Истории из жизни — В моей груди бьётся сердце вашей дочери, — сказала девушка и заплакала

— В моей груди бьётся сердце вашей дочери, — сказала девушка и заплакала

Девушка, небо, птицы

Софья лежала на больничной кровати и уткнувшись в подушку тихо, отчаянно и как-то безнадёжно плакала. В палату вошла высокая элегантная женщина в белом халате, она подошла к плачущей девушке и нежно погладила её по голове.

— Сонечка, девочка моя. Ну что у нас за упадочное настроение? — ласково спросила она. — Почему глазки на мокром месте?

— Здравствуйте, тётя Валь, — подняла девушка заплаканное лицо. — Мне так страшно.

— Да, что на тебя вдруг нашло? — улыбнулась Валентина Романовна. —  Что тебя так расстроило?

— Тётя Валь, но ведь я скоро умру, — всхлипнула Соня, — а я ведь и не желая толком. Всё детство в больницах провела, не играла во дворе с ребятами, не прыгала со скакалкой, не купалась в речке. Всё мне не рекомендуется. Да у меня и друзей то не было, кому с больной хочется возиться. Только и глядела всю жизнь на детей из окна и завидовала.

— Ну-ну тише, милая успокойся. Ну что за настроение? Ты не умрёшь, даже не думай об этом. Всё у тебя впереди. Я ещё с твоими детьми буду нянчиться, вот увидишь. — Женщина присела на кровать и обняла девушку. — Ты ещё увидишь разные страны, полюбишь молодого человека и он будет дарить тебе цветы и читать стихи при луне.

— Если доживу…

Валентина Романовна жалостью прижала к себе Софью, закрыла глаза. Щемящее жалость к девушке переполняло её и сердце сжималось от тревоги.

Софья была ребёнком её близкой подруги. Кроме того Сонечка было её крестницей. Когда девочке исполнилось двенадцать лет родители уехали в командировку за границу, оставив дочь на попечении бабушки. Дело всё в том, что девочка была больна, она страдала врожденным пороком сердца. На лечение требовалось уйма денег, которых невозможно было заработать в их маленьком городке. Тогда родители Софьи получив прекрасное образование, востребованную профессию решили поехать в командировку в другую страну, чтобы накопить денег и помочь дочери, но произошло страшное несчастье.

В том месте, где работали родители девочки разразилась эпидемия. Люди умирали, так и не дождавшись вакцины, в том числе среди погибших оказались и родителей Сонечки. Казалось на бедную девочку обрушились все беды мира. За долгие годы болезни Сонечка закалила характер и стойко переносила все невзгоды, но смерть родителей явилась тяжёлым ударом для и без того слабенькой девочки. Болезнь стала прогрессировать. Теперь совсем ещё юная Софья большую часть времени проводила в больнице, с тоской вспоминала родители и завидовала сверстникам, которым не грозило ничего кроме насморка или ангины.

Валентина как могла поддерживала крестницу. Сама женщина работала врачом и все силы отдавала на борьбу с болезни девочки. К несчастью простое поддерживающее лечение уже почти не помогало. Валентина понимала, что если девушки к этому моменту достигшей 18 лет не сделать операцию по пересадке сердца долго она не проживёт.

Софья уже очень много лет стояла в очереди на трансплантацию, но операция настолько же редкая, насколько и сложная, и была безумно дорогая, а очередь двигалась черепашьими шагами. Донора найти была невероятной удачой, а в таком темпе скорее всего девушка не доживёт до 20 лет.

Валентина тяжело вздохнула.

— Смотри Сонечка, что я тебе принесла, — улыбнулась она доставая из сумки коробочку новенький планшет. Ты же такой хотела, я не ошиблась?

Софья вытерла глаза совсем по-детски схватила подарок и распаковала:

— Ой, тётя Валя, но он же безумно дорогой. Спасибо! А я о таком даже и мечтать не могла…

— Ну вот развлекайся, а грустные мысли выкинь из головы. У тебя ещё вся жизнь впереди.

Соня рассеяно кивнула, целиком погрузившись в изучении новой игрушки, а Валентина Романовна задумчиво вышла из палаты тихонько прикрыв за собой дверь.

«Что же делать? Как спасти крестницу? Видимо только напором и бесконечным обиванием порогов.»

