Красивый мужчина

Справедливость – она не всегда приходит вовремя

Как там пелось в одной песне? Жизнь такая штука, может всякое случиться. От тюрьмы и от сумы никто не застрахован.

Вот Андрюхе и не повезло. Если вы думаете, что все зэки – подонки и уроды, то мы скажем вам, что у любого правила есть исключение. К сожалению, некоторые люди несут наказание за то, что остались неравнодушны. Андрюха именно из таких. По сути, он самый обычный, простой мужик. Работяга, высоких должностей никогда не занимал, а на родном заводе даже ни разу не воровал. Спросишь его – не так воспитывали. Мать учила, что крадёшь ты в первую очередь у себя, а уже потом у других. А там, наверху, за всё воздастся.

Вот и жил Андрюха, так сказать, по понятиям. Совести, морали, нравственности. Потому и был он мужиком на редкость хорошим. Простым, честным, прямым. Соседи к нему часто обращались – мол, Андрюха, тут подсобить надо, там помочь, это починить. Руки золотые, из правильного места растут. На работе Андрей звёзд с неба не хватал. Закончил училище, пошёл на завод. Дослужился до мастера, на том и остановился. Предлагали повыше пойти, но Андрюха отказывался.

— Ну какой из меня управленец? Я больше за ручной труд – вот это дело я искренне уважаю и категорически приветствую! А бумажки эти – я с бумажками только до туалета дойти могу.

Так и работал себе спокойно. Хорошие показатели по смене сдавал. Кто с ним работал – только хорошее про Андрейку говорили. Да и сам по себе мужик он был приятный, весёлый. Каким пришёл после училища забавным пацаном, в такого мужика и вырос. И отзывчивый был до чужой беды – это его и сгубило. Никогда не умел оставаться равнодушным. Кому помощь – так Андрейка сразу. Подменить? Легко. Помочь с переездом? Да запросто. Подвезти жену с дитём до больницы? В любое время. Даром только не женат был.

В любви Андрею, прямо скажем, не везло. Когда дело доходило до женщин, он всегда зажимался, стеснялся – одно слово, хороший мужик. А девки ж не таких любят – оно и понятно. Им подавай наглых, самовлюблённых. Такие только в женском внимании и купаются.

В общем, жил Андрей себе спокойно, горя не знал. Квартиру делил с матерью, но не потому что был инфантильным – просто так всегда удобнее было. Если вдруг сердце прихватит, сын здесь, рядом. И на врачей наорать может, если едут по часу. Иной раз казалось, что пешком дойти проще – больница-то, смех и грех, в десяти минутах. Так жил Андрей, не тужил. Работал, заботился о матери. Пока однажды не случилось…

Смена у него заканчивалась в девять вечера. Частое явление, когда отчётность всякую сдавать надо. Андрей, добрая душа, парней своих обычно отпускал в такие дни пораньше – они ж не виноваты, что кто-то опять что-то с бумагами напутал, так чего им сидеть? У всех семьи, жены, дети – не гоже торчать до ночи на работе. А сам оставался, ковырялся во всей этой ерунде. Иногда даже до утра.

И вот вышел он где-то в начале десятого. На улице стояло серединное лето – когда уже не жара, но ещё осенью не пахнет. Поэтому решил пройтись пешком. Автобусы, конечно, ещё ходили, но такая погода – радость уставшему рабочему телу. Ещё и птички поют, приятно. Гулять Андрей любил, но из-за работы не всегда получается. Бывает, выберешься с завода – так ноги вообще не держат. Все-таки физический труд, он такой. Хотя сам Андрюха больше уважал тех, кто постоянно головой думает.

— Вы прикиньте. Я-то мышцы качаю, а они – мозг. Это ж они потом вообще ничего не соображают, бедняги, — говорил Андрей про работников умственного труда.

Поэтому свою работу, тяжёлую, физическую, он очень ценил. Тело-то, оно поболит и перестанет, а голову так просто не вылечишь прогулкой на свежем воздухе.

Так просто шёл Андрей, возвращался домой после трудового дня, и вдруг из тишины вечерней улицы его вырвал громкий женский крик. И настолько ужасным, страшным был этот крик, что Андрей понял – кому-то срочно нужна помощь. Он не раздумывал ни секунды. Сорвавшись с места, Андрей бросился туда, откуда доносился крик. Улица была почти пустынна, и если бы не он – скорее всего, бедняжке не помог бы никто. От страшной трагедии уберег слепой случай – Андрей решил пройти парком, длинной дорогой, где вечером почти не освещено и мало кто ходит. Также, на своё несчастье, решила и девушка.

