Красивая шикарная богатая женщина

Ваш муж с сыном попали в аварию, к сожалению оба погибли…

-Господи, за что мне всё это? — причитала Таня, обречённо наблюдая за тем, как могильщики опускают гробы под землю. — Не понимаю, чем я прогневала Бога? Почему он всё у меня забрал.

Наталья Александровна, как могла, пыталась успокоить дочь, но Татьяне ничего не помогало. После похорон она целыми днями сидела в своей комнате, и смотрела в одну точку.

-Доченька, ну так нельзя, — приговаривала взволнованная мать.

-Нужно же как-то жить дальше.

-А как жить, мам? Как? Может быть, ты мне расскажешь? — огрызалась Татьяна. -Тебе меня не понять. Ты никогда не была на моём месте, и уже, к счастью, не будешь.

Её привычная жизнь рухнула в один день. Ещё вчера, просыпаясь с утра, Татьяна готовила мужу завтрак и отводила сына в детский сад. А уже сегодня их обоих нет в живых.

«Как так могло случиться?» — она сутками напролёт прокручивала эту мысль у себя в голове, и не могла найти ответа.

У них была очень благополучная семья. Татьяна познакомилась с Вячеславом в институте. Серьёзный, и не по годам солидный молодой человек с большими амбициями и перспективами. О таком мечтает любая девушка. Он красиво ухаживал за ней, всякий раз стараясь подчеркнуть, что он — не такой как все. Однажды Татьяна не постеснялась, и спросила, откуда у него деньги на все эти дорогие подарки, цветы, регулярные походы в рестораны…

-А я работаю, — гордо ответил молодой человек. -Нашёл несколько проектов по объявлениям, и оказываю юридическое сопровождение. А как ты думала? В наше время на всё нужно зарабатывать с молодости. Когда у нас будет сын, я буду внушать ему эту мысль с самого раннего детства.

-У нас уже и сын появился? — усмехнулась она. -А не быстро ты всё решил?

-Я всегда решаю всё быстро и единолично, — отшутился он. -Нет, ну если, конечно, ты категорически против…

Она была только за. Уже на третьем курсе они поженились, и сняв маленькую, но очень уютную однокомнатную квартиру, начали жить вместе. Вячеслав работал, не покладая рук, и уже к тридцати годам смог открыть собственную юридическую компанию.

-Я же сказал тебе, что быстро добьюсь всего, что захочу, — он гордился собой при любой удобной возможности, и доказывал свою состоятельность, регулярно покупая жене и маленькому сыну дорогие подарки.

Артёмке уже исполнилось пять лет. Он был очень похож на отца, и когда он появился на свет, Вячеслав был на седьмом небе от счастья.

-Я сделаю всё для того, чтобы вы ни в чём никогда не нуждались. Даю слово, — сказал он, и каждый день выполнял своё обещание.

Уже через три года после рождения сына они сменили съёмную однокомнатную квартиру на собственную двухкомнатную. Вячеслав не пожалел никаких денег. Ремонт был сделан по высшему разряду.

-Смотри, Танюша, всё для тебя, — сказал он, когда они отмечали новоселье. -Вся самая лучшая современная техника — даже тёплый пол и подсветку не забыл. Готовь — не хочу. Убираться — ещё легче. Я заказал и пылесос последней модели, и всё необходимое. Пару-тройку часов в день будешь тратить на быт, а всё остальное время сможешь проводить с Артёмкой.

Любая женщина была бы счастлива оказаться на месте Татьяны.

-Такого мужика ты себе отхватила! — не могла нарадоваться Наталья Александровна. -И умный, и добрый, и зарабатывает хорошо. Ты с ним рядом как за каменной стеной. Он всё для тебя готов сделать.

Только Татьяна с каждым месяцем, проведённым рядом с Вячеславом, всё больше чувствовала себя опустошённой и отстранённый от мира. Бытовые заботы занимали всё её свободное время, а оставшиеся часы она проводила с сыном и мужем. Они оба требовали не просто внимания, а полной вовлечённости. Артёмка рос шабутным и непоседливым. Оставить его одного нельзя было ни на минуту. А Вячеслав, приходя с работы, говорил только о себе и своих делах.В определённый момент Татьяне стало казаться, что она будто бы совсем растворилась в семье. Её самой, её интересов, эмоций и чувств будто бы вовсе не существует. Вся её жизнь — это муж и сын, и больше в ней нет, и быть не может никого и ничего.

