Грустная бабушка

Невестка продала дом вместе со свекровью

– Оксана, деточка, может быть уже пора что-нибудь поесть? Да и чайку бы выпить, – спросила старушка молодую женщину, которая накручивала волосы на бигуди.

Рядом на столике была разбросана косметика.

– Некогда мне. Потом покормлю. Да и не готовила я ничего! Если хотите, там вон бутерброды с сыром.

– Черствые они, не по зубам мне. А кушать так хочется.

– Идите к себе, ради Бога! Принесу я вам чаю, только отстаньте! И не Оксана я, а Ксюша, пора бы уже и запомнить!

Ольга Никитична тяжело вздохнула и, тяжело опираясь на потёртую трость, направилась в свою комнату. Оксана с ненавистью посмотрела ей вслед и продолжила своё занятие, но тут зазвонил телефон:

– Алло, Светусик? Привет, дорогая! Ещё раз тебя с днём рождения!

– Спасибо, Ксюха. Ты к шести успеешь? Я буду ждать уже в ресторане, приезжай сразу к Олимпу.

– Да, я вызову такси.

– А что это у тебя голос такой?

– Да бабка уже в край достала! Сил моих больше нет! – пожаловалась Оксана подруге.

– Слушай, ну она ведь тебе, по сути, никто! – сказала Светлана. – Зачем она тебе нужна? Пусть проваливает. Есть же у неё какая-нибудь родня. Или в приют её отдай.

– Да нету никого у неё. Может дальняя какая-то родня, только она их не знает и никогда ни с кем не общалась. Вот и висит у меня на шее. И как её в приют отдать? Дом-то её, а не мой. Павлик-придурок не догадался всё на себя переписать. Сейчас бы я была хозяйкой и не нянчилась с девяностолетней старухой.

– Вот ведь, да? – удивленно проговорила Светлана. – Уже ни дочки её нету, ни внука, а она всё живёт, карга старая. Слушай, а правда, что она из дворянского рода?

– Да, Пашка что-то такое рассказывал. Только кому это сейчас интересно.

– Не скажи. Получается, ты по мужу теперь тоже дворянка. Барыня!

Оксана громко рассмеялась:

– Ладно, хватит издеваться. Лучше скажи, ты кого-нибудь из мужиков пригласила?

– Все холопы будут брошены к твоим ногам, госпожа! Только не опаздывай, чтоб их не разобрали!

Оксана снова рассмеялась:

– Не волнуйся, не опоздаю. Только холопы мне не нужны. Выбери кого-нибудь поприличнее. Самого лучшего для меня придержи!

– Кстати, могу посоветовать Никиту. Юрист. Занимается оформлением всяких сделок и вообще ведёт гражданские дела. У него своя нотариальная компания. Развёден. Сейчас, так сказать, в поиске.

– Супер! Света, он мой!

– Даже не сомневаюсь в этом!

Через час Оксана на такси уехала в город. Она так и не вспомнила про Ольгу Никитичну, которая лежала на диванчике в своей комнатке и тихо плакала от тоски, одиночества и безнадёжности, в которой теперь жила…

Прошло две недели.

Всё это время Оксана никак не могла придумать, что же ей сделать, чтобы избавиться от надоевшей старухи и как вообще перебраться в город. Она терпеть не могла деревню, в которую её когда-то привёз её муж. Оксана не хотела этого, но он слишком любил эту свою бабулю. Но она-то её любить не обязана!

Наконец она придумала и повсюду разместила объявление о продаже дома. Ольга Никитична узнала об этом через несколько дней. К её удивлению, всё это время Оксана готовила для неё вкусные обеды и ужины, сама кормила её и вообще была очень заботливой. А однажды заговорила о том, что хочет переехать в город.

– Ну в самом деле, сколько можно жить в этой деревне? Давайте я подыщу нам в городе хорошее жильё. Там и больницы рядом и условия хорошие. Что вам здесь?

– Ты что и меня с собой возьмёшь?

– Конечно! А куда же мы теперь друг без друга. Паша ведь был моим мужем. И вашим внуком. Его память нас и объединяет. Только вот что, Ольга Никитична, вы подпишите доверенность на меня. Ну, чтобы я занялась поскорее этим вопросом и вас не тревожила. Хорошо?