Позднее в суде она скажет, что возвращалась от подруги, и ещё много других неважных слов. Но главное – она оказалась в беде…

Андрей подоспел вовремя, когда бугай кинулся на маленькую девушку. Одним ударом он оглушил его, и нападавший рухнул мешком на асфальтированную дорожку. Один удар, который стал роковым, и полностью изменил его жизнь…

Девушка сидела на корточках, сжавшись до размера воробушка. Её трясло, теперь она не кричала, а сдавленно плакала. Андрей попытался её хоть немного успокоить, но пострадавшая не далась. Андрей, по правилам, вызвал полицию и остался ждать, пока наряд приедет. Вот только нападавший всё не торопился вставать…

Забегая вперед, нет, всё случилось не так фатально. Тяжкий груз не лег на плечи Андрея до конца жизни – нападавший выжил, но получил тяжёлую травму головы. Об этом Андрей узнал позже.

Наряд приехал, записал показания со слов Андрея, и отпустил мужчину, предварительно поблагодарив его за отзывчивость.

— Хороший вы человек, Андрей Петрович, — сказал на прощание молоденький лейтенантик, — если бы все были настолько неравнодушны, преступлений было бы сильно меньше.

За девушкой и нападавшим приехала скорая, а Андрей с чистой совестью отпустили. Только номер взяли, чтобы, когда делу дадут ход, вызвать на заседание. Вот только не рассчитывал Андрей, что вместо свидетеля пройдёт по делу как подсудимый…

За Андреем пришли на работу. Причём, ещё раньше, чем он сам до завода добрался. Когда он прошёл в цех, все уже стояли на ушах – сами понимаете, завод – не то место, куда обычно приезжают служители порядка. Тут Андрея и повязали.

Одним из первых, кто приветствовал его в участке, оказался тот самый лейтенант, приехавший на вызов. Андрей потрясенно уставился на молодого человека, а тот тяжело вздохнул.

— Н-да, Андрей Петрович, не думал, что так мы с вами свидимся… — Товарищ лейтенант, — растерянно ответил Андрей, — я ни черта не понимаю, что происходит.

— Я тоже, — подтвердил лейтенант, — но так выходит, что ваша «спасённая» на вас заяву накатала.

— Что?… — Андрей захлопал глазами. – Это ж как так… Я ж её спас от этого подонка…

— А оказалось, что подонок этот – её парень. Сами дальше, наверное, сообразите, что произошло. Вы её спасли, а она этого мудака покрывать решила. Типичная история, к сожалению…

На этом они с лейтенантом попрощались, а следователь, тоже довольно спокойный, мудрый мужик, пересказал всю историю уже с большими подробностями. Андрей сидел, тупо уставившись перед собой.

— Вот и спасай после этого людей… — упавшим голосом заключил он.

Следователь в этой ситуации мог только посочувствовать, потому что не в его власти было что-то исправить. О чём он прямо и сказал.

— Послушайте, Андрей Петрович. Я вам верю, но, скажу сразу: суд поверит потерпевшей. Тем более, что мы имеем черепно-мозговую травму. В наших силах попытаться найти тебе, Андрей, хорошего адвоката, чтоб условны дали. По-другому бесполезно биться.

— Какие же люди сволочи, — вслух отозвался Андрей, на что следователь ответил утвердительным кивком.

Андрея увели, а следователь ещё долго сидел в раздумьях: вот так хорошие люди в стране и заканчиваются. Они, не щадя себя, бросаются на защиту слабых, а потом за это же получают жестокое наказание…

Андрей был человеком простым, золотых гор себе не нажил. Поэтому денег на адвоката у него не хватило. Несчастная мать готова была продать всё, что у неё было, лишь бы найти кого-то, кто готов вступиться за сына. Но он не позволил ей этого сделать.

— Андрюша, — со слезами на глазах причитала Лидия Сергеевна, — ты же единственный сынок у меня. Больше у меня никого нет. Как же я без тебя жить буду. Да я всё готова отдать…

— Мама, — терпеливо отвечал Андрей, а внутри сердце разрывалось от жалости и боли, — я сам во всём виноват. Сам за всё и отвечу. Я не позволю тебе ради меня продать всё, что ты нажила.

