Грустная девочка

Новая семья

Василий Исаев неспешно обошёл бильярдный стол, окидывая картину взглядом. Затем он остановился и, прицелившись, ударил кием по шару. Тот прокатился по зелёному сукну, ударяясь о собрата. Нужный шар вкатился в лузу. Вася не сдержал довольную улыбку. Андрей Макаров, который старательно натирал кончик кия мелом, цокнул:

-Блин, может, мы уже прекратим это избиение младенцев? Я чувствую себя униженным и оскорблённым. – Посетовал он, видя, что его лучший друг легко и уверенно идет к победе в «малую русскую пирамиду».

Цель игры была в том, чтобы набрать 71 очко. И, кажется, у Макара не было шансов догнать товарища.

-Ты знаешь, что этот фразеологизм, избиение младенцев, берёт свои истоки из весьма пугающей христианской легенды… — Блеснул познаниями Василий. — Иудейский царь Ирод боялся потерять власть. Поэтому он приказал умерщвлять всех новорожденных в Вифлееме, после того, как волхвы разболтали, что родился новый царь — Иисус. Жрицы не сказали, где тот находится, поэтому досталось всем… Собственно, нарицательное «ирод» — из той же оперы. Точнее, Библии.

Макаров, отложив мел, облокотился на кий:

-Скажи, а в Библии вообще было что-то доброе?.. Светлое там, похожее на райские кущи, которые нам обещают за хорошее поведение? А то, кажется, что редко кого-то оставляли в живых. – Макаров не успел услышать ответ, потому что громко и раздражённо вскрикнул:

— Ну, блин, Исаев! Ты мог хотя бы сделать вид, что тебе интересно со мной играть?!

На его глазах Василий закатил победный шар.

-Зачем я буду врать своему другу? – Ухмыльнулся Исаев, выпрямляясь и разминая шею.

-Это всё потому, что мы играем в твоём кабинете. – Проворчал Макаров, возвращая кий в подставку. – Тут даже стены на твоей стороне.

-Ага. – Легко согласился Исаев, проходят к зоне бара в виде напольного глобуса – подарок одного из партнёров. – У меня здесь и сукно на столе не такое ровное, и кий кривой.

Макар фыркнул и упал на диван. Он принял из рук друга стакан, на треть заполненный янтарной жидкостью, пригубил и причмокнул губами.

-Что с открытием казино? Всё по плану? – Спросил он.

Два друга встретились в кабинете отеля, который принадлежал Исаеву, чтобы провести вечер пятницы в сугубо мужской компании.

Исаев, в свою очередь, сделав глоток виски, кивнул:

-Да, всё на мази.

-Эх… Не терпится просадить там всю зарплату, что ты мне выдаёшь. – Широко улыбнулся Макар и оглядел огромный, роскошный кабинет с панорамными окнами. – Знаешь, я поверить не могу, что в детстве мы жрали один «бич-пакет» на двоих. Я даже горжусь тобой, что ли…

Исаев сморщился, посмеиваясь над сентиментальностью друга:

-Только не заставляй меня плакать.

Оба мужчины были знакомы с детства. Они прыгали вместе по гаражам, жевали гудрон и лечили любую травму смоченным в слюне подорожником.

Правда, если детство Макара было вполне счастливым, то вот Исаеву пришлось худо. Сначала мать растила его одна, обвиняя сына в своих трудностях. Затем в их жизни появился дядя Ваня, который, дыша на мальчика перегаром, велел называть его батькой. При малейшей провинности ребёнка, он, в лучшем случае, таскал его за левое ухо так, что Вася был уверен, что превратиться в одноухую версию Чебурашки. В худшем случае, мужчина выбирал иные методы экзекуции, например, пряжку ремня, гречку, рассыпанную в углу и прочие воспитательные меры. Мама ребёнка никогда не защищала и вообще игнорировала факт его существования. Однажды заявила, что ждёт, когда он вырастит и покинет её квартиру.

