Грустная бабушка

Здравствуй, сыночек

Не так давно у Лидии Тимофеевны погиб единственный сын. Погиб как герой, но от этого материнскому сердцу легче не было. И вот сейчас, идя по дорожке кладбища, к могиле сына, Лидия Тимофеевна корила себя в одном: зачем она согласилась на то, чтобы Серёжу похоронили здесь, в городе. Уж лучше бы в родной деревне, рядом с могилой отца, там ведь и она вскоре будет – не долго ей осталось, по крайней мере, так думала убитая горем мать.

Горе оглушило её, сжало сердце, и вот уже не отпускало сорок дней. Сорок дней, как Сереженьки не стало. Когда встал вопрос с захоронением, Лидия Тимофеевна согласилась на предложение его друга Антона – пусть Сергей покоится на городском кладбище. Здесь же его семья – жена… а вот деток они с Серёжей так и не завели…

Алина – красавица, умница, из богатой семьи. Лидия Тимофеевна думала, что её сын со снохой живут душа в душу. И только на похоронах поняла, как ошибалась. Алина, откровенно говоря, скучала у гроба мужа, даже слезинки не проронила. И если бы не траурный наряд, то и не поверилось бы, что она стала вдовой. Алина чуть ли не зевала – было понятно, что её просто тяготит эта церемония. Она даже мужа на прощание не поцеловала, и на поминки не осталась. Как, впрочем, и её родители, сваты Лидии Тимофеевны…

А погиб Сергей из-за пожара на складе, где хранились стройматериалы. Сергей первым бросился спасать рабочих, которых заблокировало в одном из помещений. Спас всех – трое разнорабочих, а сам, надышавшись угарным дымом, умер в больнице, не приходя в сознание. Да, Серёжа был героем! Он с детства был таким!

Лилия Тимофеевна медленно шла по тропинке и вспоминала, как сынишка с малых лет все кого-то спасал и лечил – то кошек, то собак, то голубей. Стареньким соседям всегда помогал – то огород полить, то в магазин сбегать. Ну, и про домашние дела не забывал. Доброе у него сердце было. Лидия Тимофеевна с мужем только поддерживали сына: делать добро – правильно, это потом вернется сторицей. Думали, будет врачом или ветеринаром, а Серёжка в автодорожный университет поступил. Что же, тоже хорошая профессия! Родители не спорили, а только радовались за сына. Он же у них поздний был, выстраданный, родился, когда Лидии уже за сорок было. Настоящее чудо!

Когда Сергей был на втором курсе университета, внезапно умер отец – просто остановилось сердце…

Лидия Тимофеевна думала, что сама умрёт, но только мысль о сыне держала её.

Сергей с третьего курса пошёл подрабатывать, чтобы матери легче было. Она ругалась, мол, твоя главная работа – учёба, а обеспечивать его – это её забота. В деревне она учителем работала, немного зарабатывала, но разве ей что-то надо? Всё для сына! А он только отмахивался – не может же он сесть на маму и ножки свесить. Вот так со студенческих лет стал понемногу вливаться в бизнес. И после университета открыл свою первую фирму по ремонту и строительству дорог, потом понемногу стал разворачиваться. Конечно, миллионером не был, но все же смог купить квартиру, машину, маме в деревне домик отремонтировал. Она уже на пенсии тогда была. А потом Серёжка женился!

Лидии Тимофеевне сноха сразу не понравились – городская избалованная фифа, дочка местного банкира. Но не ей же жить с ней. Главное, чтобы Сергею нравилась. И вроде бы всё у них было хорошо. Конечно, Алина со свекровью мало общалась и в деревню ни разу не приезжала. Ну, что поделать. Сваты тоже с Лидией Тимофеевной не знались – не барское это дело. Женщина не брала это все в голову. Главное, что с сыном нашли общий язык. А она? Она стерпит.

А сваты, действительно, выбор дочери оценили — чувствовалась в Сергее предпринимательская жилка, далеко пойдёт. Притом дочку их он любил, баловал, все её прихоти исполнял. Алина меняла дорогие украшения с завидной регулярностью, пропадала в дорогих бутиках, на курорты ездила.

Да, Сергей исполнял все желания своей жены. И внешне они выглядели вполне благополучной парой. Поэтому когда случилась беда с Сергеем, Лилия Тимофеевна и мысли не допускала, что жена с её родителями так быстро про него забудут…

Лидия Тимофеевна подошла к могиле сына.