К счастью репутация женщины позволяло ей общаться  на ты с самыми разнообразными представителями власти. В числе спасённых ею пациентов были высокие чины из министерства здравоохранения. Валентина никогда не пользовалась своим положением и не требовала благодарности, но ситуация складывалась таким образом что иного выхода не оставалось. Ради Сонечки она переступит через свою гордость и моральные принципы, и добьётся во что бы то ни стало квоты на бесплатную пересадку сердца.

На следующее же утро женщина сидела в приёмной своего бывшего пациента. Как она и ожидала разговор дался нелегко, но чиновник сам когда-то стоявший на пороге между жизнью и смертью прекрасно понимал состояние своей спасительницы и пообещал приложить все усилия.

Через неделю Валентина Романовна вошла в палату к крестнице счастливо улыбаясь.

— Сонечка, милая моя, спешу тебя обрадовать. Мы выбили таки квоту. Тебе предстоит пересадка сердца бесплатное.

София грустно улыбнулась.

— Я рада тёть Валь, правда. Только дождусь ли я донора. Временами я боюсь уснуть, мне начинает казаться, что утро для меня уже не наступит. Так страшно, аж задыхаюсь.

— Немедленно выкинь из головы минор и переходи на мижор! — скомандовала Валентина. — Мы ещё повоюем. Главное теперь ты первая в очереди. Всё будет в порядке!

Но вот прошёл уже месяц и надежды девушки таяли с каждым днём. Она чувствовала, что ей осталось совсем недолго. Забросив планшет Софья целыми днями тоскливо смотрела в окно и завидовала проходящим. Эти люди весёлые и грустные, здоровые и не очень, одинокие и счастливые, все они не понимали насколько им повезло. Они каждое утро просыпаются и живут не беспокоясь о будущем, не считая дни и часы до прощания с миром. Сердце сжималось от страха, когда девушка уходила в свои невесёлые мысли.

«Как же так, я уйду и пропаду, где-то во вселенной, а куда денутся мои мысли? Моё я? Моя сущность? Мои чувства растворяться в космосе. Почему будет также наступать рассвет и люди будут ходить по улицам, писать музыку, рисовать картины и они даже не будут догадываться, что меня уже нет и никто нас на всей земле не узнает, что жила где-то такая Софья, а теперь нет ни её, ни того что называет душой.»

Мысли терзали без того больное сердце и девушка мужественно подготавливала себя в иной мир. Но страх перед неизвестностью, того что будет потом, никуда не уходила.

Вдруг как-то в палату вихрем ворвалась Валентина Романовна.

— Сонечка, девочка моя! Появился донор! Я не радуюсь чей-то гибели, но я счастлива твоей жизни. У нас появился реальный шанс. Ты понимаешь? Донор тебе идеально подходит!

Кровь бросилась к лицу девушки. Она недоверчиво посмотрела на крестную.

— Это правда тёть валь или вы меня просто обнадёживаете, чтобы я не падала духом?

— Не падала духом, не вешала нос, держала хвост пистолетом. Да, все это так! Но донер — это реальность! Мы будем готовиться к пересадке!

***

Придя в себя после операции Софья мучительно прислушивалась к внутренним ощущениям, мысли хаотично носились голове, радость менялась страхом, испуг перерастал надежду. Казалось всё как всегда, но внутреннее ощущение чужого сердце заставляла напряжённо ожидать отторжения.

— Ну, как мы себя чувствуем? — вошла Валентина Романовна. — Почему опять глаза на мокром месте.

— Страшно, тёть валь, — с усилием улыбнулась Софья. — А вдруг не приживётся?

— Глупости. Не накручивай себя. Сердце подошло идеально. Пересадка прошла без осложнений, теперь ты будешь жить долго-долго милая!

Началась длительная реабилитация растянувшейся на несколько месяцев. Всё это время Софья не покидала навязчивая мысль, что чьё-то сердце бьётся сейчас в её груди. Девушка пробовала узнать у крестной:

— Тёть Валь, а можно узнать, кто стал донором?

— Нет, Сонечка. Это закрытая информация, никто тебе не сообщит имени, если человек давший своё согласие на трансплантацию пожелал остаться анонимным, а твой донор поступил именно так.