Так и случилось. Исаев вырос, поступил в Хабзайку, или, в простонародье, ПТУ. Затем начался его трудный путь по карьерной лестнице. Тогда Васе впервые повезло – ему досталось наследство от неожиданно появившегося в его жизни отца. Старик, на смертном одре, вспомнил про родную кровь и отписал ему квартиру и участок. В завещании он просил прощения за то, что не присутствовал в жизни сына. Вася его, за такой подарок, простил, а затем приступил к делу.

Земля была расположена в живописном месте – у моря. Василий с нуля, сам, построил там маленький отель. Рядом поставил русскую баньку. Дела пошли в гору. Гости города и местные арендовали баню и номера в отеле из брусьев. Вася подкармливал их шашлыком, чтобы возвращались.

На старте карьеры его поддерживал лишь друг детства. Макаров брал на себя многие заботы: от перевозок гостей до поставок провизии и даже воровства дров из леса. Поэтому, когда Исаев добился успеха, он не забыл товарища. Макар стал управляющим отеля и получал солидную зарплату. Также он имел пакет акций компании Исаева, который тот просто подарил ему на юбилей.

У Исаева же была целая сеть отелей. Однако он не намеревался останавливаться на достигнутом. Он поставил перед собой цель – открыть первое легальное казино. Местечко мужчина выбрал, как и первый отель– на берегу моря. Конечно, пришлось дать несколько взяток, на общую сумму которых можно было купить небольшой остров на краю мира…

Однако Исаев был уверен, что идея себя окупит. Строительство Мурены, как он назвал свое детище, было закончено. В общем зале стояли игровые столы и аппараты, там же было два ресторана, вип-комнаты, номера для гостей…

Да и на сцену комплекса были приглашены звёзды, для торжественного открытия.

Без трудностей не обошлось, конечно. Были у Исаева проблемы с местными жителями и любителями природы, которые волновались за море и сосновый лес. Однако Василий быстро заткнул их рты, рассказав о том, что его заведение, при выходе на полную мощность, даст жителям более тысячи рабочих мест. Между сосенками и людьми, общественность выбрала вторых.

Теперь Исаев показывал всем, какой он хороший работодатель, чтобы закрепить результат. Все в его отелях: от шеф-поваров и управляющих до горничных, боготворили начальника и даже давали интервью. В общем, всё шло, как надо…

До этого славного вечера, который перестал быть томным после резкого стука в дверь…

-Войдите. – Разрешил Исаев.

Из-за двери показалась Кристина – очаровательная блондиночка секретарша. Длинные ноги и большая грудь компенсировали недостаток разума в её очаровательной головке. Сейчас на красивом лице Кристины четко прослеживался испуг, а губы дрожали. Она боялась, что окажется тем самым гонцом с плохими новостями, чья голова полетит с плеч.

-Василий Николаевич! У нас ЧП! – Пролепетала секретарша.

-Что такое? – Спросил мужчина, не особо переживая.

Ну, что могло случиться? Опять какой-то олигарх попался в номере с любовницей и кляпом во рту? Или певица напилась? Видали стены его отеля и не такое…

Он умел вытирать за своими гостями, поэтому его и ценили.

Девушка стала заламывать пальцы:

-В отеле, вчера, горничная упала в обморок. Она ударилась головой и потеряла сознание. Мы вызвали скорую, однако в больнице у неё диагностировали истощение и ещё что-то… — Затараторила Крис. – Девушка не пришла в себя. Из больницы звонили её матери, но ничего не добились. Поэтому позвонили сюда. Я не поняла подробностей, но требуют вас… Говорят, что с ней жестоко обращались на работе, раз она поступила в таком состоянии.

Исаев нахмурился. Рассказ Кристины был именно тем, во что вляпаться было нельзя. Он же полгода пел, как прекрасно у него работать! И тут на тебе…

-Это она сказала, что здесь рабство не отменили? – Нахмурился он.

Мужчина подумал, что его могли подставить и историю сфабриковать. Злопыхателей у бизнесмена хватало.

-Нет, она не пришла в себя. Просто об этом случае сообщили в полицию. Девушка была очень изнурена.

-Дело – дрянь. – Присвистнул Макаров. — Мне кажется, что Рыжая ведьма уже оседлала метлу и вот-вот прилетит по твою душу. Надо как-то пресечь скандал.

