Красивая грустная девочка

Прости меня, мамочка…

Кристина Лазарева спешила домой, с её губ не сходила довольная улыбка. Войдя в квартиру, она стянула с шеи старенький шарфик, прошла на кухню и поставила шуршащие пакеты на стол. Женщина мурлыкала под нос песню, что подцепила где-то по дороге. Кажется, она играла в супермаркете, куда женщина забегала за продуктами. Песня была крайне нелепой, а рифма – того хуже. Автор не заморачивался над текстом, рифмуя «любовь – морковь – бровь». Кристина невольно задумалась, что, порой, попсовые шлягеры хуже – чем простуда. Заражают тебя, проникая в сознание, и не лечатся аспирином.

-Ты чего такая довольная? – Спросила Инесса, старшая дочка Кристины, входя в кухню. – Увидела помидоры по акции? Или ухватила два куска сыра по цене одного?

Девочка хитро посмотрела на мать, зная ее любовь к скидкам. А Инесса взяла из пакета яблоко, отёрла о кофту и с треском откусила.

-Помой сначала. – Покачала мама головой, с осуждением глядя на дочь. – И нет, не угадала. Я ходила в школу, обсуждала дела Ксюши с классной руководительницей, а заодно нашла работу. И всё это за один присест!

-Хм… — Протянула девочка, лукаво глядя на мать. – И кем ты, позволь спросить, устроилась? К нам в школу требовался физрук, но ты не выглядишь как звезда фитнеса. Да и за прыжками на скакалке, мамуль, ты замечена не была…

Кристина закатила глаза. Да, она не была любительницей спорта. Печеньки нравились Лазаревой больше, чем приседания. Благо, природа сжалилась над сладкоежкой и позволяла вкусностям не сильно откладывалась на ляжках.

-Несси… — Покачала головой мама. – Ты умеешь делать комплементы.

-Хватит сокращать моё имя! – Возмутилась дочь, с набитым ртом. – Имей уважение! Достаточно того, что ты назвала меня в честь Лох-несского чудовища… Вот почему Ксюшку ты не назвала в честь Снежного человека или Чупакабры?

Мама не реагировала на ворчание дочки, продолжая отправлять овощи и молочные продукты на свои места в холодильнике.

Инессе недавно исполнилось четырнадцать лет. Она была в том возрасте, когда ей не нравилось абсолютно все. Касалось это не только проблемы поколений, о которой так много писал Тургенев в своем романе «Отцы и дети». Подросток был недоволен учёбой в школе, придирчивыми учителями, существованием младшей сестры, таскавшей её вещи, невозможностью купить последний телефон с огрызком яблока на задней панели и даже цветом неба. То оно было слишком пасмурное, то слишком ясное. Своё недовольство девочка выражала бурно. Рыдала в подушку, хлопала дверью, так, что сотрясалась вся хрущевка, слушала музыку на полную громкость.

Кристина относилась к бунтарскому периоду с буддийским спокойствием. Она принимала дочь со всеми заскоками, старалась поддержать, когда была необходимость. Например, когда Инесса перестала принимать свою внешность и жаждала кардинальных изменений, Кристина сама принесла в дом розовую краску для волос. Они долго смеялись, потому что покрасили не только пряди на голове Несси, но и половину ванны.

Детство самой Кристины сложно было назвать радужным. Поэтому она старалась, как могла, чтобы у дочек оно было счастливым. Правда, денег не хватало. Поэтому женщина и устраивалась на вторую работу, которую могла совмещать с должностью медсестры.

-Я буду не учительницей физкультуры. – Объяснила Кристина. – В школу нужна дополнительная уборщица, помогать. Платят хорошо, всё-таки школа у вас не из простых. Мне классная руководительница Ксюшки рассказала.

Мама ещё рассказывала про график, про обещанные суммы и то, что ее обеих дочек, благодаря трудоустройству, будут бесплатно кормить…

Только Инесса уже не слушала. Дочка перестала жевать яблоко и не смогла проглотить кусок, оставшийся во рту. Она в шоке смотрела на маму, не веря своим ушам. Несси надеялась, что та шутит…

-Скажи, ты прикалываешься? – Спросила девочка, всё-таки проглатывая яблоко.