— Да зачем мне всё это, Андрюша? – не унималась пожилая женщина. – Если мой сынок, моя кровиночка, незаслуженно будет мучиться там, на зоне. И…и….и….

Успокаивать было бесполезно. Но это то малое, что мог Андрей дать матери – быть рядом с ней, выслушивать её, терпеть её жалость. Иначе её бы совершенно точно увезли в больницу с сердечным приступом – держать столько эмоций в себе категорически вредно даже для молодого здорового человека. А тут – пожилая, хрупкая женщина.

Словом, денег у Андрея на адвоката действительно не было, поэтому оставалось просто ждать, пока он услышит разгромный приговор. Хотя в глубине души он искренне верил, что бесплатный адвокат не значит плохой. Вдруг это окажется отличный специалист, который сможет разобраться и доказать суду, что правда на стороне Андрея. Андрей вообще всегда верил в людей. Как оказалось, зря.

Приговор предсказуемо вынесли обвинительный. Андрею предстояло провести три года за решёткой. Приговор ещё можно было обжаловать, но какой с этого толк? Бесплатный адвокат ничего делать не станет, а искать другого защитника у Андрея не было ни денег, ни, честно сказать, сил. Он принял приговор с достоинством настоящего мужчины. И, чем был особенно горд, не опустился до оскорблений пострадавшей. Она за всё время заседания так и не осмелилась посмотреть на Андрея.

Мать в слезах подбежала к сыну, и только тогда он проговорил:

— Ничего, мам. Я свою отсижу. По крайней мере, моя совесть полностью чиста. А кому-то с этим жить до самого конца.

И бросил единственный одинокий взгляд на «спасенную» им девушку. И ничего больше не сказал. Его просто вывели из зала, и на этом основное действие наконец-то закончилось…

Мыкаться по СИЗО, слушать постоянное нытьё – по-другому не назовешь – адвоката и прочее, прочее. Андрей, честно сказать, просто уже хотел по-человечески отдохнуть. Подумать о жизни, о прошлом, о возможном будущем. Сам-то на себе он крест не ставил.

— Не переживайте, — говорил он друзьями и коллегам, которые навещали его под стражей, — я переживу. Потом выйду, всё будет как раньше. Главное, чтоб с завода совсем не турнули. Но начальник пообещал сохранить место за ним.

— Возьму кого временного, Андрюха, — сказал Алексей Алексеевич, тоже мужик хороший, честный. – Пусть мне что угодно говорят, а тебя я не уволю ни при каких обстоятельствах. Ты Человек с большой буквы. Даже не так. Человечище.

— Спасибо, Алексеич. Век тебе не забуду, — Андрей был искренне растроган, хотя и не показывал этого.

— Да за что, Андрюха. У самого ж дочка растёт. Как не понять…

Вот так и вышло, что по закону Андрей был виновен, а вот по справедливости…

Все знали, какой поступок он совершил, и были уверены, что он заслуживает не решётка, а ордена. Но кто простых людей будет слушать? Слово потерпевшего – оно и есть закон…

Провожать к месту, не столь отдаленному, Андрея пришли все друзья и сослуживцы. Особо близкие всеми силами поддерживали мать Андрея. Димка, лучший друг со школьной скамьи, вызвался регулярно за ней присматривать.

— Ты не переживай, Андрюха. Буду каждые выходные приезжать как к своей. Не пропадёт твоя старушка.

Хоть и момент был не подходящий, да и довольно трагичный, Андрей был счастлив как никогда. Пускай перед ним открывается новое испытание, длинною в несколько лет, после которого он уже точно не будет прежним. Зато он убедился, что жизнь свела его с хорошими людьми. Что у него есть друзья, которые не бросят его никогда. Ведь в такие моменты и проявляется настоящая дружба? Такие моменты испытывают на прочность человеческие отношения. Показывают, кто на самом деле готов поддержать, а кто просто был рядом на словах, когда ему было удобно. На счастье Андрея, в его окружении последних оказалось совсем мало. Да и то они отсеялись ещё до начала судебного процесса. Поэтому уезжал он с легким сердцем и чистой совестью, а это самое главное, пожалуй, в таких ситуациях. Морально Андрей уже был готов к тому, что жизнь изменится. Что следующие годы будут тянуться медленно и тяжело. Поэтому, чтобы сохранить уверенность и ясность рассудка, он погрузился в свои мысли.