Ведьма, мегера или бестия…

Так называли друзья бывшую Исаева – Олю Светлакову. Женщина была журналисткой. При этом обидчивой. Поэтому, когда из интрижки между ней и владельцем сети отелей, не получилось большой любви, она стала под него копать. Светлакова впивалась в любую сплетню, выжимая из неё все соки.

-«Конечно… — Досадливо сморщился мужчина. – Она не упустит шанс промыть мои кости».

-И что делать? – Исаев даже растерялся.

— Отправь кого-то в больницу и к родным твоей горничной. Дай денег, вырази соболезнования и обещай, что покроешь расходы на лечение. Там уже разберёшься. – Посоветовал друг.

Исаев согласился. Скандал он не мог себе позволить. Ещё певцы откажутся приезжать на открытие «Мурены», мол, они в белом пальто, а он – тиран.

-Ладно. – Решительно кивнул Исаев, залпом осушая напиток. — Хочешь что-то сделать хорошо – делай сам. Кристина, дай мне номера телефонов родни и адрес девчонки.

Блондинка засуетилась и побежала выполнять приказ.

Вскоре Исаев, оставив друга следить за ситуацией в отеле, уже ехал домой к горничной на такси. Звали её, как оказалось, Регина Овечкина. Он смотрел на фото из её личного дела и не мог понять, видел ли её раньше? Девушка была красивая, наверняка запомнил бы…

Чёрные волосы, чёрные глаза и белоснежная кожа. Она была похожа на фарфоровую куклу…

Сначала бизнесмен уладил дела в больнице, обеспечив пострадавшей лечение. Он узнал подробности. Горничная убиралась в ванной, хотела протереть зеркало, но поскользнулась. При этом врачи заметили, что девушка страдала анемией и явно не доедала. Конечно, Исаев не был виноват в том, что какая-то дурочка, вполне возможно, изнуряла себя диетой или питалась ростками пшеницы и солнечным светом. Однако именно под него начнут копать журналисты. Особенно рыжая.

Исаев пытался поговорить и с матерью Регины, но номер был недоступен. Приехав по указанному адресу, он тоже ничего не добился.

-Может, одна живёт… — Пробормотал мужчина, когда, после очередного звонка, дверь не открыли.

Он уже собирался уходить, как услышал топот. Он замер, прислушиваясь. И вот – снова… Топ-топ-топ. Кто-то крался к двери. А затем… Скрип! Предательский звук половицы под чьей-то ножкой. Мужчина произнёс громко:

-Откройте, пожалуйста! Я работодатель Регины Овечкиной. Она попала в больницу!

Информация подействовала как заклинение, отпирающие замки. Ключ провернулся и дверь распахнулась. Мужчина подумал, что за дверью никого нет, а затем опустил взгляд…

Там стояла маленькая, хрупкая девочка. Она была очень похожа на горничную с фото, такие же волосы и глазки, как у горной серны, так и заглядывали в душу. Только вот…

Девочку уродовала зияющая расщелина на верхней губе, которая шла к носу. Этот дефект, такой чужой на красивом и невинном лице, притягивал взгляд. Мужчина даже оторопел на миг и не нашелся со словами. Однако ребенок вступил в диалог первым:

-Где моя мамочка? Она не приехала вчера ночью! Она в больнице? Почему?!

Мужчина выпучил глаза ещё больше. Его горничной было двадцать лет. А этому ребёнку лет шесть-семь, на вид. Так во сколько она родила? Да и в досье не было ни слова про ребёнка.

-Твоя… Твоя мама… — Мужчина пожалел, что сразу выпалил новости про состояние Регины. – Можно я пройду?

Девочка насупилась. Было видно, что она не хочет пускать чужого домой. Однако сутки без мамы дались тяжело, а дядя принёс с собой ответы на вопросы и надежду. Она посторонилась и пустила незнакомца.

Квартира оказалась старой, бедной, ремонт в ней делали еще при строительстве хрущевки.