— Здравствуй, сыночек, — прошептала она, горло сдавил ком, из глаз хлынули слёзы.

Казалось, за это время все слёзы выплакала. Но нет. Стоило ей оказаться на могиле сына, как вновь боль пронзила ее с новой силой. Рыдая, Лидия Тимофеевна, всё же нашла в себе силы – она убрала с могилы засохшие цветы, протерла фотографию на кресте, поставили в вазочку свежие розы…

И тут ноги, как подкосились. Мать рухнула на могилу сына и плакала. Казалось, никакая сила её уже не поднимет и никто ей не поможет. Но есть в организме, наверное, лимит на всё, даже и на количество слёз. Пусть даже временный.

Лидия затихла, вздохнула, с трудом поднялась. Она стояла и молча смотрела на фотографию сына, потом ее взгляд устремлялся в небо. Да, где-то там её сыночек…

Неожиданно она услышала какой-то смешок за спиной. Он был настолько резкий и никак не вписывался в кладбищенскую атмосферу. Лидия Тимофеевна вздрогнула и повернула голову. И тут же встретилась глазами с Алиной. Бывшая сноха стояла рядом.

— Алина, здравствуй, — произнесла Лидия Тимофеевна, пытаясь не обращать внимание на ее холодный взгляд, — ты пришла… Не забыла… Сереженьке ведь сегодня сорок дней.

— И что? – усмехнулась Алина, — я здесь по другим делам, просто мимо проходила.

— Да как же! – растерялась бедная мать и осеклась.

Только сейчас она увидела, что Алина не одна, рядом с ней стоял мужчина в дорогом костюме. Явно до этого он что-то говорил своей спутнице веселое. На его лице и сейчас была полуулыбка. Улыбалась и Алина…

Рядом с могилой мужа, на сороковой день после его похорон…

— Дорогая, пойдём, — произнёс спутник Алины, — я только цветы бабушке на могилу поставлю, годовщина ведь сегодня.

— Да, милый, — отозвалась Алина. И они пошли мимо могилы Сергея.

А Лидия Тимофеевна стояла, как оплёванная. Алина уже с другим. И какая-то бабушка любовника дороже собственного мужа…

— Это его мать? – донёсся до неё голос спутника Алины. — Да, деревенщина! И сынок такой же был, — пренебрежительно махнула рукой Алина.

— А ребёнок? Ты решила, что с ним будешь делать?

— Да всё уже решено. Мне не нужен ребёнок от неудачника.

Они говорили так, словно Лидия Тимофеевна столб, пустое место. А она, услышав про ребенка, встрепенулась. Как? Неужели Алина беременная? Бедная женщина бросилась за бывшей снохой и схватила ее за руку.

— Алиночка, ты что, беременная? Милая моя, не совершай грех, это же мой внук. Единственное, что от Сереженьки осталось. – проговорила она, волнуясь и глядя в глаза снохи.

Хорошенькое личико Алины исказила гримаса усмешки, она резко выдернула свою руку из руки Лидии Тимофеевны и со злостью произнесла.

— Какой ребёнок, сумасшедшая старуха? Ты совсем спятила?

— Но ты же сама говорила только что, — растерялась Лилия Тимофеевна.

— А ты не слушай чужие разговоры! — вспыхнула Алина, — дура деревенская! Ты что думаешь, я бы родила от твоего сына-неудачника? Зачем мне это? Мало того, что сам погиб, так ещё и фирма его прогорела.

— Как прогорела? У него же все получалось.

— Получалось, — фыркнула Алина, — до поры до времени. А в последнее время был в долгах как в шелках. Всё, пошла вон!

И она, подхватив спутника за руку, зацокала каблучками по дорожке. Лидия Тимофеевна вернулась к могиле сына и без сил опустилась перед ней на колени.

— Так же так, сыночек? Я ничего не понимаю, — прошептала она.

Бедная мать подняла глаза к небу — такое чистое, синее. Казалось, что под таким небосводом не может быть зла, боли, потерь, обмана, а на деле все было иначе.

