родные же люди. Да, только с сестрой Наталья могла поделиться своей бедой. Но не успела она и двух слов сказать, как Татьяна затараторила в трубку — о том, что ей урезали зарплату, муж разбил машину, а младшему Стёпке брекеты ставить надо.

— Наташ, хорошо, что ты позвонила, а то я сама всё не решалась. Займёшь на брекеты? Это срочно надо. — выпалила под конец своего монолога Татьяна.

— Наверное, сейчас не смогу, — неуверенно произнесла Наталья, — у меня самой проблемы. Может, кредит возьмёшь?

— Ой, да какие у тебя проблемы, — тут же надулась сестра, — так бы и сказала, что не хочешь. Кредит! Легко тебе говорить! Пожила бы как мы, с копейку на копейку перебиваясь. Зазналась ты, Наталья.

И трубку бросила…

А Наталья всё слушала короткие гудки, и только была одна мысль — вот и поговорили…

Она поехала домой.

Да, Костя ещё спал. Она зашла в спальню, села напротив кровати в кресло и задумчиво смотрела на спящего мужа. А ведь всё-таки она его любит. Хоть и лентяй её Костя отменный. Но самый близкий ей человек.

Муж открыл глаза и вопросительно посмотрел на жену.

— Ты ещё не уехала? — потягиваясь, спросил он.

— Я уже вернулась, — тихо ответила она, — Костя, я в больнице была, меня в онкодиспансер направляют.

— Зачем?

— Похоже, у меня онкология…

Муж резко сел, протёр глаза, помолчал.

— Наташ, ну, ты это, лечись давай, — как-то невнятно произнёс он.

Вот и всё его сочувствие…

Наталья только кивнула в ответ и вышла из спальни. Она направилась в сад, в её любимый сад. Здесь много лет назад своими руками Наталья посадила яблони, вишни, сливу. Теперь это был настоящий фруктовый сад. Сейчас, в июне, все только завязалось, а вот в сентябре тут будет рай! Вкусный рай!

Наталья бродила меж деревьев и с болью осознавала, что возможно и не увидит она в этом году урожая. Она неслышно зашла в дом и услышала громкий шёпот мужа, он с кем-то разговаривал по телефону.

— Да я тебе говорю, рак у неё! Врачи сегодня сказали! — почти радостно сообщал Костя кому-то, — в город собирается. Так что, зайка, скоро нам никто мешать не будет встречаться… Ну, ты не торопись. Время покажет. Может и помрёт. Весь её бизнес тогда моим будет!

Услышав это, Наталья так и замерла. Это что получается? Муж, её родной человек, оказался предателем? Ни капли сочувствия, участия. Он просто ждёт её смерти. И с кем он разговаривает? С какой-то зайкой? То есть у него есть любовница?

Выяснять отношения у Натальи не было сил, она вышла из дома, села в автомобиль и поехала вдоль улицы. Куда, зачем? Она не знала…

Пришла в себя, когда оказалась далеко за посёлком, рядом с небольшим берёзовым околком. Наталья вышла из машины, подошла к стройной берёзке, обняла её и, наконец, заплакала. Все слёзы, которые она копила годами, вдруг хлынули потоком. Для чего она жила, зарабатывала? Да, чтобы дочь ни в чем не знала нужды. А Костя? Он только пользовался ею, а она даже не замечала, что он завел себе кого-то на стороне. И что теперь? Ну, съездит она в больницу, может быть, прооперируют её. А потом?

Наталья прекрасно помнила, как тяжело было отцу после операции и химиотерапии. Потом тот же путь повторила мама. И именно Наталья была с ними рядом всё время, разрываясь между работой и родителями. А конец был один. И это страшно. А кто ей поможет после операции? Изменник-муж или сестра?

Костя ждёт её смерти, а сестра, как и тогда с родителями, сошлётся на свою вечную занятость. Настя? Зачем дочке всё это видеть?

Наталья только представила, как её тело будут кромсать операциями, потом химиотерапией, и её сознание тут же восстало против: нет, она не будет проходить этот путь. Ведь ей известно, как это кончается. Вот так, обнимая берёзку, изливая ей своё горе, женщина решила: к врачам больше обращаться не будет, сколько суждено, столько и проживёт.

В посёлок она возвращалась уже с определенным планом. Первым делом заехала к своему давнему конкуренту. Александр Данилович много лет ей ставил палки в колёса, когда она открыла кафе, так вообще взбеленился. Натравливал на неё все надзорные службы. Но всё напрасно. Много раз бизнесмен предлагал купить её магазины, потом и кафе в придачу. Наталья только усмехалась. А вот сейчас она ехала с предложением о продаже. Александр Данилович удивился, увидев гостью, а когда услышал смешную цену за всё, заподозрил неладное.