Не пережеванный кусок фрукта неприятно встал в горле, мешая дышать.

«-Наверное, так и померла Белоснежка». – Невольно подумала про себя девочка, ощущая тошноту.

-О чем ты? – Удивлённо моргнула мама.

-Ну, ты же шутишь, верно? – Приподняла брови Несси. – Мстишь за то, что я тебя фитнес-моделью не назвала?

Кристина внимательно посмотрела на дочь. Затем вздохнула и, отложив пачку йогуртов, села на стул.

-Несси… — Спокойно начала мама. – Что опять не так?

-Ты ещё спрашиваешь?! – Взвилась Инесса. – Моя мать будет уборщицей в школе?! Серьёзно, мам? Ты хочешь сделать из меня посмешище? Изгоя?!

-Это что за глупости в твоей голове… – Нахмурила лоб Кристина.

-Это не глупости, а реальность. Сама сказала, что школа у нас – не простая. Между мной и одноклассниками – социальная пропасть! Они там все – мажоры, понимаешь?! – Сказала девочка, впадая в истерику. — Я и так из сил выбиваюсь, чтобы соответствовать богатым друзьям.

-Ты из сил выбиваешься?! – Не выдержала Кристина, обидевшись на дочь. – Может, это я пашу, как лошадь, пытаясь обеспечивать вам с Ксюшкой лучшее образование и достойное будущее?! Я оплачиваю и учёбу, и всё, что с ней связано, Несси. Я вас кормлю, одеваю по моде, вот… Взяла ипотеку на эту квартиру, чтобы у вас обеих было по своей комнате. А ты воротишь нос от способа, каким мне деньги достаются?!

В груди Лазаревой-старшей стало горячо. Да и в животе скрутился тугой узел. Она смотрела на дочь, ощущая обиду. Всё-таки, девочка её была уже не младенцем, должна понимать, что деньги не растут на деревьях.

«-Сама виновата… — Мысленно отчитала себя Кристина. – Разбаловала её, потакала капризам».

Кристина понимала, что самооценка дочери, в её возрасте, зависит и от вещей. С переводом в новую школу Инесса стала требовать дорогие подарки, которые семье были не по карману. Лазарева старалась найти баланс, позволяя дочери, изредка, действительно дорогие вещи на праздник или, если она сама на них накопила. Она учила Инессу ценить деньги, по крайней мере, Кристина так думала…

Но, видимо, ошибалась.

-Нет, мама! – Капризничала девочка, топнув ногой. — Ты не будешь поломойкой! Мне будет стыдно за тебя!

-Стыдно — не работать. – Сказала мать категорично, всем своим видом показывая, что диалог завершен. — Деньги нам будут не лишние, Инесса. Смирись. Дело решенное.

Несси покраснела, как спелый томат, девочку начало трясти от досады, а губы, выкрашенные розовой помадой с блестками, скривились. На глаза навернулись слёзы:

-Не смей! – Крикнула она, швыряя огрызок на стол. — Не смей приходить в школу и меня позорить! Слышишь?! Не хочу быть дочерью уборщицы!

С этими словами подросток выскочил с кухни. Многоэтажка снова содрогнулась, когда Инесса захлопнула за собой дверь спальни.

Кристина хотела было поговорить с дочерью, даже сделала пару спешных шагов, но остановилась. Она посмотрела на торт, который купила, но не успела достать из пакета. Женщина хотела отметить с дочками то, что теперь у них будет дополнительный доход. Кристина вздохнула и сунула коробку с медовиком, который так любили сестры, в холодильник, позволив и себе хлопнуть дверцей.