Лидия Тимофеевна ещё долго сидела, мыслей в голове не было. Только тупая боль. Она не видела, как обратно прошла Алина со своим спутником, даже не обратив на неё внимания, не слышала пения птиц, отдаленного шума города. Бедная мать была в своем горе. Да, жил её сын, старался, что-то делал. А в итоге оказалось, что никто, кроме матери, о нем и не вспомнит больше. И не оставил Сергей следа на этой земле…

Лидия Тимофеевна не знала, сколько она так просидела, как вдруг в кармане завибрировал телефон. Это звонил Антон, друг Сергея. Нет, кто-то всё же помнит про её сына! Женщина ответила на вызов.

— Здравствуйте, Лидия Тимофеевна, вы на кладбище? – спросил Антон, — да, я так и думал. Вы сможете меня дождаться там? Я только освободился с работы, могу подъехать, посидим в кафе, Сергея помянем.

— Да, хорошо, — согласилась женщина…

И спустя час, они сидели в небольшом кафе. Кусок в горло не лез несчастной матери, грудь теснила обида на Алину. Да как же она могла так сказать про её сына? И всё же, про какого ребёнка она говорила? Лидия Тимофеевна решилась рассказать о встрече Антону. Тот внимательно выслушал, помолчал, потом вздохнул и рассказал…

Да, у Сергея были проблемы на работе в последние месяцы. Поставщики подсунули некачественные материалы, был допущен серьёзный брак при строительстве дороги, начались разбирательства. Сергей был на пределе своих моральных и душевных сил. Тесть-банкир мог бы помочь, но не захотел. А всё потому, что с Алиной у Сергея всё шло к разводу. Она уже три месяца, как изменяла мужу с молодым и перспективным банкиром. И он отцу Алины больше нравился, чем действующий муж.

— Бедный мой сыночек, — прошептала Лидия Тимофеевна, — почему же он мне ничего не говорил?

— Жалел, — вздохнул Антон и замолчал, явно не решаясь еще о чем-то сказать.

— А ребёнок? – вспомнила женщина, — Алина говорила про ребенка.

И тогда Антон, понимая, что раз сказал один, нужно говорить и два, рассказал всё, как есть…

Сергей давно хотел ребёнка, а вот Алина была против. Портить фигуру она не собиралась. Но вот однажды, ещё до полного разлада в их семье, они договорились с Сергеем: раз не хочет рожать сама, значит, они воспользуются услугами суррогатной матери. Сергей оплатил все расходы. И вскоре нашлась молодая женщина, которая согласилась вынашивать их ребёнка. И всё вначале было хорошо, а потом начались проблемы на фирме, с финансами стало плохо, Алина загуляла. Сергей из последних сил тянул сурроганую мать – он просто мечтал стать отцом, несмотря ни на что!

— Что случилось с этой женщиной? – бледнея, спросила Лидия Тимофеевна, ожидая услышать самое страшное.

— Не волнуйтесь так, — поспешил её успокоить Антон, — насколько я знаю, это девушка ещё должна быть беременной. Если только…

— Что если только?

— Если только Алина не настояла на прерывании. По договору она же имеет полное право на любом сроке потребовать аборт. Если честно, я думал, что Алина уже так и сделала. Я не лез в эти дела, вам ничего сразу и не сказал, потому как считал, что это дело только Сергея и Алины.

— Ужас какой, — всхлипнула женщина, — Антон, помоги мне ее найти. Может быть, ещё не поздно? Ты же её знаешь?

— Я видел её несколько раз, когда Сергей довозил её до клиники. Знаю только, что она из детского дома, зовут её Маша, у неё есть уже дочь. – Антон, подумав, кивнул в знак согласия, — я её найду.

На следующий день Антон за щедрое вознаграждение смог получить ответ из центра планирования семьи. Действительно, оказалось, что Алина требовала сделать суррогатной матери аборт на седьмом месяце беременности. И в центре, в нарушении всех медицинских и моральных норм, были готовы пойти на это. Но вдруг суррогатная мама пропала! Она съехала со съёмной квартиры, её телефон молчал, по месту прописки её тоже не было. Алина при этом аннулировала договор. Найти Машу, казалось, невозможно.

Но Антон, чувствуя вину перед покойным другом, всё же смог это сделать! Были задействованы старые связи в полиции, пришлось даже обратиться к детективу. И вот у Лидии Тимофеевны был заветный адрес. Оказалось, что, Маша уехала в пригород, поселилась у знакомой из детского дома. Да, она бежала от Алины, потому как то, что требовала вдова Сергея, было немыслимо. А Алина не стала её искать, решив, что аннулирование договора освободило её от обязательств и от этого недоразумения в виде нежеланного ребенка.