– Хорошо, – кивнула старушка и поставила свои подписи там, где было нужно. А долго все это будет продолжаться?

– Дома быстро не продаются, – вздохнула Оксана. – Конечно, придётся подождать.

Она не сказала, что ей уже звонила покупательница и сделка должна завершиться очень скоро. Правда, та была очень удивлена, когда услышала на вопрос, почему дом продаётся так дешево, ответ Оксаны:

– Всё просто, Ольга Никитична – это мать моей свекрови. Из близкой родни моего покойного мужа только она и осталась, похоже, Бог о ней позабыл. Я хочу жить в городе, строить совою личную жизнь. Не тащить же мне старуху с собой. А вам тоже выгода: она из своей комнатушки почти не выходит. Ну плеснёте ей супа, не обеднеете. А когда она помрёт, и весь дом ваш будет. Впрочем, я не уговариваю. Вы не первая мне звоните, а значит, я его обязательно продам.

– Нет-нет, я не против. Мне старушка не помешает, пусть живёт. Просто это как-то необычно что ли. Кстати, она знает об условиях продажи?

– Разумеется. Вас как зовут?

– Вера.

– В общем, так, Вера. Давайте без эмоций и лишних разговоров. Да или нет?

– Да.

– Ну вот и славно. Завтра я приеду, всё подпишем и можете заселяться.

– Хорошо, договорились.

Рано утром Оксана уехала в город, сказав Ольге Никитичне, что едет по делам.

– А когда вернёшься? – спросила старушка.

– Не знаю, – пожала плечами та и ушла, плотно закрыв за собой дверь.

Было уже далеко за полдень, когда дремавшую Ольгу Никитичну разбудили детские голоса. Она открыла глаза и увидела перед собой мальчика лет пяти.

– Это ты теперь наша бабушка? – спросил он. – А меня Саша зовут. А это мой брат Костик. Он большой. А Лиза с мамой, она ещё маленькая.

Ничего не понимая, старушка села и протёрла глаза:

– Как это ваша бабушка? А вы кто? И как сюда попали?

– А мы тебя купили! – заявил Саша. – Значит ты теперь наша.

В это время в дверях появилась женщина лет тридцати. Она держала на руках маленькую спящую девочку.

– Здравствуйте. Меня зовут Вера. Оксана рассказывала вам обо мне?

– Нет, – покачала головой Ольга Никитична.

– Так, понятно. Значит, разговор у нас будет долгий.

Вера повернулась к сыновьям:

– Саша, Костя, побудьте в соседней комнате, нам с бабушкой нужно поговорить.

– Ну ладно! – согласились мальчишки и выбежали из комнаты.

А Вера посмотрела на Ольгу Никитичну и рассказала, кто она и как купила этот дом. Старушка выслушала её внимательно и покачала головой.

– Вот, значит, как. Избавилась Оксана от обузы, на тебя её повесила. А что же ты?

– Ничего, – улыбнулась Вера. – Будем жить вместе. Если вы не против, конечно. Понимаете, мне с моей ребятней идти некуда. И если вы прогоните нас, мы окажемся на улице.

– Что ты, что ты, милая. Не надо на улицу. Я вижу, что ты добрая. Может оно и к лучшему, что так вышло. Иные чужие люди лучше самой близкой родни.

Вера погладила морщинистую руку старушки и тихонько вздохнула.

– Ты, дочка, не волнуйся, – сказала Вере Ольга Никитична. – Я тихо живу, никому не мешаю. Комнатка у меня своя, тебе меня и не слышно будет. А вот о чём я тебя попрошу, ты уж готовь еду и на меня. А на продукты я тебе с пенсии отдавать буду, и за готовку тоже. Ну, согласна?

– Согласна. Продукты будем покупать вместе, а за готовку мне платить не надо, глупости это, я всё равно не возьму. И вы не переживайте, всё будет хорошо.

– Да я и сама уже так думаю. А теперь зови своих мальчишек, надо же мне познакомиться поближе с моими внучатами.

Вера облегчённо вздохнула и улыбнулась. Кажется, она прекрасно уживётся с этой бабушкой…

Так и вышло. Тихая и скромная старушка быстро стала для Веры родной. Они часто и подолгу разговаривали, Вера рассказывала о себе, а Ольга про свою долгую и нелёгкую жизнь.