****

Инесса шла по школе, держа подруг под локти. Она всегда занимала местечко в серединке, между Узловой Василисой и Шиловой Ларисой. Когда Несси только перевелась в пафосную школу, она жутко переживала, что не приживётся. Однако обошлось, девочка нашла подруг. А все байки про травлю детей из среднего класса оказались лишь сплетнями. Никто ей на стул клей не наливал, тетради в мусорку не выкидывали, в волосы жвачку тоже не лепили. Хотя, Несси не была уверена, что одноклассники будут к ней также благосклонны, если узнают, что её мать – поломойка. Она-то им рассказала, что её мама работает в крутой клинике. Поскольку её окружали лишь дети бизнесменов, политиков и знаменитостей, они сами додумали продолжение и статус Кристины Лазаревой. Однаклассники отчего-то решили, что мама Несси – главврач. Инесса не стала их исправлять и объяснять, что мама – всего лишь медсестра. Да и как тут объяснишь? Вот, у Василисы папа – депутат. А у Шиловой – владелец сети супермаркетов. Куда ей, карамельке, в шоколадный ряд, со своей родословной? Вот и умалчивала Несси правду.

Она уже наловчилась лгать по поводу и «без». В гости к себе никого не звала, мол, мама много работает и отдыхает. В другой раз соврала про ремонт. В третий сказала, что приехали друзья из Европы, заняли свободные комнаты.

-Смотри. – Шепнула на ухо подруги Васька. – Там Костик стоит.

Инесса вскинула голову и сразу густо покраснела. Мартынов Костя ей нравился. Казалось, мальчик отвечает ей взаимностью. Даже пару раз приносил шоколадки, но, для прикрытия, угощал и остальных. На губах Инессы появилась улыбка, однако, спустя мгновение, она резко сникла. Румяные щеки девочки побледнели, словно кровь из лица разом убежала. Почти рядом с Костиком стояла её мама. В какой-то серой робе, с повязкой на голове, под которую она спрятала густые светлые волосы. На руках, как и подобает уборщице, длинные жёлтые перчатки. Они показались Инессе слишком яркими, привлекающими внимание всех школьников. Кристина выжала тряпку и принялась снова водить шваброй по полу коридора. Лишь сейчас Несси приметила, что он был влажным и пах моющим средством. Мать её постаралась на славу. Несси споткнулась от такой картины и, если бы не подруги, растянулась бы на скользком полу.

-Осторожнее. – Сказала Вася, удерживая подругу за локоть. – Блин, тут всегда так скользко, как полы помоют! В прошлый раз Ванька из десятого руку сломал, прикинь?

-Там была табличка: «Осторожно, мокрый пол». – Заметила Лара, оглядываясь через плечо.

-Вот, после Ваньки её и стали использовать. – Заметила Василиса. – А среди младших вообще слухи ходят, что тут магический этаж. Потому что вечно все падают.

-Глупости, какие. – Фыркнула Лариса.

Тут троица и поравнялась с уборщицей. Кристина подняла взгляд от пола, который старательно драила. В эту секунду она встретилась глазами с дочкой. На лице женщины появилась кроткая, приветливая улыбка. Сердце в груди Несси забилось чаще, щеки снова залил румянец, но теперь уже от стыда.

-Пойдёмте быстрее, скоро урок начнётся. – Буркнула девочка.

Она резко отвернула голову от мамы, потянула подруг вперёд, стараясь скорее пройти мимо. Девочка всё думала, что мама её вот-вот окликнет и опозорит при парне, который ей нравится, при лучших подругах, но Кристина промолчала…

Женщина, оперевшись рукой на черенок швабры, лишь проводила дочь печальным взглядом. Затем, тяжко вздохнув, она вернулась к работе.

****

Географию Инесса не любила. Да и учительница была противная. Девочка подперла кулаком подбородок и смотрела в окно, краем уха слушая про влияние человека на водные ресурсы. Вдруг оказалось, что за окном происходит нечто более интересное, чем в классе.

Охранник спешно выбежал, чтобы открыть школьные ворота. К ним уже мчалась карета «скорой помощи». Врачи явно спешили кого-то спасти, потому что включили и мигалки, и сирены. Звук привлек почти весь класс. Дети вытянули шеи, чтобы разглядеть, что происходит. Они зароптали.