И вот Лидия Тимофеевна стояла у небольшого аккуратного домика, не решаясь войти. Наконец она потянула щеколду на калитке и шагнула во двор. Первой она увидела девочку лет пяти. Малышка сидела у клумбы с цветами и что-то чертила палочкой на земле.

— Бабушка, вы к кому? – девочка пытливо посмотрела на Лидию Тимофеевну.

— Я, — растерялась пожилая женщина, — наверное, к твоей маме.

— Сейчас! – понятливо кивнула девочка и умчалась в дом.

Вскоре на крыльце появилась высокая худая молодая женщина – без намека на беременность. У Лидии Тимофеевны заныло сердце – неужели Маша все же избавилась от ребёнка?

— Вы Маша? – дрожащим голосом спросила Лидия Тимофеевна.

— Нет, — женщина подозрительно посмотрела на гостью, — а зачем она вам?

Волнуясь, Лилия Тимофеевна объяснила. Хозяйка дома выслушала, а потом сказала, что Маша пошла на рынок. Ответ удивил старушку – на рынок на девятом месяце?

— Я не могу пригласить вас в дом, — добавила хозяйка, — не прибрано у меня, можете её на лавочке подождать.

Лидия Тимофеевна послушно кивнула в ответ, вышла за ворота, села на лавочку. Несколько раз она замечала, как девчушка подбегает к забору и, увидев её, мчится в дом – видимо, докладывала, что бабушка ещё не ушла.

Вскоре в конце улицы Лидия Тимофеевна увидела молодую женщину с большим животом. Она еле шла, притом в одной руке держала объёмный и, видимо, тяжёлый пакет, за другую руку её крепко держала девочка – сверстница той, что во дворе бегала. Беременная подошла к дому.

— Вы Маша? – кинулась к ней Лидия Тимофеевна.

— Да, — осторожно произнесла женщина и со вздохом опустила тяжелый пакет, — кто вы и что нужно?

— Меня зовут Лидия Тимофеевна, я мама Сергея.

— Сергея Петровича? – голос у Маши дрогнул, и губы задрожали, — зачем вы тут? Я же сказала, что не избавлюсь от ребёнка, да и поздно уже!

— Милая моя, что ты! Ты же такая умница. Молодец, что не послушала Алину, — Лидия Тимофеевна тоже заволновалась, едва сдерживая слезы, — я ведь ничего не знала. Еле нашла тебя.

— А зачем? – тихо спросила Маша.

— Затем, чтобы сказать тебе, что ты можешь полностью на меня рассчитывать. Я помогу тебе. А если ты не хочешь растить этого ребёнка, то я заберу его.

— Я его никому не отдам! – почти прошептала Маша. — Он мой! — Сказала это и заплакала.

Лидия Тимофеевна обняла, пытаясь успокоить, да и сама разревелась.

— Ой, да чего мы тут рыдаем! – спохватилась она, — может быть, в дом войдём? Хотя твоя подруга не очень приветлива.

При упоминании о хозяйке дома, Маша помрачнела.

— Я могу вам доверять? – спросила она.

— Полностью! – заверила Лидия Тимофеевна.

— Тогда давайте отойдём немного.

Маша, оставив пакет у калитки, переваливаясь, как уточка, пошла к лавочке через дорогу. Девочка послушно засеменила рядом. Лидия Тимофеевна последовала за ними. Они уже сидели на лавочке, когда со двора выглянула тощая хозяйка, недобро посмотрела в их сторону, забрала пакет с продуктами и скрылась назад.

— Ты почему такие тяжести таскаешь? Тебе же рожать скоро! – заметила Лидия Тимофеевна.

— А у меня выбора нет, — вздохнув, ответила Маша, — Мы со Светой вместе в детском доме росли. Она единственная согласилась меня приютить, но если я буду ей во всем помогать.