Так и ехала машина, которая должна была отвезти его к месту пребывания, а Андрей просо сидел и размышлял о самом разном. Ему повезло – ехал он один. Не хотелось, если честно, ехать в наполненной машине и делить вместе с другими людьми их истории. В конце концов, в такие места попадают разные люди, и не все из них – честные и хорошие. А тут можно побыть в одиночестве. Из людей был только водитель. Таких, как Андрей, не помещали под серьёзную охрану – не в конце концов, он никому не причинил такого существенного вреда, как многие другие преступники.

Неожиданно машина остановилась. Резко – подсказало умелое ухо механика Андрея. Что-то тряхануло, и мотор совершенно точно заглох. Андрей услышал, как водитель выругался и вылез из машины. Какое-то время он ходил вокруг, что-то смотрел, что-то пинал, если судить по звуку, а потом ещё раз громко выругался. После – постучал по дверце кузова, где сидел Андрей.

— Вылезай, мужик. Приехали.

Андрей удивился, но следом мужик открыл кузов. Глазам Андрея предстал раскидистый широкий лес – классическое такое бездорожье в их местности. Но стоит ему вылезти или нет, он так и не понял.

— Да вылезай, чо. Мы тут надолго встряли, — ответил водитель и отошёл в сторону. – Можешь погулять, воздухом подышать. Только не сбегай никуда, а то мне знаешь чо устроят.

В общем-то, водитель ничего противозаконного не делал. А про дело Андрея знал очень хорошо – сильно оно прогремело для их маленького города. Одна газета даже дала громкий заголовок «Жертва на судебной скамье: сколько лет сегодня дают за геройство». Поэтому к нему относились все довольно по-человечески.

Андрей выбрался из кузова, осторожно размял ноги-руки – всё-таки ехали они порядка четырех часов. Даже в просторном кузове за такое время все части тела превратятся в свинец. Размявшись немного, Андрей подошёл обратно к водителю. Тот сидел на переднем сидении и недовольно курил.

— Можно я загляну? – переспросил Андрей.

Водитель взглядом указал на капот – мол, давай.

— Лезь, если чо понимаешь. Всё равно нам тут долго куковать. У меня разок такое было – так другую машину прислали только к вечеру.

Андрею повторять дважды было не нужно. Он сунулся под капот машины. Н-да, зрелище было, мягко скажем, удручающее. Он предполагал, что такие машины особо часто не обслуживались (тем более в их маленьком городе), но тут картина была совсем плоха.

— Ну, чо там наглядел? – переспросил водитель, когда Андрей вылез и захлопнул капот.

— Да ничо, — прокомментировал он, — проще выкинуть, чем починить, честное слово. Удивляюсь, как мы до сюда доехали.

— Ничо нового, стало быть, — кивнул водитель, — я давно говорю, что машины пора чинить. Или вообще на свалку. Но сам знаешь, что в ответ обычно говорят – бюджета нет, пока ездит – ездите. Ну вот мы с тобой и доездились. Слушай, мужик, а может, тебе сам Бог благоволит? Говорит, не надо этого мужика туда везти.

Андрей усмехнулся. Хотелось бы верить, что в жизни всё так просто. Сломалась машина – значит, не судьба, можно отпускать человека. Насколько легче тогда жилось бы.

— Ну да ладно, — прервал молчание водитель, — можешь реально пока тут побродить, только далеко не уходи. А то ж меня нафиг на говно изведут, а то и похуже, если я тебя потеряю.

С ответом Андрей не нашёлся – как-то после всего разом слова из головы повылетали, но он был искренне благодарен мужику водителю за его отзывчивость и понимание. Чего ещё может желать человек, которого скоро закроют на несколько лет?

Конечно, побродить по природе. Полюбоваться видами, пением птиц – птиц, как вы поняли, Андрей очень сильно любил. Вдохнуть запахи леса, созревающих ягод, хвои. Он сам не заметил, как шел в лес все дальше, все глубже. Такое бывает с людьми, особенно с теми, кто выросли в деревне – а Андрей был как раз из таких людей. Для них лес – всё равно что второй дом. Ноги сами уносят. Видишь тропу – и всё, тебя уже не остановить.

