Дедушка с гармошкой

Дед с гармошкой

Воскресный сентябрьский вечер. Чудесный месяц, когда летней жары уже нет, но солнце ещё пригревает, и на душе от этого становится теплее.

Вечерняя электричка возвращается из дачного посёлка в город. Вагон полон разношёрстной публики. Правят балом, конечно, уставшие дачники с кучей котомок и пакетов. Позади очередные трудовые выходные. Удивительно, но много молодёжи. Кто-то едет с родительской дачи, кто-то с пикников, а кто-то просто подсел на близлежащих от города станциях. Почти все увлечённо уткнулись в экраны своих мобильных телефонов. А некоторые даже ещё и в уши наушники воткнули. Для пущей важности.

— Как же так? А куда делись книги, журналы и живое общение? Мы же все закрылись друг от друга – каждый заперся в своей скорлупе, – про себя недоумевал дед, скромно сидящий в конце вагона.

Дед был старенький в изрядно потрёпанной годами куртке и брюках, пожалуй, со времён, когда он был молодым. Видно, что не бездомный, и не алкоголик. Морщинистые руки сжимали кепку, такую же изношенную, как и остальная одежда. В уголках старческих глаз как будто застыло время, когда он сам был таким, как эти молодые люди в электричке. Рядом со стариком стоял большой мешок, туго перевязанный толстой верёвкой.

На очередной станции зашли ещё три молоденьких девчонки, сели на свободные места рядом с дедом. С ними произошло то же самое, что и с другими пассажирами. Достав мобильные телефоны, они ушли в мир виртуальной реальности.

Да что ж такое. Это было последней каплей. Душа деда не выдержала, он нагнулся вниз к мешку, развязал верёвку и вытащил оттуда гармонь. Его пальцы коснулись клавиш и полилась музыка. Красивая, трогательная. Чувствовалось, что старик играет профессионально. Дачники, что постарше, заподнимали головы, увидев необычную картину.

— Бьётся в тесной печурке огонь. На поленьях смола, как слеза. И поёт мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза…

Приятный, совсем не старческий голос, разлился по вагону. Девчонки, что находились рядом с дедом, отложили свои телефоны и с изумлением смотрели на него. И тут произошло ещё одно чудо. Девушка, сидевшая напротив деда, вдруг начала подпевать ему. Улыбаясь, она одну за другой брала незамысловатые ноты этой солдатской песни времён Отечественной войны.

Выступление такого дуэта не могло не подкупить. Неподдельная мужественность и одновременно безумная нежность звучали в голосе деда. Его пение не оставило равнодушным ни одного пассажира в вагоне. Даже рябят-подростков. Казалось бы, откуда, они могли знать эту песню. Дед запел второй куплет.

— Про тебя мне шептали кусты в белоснежных полях под Москвой. Я хочу, чтобы слышала ты, как тоскует мой голос живой…

Голос был такой проникновенный, казалось, что коснулся каждого сердца человека, ехавшего в этот час в электричке. С задних мест и с середины вагона люди потянулись к деду и обступили его живой стеной. Оставшуюся часть песни пели уже все вместе, от мала до велика.

Дед настолько был растроган, что из глаз потекли слёзы. Но голос не дрогнул и звучал также сильно, как в начале песни. Не останавливалась и девушка, поющая вместе с дедом. Несколько человек снимали происходящее на мобильные телефоны. Старик хоть и не любил эти современные средства связи, но возражать не стал. Ведь это были истинные душевные порывы. Тем более молодых людей, увлёкшихся песней.

Прозвучали последних аккорды и пальцы деда оторвались от клавиш. В эту же секунды раздались аплодисменты. Да такие, что по накалу чувств не уступали именитым певцам. Все стали просить деда спеть ещё. И он пел так, как будто находился на большой сцене, как первый раз переживал внезапно нахлынувшие эмоции.

— Побольше бы таких!

— Браво!

Популярный дзен рассказ: - Маааама!!! Крик дочери всё стоял в ушах, рвал барабанные перепонки

— Молодец!

То здесь, то там раздавались восторженные слова благодарности. Дед смущённо кивал головой, он явно не ожидал такого успеха и поддержки от пассажиров.

— Дедушка, а расскажи о себе, — с интересом спросила одна девушка.

— Да, что рассказывать то. Когда меня призвали в Афганистан, мне было уже за сорок. Так вот я взял эту гармонь с собой. Это невероятно, но она спасла меня от вражеской пули. Однажды ночью внезапно душманы напали на место дислокации нашей роты. Пуля, предназначавшаяся мне, попала в гармонь. Меня тогда контузило, но я остался жив. Я и ещё шестеро из всей роты. Когда война закончилась, вернулся домой. Отремонтировал гармонь. Мастер попался хороший, руки у него были «золотые». А вот сына в Чечне вражеская пуля настигла. Я ему говорил: «Возьми гармонь, он тоже умел играть. Это же наш талисман». Но сын отказался. «Отец, ну что ты. Я как белая ворона буду». Отказался, а зря. Если бы я знал наперёд, что случится, то обязательно настоял на своём.