-Тишина! – Повысила голос географичка, хмуро глядя на учеников. – Если вы не удостоите меня вниманием, то будете писать тест.

Класс поспешил среагировать на угрозу и синхронно посмотрел на учителя. Сделала это и Инесса, пропуская происходящее в школьном дворе.

Урок кончился через десять минут, машина медиков уехала. Однако по коридорам быстро, словно лесной пожар, распространился слух.

-Представляете… — Прибежала в класс главная сплетница – Лерка. – У нас уборщицу на скорой увезли. Вот, только что.

-Что случилось? – Спросил Гена с интересом.

-Вроде она поскользнулась на мокром полу и упала, получила травму головы. Может, там даже кровь осталось, потому что никого не пускают. – Охотно делилась новостями Валерия. — И все на том гиблом месте, где все падают! Вот и не верь слухам!

Одноклассники принялись обсуждать новость, вспоминая, кто там ещё поскальзывался. Только вот Инесса их слышала, словно сквозь толщу ваты. В её голове зашумело, в висках пульсировало, а сердце сдавил леденящий ужас. Девочка сорвалась с места, невзирая на крики подруг, побежала в учительскую. Там она и узнала страшную правду: маму увезли в больницу.

***

-Пошли, обезьянка. – Сказала Инесса младшей сестре, беря её ручку, чтобы отвести в школу.

-А скоро мама уже вернётся? Я скучаю. – Надулась Ксюша. – И косички ты плохие плетешь… И готовишь не так…

Старшая сестра легонько ущипнула девочку за бок. Она не обижалась на Ксюшу, потому что видела, как сильно она скучает по маме, поэтому вредничает. Инесса и сама скучала. Их маме зашивали голову, обнаружили у неё сотрясение головного мозга. Её положили на лечение. Тогда врач сказал Инессе, что её маме необходим отдых.

-Не уверен, что она поскользнулась. – Заметил врач. – Кажется, она потеряла сознание от усталости. Она много работает, верно?

Несси тогда лишь кивнула, опустив глаза в пол. Она испытала стыд, ведь мама трудилась ради них с сестрой. Вместо благодарности она получила требования и упреки.

-С ней всё будет нормально? – Тихо спросила школьница.

-Пока она не пришла в себя, мы сообщим, если это изменится. – Сказал врач. – О вас есть, кому позаботиться?

-Да. – Соврала Инесса, решив, что сама позаботится о себе и сестре.

В первую ночь, которую девочки провели вместе, без мамы, Инесса легла спать рядом с Ксюшкой, которая очень переживала и много плакала. Она рассказывала ей сказки, как делала мама, пока девочка не засопела. Только сама Несси долго смотрела в потолок, не смыкая глаз. Она думала, что если с мамой случится нечто ужасное, если она ее потеряет, то как сможет жить? Ведь в их последнюю встречу она застыдилась, прошла мимо, словно та была ей чужим человеком…

Несси бы не могла себя простить. В эту же ночь, не в силах уснуть, она пошла в мамину комнату. Девочка перебирала ее вещи, наводила порядок, пусть на часах и было далеко за полночь. Там Инесса нашла мамину тетрадь, в которую женщина записывала траты и семейный бюджет. Увидев крайнюю запись, обведенную ярким маркером, Несси зарыдала. Слезы капали прямо на листы в клеточку, размывая чернила, но остановиться девочка не могла. Она поняла, почему мама стала больше работать. Кристина откладывала эти деньги на поездку в Санкт-Петербург. Инесса мечтала побывать летом в городе на Неве, буквально бредила этой затеей. Девочка даже не знала, что на её День рождения, что будет в июле, мама затеяла подарить ей самый прекрасный подарок…

Поездку в Питер…

Она собирала нужную сумму, указанную в тетрадке. Она вписала цены на билеты, но проживание и даже экскурсии, планируя путешествие. Несси оглядела комнату вновь. Она редко сюда заходила, редко смотрела на вещи матери. Теперь же осознала кое-что очень важное…

У мамы было мало одежды. Она была старой. Пуховик, вон, давно следовало поменять, но Кристина этого не делала. Она тратила деньги на обновки для Ксюшки, что очень быстро росла, да вещи для Инессы, которая вечно требовала модную одежду. Инесса достала старый пуховик, от которого пахло мамой и духами. Она обняла его и, сидя на полу, горько плакала.

