Милая красивая девочка с розовыми волосами

Человек может сделать всё, если в него хоть кто-то поверит

Инна Олеговна, учительница русского языка и литературы, оторвалась от журнала и окинула взглядом класс. Дети корпели над тетрадями. Они все были разными, но каждого Инна любила. Вот, Парамонов, едва кончиком носа по страницам не водил, так старательно корпел над сочинением. А Вова пытался скосить глаза в работу соседки по парте и списать. Он так старался, что учительница начинала переживать за его зрение.

-Барсуков. – Позвала она Владимира по фамилии, пряча улыбку. – Тема нашего сочинения – «Цель в жизни». Вы должны ответить на вопросы: Почему у человека должна быть цель в жизни? И какие цели вы сами ставите перед собой?.. Я очень удивлюсь, если прочитаю в твоей работе, что ты хочешь быть парикмахером, как Даша.

Класс засмеялся. Вова понял намёк и постарался изложить свои собственные мысли и планы на жизнь.

Инна улыбнулась, а затем перевела взгляд на пустующее место. Четвертая парта у окна. Там сидела Валерия Абрамова. Только вот от девочки уже неделю не было новостей. Обычно родители учеников предупреждали, если ребёнок заболевал, или уезжал на соревнования, да только Лера просто пропала. Её мама трубку телефона не брала. Другие учителя тревогу не били, называя девочку пропащей.

Да, Абрамова была сложным подростком. Училась она плохо, едва вытягивали предметы на тройки, и то, после угроз учителей оставить её на второй год. Не потому что она была глупая! Инна читала её сочинения, глубокие и интересные. Просто у девочки словно не было интереса грызть гранит науки. Ученица редко выполняла домашние задания, зато была виртуозна и изобретательна, выдумывая отговорки для учителей. То её младшая сестра разила на тетрадку сок, то инопланетяне украли портфель…

Лера красила волосы в розовый, носила рваные джинсы и частенько проводила время с друзьями. Они сидели в подъездах, со всеми атрибутами: банки с энергетиками или химозными коктейлями, а также сигаретами. В общем, репутация её хромала на обе ноги. Только вот, не смотря на это, Лера не пропускала занятия. Вообще никогда не прогуливала. Она всегда сидела за партой и, подперев кулаком подбородок, печально смотрела в окно. Порой её ловили за тем, что она слушала музыку, вместе объяснений учителя. А теперь она пропала…

-Никто не видел Абрамову? – Спросила Инна, отвлекая детей от работы. – Может, кто-то общается и знает, почему она не ходит?

Дети переглянулись, покачали головами.

-Она общается со старшеклассниками. – Подала голос Юля Попова. – У неё есть лучшая подруга из десятого – Светка Мышкина, можете у неё спросить.

Учительница кивнула и попросила детей возвращаться к тетрадям. Сама же она крепко задумалась…

В тот же день, после уроков, Инна Олеговна пошла домой к Лере. Девочка жила в типичной для района серой хрущёвке, на первом этаже. Дверь ей распахнул мужчина в распахнутой на груди рубашке и трусах. При этом собственный вид ничуть не смущал хозяина дома.

-Здравствуйте. – Улыбнулась Инна.

-В Бога я не верю, говорить о нём не хочу. Покупать ничего не буду. Счётчики у нас уже проверяли. – Отрапортовал негостеприимный хозяин и попытался закрыть дверь перед носом гостьи.

Инна оторопела, но быстро поставила руку, мешая ему:

-Вы меня не поняли! Я ничего не продаю. Я – учительница Леры, Инна Олеговна. Вы же её отец, верно?

Лицо мужчина исказилось:

-Отчим. Анатолий Игоревич. – Выплюнул он, обдавая Инну перегаром. – Блин, что эта девка натворила опять, а? Сладу с ней нет! Вернётся домой – уши надеру! Лошадь вымахала, на ней бы пахать и пахать, а она сбежала, представляете? Оставила меня нянчиться с мелкой! Дармоедка неблагодарная. Где она, кстати? Чего не привели?

Инна оторопела и выдохнула:

-Что? То есть, вы не знаете, где ваша дочь… Ой, падчерица.

Мужчина пожал плечами:

-Да уже несколько дней нет, неделю, может. Она, зараза такая, сбежала через окно. Через окно, как домушница! Мне что, решётки ставить, как в тюрьме? – Он почесал подбородок, а затем добавил. – Не плохая идея, кстати.