-Я хочу выйти на работу, — сказала она мужу, когда он пришёл домой. -Артёмку уже не то что в детский сад пора отдавать, его уже в школу надо собирать. А мы всё дома с ним сидим. У ребёнка никакой социализации.

-Тебе что, денег не хватает? — спросил Вячеслав. -Тебе чего-то мало? Я тебе в чём-то отказываю? Или чего-то не покупаю?

-Да, Слав, услышь ты меня, пожалуйста. Ну не в этом же дело, — она уже не первый раз пыталась начать этот разговор, но ни к чему, кроме скандалов это не приводило.

Вячеслав даже слышать не хотел о том, что Татьяна будет работать.

-Куда ты пойдёшь? — язвительно спрашивал он. -Сядешь юристом в какую-нибудь контору за копейки? Куда тебя возьмут? Тебе почти тридцать лет. У тебя ни дня опыта. Твоё образование уже давно никакой роли не играет. Давай ты лучше делом займёшься. Заведём ещё одного ребёнка. Артёмка пойдёт в школу, а у тебя будет, о ком заботиться, и ты забудешь обо всех этих глупостях.

Подобные разговоры давно стали обыденными для семьи. Слыша, как родители постоянно ругаются, Артёмка надувал губы, и вырываясь из рук, убегал в комнату.

В тот роковой день Татьяна и Вячеслав опять серьёзно повздорили, и так и не найдя компромисс с женой, Вячеслав уехал на дачу.

-Таня, я не понимаю, почему ты так категорична настроена, — он уже срывался на крик, потому что не знал, как ещё объяснить супруге, что переезд во Францию может существенно помочь его карьере. -Я не знаю, чего ты упираешься. Это же такие перспективы. Сможем жить на две страны, мир увидеть.

-Да, Слава, я правда не понимаю, почему тебе вечно больше всех надо, — отвечала Татьяна, которая за совместно прожитые годы порядком устала от авторитарности мужа. -Нам что, здесь с тобой плохо живётся? Зачем нам переезжать в Европу? Здесь у тебя бизнес, а там — что? Устроишься работать адвокатом?

-Ты действительно ничего не понимаешь. Это же совершенно другой уровень. Да, здесь у меня бизнес. Но чтобы ты понимала, моя компания за несколько лет не приносит столько денег, сколько я могу получить за одно громкое дело в Европе, если пройду переквалификацию, и наберусь опыта. Честное слово, иногда у меня возникает такое ощущение, что я разговариваю со стеной. Тебе что ни говори, всё не так, и всё не то. Ладно, мы с Артёмкой сегодня едем на дачу. У тебя будет время отдохнуть от семьи и обо всём хорошенько подумать. Ты же так устала, — язвительно сказал он, и пошёл собираться.

Этот день постоянно всплывал в памяти Татьяны. Когда ей позвонили из полиции, и сообщили, что оформленный на неё автомобиль попал в серьёзную аварию, она сначала даже не поверила.

-Девушка, ну что вы молчите? — послышался строгий мужской голос на другом конце провода. -Машина точно ваша. Мы проверили по номерам. Нужно подъехать на опознание. Там два трупа — мужчины и ребёнка.

Повесив трубку, она плавно опустилась на пол, и пыталась осознать происходящее. Это не укладывалось в её голове. Спустя несколько минут она позвонила Наталье Александровне, и попросила её срочно приехать.

Всю ночь женщина не сомкнула глаз, сидя на кровати рядом с Татьяной, которая то засыпала, то вскакивала на кровати, и вскрикивала, то снова погружалась в сон. В ту ночь она практически не спала. Каждый раз, когда Татьяна закрывала глаза, перед ней представала картина, как Вячеслав и Артёмка едут в машине. Отец что-то говорит сыну, а тот улыбается ему в ответ. И вот, буквально через несколько минут, они врезаются в столб, и машина загорается…

Они были для Татьяны самыми близкими людьми, и поверить в то, что их больше нет, было выше её сил.