-Прости меня, мамочка… Ты только вернись, пожалуйста. Я исправлюсь. Я, честно, исправлюсь. Я так тебя люблю… — Шептала девочка, пока не уснула.

Утром позвонили из больницы и обрадовали сестре: мама пришла в сознание. Однако навещать её ещё было нельзя. Несси испытала огромное облегчение, узнав, что с мамой всё будет в порядке. Она решила, во что бы то ни стало, исполнить своё обещание и исправиться.

Так Инесса и примерила на себя шкуру родительницы. Она заботилась о Ксюше, как могла. Девочка осознала, что чистая одежда не сама появляется на полках, холодильник у них тоже не волшебный и не готовит ужин…

Но, главное, что не хватало девочкам – это не овсянка по утрам, а поддержка мамы. Несси понимала, какой это труд – быть мамой. Она ценила её с каждым днём всё больше и больше.

***

Когда Кристина вернулась из больницы, дочери бросились к ней с объятиями. Инесса схватила ее сумку, ругаясь, что мама сразу начала таскать тяжести и пошла в магазин, а не домой.

-Ты должна ещё отдохнуть, так врач сказал. – Покачала головой дочка.

-Меня не было всего-ничего, а ощущение, что вы жутко выросли. – Улыбнулась мама, прижимая к себе дочурок.

Постепенно жизнь Лазаревых вернулась в прежнее русло. Спустя пару недель Инесса узнала, что мама снова собирается на работу в школу:

-Нет, не надо! – Ахнула девочка.

Кристина нахмурилась:

-Мне казалось, мы это уже обсуждали. Я никому не скажу, что я твоя мама. – Уверила она ребёнка. – Тем более, теперь я буду приходить в районе пятого урока. Твои занятия будут подходить к концу, мы даже не встретимся.

-Дело не в этом… — Покачала головой расстроенная Несси. – Просто…

Она не смогла подобрать слов. Горло сдавило. Отчего-то подростку было проще ругаться, чем признавать свои ошибки и объяснять, как сильно она волнуется за мать. Она уже не хотела в Питер, не хотела брендовую сумку, как у Лариски….

Она поняла, что самое большое богатство — это родители. Не нужны ей подарки, лишь бы мама была здорова и рядом с ними. Всегда. Кристина не заметила смятения дочки, глянула на часы, засуетилась:

-Некогда спорить, Несси. Мне пора. – Кивнула она, убегая из дома вместе с Ксюшей.

****

Учебный день прошёл без эксцессов. Несси даже получила пятёрку по нелюбимой географии, чем гордилась. Лазарева с подружками шли по школьному холлу и подошли к зеркалу, чтобы подкрасить губы перед уходом. Достав блеск, девочка заметила знакомую фигуру и пятно перчаток канареечного цвета. Она обернулась, увидев маму, сгорбленную над полом. Прядь волос выбилась из-под её платка и мешала, падая на глаза. Кристина прерывалась, пыталась убрать её локтем, чтобы не трогать лицо перчатками, но та упрямо возвращалась на место. В очередной раз подняв голову, Кристина увидела дочь. Она замерла на месте, глянула на её подруг, затем резко повернулась, пряча лицо. Сердце Несси сжалось, как в тисках. Она бросила помаду обратно в сумку. Ту самую помаду, которую так просила у мамы и получила в подарок.

-Девочки… — Позвала подруг Инесса, решительно. – Простите, идите без меня. Я хочу маме помочь.