-Но почему вы молчали?! – Громко воскликнула Инна, и ее голос эхом разошелся по подъезду. – А где же её мама? Почему не обратилась в полицию? Девочка же пропала! Вдруг с ней что-то случится?

-Да что с ней может случиться… — Буркнул мужчина. – Шляется по подворотням, отлынивает от домашних обязанностей, вот и всё. Не хочет за младшей сестрой следить.

Инна не верила своим ушам. Такое наплевательское отношение к судьбе дочери, пусть и неродной, ввергло её в шок.

-А где её мама? – Повторила учительница, надеясь хоть на какую-то поддержку.

-Ира работает. – Отмахнулся он. – Некогда ей за девкой следить.

Картина постепенно вырисовалась в сознании Инны. Мама работает, тянет на себе семью. Мужчина ходит по дому в трусах среди бела дня, и от него ощутимо несёт алкоголем…

После такого разговора Инна пошла прямиком в полицейский участок. Мысли с делами у учительницы никогда не расходились. Объяснив ситуацию и написав заявление о пропаже ребёнка, она осталась, чтобы дать ещё одни показания. К этому времени на допрос пригласили её нового знакомого – Николая Игоревича. Мужчина пришёл в участок с ребёнком, девочке, на вид, было лет пять. Однако присутствие дочки не мешало ему орать, как оглашённому:

-Лерка – ужасный ребёнок, который когда-нибудь попадёт в колонию! – Плевался он слюной. – Я то причём? Она даже не моя дочь. Я делал всё, что мог, чтобы растить из неё человека!

Инна прошмыгнула мимо него, опасаясь быть замеченной. Она боялась, что мужчина выльет свой гнев и на неё…

Шло время, но Леру найти не могли. Инна не понимала, почему? Либо полиция прислушалась к рассказам отчима, какая его дочь безалаберная, и решила, что ситуация недостойна внимания, либо Лера, действительно, исчезла. Только вот учительница не могла ни есть, ни спать. Каждый день, когда она видела пустое место Валерии, то испытывала тревогу.

Сама Инна тоже росла в неблагополучной семье. В однушке уживались она, мама, брат и бабушка. Было сложно, и вскоре мама сломалась. Начала много пить, пропадать. Пыталась приводить домой любовников и собутыльников, только бабушка спускала их с лестницы. Потом бабушки не стало, поэтому мама заявила свои права на квартиру и почувствовала себя хозяйкой. Стало совсем плохо. К счастью, история эта имела хороший конец. Сестренка попала в больницу и мама за неё испугалась. Она долго была с ней, успела протрезветь и одуматься…

Так мама смогла выкарабкаться, взяла себя в руки. Их жизнь, постепенно, наладилась. Инна и сестра выросли хорошими людьми. Только сейчас, увидев отчима Леры, женщина словно вернулась в собственное прошлое. Те годы, когда было тяжело, больно, душно, тошно, одиноко…

Прошла ещё неделя.

В пятницу дети были особенно шумными, ведь впереди их ждали каникулы, а каторга и экзекуция домашними заданиями временно закончились. В этот день Инна вела литературу у десятого «Б», там она заметила Светлану Мышкину и вспомнила, что её называли подругой Леры. После урока она подошла к Свете и её друзьям, которые уже спешили закинуть учебники в сумки и сбежать из школы.

-Света… — Позвала ее учительница. – Скажи, ты видела Леру? Не знаешь, где она?

Старшеклассники замялись и переглянулись. Коротко, но этого Инне хватило, чтобы понять: они ей соврут, но что-то знают.

-Нет, не видела. Давно уже. – Отвела глаза Света.

-Что ж… Если увидишь, скажи, что я волнуюсь. – Сказал учительница. – Её ищет полиция, это не шутки.

Света снова посмотрела на одноклассников, кивнула. Они попрощались и вышли из класса. Инна подождала минуту, а затем, схватив сумку, бросилась за ними.

«-Вот ещё… — Ругала она себя, осторожно преследуя своих учеников. – Только роль Джеймса Бонда я на себя ещё не мерила. Увидит кто, так засудят!».

Однако отступать она не собиралась. Женщина следила за группой учеников, и те привели её к подземному переходу. Оттуда доносилась музыка. Кто-то играл на гитаре, а затем Инна услышал знакомый голос…

Голос Леры…

-Боже мой… — Ахнула женщина, заметив свою ученицу.