– Я ведь, детонька, потомственная дворянка, да… Наш род идёт от Сергея Дмитриевича Глинского, томского купца. Моя ветвь от его младшего сына Николая. Вот, кому сказать – не поверят. Да только их роскошь до нас, их последних потомков не дошла, зато и репрессий, и гонений было хоть отбавляй. Скрывали мы долго свою фамилию. Так-то… Я по нашей линии последняя осталась. Мне Бог только одного сына дал, и у него тоже был сын Пашенька. Только так уж получилось, что и сынок мой, и жена его, и Пашенька – внучок мой все один за другим, на тот свет ушли. Внук Паша был уже женат на Оксане, когда его не стало, она его ребёнка носила, только забеременела. А как узнала, что вдовой стала, быстро аборт сделала. Я расплакалась, упрекать её начала, а она мне заявила, что не хочет себя ребёнком по рукам и ногам связывать, кому, говорит, я с прицепом буду нужна. Представляешь? Это дитё-то прицеп! Вот так наш род и прервался.

– Судьба такая, бабушка. Я вот своих сама родила, ни от одного не отказалась, а теперь муж бросил. Не нужны мы ему стали. Новую себе зазнобу нашёл. Ну да Бог с ними, – тряхнула головой Вера, – и без них мы проживём, правда, Ольга Никитична?

– Конечно, дочка. Дай Бог тебе здоровья и счастья. Я за твою доброту тебе отплачу, молиться за тебя буду, и счастье обязательно найдёт тебя.

Как-то старший сын Веры пришёл домой с маленькой девочкой. Она плакала, прижимая к себе оторванную оборку платья и маленького щенка.

– Что случилось? – спросила Вера, удивившись такой гостье.

– Мама, я на улице играл, смотрю, она бежит, а за ней собаки. Я схватил палку и на них. А потом мы к нам забежала. Её Катька зовут, – объяснил мальчик.

– Ну не Катька, а Катя, – присела перед девочка Вера.

– Ну что ты, малышка, испугалась?

– Да. Очень.

– Где ты живёшь? И где твои родители?

– Я с папой живу. Его Витя зовут. Он аграном. А мамы нету. А папа ушёл по делам. Я с Кутькой играла, а он убежал на улицу, – торопливо стала объяснять Лиза, вытирая снова появившиеся слезы, – а на него собаки кинулись, он побежал, а я за ним, а они за мной. И тут ваш Костя меня спас.

Вера улыбнулась.

– Ну вот и хорошо. Молодец, сынок. А теперь, Катюша, давай я тебе дам переодеться, и вы пойдёте на кухню, пообедаете. У меня как раз готовы котлеты и плов. А я пока приведу в порядок твоё платье, чтобы папа не ругал.

– Спасибо. А Кутьку можно покормить?

– Ну конечно.

С платьем Вера справилась быстро и пошла в комнату старушки.

– Бабушка, а вы знаете, где живёт агроном Виктор?

– Витенька? Знаю. На соседней улице, за углом. У него дом из красного кирпича. А что случилось?

Вера рассказала, и Ольга покачала головой.

– Вот беда какая ему с этой непоседой. Витя-то он очень хороший, а вот жена Галинка у него была непутёвая. А любил он её без памяти. Только она за него вышла, чтоб своему городскому ухажёру отомстить. Он-то её поматросил и бросил, а Витя ничего, подобрал. Все капризы терпел. А когда она забеременела и дочку ему родила, на седьмом небе от счастья был. Да только недолго. Галина снова с бывшим загуляла, и в город сбежала, бросив и мужа, и дочку. Прямо среди ночи. Записку только оставила и всё. Поминай как звали. Ни стыда, ни совести у бабы нет.

– Кошмар какой, – ужаснулась Вера. – А вы откуда это знаете?

– Да ты что, милая. Мы же в деревне живём, а тут всё друг про друга все знают. Да и Оксана моя первая сплетница была. Все как сорока на хвосте носила. Вот я и слышала.

Вера покачала головой, заглянула в кухню, убедилась, что дети спокойно обедают и поспешила на улицу, найти Виктора и сказать ему, что с его дочерью всё в порядке. Она сделала это вовремя, потому что едва повернула за угол, столкнулась с мужчиной, бегущим по улице:

– Вы Виктор? – окликнула его Вера.