Вася и Лариса удивленно переглянулись. Они посмотрели на уборщицу, узнав женщину, которую увозили врачи. В шоке они следили за тем, как Несси подходит к ней. Девочка коснулась маминого плеча, заставляя ту обернуться. Кристина удивилась, даже испугалась, заметив дочь.

-Ты чего, Несси? – Ахнула она негромко.

Несси же, улыбнувшись, поправила мамины волосы, чтобы не мешали. Она засучила рукава рубашки:

-Чем тебе помочь, мам? Вместе быстрее справимся, а потом домой пойти сможем. – Предложила она.

На глазах Кристина выступили слезы. Она уверила дочь, что не нуждается в помощи, но Инесса была настроена решительно. Вдвоем они скоро управились. Потом забрали Ксюшку с «продленки», вместе пошли домой. По пути купили медовик, что показался им очень вкусным.

***

В понедельник, когда Инесса пришла в школу, она увидела, как Васька и Ларка шепчутся с Костиком. Девочка похолодела, понимая, что её репутация в классе разрушена. Она пыталась избегать бывших подруга, не замечать их взглядов, сбегая во время перемен. Однако долго скрываться не вышло. После пятого урока, когда Несси побежала к маме, девочки и Костя ее настигли.

-Мы знаем про твою маму. – Сказала Василиса, глядя на Несси недовольно.

-Простите, что обманула. Хотя, в больнице она тоже работает, но медсестрой. – Ответила Несси. – Мне всё равно, что вы думаете о нашей семье… Моя мама одна растит меня и Ксюшу, она очень старается. Я люблю её.

-Ты думаешь, я злюсь, потому что твоя мама убирает школу?! – Неожиданно громко крикнула Василиса. – Ты что, считала, что я не буду с тобой дружить из-за этого? Ты думала, что я совсем мерзкая? А когда твоя мама в больницу попала! Ты ходила сама не своя, но ничего не рассказала нам! Разве так поступают подруги?!

Инесса в шоке смотрела, как красавица Василиса рыдает, растирая по щекам дорогую тушь. Она плакала, потому что обижалась на Несси и потому что сильно жалела свою подругу. Несси и сама не сдержалась, заплакав горько, обняла Васю и Ларису.

Костик, не участвовавший в общей истерике, скромно стоял рядом и улыбался. Однако большим удивлением и для Несси, и для её мамы, стало то, что дочка политика и дочка бизнесмена взяли по тряпке и решили помочь Лазаревым. Костик носил ведра с водой. Работа проходила быстро и очень, очень весело. А потом, в награду за помощь, Кристина пригласила друзей в гости. Наконец-то Несси привела их в свой дом, не придумывая небылицы. Девочки были в восторге от её комнаты, ведь мама позволяла девочке клеить любимые постеры, украшать ее на свой вкус. Их же комнаты напоминали музей и были работой дизайнеров.

-Я даже не люблю розовый цвет. – Сетовала Лара. – Но он, видите ли, в тренде. Поэтому у меня стены розовые и мебель даже!

Васька играла с Ксюшкой, оказалось, она обожает детей. А вот Костик не мог оторваться от домашней стряпни:

-У нас повар дома. – Говорил он с набитым ртом. – Он готовит что-то очень вычурное, полезное и абсолютно безвкусное. Можно, я буду заходить к вам чаще?

Глядя на мольбу в глазах мальчика, Кристина и Инесса лишь посмеялись и сказали, что он может приходить, когда хочет. Девочка поняла, что счастье – это не вещи, которое можно купить. Настоящее счастье – оно бесплатное. И всегда было рядом. Это искренняя дружба и любовь матери с сестрой. А ещё Инесса знала, что в Питер они ещё поедут. Только деньги она заработает сама. Ведь настала очередь и ей делать подарки для любимой мамы.

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Следующий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Симпатичная красивая толстая полная девушка на улице
Толстушка

Алеся подошла к двери, вздохнула и взялась за ручку. Каждый новый рабочий день был для неё настоящим испытанием. - Что,...

Алеся подошла к двери, вздохнула и взялась за ручку. Каждый...

Читать

Вы сейчас не в сети