Лера стояла рядом с парнем, по возрасту – уже студентом, который перебирал струны. Она пела, причём, красиво и вдохновенно. Третий парень бегал между прохожими с шапкой и предлагал им заплатить за зрелище. Он подбежал и к Инне Олеговне:

-Прекрасная дама, не сочтите за грубость, но уличным бардам тоже хочется кушать… Поделитесь звонкой монеткой? – Буквально промурлыкал блондин.

Инна полезла в сумку и, достав купюру из кошелька, бросила в шляпу. Блондин рассыпался в комплиментах, но она не слушала и уверенным шагом пошла к девочке. Лера уже закончила песню и болтала с подругой. Света как раз рассказывала, что её искала учительница:

-Русичка нас допрашивала. – Делилась она эмоционально. – Я даже струхнула, когда она про полицию сказала.

-Да нет никакой полиции… Надо же, чтобы мои родители заявление написали. А им – плевать с высокой колокольни, на каком я свете нахожусь. – Сморщила нос Лера.

-Ты ошибаешься, Лера. Подать заявление о пропаже человека может кто угодно. – Сказала Инна, привлекая к себе внимание сплетниц.

Девочки замерли и резко побледнели. Светлана пискнула испуганно, а затем быстро затараторила:

-Инна Олеговна! Я… Я просто обещала Лере не рассказывать, что она на нашей даче живёт! Ну, не могла же я подругу предать?! Я же не крыса!

Учительница покачала головой:

-Порой помогать – это не во всем поддерживать человека, слепо доверяя его решениям. Они не всегда верные. – Сухо произнесла она. – Помощь другу – это его спасение, Света. Даже если он этого не хочет.

Затем она посмотрела на хмурую, насупившуюся Леру:

-Я домой не вернусь. – Сказала она решительно. – Даже не просите.

-А ко мне домой пойдёшь? – Спросила Инна Олеговна, чем удивила Леру.

-Зачем? – С подозрением спросила девочка.

-Чай попьём. Пирожные купим. Я хочу поговорить с тобой, прежде чем это сделает полиция. – Сказала Инна решительно.

Она не собиралась потакать капризам ребёнка и оставлять её в переходе, зарабатывать деньги песнями.

Валерия поняла, что выхода у неё нет. Поэтому поплелась за учительницей. Инна действительно зашла в кондитерскую и велела Лере выбрать пирожные. К её удивлению, Лера поскромничала. Она, краснея, ткнула на самое дешёвое. Инна взяла разных и много. Дома она накормила девочку горячим супом. Лера его ела с волчьим аппетитом.

-Что ты ела, пока не была дома? И где жила? На даче у Светы? – Поинтересовалась Инна.

Девочка кивнула, вытирая лоб. Она так старалась, уплетая борщ, что вспотела:

-Да разное ела… Макароны, сосиски, в основном. Бомж-пакеты, печенья. Там же только чайник у них и старинная плита. Я к ней подходить боялась, чтобы дом не сжечь. Макароны в чайнике варила.

-Почему ты сбежала из дома? – Напрямую спросила учительница. – Только не ври, Лера. Поверь, я на твоей стороне. Я хочу тебе помочь.

Валерия посмотрела на блюдо с пирожными. Она давно не ела таких вкусностей.

-Я и раньше домой приходить не любила. – Поделилась девочка, после паузы.

-Из-за отчима? – Догадалась Инна.

Лера кисло ухмыльнулась и кивнула:

-Да. Он ужасно ко мне относится. Всегда орёт, ругает… По его версии, я ни на что не гожусь и окончу жизнь в канаве или на панели. Хотя кто из нас – пустое место, так это он. Взрослый мужик, обе руки на месте, а сидит дома, висит на шее моей матери. Присосался, как пиявка… — Зло произнесла Лера. – Он часто и много пьёт. Точнее… Он пьёт вообще всегда, говорит, что для вдохновения. Напивается в стельку – реже, но трезвым не бывает.

-Он всегда дома? – Спросила учительница, наливая девочке чай.

-Ага. – Кивнула та. – Мнит себя художником. Говорит, что он – творец, но его пока что не принимает мир… В общем, всякий бред несёт. Ищет вдохновение на дне бутылки. То есть он не работает, а ждёт, пока придёт муза, а затем и слава. Будто у него есть талант…

Валерия закатила глаза к потолку, выражая этим свое мнение о творческом потенциале отчима.

-Как он тебя обижает? – Спросила Инна, предлагая девочке взять пирожные.

