Красивая пожилая женщина в огороде в саду бабушка

— Да плевать я хотела на мать, меня сейчас дом интересует, то есть деньги с продажи дома

— Ну я не знаю, — сомнением покачала головой Ирина, — мать нас одна тянула и мы между прочим ни в чём не нуждались, а ты говоришь сдать богадельню.

— Господи, да кто же это отрицает! — воскликнула её сестра Алёна, — Ну, ты что ли будешь за ней ухаживать? Ты же у нас вся в карьере, не царское это дело за родной маменькой горшки выносить. Мы лучше поживём красиво не морая своих белых ручечек.

— Кто бы говорил, — насмешливо протянула Ира, — а какая такая карьера у тебя?

— А я дорогая сестрица за границу собираюсь, замуж хочу там выскочить, а там можно о карьере актрисы подумать.

— Актрисы? Господи, да кому ты там нужна? — со вздохом спросила Ирина. — Свои красоты, таланты некуда девать, а мы там никто и звать нас никак!

— А это уж как себя поставишь. Ну да не суть, сейчас речь о другом. Так ты согласна? Дом переоформим на себя, продадим, а деньги разделим поровну. Ну что они тебе лишние что ли? А что касается матери… Так ведь она получит такой уход, которого мы обеспечить не сможем и потом, что мешает навещать её.

— Да, но с какими глазами?

Вот тоже битый час сёстры Кореневы решали судьбу своей матери Ольги Аркадьевны. Хотя, положа руку на сердце, сестрички замахнулись на дом.

Великолепный дом, напоминающий купеческую усадьбу, находился в красивом и живописном посёлке. Конечно, по-хорошему бы там всё модернизировать, но сестёр Кореневых не было на это ни денег, ни откровенно говоря желание, а вот деньги вырученные за продажу дома очень даже пригодились бы…

Полгода назад Ольга Аркадьевна заболела. Сосудистые изменения на фоне возрастной слабости и упадки сил, как сказал врач, были налицо и оставлять её одну было бы неосмотрительно.

Конечно дочери могли бы нанять сиделку, но у Алёны созрел другой план, его то сёстры сейчас обсуждали. Ирине этот план не то чтобы совсем уж не нравился, но молодую женщину несколько коробило то, что мать, которая после развода с их отцом алкоголиком воспитывала их в одиночку, придётся сдать приют. Алёна же пыталась убедить сестру, что так будет лучше для всех, в том числе и для самой мамы и кажется ей это удалось.

— Ну допустим, но насколько мне известно, наличие трудоспособных родственников является вполне весомым основанием для отказа оформления в приют, — неуверенно сказала Ира.

— Вот-вот, — хитро кивнула сестра, — стало быть и ты этот вопрос вентилировала.

— Да я просто…

— Да ладно тебе, ничего такого уж сверхординарного тут нет. И это всё, что тебя волнует? Если дело только в этом, то есть у меня один очень давний поклонник. Пожилой, но ух! Орёл! Так вот, он как раз по этому делу. Ну так вот считай, что дом у нас кармане, а документы на него в полном порядке.

Ирина внимательно посмотрела на сестру. Да-а-а, плевать Алёна хотела на мать, а вот дом совсем другое дело. Точнее деньги после его продажи. И в кого она такая? Не иначе как в их никчёмного папашку. Мать выгнала его, когда Алёне было восемь лет, а Иришке шесть и только тогда они вздохнули свободно. Кроме того, Алёну заботил ещё один вопрос: «Как поделикатнее сказать об этом маме?», и она озвучила этот момент.

— Как есть так и сказать, — фыркнула Алёна. — Мы физически не сможем за ней ухаживать.

— Ну предположим, но это полная ерунда. Ты не работаешь, так что вполне могла бы, ну и я бы подключалась. Тут дело только в желании, если по чесноку, а Алён?

— Вот что Ирка!.. — разозлилась сестра. — Не хочешь, как хочешь, но потом будешь локти кусать! С мамой я сама поговорю, вряд ли ей самой захочется быть нам обузой.