-И кого тут опознавать? — спросила Наталья Александровна, когда они вошли в морг. -На них же лиц нет. Это какой-то настоящий кошмар. Зачем вы нас вообще сюда позвали?

Татьяна не смогла удержаться на ногах, и спустя несколько секунд после того, как увидела мужа и сына, упала в обморок.

-Вы не видите, что ей плохо? — Наталья Александровна была вне себя от того отношения, с которым им пришлось столкнуться.

Через несколько минут в морг вошёл врач, и пихнул лежащей на руках матери Татьяне под нос сильно пахнущую вату. От этого она пришла в себя, и взяв девушку под руку, Наталья Александровна вывела её из тёмного помещения.

-Как ты себя чувствуешь, доченька? — взволнованно спросила женщина. -Идти сможешь?

-Да, да, мам, это они, — сказала Татьяна, и зарыдала. -У Вячеслава были часы, такие дорогие, я ему сама их для него заказала. А у Артёмки был браслет. Такой детский. Я его тоже специально заказывала. Мамочка, это точно они…

Похороны прошли как в тумане.

-Я даже не смогу с ними по-человечески попрощаться, — причитала Татьяна по дороге на кладбище.

-Доченька, но у них же даже лиц нет, — успокаивала её Наталья Александровна. -Ты же сама всё видела. Никакой гримёр не поможет.

Умом она всё понимала, но сердцем не могла. Это очень страшно — в один день потерять и мужа, и сына, и остаться абсолютно одной.

-Танюш, — Наталья Александровна уже не первый раз пыталась начать с дочерью этот разговор, но прекращала, как только у той начиналась истерика. -Нам нужно подумать, как жить дальше. Всё-таки прошло уже полгода. Надо взять себя в руки. Ты — единственная наследница Вячеслава. Надо съездить к нотариусу. Ещё квартиру оплатить. Так как дом элитный, коммуналка дорогая. Я за первые два месяца после смерти Вячеслава заплатила, а остальное — ты уж из накоплений и наследства как-нибудь покрой.

Татьяна понимала, что мать права, и надо как-то возвращаться к жизни…

На следующий день она с большим трудом заставила себя доехать до нотариальной конторы, в который трудился друг её покойного супруга Александр Дмитриевич. И разговор с ним стал для Татьяны ещё одним ударом, которого она никак не могла ожидать.

-Как нет денег? Вы хотите сказать, что абсолютно все счета пусты? — удивлённо спросила она. -Но как же такое возможно?

-Честно? Я не знаю, — ответил мужчина. -Татьян, у нас с Вячеславом были не так чтобы сильно близкие отношения. Он не делился со мной тем, куда и на что тратил деньги. Так, приезжал бумажки всякие заверять по работе. Поговорить могли. Но в основном о семье, бытовухе, студенческом прошлом. Ничего личного. Кстати, завещания он тоже не оставил. Я ему неоднократно об этом говорил, но он всё отмахивался, отшучивался, что, мол, он ещё слишком молодой, чтобы о таком думать, умирать не собирается. А видишь, как оно всё вышло…

Выпив по рюмке водки за упокой Вячеслава, Татьяна и Александр Дмитриевич попрощались, и на следующий день она поехала в банк, чтобы попытаться хоть что-то выяснить о счетах покойного мужа.

-Татьяна Викторовна, я всё понимаю, — менеджер уже целый час пытался объяснить ей, что не владеет информацией, куда ушли деньги, а даже если бы у него и была возможность — это узнать, всё равно бы не сказал. -Но и вы меня, пожалуйста, поймите. Клиенты не отчитываются нам, на что они тратят свои капиталы. Это не компетенция сотрудников банка. Единственное, что я могу вам сказать, и то только из уважения к вам и в виде большого исключения, — куда были сделаны последние переводы. Судя по всему, ваш покойный муж систематически выводил деньги на какие-то зарубежные счета. Видите, номера? — он повернул к ней монитор компьютера, и показал какие-то цифры.

Татьяна кивнула в ответ.

-Вот эти номера счетов — не российские. Но вряд ли нам удастся что-то узнать, потому что с очень большой долей вероятности финансовые операции по этим счетам не попадают под российскую юрисдикцию.