Лера послушалась и откусила кусок корзинки. Она вытерла с губ крем, и, не до конца пережевав десерт, ответила:

-Он в этом плане изобретательный. Знаете, он может запереться в комнате, говорит, что будет работать. Сам сидит и пьёт. А когда понимает, что ничего не нарисовал и бездарен, выбегает и вымещает свое зло на мне. Грубит, толкает, отбирает и ломает мои вещи… Заставляет драить весь дом среди ночи. Иногда наказывает домашним арестом или еды лишает…

-А что делает твоя мама?

Девочка вздохнула и опустила ресницы:

-Работает. Она постоянно в командировках. Обеспечивает своего великого художника. Она не видит в его действиях ничего плохого, мол, не бьёт – и ладно. – Буркнула Лера, собирая на палец сладкие крошки и слизывая их.

-У тебя же есть сестра? – Вспомнила девочку Инна.

-Да, она родная дочка Коли. – Назвала Лера отчима по имени. – Только вот мне кажется, что она – моя дочка.

-Это ты о чём? – Испугалась Инна.

-Только я за ней ухаживаю, понимаете? – Жаловалась подросток. – Я люблю Ангелину, честно, но я же ей не нянька! Я тоже хочу жить! Мне на улице жить легче, чем дома… Мама вернулась на работу сразу, как родила Гелю. Её Коля отправил, мол, что ей дома сидеть, надо деньги зарабатывать. Он обещал, что сам будет нянчиться с ребёнком, всё равно дома работает. Только всё повесил на меня.

Лера подняла бездонные серые глаза на учительницу и горячо произнесла:

-Геля ко мне по ночам приходит, понимаете? Когда описалась, или испугалась кошмара… Ни к маме, ни к папе, а ко мне… — Она потёрла лицо руками, словно стирая с него усталость. – Я с детства с ней вожусь. Меняю пелёнки, кормлю, гуляю… Я устала.

Инна поняла, что Лера находится на грани срыва. Также учительница осознала, что не все отговорки девочки, о невыполненных уроках, были ложью…

Возможно, её сестра, правда, проливала сок на тетради. И не только это…

Инна вспомнила своё детство. Она тоже, порой, была заменой мамы для сестры. Только вот у них была добрая бабушка, а у Леры не было никого, кто встанет на её защиту.

Инна Олеговна подсела к подростку и осторожно, словно боялась, что девочка вырвется и убежит, приобняла её за плечи. Валерия замерла в её руках, напряглась, но затем расслабилась…

Она подалась вперёд и уткнулась лбом в плечо учительницы. Девочка всхлипнула и поделилась концовкой своей истории:

-Знаете, Инна Олеговна… — Пробормотала она глухо. – Я просто не могу туда вернуться, правда. Когда я убежала, это было последней каплей… Мама снова уехала в командировку. Я очень устала… У Гели была температура, она не спала всю ночь. Утром она уснула, а была вынуждена пойти в школу. Когда вернулась, то надеялась поспать. У меня голова была тяжёлая, всё плыло перед глазами. Только я зашла в комнату, а там Гелька. Сидит и рвёт мои книги. Кидает страницы в воздух, смотрит, как они летят. Веселится. Я не знаю, что произошло, но я жутко разозлилась, понимаете? Там были мои личные книги… Ладно бы она рвала учебник по истории, я историчку терпеть не могу! А она мои любимые раздирала. Я их сама покупала, друзья мне дарили. У меня дома то больше ничего и не было своего. Да и мама не дарит ничего… Деньги уходят на игрушки Ангелины и краски для нашего «художника».

Лера перевела дух, Инна слушала её внимательно, не выпуская из объятий. Она не собиралась отстраняться, пока этого не сделает девочка. Инна, в одном из пособий для родителей и учителей, читала, что важно обнимать детей. Ещё важнее – не разжимать объятия первым. Она задумалась, как давно Леру обнимали?

-В общем… — Пробормотала Абрамова. – Я раскричалась. Сестра стала реветь. Я, в сердцах, толкнула её… Она не устояла, упала, ударилась головой. На её лбу сразу стала расти шишка, реветь она стала ещё громче… Конечно, я испугалась до жути! Сразу бросилась к Геле, умоляла её простить меня и успокоиться, но она продолжала заходиться слезами. Тогда-то и раздался тот самый звук, что вечно пугал меня… Дверь в комнату отчима, которую он использует как студию, ну, или, бар, распахнулась с диким треском. Так происходит, когда он толкает её со всей дури, и она бьется о стену.