— Какой же благородный бескорыстный поступок и всё-таки мне бы хотелось хоть краем глаза увидеть, как выглядел мой донор. Ну тёть Валь… — жалобно попросила Софья. — Можно мне хоть фотографию увидеть? Клянусь я не буду интересоваться именем и адресом, просто внешность. Я буду мысленно представлять и благодарить этого человека. Ежедневно молиться за ***упокой души.

— Ну хорошо, Сонечка, — сдалась Валентина Романовна, — я подумаю, что можно сделать.

Через несколько дней женщина принесла своей крестнице небольшую фотографию и попросила:

— Вот Сонечка, это твой донор. Предупреждаю о том, что у тебя есть это фотография не должна узнать ни одна живая душа. Я и так нарушила правила.

София нетерпеливо схватила фото и пристально вгляделась в неё, со снимка прямо в объектив весело улыбалась красивая девушка лет двадцати держа в руках мотоциклетный шлем, опираясь на огромный, явно дорогой мотоцикл или как их ещё называли байк.

«Так вот чьё сердце бьётся во мне. Какая милая, приятная девушка. Какие добрые глаза и замечательная человечная улыбка», — подумала Соня.

Целыми днями выздоравливающая Софья рассматривала фотографии девушки, чья смерть принесла ей жизнь и ей мучительно хотелось узнать о доноре всё: с кем она жила, кого любила, какие блюда предпочитала, какие слушала песни, любила фильмы. Мысленно Софья разговаривала с девушкой, как с подругой:

— Что же с тобой такое произошло? Как ты погибла? Какое несчастье забрала у тебя жизнь, чтобы жила я?

Вопросы оставались без ответа.

Вскоре Софья выписалась из больницы и вернулась в свою квартиру. Бабушка давно уже умерла, а девушка жила одна в небольшой уютной квартирке. Первым делом она распахнула все окна и принялась за уборку, насколько позволяла ещё не окрепшие здоровье. Девушка очень давно не была дома и везде скопилось пыль, стоял стойкий запах нежилого помещения. Решив как-то скрасить работу Софья включила телевизор и стала протирать пыль, и рассеяно прислушиваясь к мерно струящюмуся голосу телевизионного диктора. Насколько поняла девушка речь шла приюте для бездомных животных. Мужской голос поведал историю создания приюта на средства неравнодушных людей и рассказал о работе волонтеров, и вдруг Софья услышала фразу.

— Когда наша передача готовилась к эфиру до нас дошло печальное известие, произошёл несчастный случай в котором погибла наш волонтёр глубоко преданная делу помощи бездомным людям и животным. Заряжавшая своим энтузиазмом и никогда не унывающая Полина.

Сильнейшим волнением Софья подбежала к телевизору с экрана на неё смотрела её донор, та самая девушка с фотографии. Следом выразили соболезнования друзья Полины, и показали её мать сгорбившию вся, почерневшую от горя женщину. Девушка быстро включила планшет, узнала в интернете телефон студии, который выпустила сюжет. Непослушными пальцами набрав номер Соня с большим трудом узнала адрес матери Полины и решила:

— Я не подойду, просто посмотрю издалека.

И отправилась по адресу, где до самой смерти жила Полина с матерью. Девушка всю дорогу себя уговаривала:

— Я только одним глазком, только прикоснусь с издали к жизни Полины, ну просто почувствую себя в том родном для неё вместе и сразу уеду.

Она остановилась напротив дома, где когда-то жила погибшая девушка и пристально с беспокойством смотрела на входную дверь, сама не понимая чего ждёт. Софья ощущала необычайное волнение, ей казалось что всё вокруг чем-то ей очень знакомо, такое стойкое ощущение дежавю. Девушка прислушалась к себе и не понимала, что происходит. Она чувствовала, как её безумно тянет войти в эти крошечные ворота и постучаться в дверь небольшого, казавшегося таким родным и одновременно незнакомым дома. Будто сердцем чувствовала, что ей это место очень дорого, а умом понимала, что у неё разыгралась буйная фантазия, но ничего не могла с собой поделать и медленно подошла к калитке. Размышляя некоторое время, постучать или нет, Софья вдруг услышала за спиной приятный мягкий голос:

— Девушка, вы кому?

Соня резко обернулась и увидела её, маму Полины и тут же растерялась, лихорадочно придумывая отговорки, чтобы поскорее уйти, но женщина не дала ей эту возможность.