Выйдя из банка, Татьяна отправилась домой. Ещё никогда в жизни она не чувствовала себя такой опустошённой. Всю дорогу она размышляла о том, как же могло так получиться? Но никаких мыслей в голову ей не приходило.

-Ну а чего теперь рассуждать то? — сказала Наталья Александровна. -Надо идти работать. Квартира то всяко твоя. А за неё платить нужно. Да и вообще… Нет, если, конечно, хочешь, то поживи какое-то время со мной. Но ты же привыкла к определённому распорядку дня, у тебя свои привычки, свой образ жизни. Да и взрослая ты уже, чтобы с матерью под одной крышей жить.

В очередной раз Татьяна удивилась мудрости своей матери. Она всё и всегда говорила по делу. Никогда ничего лишнего…

Через несколько дней она собрала вещи, и переехала в квартиру, где когда-то они были с Владиславом так счастливы. Она сама удивилась тому, что чувствовала себя там абсолютно комфортно. Ей не снились кошмары, и не мерещился муж, как это было в доме у матери. Оплатив коммунальные услуги из оставшихся накоплений, Татьяна начала искать работу. И снова удивилась сама себе. Оказывается, специалисты с её образованием очень востребованы.

Возвращаясь домой с собеседования, на котором она уже договорилась о сотрудничестве, Татьяна вдруг вспомнила слова мужа, и ей стало очень обидно. Прокручивая в голове их последние конфликты, она одновременно, не могла простить себе грубости и пренебрежения по отношению к Вячеславу, но и смириться с его позицией тоже.

-Ну вот видишь, я же тебе говорила, что всё наладится, — Наталья Александровна искренне радовалась успехам дочери. -И я всегда знала, что ты сможешь сделать достойную карьеру, если начнёшь действовать.

-Насчёт достойной — вопрос весьма спорный, — отшучивалась она. -Но по крайней мере я уже несколько лет уверенно зарабатываю стаж. Вполне возможно, что в будущем что-то из этого, да выйдет.

Она работала младшим юристом в одной из самых престижных московских компаний уже на протяжении пяти лет, и за это время успела узнать так много нового. Всё чаще она задавалась вопросом, как она могла так долго сидеть дома? Глубокая душевная рана после гибели мужа постепенно затягивалась, и Татьяна всё чаще ловила себя на мысли о том, что она больше не испытывает чувства вины перед ним. Если маленького Артёмку, она, как и прежде, оплакивала каждый вечер после работы, то о Вячеславе вспоминала лишь вскользь, и только как об отце своего сына. Единственного сына, который так несправедливо и жестоко ушёл из жизни, ещё даже не успев увидеть и прочувствовать её в полной мере..

В тот день она, как обычно, стояла на платформе в метро, и ждала поезд. В определённый момент её взгляд остановился на высоком и статном мужчине, который со спины был до боли похож на Вячеслава. Когда он повернулся, и она увидела его лицо, чуть не потеряла сознание.

-Этого не может быть… — сказала она, и направилась к нему.

Увидев, что он, расталкивая людей локтями, пытается прорваться к эскалатору, Татьяна побежала следом за ним, и схватив его за рукав, закричала:

-Вячеслав! Как ты мог! Ты же всех нас заставил поверить в то, что ты умер! Отвечай, где мой сын? Нам надо поговорить!

-Девушка, отпустите, пожалуйста, рукав! Вы меня с кем-то перепутали, — ответил он, и улучив момент, когда Татьяна на секунду отвлеклась, вырвался, и побежал к эскалатору.

Она направилась следом за ним, но больше не стала его одёргивать. Выйдя из метро, мужчина медленно пошёл вдоль проспекта, и спустя несколько минут свернул во двор. Татьяна дождалась, пока он войдёт в подъезд, и через окно увидела его силуэт. Он поднялся на четвёртый этаж. Обзор с улицы был очень хорошим, благодаря чему Татьяна увидела даже квартиру, в которую он зашёл. Записав адрес, она дошла до метро, а на следующий день позвонила старому школьному приятелю.