– Да.

– Здравствуйте. Я Вера, ваша соседка. Катюша у нас, не волнуйтесь, с ней всё в порядке, – поспешила успокоить его Вера и рассказала, как его дочь попала к ней в гости. – Пойдёмте к нам, я пирог пекла. Чай попьём, потом дочку заберёте.

– Спасибо вам, Вера. Я её никогда одну не оставляю, а тут позвонили из конторы, срочно подписать документы. Соседки, которая иногда за ней присматривает, дома не было, ну я и подумал, что если она десять минут во дворе сама поиграет, ничего не случится. И вот ошибся.

– Это ничего. Так бывает. У меня трое детей, так что я прекрасно знаю, как трудно за ними уследить. Ну так что, чай пить будем? Найдёте минутку?

– Да неудобно как-то.

– Перестаньте, – улыбнулась Вера. – Кстати, мои мальчишки с вашей дочкой, кажется, подружились. Так что можете, если вам куда-то понадобится, приводить её к нам. Я по профессии учитель, к детям привыкла, ну и при моих троих одним больше, одним меньше…

Виктор рассмеялся.

– Ну, если так…

С этого дня Вера и Виктор подружились. Теперь они часто проводили время вместе, а потом решили пожениться. Семья у них получилась дружная и крепкая, и все в деревне завидовали, глядя на их счастливую жизнь.

Прошло несколько лет.

Ольга Никитична совсем сдала и почти не поднималась с постели. Вера заботилась о ней, как о родной, но ничего, кроме заботы, дать ей не могла.

– Витя, я так переживаю за бабушку, – говорила Вера мужу. – Мы столько лет вместе, она чудесная старушка и я не представляю, как мы будем жить без нее.

Что мог на это сказать Виктор? Он обнял жену и крепко прижал её к себе…

Как-то Ольга позвала Веру к себе и слабой рукой показала на стул.

– Я умираю, доченька, нет-нет, подожди, не плачь. Я очень стара и устала жить. Спасибо тебе за то, что ты и твоя семья скрасили мою старость, я ведь думала, что Оксана меня со свету сживёт или в приют отдаст. А тут вот Бог тебя послал.

– Ну что вы, бабушка…

– Не перебивай, погоди. Помнишь, я тебе рассказывала, что я потомственная дворянка? Это действительно так. Но есть у меня тайна, о которой никто не знал. Я хотела её в могилу унести, да тебя жалко. У тебя ж детей мал мала меньше, да еще Витюшина дочка на тебе, вам деньги нужны. В общем, от моей бабки мне достались драгоценности. Я редко что оттуда брала, только когда совсем туго приходилось, да вот ещё на похороны сына. Там, в подвале, под полками, есть настил. Третью доску подними, всё и увидишь. Счастья тебе, доченька.

Вера прижала руку ко рту и покачала головой:

– Бабушка! Да вы ведь могли в лучших больницах лечиться.

Ольга Никитична рассмеялась тихонько, потом вздохнула:

– Да что ты, доченька, сколько мне лет-то? Лечись-не лечись, помирать надо! Заждались меня там уже на небесах. Снятся постоянно. А ты живи, живи, детка! И спасибо тебе за все. Спокойную старость послал мне Господь. Счастье это большое. Оно не всем даётся. А теперь сходи, пожалуйста, за отцом Кириллом, он обещал прийти, когда мне будет нужно.

Той же ночью Ольги Никитичны не стало. Вера и Виктор достойно похоронили старушку, организовали все как надо и потом долго стояли у свежей могилки, думая о странной человеческой судьбе, которая сводит и разводит на своих дорогах совсем чужих людей и делает их родными.

Не сразу Вера решилась рассказать Виктору про тайну, которую ей доверила Ольга Никитична.

– Даже не знаю, может ли это быть правдой, – закончила она свой рассказ и посмотрела на мужа. – Знаешь, мне почему-то страшно.

– Я бы сказал, необычно. Никогда не думал, что однажды мне посчастливится увидеть своими глазами настоящий клад. Пойдём, посмотрим.

Ольга Никитична не обманула. Золото, драгоценные камни и украшения переливались в свете фонарика нереальными бликами.

– Что же нам теперь с этим делать? – испуганно прижала ладонь к губам Вера.