Старику было сложно говорить. Предательски душили слёзы. Но он нашёл в себе силы закончить.

— Сын погиб как герой за двадцать дней до окончания войны. Ему даже орден дали посмертно. Вот такая вот грустная история.

Люди, не отрываясь, смотрели на деда. Женщины и девушки то и дело смахивали слёзы. Мальчишки и мужчины застыли в оцепенении.

Время пролетело быстро. Приближалась последняя остановка электрички.

— Ребята, спасибо, что выслушали. Сразу легче стало на душе. Здоровья вам всем, добра. Берегите себя и своих близких, — сказал дед, не ожидавший такого тёплого приёма от случайных зрителей.

Хоть поначалу он вовсе не собирался играть и петь. Всё получилось случайно. По велению сердца.

— Дед, сейчас будет конечная станция. Давайте помогу унести гармонь из вагона, — предложил ему молодой мужчина.

— Да, подсоби, не откажусь. Раньше такие ноши большие таскал, казались лёгкими, а теперь вот мешок в тягость, — согласился дед.

Вот электричка остановилась, и все пассажиры вышли на залитый осенним солнышком вокзал.

— Дед, куда Вы сейчас, может проводить? — спросил мужчина.

— Нет, спасибо, милок, я здесь сам доберусь. Вот моя остановка. Сяду в автобус и совсем скоро буду дома, — ответил дед.

— Тогда давайте, дед, бывайте. Здоровья Вам!

Всю дорогу домой мужчину, а его звали Андрей, мучило странное ощущение, что он этого старика видел и при чём не один раз. И вдруг его осенило. Возле магазина во дворе дома Андрея, еще недели три назад появился старик. Даже стариком язык не поворачивается его назвать. Просто дедушка. Он не был грязным оборванцем. Одежда на нём была хоть и старенькая, но не рваная. Голова чисто вымытая. Раньше Андрей никогда его не видел, хотя всю жизнь живёт в этом доме. Но он заметил, что каждый день дед стоит у магазина и останавливает почти каждого прохожего. Нет, он не просит дать денег. Лишь хочет, чтобы ему уделили всего тридцать минут времени. Как и все остальные, Андрей проходил мимо, либо утыкался в телефон, делая вид, что не замечает старика. Зачастую отвечал, что просто нет времени. У Андрея действительно его немного. Семья, работа, друзья. Не находится даже пяти минут, какие уж там тридцать…

Сегодня вечером Андрей вышел прогуляться до магазина и увидел деда. Подойдя поближе, он понял, что это тот самый дед из электрички. Он стоял на том же месте, что и обычно. Смотрел на всех доверчивым взглядом, в котором явно читалось, что ему обязательно нужно с кем-нибудь поговорить. Андрей решил, что он сегодня точно не пройдёт мимо и подойдёт к деду.

— Дедушка, Вы помните меня? Три дня назад, вечерняя электричка. Вы песни пели душевные, а я потом ещё Вам помогал гармонь нести, — спросил Андрей.

Дед задумался, наверное, пытаясь, вспомнить мужчину. Но, видимо, не смог и просто кивнул в ответ.

— Дедушка, Вы лишь хотите поговорить или Вам нужна помощь?

— Мне нужно всего тридцать минут твоего времени, а после сам решишь, как поступить, — ответил дед.

Андрей сомневался. С одной стороны, время у него было, а с другой стороны слушать чужую историю не очень хотелось. Дома ждут дети, жена Настюша. Но стоило только вспомнить как дед пел в электричке и затронул душу каждого пассажира, в том числе и его, сомнений не осталось. Он, конечно, выслушает просьбу деда.

— Спасибо, ты первый, кто откликнулся, — с благодарностью в глазах сказал дед.

Он повернулся и пошёл к лавочке, которая пряталась в тени клёна у детской площадки. По интонации деда стало ясно, что разговор будет серьёзным. Андрей следовал за ним, всё ещё раздумывая, может не стоило ввязываться в эту историю. Дед не произнёс ни одного слова пока шли и только, опустившись на лавочку, продолжил.

— Меня зовут Александр Иванович. Мне восемьдесят пять лет, и я вдовец. Полгода назад умерла моя супруга, с которой мы прожили шестьдесят два года в браке. В тот день мы гуляли в парке, когда ей стало плохо и она ушла.