-Миш, сто лет, сто зим, — радостно сказала она. -Извини, я без предисловий. Мне очень нужна твоя помощь.

Миша был влюблён в Татьяну ещё со школы, и услышав её голос в телефонной трубке, очень обрадовался. Он был одним из немногих её одноклассников, кто так и не женился.

-Всё Танюху ждёшь! — смеялись над ним одноклассники на встрече выпускников.

Но он не обращал на них никакого внимания. А на ту встречу Татьяна так и не пришла. А он так хотел её увидеть, пообщаться, узнать, как у неё дела. Ей даже не пришлось упрашивать Мишу. Он сразу же согласился ей помочь.

-Мужчина, ну проходите, проходите, что вы стесняетесь то? «Ваша же квартира», — сказал Михаил, заталкивая его в дверь. -Вы же сами не захотели поговорить с девушкой. Теперь вам придётся разговаривать со мной.

Увидев его испуганный взгляд, Михаил кивнул в сторону Татьяны. Та зашла в квартиру сразу же после них, и закрыв дверь, начала задавать вопросы.

-Вячеслав, объясни мне, пожалуйста, что происходит? Где наш сын?

-Да не Вячеслав я, не Вячеслав, — ответил мужчина, пытаясь вырваться.

-А врать не хорошо, — сказал Михаил, и порыскав в его сумке, протянул найденный паспорт Татьяне. -Да успокойтесь вы, ладно, я вам всё расскажу. Паспорт вообще фальшивый. Ну как фальшивый. Не совсем. Это паспорт моего брата. «Вас я сразу узнал ещё тогда в метро», — сказал он Татьяне. -Я сейчас вас всё объясню.

Татьяна отказывалась понимать, что происходит. Какой ещё брат? У Вячеслава никогда не было брата. Вопросов в её голове возникло больше, чем ответов, поэтому она постаралась успокоиться, чтобы внимательно выслушать незнакомца и во всём разобраться.

-Меня Влад зовут. Ну в смысле я — Владислав, — начал объяснять мужчина. -Мы со Славой — родные братья-близнецы. Только выросли мы в разных семьях. Так получилось. Когда родители разводились, я остался с матерью, а он — с отцом. Мы практически и не общались все эти годы. Родители были в натянутых отношениях, поэтому они лишний раз не пересекались. Ну и мы соответственно тоже. Потом отец умер, и мы начали общаться. Славка мне во многом помог. Квартиру вот купил, денег давал, на работу устроил.

-Нам ваша лирика без интереса, — внезапно вмешался в его монолог Михаил. -Рассказывайте ближе к делу. Нас интересует только то, что непосредственно касается Татьяны и её сына. Ну и мужа соответственно.

-Да это всё Славка придумал, — продолжил Влад. -Он мне все уши прожужжал, что у него с Танькой не ладится. Он нас ни разу не знакомил, я вас только на фотографиях видел. Он хотел за границу уехать, там юристом пристроиться, мол, и жизнь там лучше, и условия лучше, и у сына будущее будет. Ну и про семейные конфликты он тоже мне много рассказывал. В общем, когда он понял, что не договоритесь вы, он начал деньги со счетов своей конторы потихоньку перекачивать за бугор. А потом решил, что уедет, сына заберёт, но, чтобы не заморачиваться с разводом и всей это волокитой, просто исчез. Есть человек, и нет человека.

-Это как? — спросила удивлённая Татьяна, которая вообще не понимала, что происходит. — Так он жив? А где мой сын?

-Да очень просто. У него же знакомых во всех структурах много. Ну он позвонил какому-то однокурснику, точно не помню, кому. А тот в полиции работает уже много лет. Ну и попросил его за нескромное вознаграждение, если будут аварии на таких же машинах, как у него, мужчина с ребёнком, чтобы его туда и подписали. Тот ему и помог. Кто ж от денег то в наше время отказываться будет? Тем более от таких больших денег. Слава, если что-то просит сделать, то никогда деньгами не обидит.

-А как же номера? — Татьяна всё ещё не могла выстроить в своей голове логику событий, и из-за этого очень нервничала. -Мне же когда полицейские звонили, сказали, что сгорела машина с моими номерами. Ну в смысле та, которая на меня была оформлена, но ездил на ней Слава.