Андрей и не думал бежать. Пока не думал. Пока не нашёл себя в глубине леса. Вокруг – тишина, птицы поют. Никто его, Андрея, не зовёт. И в голову прокралась шальная мысль. А что, если и правда сбежать? Вокруг лес, машина с водителем осталась где-то далеко позади. А впереди – бесконечный простор и свобода, которую у него так несправедливо отобрали в зале суда. Андрей задумался: может, водить прав? Может, действительно, это был знак? Бросить все и довериться судьбе – не просто же так остановилась эта чертова машина…

Вы не представляете, какой соблазн был в мыслях Андрея. И не нужно сейчас писать осуждающие комментарии – как бы вы поступили на его месте? Когда перед тобой забрезжила призрачная надежда, что можно спастись от несправедливой участи, избежать её. Конечно, домой вернуться не получится, это понятно, но с другой стороны – можно же жить иначе? В другом месте?

И мать Андрея, узнай об этом, ни за что бы его не осудила. И никто бы не осудил, потому что он все еще был обвинен и приговорен совершенно незаслуженно. Вот только…нужна ли ему такая жизнь? То ли это, к чему он стремился всю жизнь? Закончить вот так, в бегах? Похоронить все надежды, стремления, мечты. Все возложить на алтарь сиюминутного порыва. И вот так все перечеркнуть? Готов ли он на это?

Пока Андрей шёл, погружённый в эти мысли, из раздумий его вырвал громкий, душераздирающий крик. Прежде чем успел подумать, Андрей сорвался с места и побежал в сторону источника. Пока он бежал, в голове пронеслись мириады мыслей. Живьём встал перед глазами тот роковой вечер, когда он кинулся спасать кричащую в ночном парке девушку. И как сильно и жестоко за это поплатился. Сейчас все эмоции чувствовались стократ сильнее. Но даже в таком момент Андрей не раздумывал. Он бежал на крик, который становился все более тяжелым и болезненным. Кто бы там ни был, человеку явно нужна была помощь, и Андрей намеревался сделать все, что от него зависело. Вот только мозг подкинул гадкую, предательскую мысль:

«Ну-ну, беги, спасатель. Снова поможешь кому-нибудь, чтобы присесть ещё на пару лет. Мало же тебе, что уже едешь на зону за свое геройство, давай добавим еще немного!»

Знаете такое, когда в одну секунду в голове пролетает миллион мыслей? Вот и Андрей за то время, что бежал, пережил миллион часов размышлений. И всё же он не колебался. Любого другого человека произошедшее с ним ожесточило бы. Он сказал бы – никому больше в жизни помогать не буду, именно за добро меня наказали. И он абсолютно имел право так сказать. Ведь мы проживаем только свою жизнь, и вполне естественно заботиться о себе. Но нет, эти мысли Андрею не принадлежали. Это было не его мнение. Не его желание. Даже несмотря на всё, через что ему пришлось пройти, выпади шанс пережить всё заново, он поступил бы точно также. И поэтому сейчас он побежал. Кто бы там ни был, ему совершенно точно нужна помощь. И никто другой посреди леса её не окажет. Поэтому Андрей припустился ещё сильнее.

Крики раздавались часто, с паузами, что пугало ещё сильнее – видимо, человек, который сейчас кричал, страдал просто от адской боли. А у Андрея с собой не было ничего, что могло бы облегчить страдания. Хуже того, если его застанут над почти безжизненным человеком, ничто не помешает приписать ему ещё одну статью. Но и об этом он даже не думал. Правильно сказал Алексей Алексеевич: не человек, а человечище!

И вот крик был уже совсем близко. Андрей выскочил на открытую местность – что-то вроде небольшой поляны, где почти набекрень стояла машина. Двери были открыты настежь, а крики доносились с заднего сидения.

— Кто вы?! – крикнул Андрей. – Чем вам помочь?

Из машины вылез взмыленный мужчина. Он был весь дёрганный, руки сковал тремор. Андрей видел, что мужчина – да какой там, совсем парень ещё – еле держится на ногах. Увидев Андрея, он кинулся к нему и, почти рыдая, выдавил из себя:

— Мужчина, мужчина…

— Что случилось с вами, чем вам помочь?