-С твой мамой всё будет хорошо. Она устала и отдыхает в больнице. – Нашелся с ответом мужчина.

В глазах малышки мелькнуло облегчение.

-О тебе есть, кому позаботиться? Бабушка или папа? – Спросил Вася, не понимая, как общаться с ребенком.

-Я подожду маму тут. – Заявила малышка, и её странная губа оттопырилась.

Вася почесал затылок.

-А у тебя есть еда? – Осторожно спросил он.

Девочка с готовностью кивнула:

-У меня есть хлопья и молоко. Правда, оно стало кислым, но ничего. Ещё есть хлеб, я сама умею делать бутерброды. – Похвасталась она. – Хотите чай с бутербродом?

Вася хотел отказаться, но не смог. Он сам не понял, как оказался на кухне, рядом с самоваром, который собирал пыль. Девочка нажала кнопку пожелтевшего электрического чайника и принялась хозяйничать:

-Правда, печенек нет. – Расстроилась она. – Мама сейчас не покупает сладкое, хотя иногда приносит с работы. Она откладывает деньги, чтобы сделать мне операцию. Я скоро стану красивой и меня перестанут дразнить. Сейчас-то лето, а осенью я уже приду в школу красивая…

Девочка обернулась через плечо и просияла странной улыбкой. Сердце Василия сжалось. Он прочистил горло, отводя взгляд от губы малышки:

-Ты и так красивая… — Пробормотал он, чувствуя себя неловко.

Девочка захохотала звонко, а затем, спохватившись, протянула ладошку гостю:

-Меня зовут Настя.

-Вася. – Кивнул бизнесмен.

Он даже злился за то, что чувствует себя таким беспомощным при общении с ребёнком. Ведь он же акула бизнеса! Вёл переговоры с Токио, Лас-Вегасом, Парижем… Воротил миллиардами! А тут стушевался. Мужчина пил чай, вместо виски и слушал, как девочка любит маму и скучает по ней:

-Я редко её вижу. – Жаловалась малышка. – У неё много работы. Хочу вырасти быстрее и помогать ей…

Когда настало время уходить, Исаев понял, что не может оставить ребёнка в этой квартире на ещё одну ночь. Нет, даже на час не может!

-Настя, скажи, а ты хочешь пожить в отеле? – Спросил он.

Глаза малышка загорелись:

-В настоящем? – Уточнила она. – Там дают халат и тапочки?

-Конечно. – Кивнул он. – А ещё можно заказать еду по телефону прямо в номер. Там ты можешь подождать маму.

Девочка обрадовалась такой перспективе. Она много слышала от мамы про шикарный отель, поэтому мечтала увидеть его своими глазами.

Настя собрала вещи, не забыв про плюшевого зайца, затем вложила ладошку в руку Васи. Он сжал детские пальчики, ощущая, как берёт на себя ответственность за этого ребёнка.

Макаров встретил их в отеле, уже подготовив свободный номер. Он по-своему воспринял новости:

-Ты хочешь дать новый инфаповод, да? Мол, приютил ребёнка в своих апартаментах? – Одобрительно закивал друг. – Я устрою.

-Нет. – Перебил его владелец отеля. – Не надо шума. Пусть просто подождёт здесь маму…

Вася стал много времени проводить с ребёнком. Его восхищала малышка, которая всегда улыбалась:

-Мне так мама велела, чтобы я чаще улыбалась. – Заявила девочка.

Эта история всё-таки просочилась в газеты. Это злило Василия, хотя и радовало его пиар-отдел. Лучшей рекламы к открытию казино они не могли придумать.

-Ладно тебе, в этом нет ничего ужасного. – Закатывал глаза к потолку Макар, видя, как его друг нервничает. – Это взаимная выгода. Ты помог девчонке, а она – тебе. Или ты привязался к ребёнку?

-Просто я знаю, как тяжело остаться без семьи. – Буркнул мужчина в ответ.

Казалось, что на паре статей всё закончится. Однако, через два дня, Кристина снова прибежала в кабинет начальника, когда там была Настёна. Пока Вася работал, ребёнок рисовал.