-Я вас умоляю. Вы такие смешные люди. Да прикрутил он номера. Они же там были, на месте аварии. Тачку то не сразу подожгли, а только когда всё обставили, как надо было. Друг его этот, которому он денег дал, сам туда выехал и всё проверил. Вашу тачку они тоже, кстати, сожгли, только в очень глухом месте. Где конкретно — я не знаю.

-А где сам Слава? И сын мой где? — Татьяна почти срывалась на крик, потому что осознала весь ужас происходящего.

-Не знаю. Это честно — не знаю. За границу укатил он вместе с сыном. Документы новые выправил. Не думаю, что вам удастся их вернуть, и что-то доказать.

-А вот это мы ещё посмотрим.

На следующий же день Татьяна поставила на уши весь офис.

-Мне срочно нужен адвокат, который занимается международными делами!

-А сама чего не попробуешь? — удивлённо спросили коллеги. -Дополнительная практика, хороший опыт.

-Нет шансов проиграть, — строго ответила Татьяна. -Так что и практика, и хороший опыт отменяются.

Через час она уже встречалась в кафе с импозантным мужчиной средних лет. Выслушав её историю, Григорий Аркадьевич сказал:

-Я возьмусь за это дело. Очень хочется вам помочь. У меня уже был подобный успешный опыт, поэтому уверен, что мне удастся добиться справедливости.

-Поэтому я к вам и обратилась. А какова сумма вашего гонорара? — уточнила Татьяна. -Дело то сложное. Потребуется много времени, да и сил тоже. Вы не стесняйтесь. Называйте сумму. Мне есть, что продать. Я готова на всё ради того, чтобы вернуть своего сына.

-Не переживайте так, — ответил он. -Мне, правда, очень хочется вам помочь. Ваш муж — преступник, и его место — в тюрьме.

Дело длилось целых полгода, и всё это время Татьяна не находила себе места, постоянно думая о сыне.

«Как он там? Не обижает ли его отец? Что дальше с нами со всеми будет?» — эти мысли не давали ей покоя.

Она успокоилась только тогда, когда Григорий Аркадьевич позвонил и сообщил, когда подъехать в аэропорт, чтобы забрать Артёмку.

-Да, мне удалось добиться справедливости, — с гордостью сказал он. -Ваш сын уже завтра будет дома, ну а Вячеслава будут судить.

Она бежала через весь зал навстречу ему.

-Господи, Артёмка, солнышко моё! — когда Татьяна крепко обняла мальчика, он расплакался.

-Мама, мама, а папа сказал, что ты умерла, — сказал Артёмка сквозь слёзы. -И что я больше никогда тебя не увижу. А я каждый день думал о тебе, и просил Боженьку, чтобы он тебя оживил. И вот, ты жива! Значит, Боженька меня услышал.

-Ты мой хороший! — схватив в охапку сына, Татьяна пошла на выход из аэропорта.

Но Григорий Аркадьевич остановил её.

-Спасибо вам ещё раз огромное! Если бы не вы, даже представить страшно, чтобы бы было… — сказала она, и пожала ему руку.

-Да ладно, не стоит благодарности, — ответил он улыбаясь. -Это же моя работа. Татьяна, скажите, а мы могли бы с вами пообщаться, скажем так, в неформальной обстановке?

Она уверенно кивнула, и пошла к выходу. Их отношения развивались так же стремительно, как и то дело, благодаря которому они познакомились.

Спустя несколько месяцев он сделал ей предложение, а через полтора года на свет появилась их дочь Василиса.

-Ура, сестрёнка! — сказал Артёмка, посмотрев на маленькую спящую девочку, которую Татьяна и Григорий Аркадьевич принесли из роддома.

-Наверное, тоже будет адвокатом, — подмигнул он Татьяне.

-Это у нас семейное, — с улыбкой ответила она, и начала петь малышке колыбельную.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Одинокая грустная женщина идёт по улице
Долгожданная встреча с матерью

Меня забрали у матери, когда мне было всего лишь шесть лет. Я до сих пор помню, как она падала в...

Меня забрали у матери, когда мне было всего лишь шесть...

Читать

Вы сейчас не в сети