Старик посмотрел куда-то вверх, улыбнулся и пару минут молчал. Солнце в его глазах стало ярче отсвечивать. Воспоминания через слёзы скатывались по его коже, попадая в морщины, которые указывали им путь.

— Мы прожили замечательную жизнь, но случилась страшная история с нашим единственным сыном Мишей. Ты слышал в электричке, я рассказывал, как он погиб в Чечне. До последнего с женой надеялись на чудо, что это не наш сын. Но чуда не произошло. Пришла официальная бумага…- старик побледнел, ещё раз прокручивая в голове события тех дней. — Мы не могли свыкнуться с этой мыслью. А спустя несколько лет, решили взять ребёнка из детского дома. Но и здесь нас ждал удар. Нам сообщили, что люди с первой и второй группой инвалидности не могут этого сделать. Конечно, очень расстроились, переживали, не спали ночами. Наконец, смирились. Подумали, если судьба так распорядилась, значит мы должны ей повиноваться…

Дед прервал монолог, смотрел на свои морщинистые руки и сжимал костяшки пальцев. Андрею даже показалось, что ему было стыдно. У Андрея трое детей и он даже не представлял, какая бы у него была жизнь без них. Кому её посвятить как не детям? Но, наверное, у каждого свой ответ на этот вопрос. Жизнь дело такое. Кому-то она дарит детей, кому-то талант или богатство, а кому-то всё из этого или наоборот ничего. Но кто из них наиболее счастливый – вопрос, на который никогда не будет верного ответа.

Андрей успел об этом подумать, глядя на собеседника.

Сразу видно, что дед умный и интеллигентный человек. Андрею стало жаль его. Но он был глубоко убеждён, что чувство жалости – даже хуже, чем отсутствие совести. Поэтому мужчина постарался выбросить эти чувства из головы, тем более дед продолжал свой рассказ.

— Мне очень сложно об этом говорить. Но наберись терпения, выслушай меня. Мы с женой жили душа в душу. Заботились друг о друге и просто были рядом. И супруга и я — единственные дети в своих семьях, и давно потеряли родителей. Поэтому были предоставлены сами себе и даже не задумывались, что будет дальше. А после её смерти я остался один. Знаешь, быть стариком совсем непросто. И я даже не о здоровье или одиночестве, а о людях, которые стали появляться в моей жизни. Они думают, что я ничего не понимаю. Сам когда-то считал, что люди в глубокой старости теряют разум и не соображают, что происходит вокруг. Но это заблуждение. Просто у нас меняется отношение к этой жизни и ценности. Никогда ни у кого не получится объяснить сорокалетнему человеку то, что происходит в восемьдесят. Всё только потому, что он ещё не готов. Но я отвлёкся и подхожу к самому главному.

Дед снова задумался, видимо подбирая правильные слова.

Андрей вдруг вспомнил о своём детстве. Казалось, что оно было только вчера. А сейчас ему уже тридцать шесть лет.

«Время так быстро идёт, что не успею оглянуться, как превращусь в такого же старика с морщинами», — погрузился в мысли Андрей.

— Прости, я не спросил, как тебя звать, — прервал его раздумья дед.

— Андрей.

— Приятно познакомиться. Андрей, ты можешь встать и уйти. Но прошу возьми сейчас мой номер телефона, прежде чем я тебе сообщу главное. Я сделаю тебе предложение, а для того, чтобы его обдумать потребуется время.

Дед протянул Андрею листок бумаги, на котором были его номер и имя.

— Послушай, я не бедный человек. У меня есть квартира и сбережения, только вот оставить их некому, просто так отдавать тоже не хочу. Я вижу кольцо у тебя на руке, а пару дней назад заметил с тремя детьми. Поэтому ты именно тот, кому я хочу помочь.

Дед говорил взволнованно и из-за всех сил пытался унять дрожь в голосе. Андрей даже взял его за руку. Дед продолжил:

— Может, ты меня сочтёшь злым старикашкой, но я не хочу помогать алкоголикам и людям, которые ничего не хотят делать, а только просят. Моя мечта – помочь тому, кто борется и живёт своими силами, а подарок в виде квартиры и денег будет приятным бонусом, за труд и усердие.

— Деньги и квартира? Александр Иванович, что Вы? Это же безумно дорого. Вам не жаль? – удивлённо спросил Андрей.

— Нет, нисколько. Я даже готов пойти на риск и отдать всё своё имущество, несмотря на то, что могу остаться на улице. В ответ лишь прошу быть другом вашей семьи. Просто навещайте меня время от времени. Может, поиграете со мной в шахматы или пригласите на обед. Если у вас квартира меньше, чем моя или снимаете, то можете переезжать в мою, а я перееду в вашу. Очень хочу чувствовать себя нужным, — с тоской в голосе сказал дед.