— Вы наверное подруга Полины? Проходите пожалуйста, я вас почему-то не помню.

— Мы не были знакомы, — сказала Соня, первое что пришло ей на ум.

— Давайте пройдём в дом и вы мне всё расскажете. Я Клавдия Витальевна, вас как зовут?

— Софья.

Они вошли в дом и Софья как вкопанная остановилась посередине просторной комнаты, на столе стояла большая фотография наискосок перевязанная черной летной. С фотографии на неё чуть насмешливо смотрела Полина.

— Что с вами? спросила Клавдия Витальевна, увидев что гостья переменилось в лице. — Вам нехорошо?

— Нет, — выдавила девушка. — Просто голова закружилась, а расскажите мне пожалуйста о вашей дочери.

Женщина тяжело опустилась на стул и взяла в руки фото дочери.

— Ну, что я могу рассказать… Полиночка, моя девочка была прекрасным человеком, добрая, отзывчивая. Наш папа умер, когда Полинка была совсем маленькой. Так мы и жили вдвоём. Как она любила животных и не просто любила, она им помогал всё детство. Таскала домой всякую живность, то голубя с подбитым крылом принесёт, подлечит и выпускает, то котёнка брошенного, то щенка бездомного и всех как-то ухитрялась пристраивать. А уж как людям помогала… Пока маленькая была, то в магазин, то в аптеку бегает для стареньких соседней, а немного подросла, так и вовсе ходила бездомных подкармливала. Огромное сердце было у моей девочки.

При этих словах София не выдержала и расплакалась. Клавдия Витальевна от неожиданности растерялась.

— Я вас чем-то расстроила Сонечка?

— Нет, Клавдия Витальевна. Простите, мне не стоило приходить.

Женщина решительно усадила девушку в кресло и принесла воды.

— Выпейте и успокойтесь, расскажите же мне наконец, кто вы и почему плачете?

И Софья рассказала всё этой доброй, несчастной женщине всю свою жизнь, вплоть до сегодняшнего дня. На протяжении всего рассказа Клавдия Витальевна сидела не шелохнувшись, уставившись в одну точку. Когда Соня закончила рассказ у матери Полины дрожали руки и слёзы текли по лицу.

— Вот значит как. Значит в твоей груди сердце Полины, такая она была моя любимая доченька. Даже после смерти помогает людям.

— Клавдия Витальевна, а как… Как погибла Полина?

— Очень уж дочка торопливая была. Нетерпеливая, ей нужно было успеть везде и сразу. Не хотела ждать автобусов, маршруток. Сразу после школы выучилась на права и купила старенький мопед. После института устроилась на работу и стала откладывать деньги. Да и я на свою голову помогла, и купила она мотоциклом дорогой. Вот и гоняла по делам. Она же кроме ветеринарной клинике ещё и волонтером в приюте для бездомных животных подрабатывала. Вот и в этот раз спешила очень и попала в аварию насмерть. Я знала, что она завещала свои органы для пересадки случае неожиданной смерти. Всё смеялась говорила:

— Вот мам, даже когда я умру, я буду жить, но я никак не предполагала, что увижу человека в котором стучит сердце моей Полиночки.

София была нестерпимо жалко несчастную, одинокую женщину. Она подошла и присела на ручку кресла, обняла Клавдию Витальевну.

— Клавдия Витальевна у меня на всём белом свете нет никого кроме крестной. Вы тоже одинокая, разрешите мне вас навещать и помогать по мере необходимости.

Но женщина не отвечала, она прижалась груди Софии и застыла, прислушиваясь как бьётся сердце её дочери.

— Да Сонечка, — ответила наконец Клавдия Витальевна, — Я с нетерпением буду ждать твоего прихода, ведь мы с тобой почти родные люди.

С тех пор София стала часто приезжать к Клавдии Витальевне, а вскоре они вместе продали своё жилье и купили просторный дом, где поселились вдвоём. Соня полюбила женщину, как родную мать, а Клавдия Витальевна словно заново обрела дочь. Её жизнь вновь наполнилась смыслом.

Пройдёт совсем немного времени и Софья полюбит и выйдет замуж и в их доме зазвучит весёлый, детский смех. Вот так благодаря Полине, Софья обретёт семью, а Клавдия Витальевна дочь и любимых внуков.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети