Истории из жизни Раздвинув высокие стебли травы пастух увидел голодную девочку. Она смотрела на него дикими глазами…

Раздвинув высокие стебли травы пастух увидел голодную девочку. Она смотрела на него дикими глазами…

Пастух

Утро только начиналось, а Иван уже был на ногах.

Он успел наскоро позавтракать и собрать в дорогу узелок с едой. Выйдя из дома, он лихо запрыгнул на лошадь и направил её в сторону пастбища. По пути как полагается ему на поруки передавали свою живность местные жители. Среди них нашлась женщина, которая неровно дышала к Ивану.

— Ты, уж, Ванечка, хорошенько присматривай за моей буренкой-то. А вечером, если пожелаешь, то в гости заглядывай, я пирожки румяные наделаю, да блинов золотистых напеку.

Иван в ответ улыбнулся:

— Кто, о чём думает, а ты, Аннушка, только о женской доле. Ладно, будет время, обязательно загляну к тебе.

Слегка пристегнув бока лошади, пастух припустил из деревни. Его путь пролегал к дальним угодьям. Там и река есть и трава всегда слаще, чем в других местах. Что ни говори, а Иван понимал толк в повадках домашней живности. Он уже пятый год так работает. Проводив его взглядом, Аннушка присела на лавочку и мечтательно произнесла:

— Эх, такой мужчина пропадает.

Рядом примостилась соседка:

— С чего это взяла, что Ивану одиноко? У него вон, целое стадо коров, а они, если ты не забыла, женского рода. Так что, ему точно не приходится скучать. Ну, а если серьёзно, то нашему пастуху действительно женщина нужна. Я бы и сама к нему напросилась, да только привыкла уже одна жить.

Незаметно для соседки потерев руки, Аннушка про себя произнесла:

«Ну, вот и хорошо, на одну соперницу теперь меньше».

А тем временем пастух уже преодолел половину пути до пастбища. Вспомнив слова Анны, он как-то странно ухмыльнулся и ещё сильнее погнал свою лошадь. Надо сказать, что Иван до недавнего времени не был одинок, у него в доме была красивая хозяйка. Но потом она исчезла, вернее, сбежала с городским щёголем.

После этого Иван решил больше не испытывать судьбу. Он тогда еле сдержался, чтобы не уйти в загул. Хорошо, что работа есть, она и помогла ему справиться с депрессией. Посмотрев вдаль, он как бы сам себе произнес:

— Ну, всё, Иван, приехали, будем расчехляться.

Коровы, словно услышав его голос, разбрелись по травянистому полю. Отпустив поводья, пастух дал, и лошади немного отдохнуть. И только почувствовав свободу, она тут же устремилась к речке. День был ясным и на небе еле перемещались редкие облака. Иван прилёг возле дерева и стал размышлять:

— Ну, а если Аннушка семью захочет? В принципе, неплохая идея. Но ведь я привык всё сам делать! Дааа… Какая-то неясная перспектива, надо хорошенько подумать.

Это он так себя успокаивал, потому что был пока не готов к резким изменениям в своей жизни. Настроение было хорошее, и через полчаса Иван задремал. В тоже время, он всё слышал и контролировал. Изредка приоткрывая глаза, пастух следил за тем, чтобы коровы далеко не разбредались. Лошадь уже напилась воды и вернулась обратно. Щипая травку, она хвостом отгоняла надоедливых слепней.

Иван ещё минут двадцать полежал возле берёзы, затем встал и отправился вглубь лесной чащи. Он частенько так делал, чтобы отогнать дремоту. В лесу и воздух был иным, и звуки природы казались мелодичнее. Под ногами хрустели опавшие ветки, а где-то поблизости дятел упорно долбил вековое дерево. Глубоко вздохнув, пастух тихонько сказал:

— Хорошо, что я уехал из города, тоска там непролазная, а тут благодать и кругом красота.

Неожиданно позади него резко вспорхнули птицы и полетели в сторону пастбища. Наученный опытом, Иван сообразил, что рядом зверь, иначе пернатые так бы не всполошились. Для этого случая у него имелось охотничье ружье. В деревне знали, что пастух его всегда с собой берёт в дорогу. Но пока им пользоваться не приходилось. Хватало и кнута, щелчком которого можно было на время отогнать любого лесного гостя. На всякий случай Иван вернулся к своим коровам и вытащил из чехла ружьё. Положив его рядом, он стал прислушиваться, но вокруг была мёртвая тишина и если зверь где-то поблизости, то однозначно затаился. Пастух не боялся с ним встретиться, тем более что уже не раз доводилось спасать стадо.

Однажды стая бродячих собак до жути напугали коров. Тогда Ивану повезло, что он взял с собой ружьё. Выстрелом в воздух ему удалось прогнать непрошенных «гостей».

Ещё несколько минут он всматривался в поле и позади себя, но ничего странного не увидел. Выдохнув, Иван снова присел возле берёзы и прикрыл глаза. Но не прошло и пяти минут, как птицы из леса снова с гулом выпорхнули. Это уже было странно, и пастух решил основательно проверить местность. Вот тут и пришлось взять кнут в руки, чтобы, если понадобится, хорошенько хлестануть по воздуху. Коровы, как ни странно, продолжали мирно пастись. Такое впечатление, будто их ничего не тревожило. В таком же спокойствии находилась и лошадь. Если уж и забрёл какой-нибудь зверь, то он должен был напугать живность. Но нет, они даже не шелохнулись, наоборот, вальяжно расхаживали по полю. Иван всерьёз насторожился.

«Интересно, кто же тогда птиц напугал? Неужели это леший бродит? Хотя, чего я несу, не в сказке же мы в самом-то деле».

Сам над собой посмеявшись, пастух продолжил поиски. И тут, совершенно случайно, он заметил, как несколько коров отбились от стада и побрели в противоположную от поля сторону. Пришлось идти за ними и возвращать обратно, в противном случае, они могут так далеко забрести, что потом никаким коврижками их оттуда не выманишь. Иван знал, как с ними справиться и уже приготовился щёлкнуть кнутом. Однако в самый последний момент коровы повернули обратно и продолжили мирно пастись рядом с остальными «сородичами».

Что произошло, Иван так и не понял, но взял на заметку, чтобы быть готовым к любому повороту. Запрыгнув на лошадь, он направил её в сторону речки. Лично захотел убедиться, что зверёк, если он до сих пор не ушёл, никак не угрожает стаду. Но, ни у воды, ни на противоположном берегу никого не оказалось. Вытерев пот со лба, пастух произнёс:

— Фухххх, наверное, это жара на меня так влияет. Ладно, пойду кваску отопью, а то совсем в горле пересохло.

Вернувшись к берёзе, он достал фляжку и сделал несколько больших глотков. Территория была проверена и теперь отдыху ничто не помешает. Иван прилёг на расстеленной куртке и закрыл глаза. Он не спал, а только лишь мысленно перебирал в голове последние события своей жизни. Вера, когда уезжала в город с новым избранником, как-то странно выразилась на прощание:

— Ох и не видать тебе, Ванька, вкусных щей, да женской ласки.

Чтобы это могло означать, Иван до сих пор не может понять. Вроде и зла не пожелала, а с другой стороны, унизила при постороннем человеке. Стерпев иронию, он не стал ничего ей отвечать. Прошло уже два года, а тяжёлый осадок на душе всё равно не даёт покоя. И тут он снова вспомнил радушное лицо Аннушки;

— А что, она сама меня пригласила! Пожалуй, я наведаюсь к ней вечерком, может, и доброе что-нибудь получится.

Размышляя и строя зыбкие планы, Иван услышал, как несколько коров нервно замычали. Так и есть, что их кто-то встревожил. Присев на траве, пастух стал за ними наблюдать. Вроде не было никакой суеты, и буренки просто голосили. Но что-то подсказывало Ивану, что где-то есть посторонние. Хотя, если так рассудить, то в поле может, кто угодно гулять. Но ещё не было случаев, чтобы к стаду близко подходили. Деревенские жители знали, где пастух находится. Значит, это чужой человек или несколько людей. А от них можно, чего угодно ожидать. Ещё до того, как Иван стал работать пастухом, среди коров пропажи были нормой. Но потом всё утряслось и живность больше не воровали. Встав возле берёзы, Иван сложил над бровями две ладони вместе, у него получалось широкий обзор. И вот теперь он заметил, что две коровы однозначно от кого-то пытаются отбиться. Они паслись почти у самой речки, до них было, примерно, метров триста. Посмотрев на ружье, пастух не стал его брать. Только кнут цепко схватил руками, чтобы не выронить в нужный момент.