Инна ощущала, как девочку в её руках начала бить мелкая дрожь. Она крепче сжала руки. Лера же вновь переживала события прошлого:

-Отчим, увидев, что случилось, сразу обвинил во всём меня. Он даже слушать не стал. Ведь, в теории, Гелька могла сама упасть. Да, я её толкнула, я виновата, но он этого не видел! Однако сразу стал орать на меня. За волосы схватил, оттянул от сестры. Обвинял во всем, что я специально это сделала… Потому что Гелю любят больше, а я – никчёмная, паршивая овца, которая ничего не добьется. Тогда я сказала, что это он – неудачник. Сказала, что его картины – полное дерьмо. Он схватил меня и бросил в мою комнату, заперев на ключ. Тогда я и убежала…

Инна погладила ее по худой спине, утешая:

-Всё будет хорошо, Лера. Мы что-нибудь придумаем. Я тебя не оставлю.

Инна Олеговна сдержала своё обещание. Сначала она просто забрала Леру к себе, уладив вопрос с её временной пропажей в полиции. Затем она пошла в дом Абрамовых. Инна Олеговна долго разговаривала с мамой Валерии, пытаясь до неё достучаться. Однако женщина была глуха и слепа:

-Коля не хотел причинить ей вреда. Он её так воспитывал, чтобы человек вырос из неё хороший. Она же совсем от рук у нас отбилась. Мне-то самой не хватает времени, я на работе всегда. – Оправдывалась Ирина Борисовна с потухшим взглядом. – Да и вообще, меня папа в детстве ремнём бил, и ничего, нормально всё… А тут, накричал, а вы подняли шум. Глупости, какие.

Тогда Инна поняла, что у конфликта есть лишь один путь решения:

-Я предлагаю вам два вариант развития событий. – Жестко произнесла учительница. – Либо я буду постоянно обращаться в службу опеки, и они будут ходить к вам с проверкой, как к себе домой… Либо Лера остается жить у меня. У неё хорошее будущее, что бы не говорил ваш муж. Она любит читать, и пару раз, когда ей хватало сил на учёбу, между уходом за сестрой, она писала прекрасные сочинения. Ваша дочь может поступить на филологический, она мечтает об этом. Она хочет уехать из этого города. И я ей помогу. Пусть живёт у меня, я буду заниматься с ней. Чрез два с половиной года она поступит и уедет от вас, начнёт свою жизнь. Дайте ей свободу и шанс.

Женщина отвела взгляд, но затем кивнула:

-Хорошо.

Так все и сложилось. Лера стала высыпаться, похорошела, повеселела. Она больше не была хмурым подростком, что смотрел в окно. Она слушала учителей, даже вредную историчку. Потому что поверила, что её ждёт светлое будущее, стоит лишь приложить усилия и поверить, что ее поддерживают…

И она справилась. Девочка поступила в институт, на бюджетное место. Он находился в Питере, куда она всегда мечтала попасть. Институт был альма-матер Инны Олеговны, и она жутко гордилась ученицей, словно дочкой родной.

Спустя пять лет Лера закончила учёбу. Не с красным дипломом, но со знаниями в голове и огнём в душе. Она тоже стала учительницей.

Мама Леры всё-таки ушла от Николая. Нашла в себе силы. Только дочка смогла простить её за бездействие ещё очень не скоро…

Зато с младшей сестрой Лера смогла сохранить прекрасные отношения.

Позже, когда Лера стала взрослой и уже была мамой для двух милых мальчиков, она написала книгу о своей жизни и людях, что влияли на её судьбу. Женщина посвятила ее своей учительнице…

А закончила словами:

«Человек может сделать всё, что угодно… Если в него хоть кто-то поверит. Если его хоть кто-то увидит и полюбит, не за достоинства, а вопреки недостаткам. Спасибо вам, Инна Олеговна. Спасибо за то, что вы увидели меня».

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Муж жена дедушка бабушка супруги родители
– Ох, Ванечка мой… Как же они нам с тобой жизнь поломали… А мы с тобой всё равно, как будто из срубленного дерева ростки пустили…

Максим подходил к дому, надеясь, что никто не помешает ему выспаться. Он работал на двух работах и просто падал от...

Максим подходил к дому, надеясь, что никто не помешает ему...

Читать

Вы сейчас не в сети