— Алён, я всего лишь обрисовала ситуацию.

— Ну что ты согласна?

Ирина отвела глаза и кивнула…

Алёна и её давний поклонник Валентины Иванович Сухарев сидели в ресторане.

— Дом оценён высоко, документы в порядке, только вот два трудоспособных родственника. Я, да Ирина. Вот в этом-то и загвоздка. Но у Ирки бизнес, карьера, всё такое, а у меня… Скажем так, свои планы на жизнь, поэтому и хотим обстряпать это дельце.

— Ну милые дамы, а почему бы вам не нанять сиделку? — прищурился любвеобильный чиновник. — Одно дело модернизировать дом, это действительно дорого, но насколько я понимаю, средства твоей сестры позволяют нанять сиделку.

— А вот это Валечка не твоё дело! Ты получаешь свою долю? Получаешь. С Иркой я делиться не собираюсь, если что…

— Ну ты бестия.

— Да я такая и именно это тебе во мне нравится, — кокетливо сказала Алёна.

— Мда-а-а, — задумчиво ответил Сухарев…

Ольга Аркадьевна сидела в фойе дома престарелых и невидящим взглядом смотрела в экран телевизора. Условия содержания грех жаловаться, но разве они заменят родной дом в который она прожила большую часть жизни и в котором предпочла бы умереть. Именно в нём, а не в государственном учреждении…

Этот дом достался Ольге Аркадьевне по наследству и видел семь поколений её рода. Её девочкам не нужно их родовое гнездо и они скорее всего продадут его. Её девочки…

Ольга Аркадьевна воспитывала Алёну и Иру одна. Когда-то вышла замуж по любви, а ведь её отговаривали и были правы. Старшая дочь Алёнка пошла в отца, работать она не любила, зато обожала развлекаться. А вот младшая, Иришка в неё, Ольгу Александровну. Она получила хорошее образование и сразу пошла работать. В итоге Ирочка стала бизнесвумен. У девочки карьера, не до матери ей.

Ольга Аркадьевна даже не сомневалась, что её переселение в приют идея Алёны. Но что это меняло? Хотя Ольга Аркадьевна и гнала от себя обиду, как и то, что дочери могли бы нанять сиделку, но у неё это не получалось. Да ещё эта Зинаида, соседка по комнате…

— Вот так и вкладываешь душу в дочерей, которым ты окажешься не нужна в итоге! — воскликнула женщина выслушав нехитрый рассказ Ольги Аркадьевны.

— Не надо так Зин, — вздохнула она, — у девочек своя жизнь и потом они же обещали навещать. У меня за дом душа болит.

— Вот в дом-то всё и упирается.

— Бог им судья, — только и сказала Ольга Аркадьевна.

Ночами ей снились совсем ещё маленькие дочери. Рябина, яблони и вишни вокруг дома. Клумбы с пахучими ирисами, астрами гладиолусами и гордости Ольги Аркадьевны, алыми розами. Мягкая, кудрявая трава и огород. Снился пёс Мишка.

«Как он без меня, мой малыш?» — проснувшись подумала женщина и заплакала…

Ирина сидела в офисе и пыталась работать, но всё ввалилось из рук. Она с трудом соображала о чём вчера договаривались с поставщиком. И когда тот позвонил, говорил раздражённо. Положив трубку на базу Ира глубоко задумалась.

Нет, что бы не говорила Алёнка, но они поступили непорядочно. Деньги… Да что они, денег не заработают? Сёстры, молодые, здоровые, не глупые Так в чём дело-то?»

Размышления Ирины прервал звонок мобильного телефона. Алёна. Разговаривать с сестрой ей не хотелось, но она же не отстанет.

— Да Алён.

— Ирка прикинь, как мы лопухнулись.

— Что случилось?

— Мы не все документы сдали.

— То есть, как это?

— И тем не менее. Сейчас я тебе пришлю.

Ирина вздохнула:

«Может быть это шанс всё исправить..»