-Простите, но там пришла женщина… — Выпучила глаза блондинка, уже уставшая от сюжетных поворотов на работе. – Она размахивает газетой с фотографией Регины, кричит, что мы похитили её дочь. Охрана её не пускала, конечно, но она столько подняла шума! Вам бы выйти… Она вас требует.

Василий был удивлён. Он спустился вниз, оставив малышку с секретаршей. В холле отеля сидела неряшливо одетая дама, с опухшим от алкоголя лицом. Увидев Василия, она вскочила и осклабилась:

-Вас мне и надо! Заграбастали мою доченьку?! А денежки кто платить будет? Мне Регинка платила, а теперь что? Шиш с маслом?

Исаев, ничего не понимая, отвёл неприятную личность в помещение для персонала. Там дама, трясущимися руками, ткнула в статью:

-Вот, увидела! Что моя младшая, кровь от плоти, живёт в роскошном отеле! А я хер без соли доедаю. Не честно, правда?!

-Погодите… Вы чья мать вообще, Регины? – Спросил Вася, брезгливо морщась от запаха перегара.

-И Регины, и Настюхи. – Закивала женщина, облизывая сухие губы. – Обеих родила. Неблагодарных. Матери плохо, а они вон… Развлекаются.

-Ваша дочь в больнице, о чём вы? – Ахнул Исаев.

-Читала я! В клинике шикарной! – Возмутилась женщина и ревниво уставилась на бизнесмена. – А малая тут, верно? Вот я и пришла… Раз написали, что берёте ответственность за ребёнка, так и мне денег дайте. Вместо Регинки.

Василий ослабил галстук, ощущая дурноту. История плохо пахла, но он даже не подозревал, насколько.

-Но разве Регина не мама Насти? – Спросил Вася в лоб.

-Конечно, Регинка не мать. Она сестра. – Фыркнула женщина, делясь с олигархом подробностями своей жизни. – Я, правда, от Насти при рождении открестилась. Вы её видели? Я боялась, как бы Валерчик из дома меня не выгнал, если бы я принесла ему это… Как там в сказке? «Не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку».

Гостья захохотала, как чокнутая, но затем зашлась лающим кашлем. Отдышавшись, он продолжила:

-Однако оказалось, что за детей мне неплохо забашляет государство. Оставить её было выгоднее. Правда я совсем не справлялась. Ведь Регина уже учесала из дома, жила с бабкой, а потом одна. А потом и Валерчик взял и ушёл, я совсем разозлилась! – Пожаловалась она, словно ожидала, что Вася станет ее жалеть. – Вот и думала отдать Настюху в приют, такой, где фриков лечат. Только Регина появилась, вцепилась в Настю, да забрала её с собой, в квартиру бабки. Эта старуха, мать моего первого мужа, оставила её Регинке, стерва такая…

Женщина покачала головой, надула губы.

-То есть ваши дочери живут отдельно? – Ахнул Вася сипло. – И Регина делает вид, что Настя – её дочка?

Женщина равнодушно пожала плечами:

-Она врёт ей. Я обещала не говорить правду, если Регина будет мне деньги высылать. И в приют не стану сдавать Настю. Только вот денюжек мало приходит, Валерчику, он, кстати, вернулся ко мне, не хватает… А теперь, когда она в больнице валяется, боюсь, что совсем не будет!

Вася не понял, что вводит его в больший ужас…

То, что происходило в жизни девочек, или то, с какой легкостью мать об этом рассказывает. Она совсем не испытывала вины.

-Убирайтесь. – Сипло проговорил Вася, ощущая, что перед глазами словно появляется пелена.

Этот Валерчик, никчемный отец и отчим, вернул его в своё печальное детство. Пьющая мать тоже стала жутким триггером. А ещё ему невыносимо жалко стало молодую девушку…

Которая попала в больницу, пытаясь прокормить и воспитать сестру, называвшую её мамой. Которая надеялась накопить не на модную сумку, а на операцию для ребенка. Да ещё была вынуждена спонсировать пьянки матери и терпеть шантаж.

-Что-о? – Прокаркала женщина, вставая с кресла. – Да как ты… Да я же всё расскажу!