— В чем подвох? — прямо спросил он.

— Всё чисто. — покачала головой Наталья и, помолчав, призналась, — заболела я сильно. Пока силы есть, хочу всё продать. Не на кого же бизнес оставить. На Костю надежды нет.

— Костя твой подлец! — в сердцах произнес Александр Данилович, — столько лет у тебя под носом с Катькой Зарубиной шашни крутит…

Он вдруг осёкся, понимая, что болтнул лишнее. А Наталья только грустно усмехнулась. Катька — это же её продавщица в строительном магазине. А она ничего не замечала…

— Данилыч, об одном попрошу, пусть никто о нашей сделке пока не знает. Косте, в первую очередь, сюрприз будет.

— Понял, — кивнул в ответ бывший конкурент и как-то жалостливо посмотрел на женщину, — Наташ, может тебе помощь ещё какая нужна? Ну, врачей найти хороших. Я могу поспрашивать, у меня сын в городе врачом работает. Он, правда, травматолог, но всё равно подскажет, к кому обратиться.

— Спасибо, Александр Данилович, но не надо. Я сама… И про болезнь мою пока не говори никому, пожалуйста…

Старый бизнесмен вновь кивнул. А Наташа впервые в жизни посмотрела на него другими глазами: её недруг единственный, кто протянул ей руку помощи. Вот и пойми, кто в этой жизни тебе настоящий враг…

Вопросы о продаже бизнеса были улажены в течение недели — Наталья и Александр всё сделали по-тихому, даже в другой район ездили для оформления документов. А когда все узнали об этом, Наталья была уже далеко. Она уехала, сказав мужу на прощание, что отпускает его.

— Ты лечиться? — деловито спросил Костя.

— К любовнику, — усмехнулась Наталья.

И Костя поверил. Он даже попытался устроить скандал, но Наталье не было на это сил. Она взяла с собой самое необходимое, села в свою машину и нажала на газ. Уже по дороге ей позвонила разгневанная дочка. Настя кричала что-то о предательстве, призывала мать одуматься. Оказывается, Костя уже пожаловался дочке на легкомысленность матери, о любовнике, которого, якобы, завела мать, упомянул.

— Настя, я оплатила последний год твоего обучения. И ещё на твоём счету приличная сумма, хватит на несколько лет, — не слушая обвинения дочери, произнесла Наталья, — сумей воспользоваться этими деньгами правильно. Я люблю тебя, доченька!

И Наталья отключила телефон, а потом выкинула его по дороге. Ничего ей не надо больше. И всё это общение лишь больше ранит.

Она ехала в старый домик в заброшенной деревушке. Там раньше жила её бабушка. Наталья была неуверенна, цел ли дом. С собой был самый минимум вещей, подушка, одеяло, немного продуктов, взяла и обезболивающих — на всякий случай…

Впрочем, ей много всего и не надо. Она, наверное, и до зимы не доживёт. Так думала Наталья…

В деревушке той жизнь едва теплилась, всего пять дворов осталось, одни пенсионеры свой век доживали. Домик бабы Зины оказался почти цел. Обветшал, конечно, крыша прохудилась, стекла в окнах кое-где лишь остались, да и печка развалилась. Наталья смотрела на всё это и понимала, что работа ей огромная предстоит. Да и вряд ли одна справится. Но немногочисленные соседи, которые вспомнили её, пришли на помощь. Дед Григорий печку сложил, сына своего из другой деревни позвал — тот крышу залатал, окна починил, где застеклил, где клеёнкой забил.

Наталья и этому была рада. Убирала в доме, мыла. К её радости, там и кровать сохранилась, и стол, и стулья, даже посуда кое-какая была. А ей теперь много и не надо. Днями она приводила дом в порядок, вечерами сидела на крылечке, заварив чай из листьев одичавших малины и смородины в бабушкином огороде. Наталья смотрела на небо, вдыхала чистый воздух и вспоминала свою жизнь. И нередко плакала. Жалко ей было себя. Для чего жила, для чего столько сил и здоровья положила? Только и остались у неё вот этот ветхий домик, да старенькая машина — так и не поменяла её, экономила.

Одно радовало: дочку вырастила, ей всё достанется. Очень скучала она по дочке, хотелось увидеть её, обнять. Но тут же одёргивала себя — не надо Насте видеть её сейчас. Скоро начнутся боли, а там агония. Наталья знает, каково это видеть страдающего родного человека, когда помочь не в силах. Уж лучше пусть дочка обо всём узнает, когда всё кончится. Про мужа и не думала. Только сейчас она поняла, насколько он ей безразличен. Пусть живёт, как знает.