А вот Алёнкина послание. Ира внимательно прочла его и позвонила знакомому юристу.

— Вам так или иначе придётся ехать в приют, — пояснил он.

Внезапно Ирина поняла, что нужно делать. Её рука потянулась к телефону, а потом она позвонила сестре.

— Ну так поехали, — нетерпеливо сказала Алёна выслушав информацию переданную юристам.

— Ага, сейчас всё брошу и поеду, — раздражённо бросила Ира, — но если тебе так не терпится, подъезжай ко мне, а я одно дельце добью и поедем.

— Хорошо.

Сёстры приехали в учреждение и попросили Кореневу Ольгу Аркадьевну.

— А, хватились. Совесть проснулась, мать решили навестить? — не одобрительно глядя на обеих сказала директор, оперативно приглашённая женщиной сидевший на ресепшен.

Ирина была готова от стыда провалиться, а Алёна невозмутимо ответила ей:

— Вот что… Как вас там, Нелли Васильевна? Так вот Нелли Васильевна, наш моральный облик вас не должен волновать. Нам нужна наша мать, Ольга Аркадьевна Коренева.

— Забрали вашу мать, — отрезала директор.

— Но кто? — изумлённо спросила Ирина.

— Человек у которого в отличие от вас есть совесть. Валентин Иванович Сохарев.

— Кто!? — вскрикнула Алёна, как будто её ужалили. — Вот старый Лис!

— А теперь я попросила бы вас уйти, — сказала Нелли Васильевна тоном не терпищим возражений.

— Вот это поворотец! — воскликнула Алёна. — Обставил нас, охмурил Маман.

— Нет, это не так, — покачала головой Ира. — Знаешь Алён, я много передумала, но мне кажется самое лучшее, что мы сейчас можем сделать, это поехать к маме и попросить у неё прощение. Ну дался тебе этот дом?

— Дался, — упрямо сказала Алёна. — Надоело мне сидеть в этой дыре. Тебе хорошо рассуждать, у тебя квартира в городе, а я по съёмным мыкаюсь, то один кавалер, то другой, а толку? Тебя твой Толик любит, замуж зовёт, а у меня что?

— А что мешало тебе учиться, работать? Нет же, тебе лёгких денег хочется. Эх, так уж и быть, признаюсь тебе. Это я договорил с Сухаревым, чтобы забрать маму обратно, но не думала, что он сам лично её заберёт… Так что дорогая сестрица не очень-то рассчитывай на свои прелести, получай образование, ищи работу и будет тебе счастье. Могу помочь на первых порах.

— Иди ты к лешему со своей помощью, Иуда малохольная! — закричала Алёна и громко хлопнув дверью выскочила из машины.

— Как знаешь… — бросила Ирина в пространство пожав плечами и двинула в сторону посёлка, где жила мама.

Но сюрпризы ещё не закончились. Ирина подъехала к дому в котором прошло её детство и пёс Мишка встретил её радостным визгом. А когда она вошла в дом, то увидела такую картину. Ольга Аркадьевна и Валентина Иванович сидели держась за руки, а в ответ на вопросительный взгляд Ирины оба звонка рассмеялись.

— Это не любовь с первого взгляда, — поспешила заверить мать.

— Я любил вашу маму Ирочка ещё с юности, — с улыбкой объяснил Валентин Иванович, — только вот не сразу понял, кого помогаю оформлять в государственное учреждение. Фамилия сбила с толку, я то Ольгу только по девичьей знал, а то бы… А вы молодец вовремя одумались, иначе я бы не встретил свою любовь.

— Прости меня мамочка… — сказала Ирина опустившись перед Ольгой Аркадьевной на колени и целуя ей руки. — То что мы сделали, это ужасно…

Ольга Аркадьевна погладила дочь по голове и сказала:

— Всё хорошо дочка. Даст бог и Алёнушка одумается.

У Ирины отлегло от сердца. Она спросила:

— А вы правда в юности любили друг друга?