Иван был не из пугливых людей, но страх внутри всё равно присутствовал. Чтобы как-то справиться с волнением, он замахнулся кнутом и произвёл предупреждающий щелчок. На него отреагировали только коровы и разбежались в стороны.

Прищурившись, пастух определил зорким глазом, что в траве кто-то прячется. Иван быстрым шагом преодолел разделяющее их расстояние. Размахивая руками, он выпроваживал живность, чтобы расчистить поляну. Коровы с неохотой, но отходили. Его взору предстало нечто такое, от чего как-то стало мутно на душе. Да, что там говорить, Иван даже почувствовал, как тяжёлый комок подступил к его горлу.

Из травы за ним наблюдала пара сияющих глаз. Осторожно, чтобы не напугать, он стал пробираться дальше. А тот, кто находился внизу, у земли, пятился назад. В конце, концов, пастуху надоели эти кошки, мышки, и он грозно произнёс:

— Выходи, кто бы ты, ни был, нечего в прятки играть.

Раздвинув высокие стебли травы, он опешил, увидев маленькую девочку. Она вся тряслась и прижималась к земле. На губах у неё были свежие следы от молока. Теперь понятно, кто тревожил бедных коров. Похоже, что девочка хотела, есть, вот и попыталась утолить голод домашним молоком. Иван продолжил движение в её сторону, чем вызвал истошный визг. Прикрыв уши, он взмолился:

— Хватит, чего зря пищишь? Я ничего тебе плохого не сделаю. Выходи сюда, чтобы можно было разглядеть такую красоту.

Девочка неуверенно, но подошла к пастуху. На ней были старые потёртые колготки, рваная обувь и такого же вида кофта. Иван провёл ладонью по своему лицу и с досадой сказал:

— Мдааа, не думал я, что в наше-то время ещё увижу детей в таком виде. Ты, чья будешь, девочка?

Перестав дрожать, она ответила:

— Меня зовут Оля, я из деревни Погорелово, тут недалеко. Простите, дяденька, что потревожила ваших коровок.

Иван присел на корточки и произнёс:

— Так я сам оттуда, но впервые тебя вижу. Да и живность не совсем моя, это собственность местных жителей. А родители у тебя есть или ты сирота? Просто очень странно видеть здесь ребёнка, причем, одного и без мамы с папой.

Девочка всплакнула и ответила:

— Нет, я не бездомная, мои родители сейчас дома. Просто они очень заняты, вот и приходится гулять одной.

Вроде бы ничего странного, но Иван не поверил в её слова. Если родители где-то работают, то за дочкой всё равно же кто-то должен присматривать. Гулять ей никто не запретит, но не в такой дали от деревни!? Это факт насторожил Ивана, и он задал следующий вопрос:

— Ну, а к моим коровам, зачем подошла? Ты что, хотела поиграть с ними?

Девочка виновато опустила голову:

— Я проголодалась, дяденька, и решила, что смогу попить у них молока.

Иван взял её за руку:

— Не делай так больше, Оля. С виду добрая коровка может тебя здорово лягнуть, тогда точно беды не миновать. Пойдём со мной, у меня в рюкзаке есть немного съестного. Конечно, пирожки не каша, но на перекусить точно хватит. И что-то мне кажется, будто ты не совсем правду мне говоришь.

Пока она с удовольствием уплетала пирожки, пастух внимательно осмотрел, в чём девочка была одета. Теперь уже явственно прослеживалось отсутствие родительского контроля. Такое впечатление, будто они совсем не заботились о том, как выглядит их дочь. И это наводило на мысль, что родители Оли не совсем благополучные люди.

Налив ей простой воды, пастух снова поинтересовался:

— А где ты живёшь, в каком доме? Я хоть и не первый день в деревне, однако, ещё не всех знаю в лицо.