И в этот момент тишину снова разорвал истошный крик. Кричала женщина, а этот паренёк по всей видимости пытался ей хоть как-то помочь, хотя сам еле стоял на ногах от страха.

— Жена…рожает… — выдавил, задыхаясь, паренек.

— Всё ясно, — быстро кивнул Андрей и кинулся к машине.

Там в пугающей позе лежала женщина, раскинув ноги. Юбка задралась и промокла почти насквозь – значит, воды уже отошли, прикинул Андрей. Бедняжка была вся в поту, с неё лилось в семь ручьев, не меньше. Всё лицо – красное, сосуды кое-где полопались, образуя страшные бурые пятна.

— Я вёз её в больницу… — еле-еле выдавил парень. – Мы ехали…она должна была рожать не скоро… Мы от родителей, и вот…

— Тихо, — скомандовал Андрей и повернулся к пареньку. – Тебя как звать?

— Я…я… Антон. Я…

— Держись, Антоха, ей сейчас тяжелее. Давай. Будешь мне помогать…

— Да я ж никогда… — начал было парень, но жена так сильно сжала его руку, что у него даже слёзы выступили.

Не от боли, а от жалости к ней.

– Держись, солнышко, всё будет хорошо…

— Да я тоже никогда, — честно ответил Андрей. – Но делать-то что-то надо. Скорую вызвал?

— Едет уже. Сказали, если быстрее надо – сами везите. А куда ж я её…

— И то правда, — прервал его Андрей, — её сейчас везти никак, тем более по таким колдобинам. Ты вот что. Давай как сделаем. В походы ходил когда-нибудь али не довелось?

Антон растерянно уставился на Андрея. Женщина снова истошно закричала, а её муж отозвался дрожащим голосом:

— Ну ходил…

— Тогда смотри, — Андрей прищурился.

Нужно было срочно подготовить всё для того, чтобы родоразрешение произошло с минимумом проблем. До больницы женщину в таком состоянии просто не довести. Тем более – Андрей глянул через плечо на девушку – такую: маленькую, хрупкую, еле-живую. Неизвестно, сколько бедняжка мучилась от этой адской боли. Правду говорят, повезло мужикам – они детей только в мир принимают, а женщине через все эти мучения проходить.

— И мы ещё уверены, что можем женщинам диктовать что-то после этого, — вслух сказал Андрей.

Антон засуетился.

– Вот что, Тоша. Я бежал к тебе с той стороны, — и он указал пальцем в направлении, — там речка есть. Набери воду. Я не знаю, в чём ты её понесёшь – ведро у тебя какое или что, но вода нужна. А я пока костёр разведу.

— А костер зачем… — сдавленно пробормотал Антон. — Нам надо воду прокипятить. Иначе заразу занесём. И тряпки. Есть что на тряпки порвать?

— Не знаю.

— Тошенька, что найдёшь – хоть футболку на себе рви! А тряпки надо наделать, кипячёные. И руки нам с тобой как следует надо промыть – не дай Бог заразу туда какую-нибудь занесём.

Антону надо было отдать должное – парень оказался сообразительный. Даже в стрессовой ситуации смог взять себя в руки и начать действовать.

— Хороший он у тебя парень, — проговорил Андрей, когда вернулся к машине с ворохом сухих веток. – Правильный. Ты на него не серчай, малыш, что так запаниковал. Я бы в его годы вообще нафиг в обморок бы бахнулся. А этот нет. Ему главное, чтоб кто постарше помог – оно и понятно. Но мужик хороший. Всё у вас будет!

Девушка, Лиза, как потом выяснилось, даже притихла – слушала, стало быть, слова Андрея. Он улыбнулся.

— Ну вот, маленькая, уже хорошо. Ещё слышишь, чувствуешь. Значит, справимся со всем вместе. Главное, чтоб ты нам помогла, родненькая.

Воды Антон натаскал, костёр кое-как развели. А Андрей прям чувствует, что женщина из последних сил держится – так, бедняжка, кричит. Кошмар просто какой-то. Значит, надо ей помочь.

— Тошка, давай жену за руку держи. Только в обморок мне не падать. Крови боишься?

— Не боюсь, — пробормотал Антон, — навидался за свою жизнь.