-Расскажи. – Рявкнул Вася. – Я тебя по судам так затаскаю, что ты пожалеешь, что на свет родилась… Ты хотя бы знаешь, кого пришла шантажировать? С моими связями, ты уже завтра окажешься за решёткой. И будешь ты со своим Валерчиком вести лишь тюремную переписку, потому что он будет в соседней колонии.

Женщина побледнела, словно полотно. Она пыталась ещё что-то лепетать, оправдывалась, испугавшись возмездия, но бизнесмен выдворил её прочь, не желая слушать.

В этот момент Исаев боялся лишь того, что может ударить женщину. Вернувшись в кабинет, он увидел Настю. Она улыбнулась, широко и немного странно из-за дефекта, который, как оказалось, назывался «заячья губа».

-Смотри, Васюта! – Воскликнула девочка, которая решила называть брутального бизнесмена такой нелепо-милой формой имени. – Я нарисовала тебе подарок! Это ты!

Мужчина опустился на одно колено и прижал к себе девочку, обнимая. Нежность затопила его.

***

Настя жила в отеле ещё сутки, прежде чем Регина пришла в сознание. Конечно, сразу к ней не пустили, но затем Васе позволили привести ребенка. Заметив Настю, пациентка не смогла сдержать слез. Она крепко обняла малышку, прижимая тонкими руками к груди. Регина посмотрела из-за плеча девочки на своего работодателя, с которым говорила впервые:

-Спасибо вам… — Кивнула она. – И простите. Я доставила столько проблем. Я обещаю, что отплачу вам за доброту. И расскажу правду журналистам.

Василий покачал головой:

-Не думайте об этом.

Он смотрел на любовь сестры к ребёнку, которая оказалась сильнее материнской, испытывая странное ощущение. В груди мужчины, который давно поставил крест на семейных ценностях и жил лишь бизнесом, стало тесно.

Когда Настя отвлеклась, Василий позволил себе присесть у кровати горничной:

-Скажите, я могу вам помочь? – Спросил он, заглядывая в глаза, похожие на черные агаты. – Знаете, в отель приходила ваша мама…

Глаза Регины расширились. Она бросила взгляд на сестру, затем понизила голос до шепота:

-Не говорите Насте, ладно? – Взмолилась она. – Я забрала её в полтора годика, она думает, что я её мать.

-Я знаю. – Кивнул бизнесмен. – Именно поэтому я предлагаю сказку сделать былью. Я могу помочь вам, Регина. Вы хотите опеку над сестрой?

Чёрные глаза вспыхнули. Руки пациентки сжали одеяло, и она кивнула решительно. Только это и требовалось Васе.

Прошло время.

Исаев взял протекцию над Региной и Настей, что стали ему как сестры. Он разобрался с жадной матерью и органами опеки. Регина, вылечившись, осталась работать в отеле на должности администратора. Теперь ей не надо было трудиться на трех работах, хватало и одной. Настеньке сделали операцию. Она плакала, когда увидела свое отражение.

-Спасибо тебе, Васюта! – Обнимала она тогда своего нового друга. – Теперь я красивая, правда?

-Ты всегда была красива. – Напомнил ей олигарх, не кривя душой.

Ведь именно улыбка Насти когда-то растопила его сердце. Именно тогда он вспомнил, что самое дорогое – это не деньги, а люди, которые тебя искренне любят. Ведь не смотря на то, что казино Василия процветало, а в отелях редко бывали свободные номера, не бизнес теперь радовал мужчину, а его новая семья. Семья, которую он нашёл. И пусть, им не повезло с родителями, зато повезло встретить друг друга. И обрести счастье.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая милая необычная шикарная деревенская девушка
— Вот тебя сейчас пустим по кругу, сразу покорной и услужливой станешь! — грозно пригрозил цыган

Лина медленно шла по городскому парку, усыпанному жёлтыми листьями. Стояли последние тёплые деньки осени. А у неё опять нет новой...

Лина медленно шла по городскому парку, усыпанному жёлтыми листьями. Стояли...

Читать

Вы сейчас не в сети