Оля назвала ему адрес дома на окраине деревне и у Ивана чуть челюсть не отвисла.

— Так, значит Танька… Ой, извини, Татьяна, твоя мама?.

Девочка кивнула в знак согласия:

— Всё правильно, а папу Владимиром зовут.

Сплюнув в сторону, пастух недовольно произнёс:

— Эх, что же это делается, как таких родителей земля носит!?

Иван понял, о ком идёт речь, но не мог поверить, что эти, так называемые, мать и отец, могли довести ребёнка до подобного состояния. Девочка после того, как утолила голод, прилегла на разложенной куртке. Иван накрыл её сверху попоной, а сам решил немного пройтись. В голове так и роились мысли:

«Неужели мир рухнул на самое дно? Мои родители нас всех воспитали и никто не голодал.»

В тоже время, он не исключал, что в семье Оли есть проблемы с деньгами. Но они возникли только лишь по вине родителей. Пастух много раз замечал Татьяну и Владимира в нетрезвом виде. А вот дочку рядом с ними он никогда не видел. Возможно, что они держали её дома, чтобы соседи лишние вопросы не задавали.

В этот день Иван решил на два часа раньше собрать всех коров и погнать их обратно в деревню. К тому времени Оленька уже проснулась и задумчиво потирала лицо. Вид у неё был немного посвежевший, но от несчастной жизни, что веяла от неё, как ураган, всё равно не избавиться. Иван подхватил девочку и усадил рядом с собой в седло. Весело и задорно они направились домой.

Жители были в шоке, когда увидела пастуха, да и ещё с девочкой. В это время он ещё должен был находиться на пастбище.

— Что случилось, Ваня?

Это к нему подошла та самая Аннушка.

— Да вот, неожиданного гостя нашёл. Надо его родителям передать.

После этих слова пастух снял Олю с лошади и опустил на землю. Аннушка посмотрела на неё и заплакала. Тут же собрались и другие жители, кто пришёл за своими коровами. Все разводили руками и участливо качали головами. Не выдержав, Иван произнёс:

— Так, присмотрите за девочкой, а я сейчас её родителей приведу.

В несколько минут он домчался до их ветхого дома, но постучав в дверь, не услышал ответа. Тогда пастух сам вошёл в дом и чуть не упал в обморок. Запах стоял такой, что нос щипало и глаза слезились. При этом мать и отец Оли вповалку лежали на полу. Рядом валялись пустые емкости, а чуть поодаль, початая тара с мутной жидкостью. С трудом, но Иван разбудил горе родителей:

— Вставайте, ироды окаянные, вы дочь свою потеряли!

Как ошпаренные они подскочили, и стали судорожно вертеть глазами по сторонам. Мать девочки хриплым голос прошипела:

— Иди отсюда, наша Оля на улице где-то гуляет, а как придёт, то сполна получит у меня. Родную мать не слушается совсем.

В этот момент у Ивана сдали нервы, он схватил их обоих за шкирку и потащил на улицу. Вынув из рюкзака верёвку, пастух закрепил им руки, а второй конец узлом затянул на поводьях. Так и вёл их по всей деревне, как заключённых. Пока он отсутствовал, девочку успели накормить и переодеть. Увидев её родителей, с веревкой на руках, жители кинулись к ним и начали трепать за волосы. И тогда Иван прокричал:

— Довольно, так они ничего не поймут. Всё сделаем по закону.

Аннушка вышла из толпы и, всхлипнув, спросила:

— А как же девочка, её теперь что, в интернат?

Иван слез с лошади и ответил:

— Нет, Аня, ты вроде что-то серьёзное мне предлагала. Вот и попробуем Олю воспитать. Я думаю, что меня никто за это не осудит?

Этот вопрос он адресовал собравшимся жителям. Те только поддержали его идею. Родителями Оленьки вплотную занялись органы опеки. Они же подготовили документы на лишение прав и вынесение сурового наказания. Учитывая положительную характеристику и заступничество сельчан, девочку передали на воспитание молодожёнам, Ивану и Анне.

Читать на дзен рассказы, истории из жизни, реальные деревенские истории, юмор, смешные случаи!

Вы сейчас не в сети