— Ну и отлично. Значит, держи её за руку, помогай чем можешь. Говори, как любишь её. А ты, маленькая моя, — мужчина обратился к роженице, — дыши. Дыши как учили. Я не знаю, как там это правильно, но вы ж, женщины, это от природы знаете. Вы умнее нас, мужиков. Ух, ребятки, вперёд!

Страшно представить, сколько времени это длилось. Все трое были на пределе сил, но больше всего, конечно, Лиза. Андрей старался как мог помочь девушке, а про себя думал, что каждая женщина, которая родила, заслуживает звание героини. Наконец, спустя несколько часов мучений, вслед за криками женщины раздался приглушенный крик младенца. И как раз в этот момент из чащи выбежал потерянный водитель. Так на сцене появился ещё один персонаж, которого стоило пожалеть – весь в мыле, ошалелый, напуганный, он нёсся через весь лес в поисках пресловутого Андрея. Неизвестно, сколько кругов он нарезал, пока сам не услышал крики женщины. И тут же кинулся туда. Сам уверился, что всё, опасного беглеца выпустил, он там бедную женщину замучает до смерти. Поэтому тут же кинулся к Андрею.

— Ты как посмел сбежать!? – заорал тут же водитель. – Я ж к тебе как к человеку отнёсся, а ты, уголовник сраный… Да я тебя…

— Эй, полегче.

Андрей удивлённо обернулся. Голос Антона неожиданно окреп. Настолько, что Андрей его сначала не узнал. Молодой человек уверенно выпрямился, прижимая к груди ребёнка, и шагнул в сторону водителя.

— Кто вы и что вам нужно от этого человека?

— Мне? – Водитель растерялся. – Так это… Он беглый зэк. А я его ловлю…

— Не беглый, — возразил Андрей, — я только пройтись отошёл. А потом услышал крики, и…

— Этот человек спас мою жену и помог родиться моему ребенку, — спокойно ответил Антон, — и минимум, что мы с вами можем сделать, это не орать на него и не обращаться с ним таким образом.

Водитель хотел было что-то сказать, но со стуком захлопнул рот. Посмотрел сначала на Андрея, потом на Антона, потом на плачущий сверток в его руках, почесал рукой затылок.

— Ну дела творятся… Видал, мужик? Я ж говорил тебе, не просто так у нас тут машина откинулась… Ну и дела.

Водитель предпочёл, что лучшим решением будет отойти в сторону и не возмущаться. А Антон развернулся к Андрею и тихо обратился к нему:

— Андрей, давайте мы с вами побеседуем немного? Расскажите мне о своём деле. Приговор окончательный? Подлежит обжалованию?

Андрей удивился снова, но ответил прямо всё, что знал: вроде как не окончательный, но у него нет нормального адвоката, который бы мог помочь. А затем и историю всю рассказал, как было, от начала и до конца.

— Ты не подумай, Тош, — прямо ответил мужчина, — я не вру. Так оно всё и было. Побежал, а там…

— Верю, — искренне отозвался Антон, — ты ж и к нам с женой точно также побежал. Как тебе после этого не поверить? Вот что. Отправляйся, куда тебя везут, а я скоро тебя навещу, хорошо?

С этого момента клубок событий вокруг Андрея начал постепенно раскручиваться. Тоша, молодой паренёк из леса, оказался Антоном Андреевичем, молодым перспективным адвокатом. И, как потом признался Антон, выиграть его дело было не трудно. Видимо, предыдущий адвокат даже не утруждал себя этим. В итоге Антон поднял дело, и его успешно пересмотрели в пользу Андрея. А потерпевшая получила административный штраф.

— Я бы этого не хотел, Тош, — честно сказал Андрей, на что Антон ответил просто:

— Знаешь, Андрей, я как юрист тебе скажу: справедливость – она не всегда приходит вовремя. Но рано или поздно кармой долбанёт всех. А ты ещё будешь крестным моему сыну!

— Веселую историю ему папка будет рассказывать, как с дядькой своим познакомился, — и оба мужчины засмеялись.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 72 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

1 Комментарий

Л
Любовь Ответить

Супер!!! Отличный рассказ.

Напишите комментарий

Красивая девочка голубые глаза цветы
Юля

Маргарита вышла из машины, попросив мужа остановиться около подъезда и пока он парковался, поднялась в квартиру. Обессиленная женщина подошла к...

Маргарита вышла из машины, попросив мужа остановиться около подъезда и...

Читать

Вы сейчас не в сети