– Да, придётся подумать, – кивнул Виктор и улыбнулся. – Спасибо, бабушке. Царский подарок оставила. Кто бы мог подумать.

Вера кивнула и прижалась к мужу, не сдерживая слёз.

Прошло полгода.

Оксана жила в городе в собственной квартире, которую купила на деньги, вырученные от продажи дома и Ольги Никитичны. Она совсем не вспоминала старушку и думала только о том, как бы ей выйти замуж за Никиту. Сначала он часто обещал ей это, но в последнее время они стали видеться реже и это не могло не беспокоить её. Правда, вечером он пригласил её в ресторан. Может быть, всё-таки она победила, и он сделает ей предложение? Другого шанса на счастье судьба вряд ли ей пошлёт, поэтому нужно всеми силами держаться за этот.

Оксана подошла к зеркалу и долго разглядывала своё отражение, касаясь морщинок у глаз и в уголках рта. Потом достала свой лучший наряд и начала собираться.

А через два часа она уже сидела за столиком и ждала, что же Никита ей скажет. Она поднесла к губам бокал и сделала несколько глотков, потом отставила его в сторону и внимательно посмотрела на Никиту. Она никак не могла решиться начать разговор, который не давал ей покоя. А Никита спокойно ужинал, не обращая на неё никакого внимания.

– Никита, – наконец, не выдержала она. – Ты пригласил меня в ресторан молчать?

– Нет, поужинать. Кстати, почему ты ничего не ешь?

– Не хочется.

– Ммм. Ну ладно. Знаешь, мне сегодня рассказали прелюбопытную историю. Несколько лет назад одна дамочка продала дом вместе с проживавшей там его хозяйкой. Обманутая старушка всё подписала и вместе со своим домом, так сказать, пошла с аукциона.

– И что? – побледнела Оксана.

– Ничего. Меня просто поразил такой поступок. Я знаю, что многие люди, переезжая, например, бросают кошек и собак, не желая забирать их с собой. А зверьё потом сидит годами и ждёт этих предателей. Но то животные. А это человек. Живой, здравомыслящий, всё понимающий. Представляешь, каково оказаться на месте этой старушки. Подлый поступок, не правда ли?

– Зачем ты мне это рассказываешь? – спросила Оксана.

– Я видел документы. Там были все твои данные. Оксана, как ты могла опуститься так низко? А я ещё хотел жениться на тебе.

– Никита, я … – в глазах Оксаны показались слезы.

Она хотела сказать еще что-то, но Никита остановил её жестом:

– Подожди, это ещё не всё. Старушка-то оказалась с секретом. Она всю жизнь хранила ящик с драгоценностями и отдала их той женщине, которая купила её дом и ухаживала за ней самой всё это время. Знаешь, там вышла очень, очень крупная сумма. Мой друг помогал реализовать эти украшения, чтобы было всё официально. Кое-что забрали коллекционеры.

Глаза Оксаны просохли мгновенно:

– Не может быть. Нет, я слышала, что у Ольги было что-то, но думала, что это всё враньё. А где сейчас Ольга Никитична?

– Её нет уже полгода. Но ты не можешь претендовать на наследство. Всё было оформлено на ту женщину.

– Я подам в суд, я докажу… – вспыхнула Оксана.

– Ты не только злая, но ещё и глупая, – Никита встал и бросил скомканную салфетку на стол. – Не звони мне больше. Я через неделю улетаю в Эмираты. У меня там дела и заодно отдохну. А это твой билет.

Оксана подняла голову и улыбнулась. Но Никита медленно разорвал билет и усмехнулся:

– Счастливо оставаться, дорогая.

Комкая в пальцах обрывки бумаги, Оксана долго смотрела на свои руки и пыталась унять в них дрожь. Она так хотела взять от этой жизни всё, но всё и потеряла. Медленными шагами она покинула ресторан и пошла по темной аллее туда, где её никто не ждал.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Красивая девушка милая скромная симпатичная студентка
Ах, ты дрянь! Воронка! А деньги где? — кричал парень

Лена едва не плакала, выходя из института – вот и всё, стипендии ей в следующем семестре не видать, как своих...

Лена едва не плакала, выходя из института – вот и...

Читать

Вы сейчас не в сети