Наталья ждала смерти. Но та никак не приходила. Наступила осень, потом зима. Соседи дали овощей, угля и дров Наталья купила. Дед Григорий регулярно снабжал её то зайчатиной, то куропатками — ещё тот охотник! А баба Дуся корову держала, так до самого нового года Наталья была с парным молочком. Наталья всё норовила хоть какую-то денежку соседям сунуть, а они ругались только. Мол, мы от чистого сердца, не барышники какие-нибудь.

Наступила весна…

А Наталья всё жила. Женщина с удивлением поняла, что за время, проведённое в деревне, она стала чувствовать себя просто отлично. Ничего не болело, посвежел цвет лица, горечи во рту не было. Неужели болезнь отступила? Но так не бывает! Наталья прислушивалась к себе — похоже, что бывает. Да, ничего не болит!

А в июле по грунтовой заросшей дороге пропылил автомобиль. Он проехал вдоль всей деревенской улицы, развернулся и остановился около дома Натальи. Из автомобиля вышел незнакомый парень, а следом за ним выпорхнула Настя.

— Мне кажется, это тут! — в волнении сказала девушка, сравнивая дом с изображением на фотокарточке, которую она сжимала в руке.

И тут из веранды выглянула Наталья.

— Мама, мамочка!— вскричала Настя и со всех ног бросилась к Наталье, — Родная моя! Наконец-то я тебя нашла!

Мать и дочь обнялись и обе плакали, от счастья. А потом Настя рассказала, что после того, как Наталья исчезла, отец узнал о продаже бизнеса. Был очень зол, всякие гадости про жену говорил. Мол, уехала тратить свои деньги на любовника. Настя поначалу верила. Обида была на мать. А потом увидела счёт в банке на своё имя, и закрались первые сомнения: если мама уехала с любовником, то на какие деньги? Она попыталась что-то узнать, но никто ничего не знал. Тётя Таня предположила, что богача сестра нашла. А потом ей позвонили из поликлиники. Доктор сказал, что отец не захотел его слушать.

— Понимаете, — волнуясь, произнёс доктор, — перепутали анализы. Ваша мама здорова. У неё просто было переутомление.

Так Настя узнала об ошибочном диагнозе. И она всё поняла! Мама ушла, ничего не сказав, чтобы не огорчать её. Девушке стало так больно и стыдно! Она ведь обвинила мать чёрт знает в чем. Отцу поверила. А ведь это он матери изменил, об этом уже все в посёлке знали и Насте доложили. Всё это время Настя искала Наталью — по знакомым, друзьям, даже в полицию обратилась. Всё зря. А кроме этого в университете был самый ответственный год — защита диплома. Девушка разрывалась между поисками мамы и учёбой. И вот диплом на руках. Рядом появился хороший парень — с Артёмом у них любовь…

И вот Артём предположил, что Наталью надо искать где-то поблизости. Ведь денег больших у неё не было с собой, всё Насте оставила. И тут Настя вспомнила про дом прабабушки. Сама она там никогда не была, слышала о деревне только от мамы. Но этой деревни, наверное, уже и в помине нет! Артём предложил проверить. Настя с трудом вспомнила название населённого пункта. Отца просила помочь, но тот только рукой махнул. У него любовь с Катериной, живут теперь вместе. Нашла Настя фотографию, где маленькая Наталья запечатлена на фоне домика в той самой деревушке. И поехали с Артёмом!

Наталья слушала дочь и не могла поверить: она здорова? Это чудо какое-то.

— Да, мамочка, врачи ошиблись! — и плакала, и смеялась Настя.

А вместе с ней и Наталья.

Вскоре вернулись они в родной посёлок. Наталья выгнала Костю с его любовницей из дома, подала на развод. Костя что-то хотел отсудить, но ничего у него не вышло, так и живёт теперь с Катериной, в грузчики пошёл работать. А Наталья, пройдя все испытания, поняла: не нужен ей ни бизнес, ни любовь, ей просто хочется спокойствия. Теперь она будет наслаждаться каждым днём, и жить для себя. Настя вскоре вышла замуж. А Наталья осталась жить в посёлке. Александр Данилович звал её в компаньоны, но она отказалась. Решила заняться тем, что будет её радовать и приносить небольшой доход — тортики печь на заказ. А что? Ей много и не надо! Главное, что жизнь продолжается.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Деревенская женщина с косой
Любить по-настоящему

Галя всегда знала, что у мужа очень опасная профессия, но она понимала на что шла, когда решила стать женой человека,...

Галя всегда знала, что у мужа очень опасная профессия, но...

Читать

Вы сейчас не в сети