— Ну он насчёт друг друга вы конечно загнули, — рассмеялся Валентин Иванович.

Валентин Сухарев, студент юридического факультета всегда был хорош собой и девушки сходили по нему с ума, но он замечал только Ольгу Юдину, которая училась пединституте. Он встретил улыбчивую синеглазку с тёмно-русой косой и пропал. Только вот Ольга любила хулигана и птушника Мишку Коренева. За которого несмотря на неодобрение окружающих вышла таки замуж. Валентин повздыхал, да и женился. В итоге оба развелись. Одна не смогла жить с мужем ведущим аморальный образ жизни, другой с нелюбимой женщиной. Они встретились уже на склоне лет.

— Да уж, при таких обстоятельствах… — поёжилась Ирина, а про себя подумала: «Ты ещё и был кавалером Алёны…»

— Главное встретились, — подытожил Валентин Иванович, — а у вас Ирина есть кавалер?

— Есть, — улыбнулась она, — Анатолий.

— Берегите его.

— Это конечно…

Свадьба Ирины и Анатолия была не слишком многолюдной, но очень красивый, а иначе и быть не могло, ведь бракосочетание состоялось в сельской, фамильной усадьбе, которая полгода назад чуть было не стало яблоком раздора. Столики были накрыты на улице, над каждым из них был шатёр. Ольга Аркадьевна стала, как будто моложе и похорошела. Валентин Иванович тоже был молодцом.

— Может быть нам тоже с тобой пожениться? — спросил он свою первую и единственную любовь.

— Да что ты… — засмеялась Ольга Аркадьевна. — Народ смешить только.

— Это почему ещё?

— Мы же с тобой уже…

— Старые? — с улыбкой подсказал Валентин Иванович.

— А что молодые?

— Конечно юные.

— Валя посмотри-ка, кто-то там у ворот стоит? — проговорила Ольга Аркадьевна и когда она поняла, кто это, сердце гулко забилось. — Алёнушка… Доченька…

— Мамочка, прости меня…

Мать и дочь обнялись и заплакали.

— Ну-ну, — сквозь слёзы улыбнулась Ольга Аркадьевна, — хватит плакать, у нас же радость! Ирочка замуж выходит!

— Вот я приехала поздравить.

— Вот и молодец. Ну пойдём уже. Ира смотри, кто к нам приехал.

Алёна уже полгода не общалась с матерью, сестрой. За это время она многое передумала и пришла к выводу, что просто обязана с ними помириться. Алёна всеми правдами и неправдами боролась за место под солнцем, но поняла, только сам человек может создать себе достойные условия. А ещё она поняла, что самое дорогое — это семья, а значит её место здесь, среди них. Между близкими всякое бывает, но если они действительно тебя любят, то простят.

Сейчас Алёна и Ирина обнимались. Старшая сестра желала младшей счастливой семейной жизни, а Ольга Аркадьевна смотрела на них и думала:

«Мои девочки. Вот теперь мы сплочённая семья.»

Через год вышла замуж и Алёна. Её супругом стал простой дальнобойщик Виктор. Она приняла решение учиться на заочном отделении техникума, решила стать менеджером.

Виктор и Алёна ожидали прибавления, а у Ирины и Анатолия родилась дочь Настенька. Ольга Аркадьевна и Валентин Иванович тоже расписались. Счастливый молодожён решили выйти на пенсию.

— Буду яблони и вишни культивировать на даче, — торжественно объявил он, — грибы начну выращивать. Давно об этом мечтал.

Теперь этот дом стал дачей, а супруги Сухаревы жили в городской квартире Валентина Ивановича…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая деревенская женщина в деревянном доме
Вся деревня отказалась помогать погорелице

Татьяна жила в маленькой деревушке вместе со своим мужем. Девушка была счастлива, хоть каждый ее день был тяжёлым и изнурительным....

Татьяна жила в маленькой деревушке вместе со своим мужем. Девушка...

Читать

Вы сейчас не в сети