И Маша поведала свою историю. После детского дома она выучилась на повара-кондитера и работала в небольшой пекарне. Потом познакомилась с парнем, была любовь между ними, он бросил ее, как только услышала о беременности. Маша родила дочку. Жила она в комнате общежития, которую ей выделило государство как сироте. Комната была ужасная – стены ел грибок, с потолка капало. Из-за этого дочка часто болела. Врачи настаивали сменить жильё, иначе у дочки Алёнки может развиться болезнь легких. Но как найти новое жильё? Снимать? У неё нет столько денег. Купить квартиру она тем более не может. И тут Маша увидела объявление о сурругатном материнстве. Решила, что это её шанс вылезти из нищеты. Да, таким вот способом, но другого варианта спасти дочь у неё не было. Клиника заключила с ней договор, нашлись заказчики, Алина и Сергей. Наступила беременность. Сергей снял для Маши и Алёнки квартиру, и, наконец, она смогла жить нормальной жизнью. Вначале Маша не задумывалась, что будет все так сложно. Но со временем стала понимать, в какую ловушку она попала. С каждым днем женщина все больше и больше привязывалась к малышу, которого носила под сердцем. Да, она понимала, что он по крови ей чужой, но все равно это был ее малыш! Однажды она призналась в этом Сергею, который только и принимал участие в её жизни. Алина ведь совсем отстранилась. И тогда Сергей признался, что с женой у них всё идёт к разводу. Он пообещал, что не разлучит её с ребёнком. Даже намекнул про отношения… Ох, как обрадовалась Маша! А потом Сергей погиб…

И тут Алина вспомнила про суррогатную мать. Платить деньги за нежеланного малыша она не собиралась, а потому обманом привезла Машу в клинику. А та совершенно случайно услышала разговор Алины с доктором про аборт. Маша так испугалась! Она не могла допустить, чтобы её, да её ребенка, убили! Маша сбежала из клиники. Забрав дочку из детского сада, она бесцельно бродила по городу, возвращаться в общежитие боялась, потому как понимала, что там её Алина найдёт. И вот тогда совершенно случайно встретила Светлану. Подругами они никогда не были, просто общались при встрече. Светлана, выслушав Машу, предложила помощь. Но не все было так просто. В обмен на крышу над головой Светлана потребовала, чтобы Маша работала у неё – что-то вроде домработницы. Вот хотелось Светлане жить как барыне! Маша понимала, что Света однажды выгонит её: когда родится ребенок, она не сможет работать. И ей реально было страшно оказаться с двумя детьми на улице. Нужно было возвращаться в общежитие. Но только при мысли о сырой тёмной комнате, хотелось плакать. Ведь даже материнский капитал, который она получит при рождении второго ребенка, враз не решал все ее проблемы. А ещё и Алина могла вновь объявиться. Да, она снова чувствовала себя в ловушке.

Лидия Тимофеевна слушала Машу, и так ей хотелось помочь этой несчастной девочке! И ее дочке тоже, которая смотрела на нее испуганным зайчонком.

— Девчонки, а поехали ко мне в деревню? – вдруг предложила Лидия Тимофеевна, — там у меня хороший дом, сад, огород, приволье. Детям там будет хорошо.

— Вы это серьёзно? – растерянно прошептала Маша, — я же вам никто. И Алёна тоже.

— Как это никто? – улыбнулась Лидия Тимофеевна, — ты мать моего внука. Или внучки?

— Внука…

— Ну, вот! Внук мой, значит, и ты моя! И Алёнка будет мне внученькой!

— Но вы же меня совсем не знаете.

— Не знаю, но вижу, что ты хороший человек, правильно рассуждаешь, поступаешь… Ты мать, настоящая мать, которая ради своего дитя на всё пойдёт.

В тот же день Маша, Алена и Лидия Тимофеевна уехали в деревню. Вскоре в районном роддоме родился мальчик, внук Лидии Тимофеевны. Теперь пожилой женщине есть, ради кого жить! А на тот свет ещё можно лет двадцать не торопиться.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

А вы знали? Если написать комментарий к любому посту, то реклама исчезнет для вас на 48 часов на сайте. Просто напишите комментарий и читайте без рекламы!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая женщина с длинными волосами
Бросила дочь ради любовника. Через несколько лет захотела забрать ребёнка в столицу…

Выражение «отец-одиночка» кажется непривычным для нашего слуха. Ведь в обществе все привыкли к совершенно противоположному. Например, никого не смущает жизненная...

Выражение «отец-одиночка» кажется непривычным для нашего слуха. Ведь в обществе...

Читать

Вы сейчас не в сети