Когда-то он был сильным мужчиной, а теперь приходится умолять незнакомого человека не бросать его. Это невероятно тяжело.

Андрей не знал, какие подобрать слова. Пообещать деду выполнить его просьбу он не мог. Ведь это дело серьёзное, семейное. Нужно всё обсудить с женой. Ну и расстаться просто так, не оставляя старику надежды, тоже нельзя. Решение пришло, само собой. Дед дал Андрею время подумать пять дней со словами:

— Извини, не смогу дать больше.

А ещё добавил, что эти пять дней не будет искать встречи, а только будет терпеливо ждать звонка. Они разошлись. Каждый направился в свою сторону. Каждый со своими мыслями.

Андрею очень захотелось помочь дедушке. Жена Настюша у него хорошая, наверное, не откажется. Но всё же – «взять дедушку» — как-то странно звучит. Ведь это же не собачку завести, человеку ласка, внимание, забота нужна. И рассматривать деда только как мешок с деньгами тоже нельзя. Не по-человечески это.

Андрей с семьёй действительно живёт в небольшой двухкомнатной квартире. А семья большая, конечно же, места не хватает. Жена сидит с детьми, работает только Андрей. Но у них достаточно средств и даже никогда в голову не приходила мысль что-то просить. В раздумьях Андрей сам не заметил, как пришёл и уже открывает замок входной двери.

— Настюша, я дома.

Тут же послышался топот детских ножек. А через миг вся компания во главе с женой вышла встречать главу семейства.

— Что ты нам купил? – наперебой закричали дети.

Андрей схватился за голову. Разговор с дедом так его обескуражил, что он совершенно забыл, что должен был зайти в магазин.

— Знаете, я завтра куплю. Сегодня позабыл.

Настя удивлённо посмотрела на мужа и пожала плечами.

— Ты где был? Мы тебя заждались. Ужин стынет.

— Я сейчас всё объясню, — коротко ответил Андрей.

Когда Андрей рассказал Насте всю эту трогательную историю про деда, она была тронута. А когда узнала, что это тот самый дед из электрички, даже прослезилась. Дело в том, что у Насти никогда не было родителей, не родных, не приёмных. Она всегда мечтала об отце или дедушке.

Андрей даже не подозревал, какая у него замечательная и очень совестливая жена. Она согласилась впустить в жизнь семьи деда, не требуя взамен никакой квартиры и денег. Андрей не стал откладывать дело в долгий ящик. И уже на следующий день он позвонил деду и сообщил приятную новость.

Радости старика не было предела. На следующий день благородное семейство направилось в гости к новому члену семьи — Александру Ивановичу. Андрей с женой сразу решили, что будут относиться к деду не как к помощнику в домашних делах. И тем более никак к немощному старику, которому нужна помощь. Он сразу станет для них родным человеком. Благо, что у Андрея и Насти очень спокойные характеры, никто не метает громы и молнии.

— Добрый день, дорогие. Как же вас много! Я был одинок, а теперь будет большая семья, — открыв дверь, заулыбался дед.

На пороге стояли Настя с Андреем и весёлая ватага ребят, мал-мала меньше. Квартира у деда была большая, светлая, не чета той, которая у молодёжи. Видно, что ремонт, давно не делан, но было чисто и уютно.

— Переезжайте ко мне. У меня квартира просторная, всем места хватит. А можем поменяться, вы – ко мне, я – к вам.

Настя с Андреем наотрез отказались.

— Нет, Александр Иванович мы же не из-за денег с Вами познакомились, и не из-за квартиры. Вы растопили наше сердце своей искренностью, благородством и добродушием. Будем помогать друг другу. «Мы – Вам, ну а Вы – нам», — сказала Настя.

— Замечательные люди. И семья у вас счастливая, всё хорошо. Я очень рад, что теперь буду общаться с вами. Всю оставшуюся жизнь благодарен, — искренне сказал дед.

— Спасибо, Александр Иванович, на добром слове. Но только не всё у нас так гладко. У среднего сына Матвейки большая проблема с пальцами правой руки. Когда-то случайно, ещё совсем маленький, отдавил пальчики в проёме двери. И теперь три из них плохо работают, а два так совсем практически не действуют. Ему в школу на следующий год, как он будет учиться, ума не приложу, – с грустью в голосе сказала Настя.

— Как только не пытались лечить, — подхватил разговор Андрей, – к каким-только врачам не обращались и в России, и за рубежом. Уйму денег потратили, в долги влезли, а результата нет.

Дед с сочувствием посмотрел на супругов и сказал:

— Не печальтесь, подсоблю я вам. Знаю один секрет, как мальцу Вашему помочь. Дайте только срок. Заработают пальчики, слово даю. Разрешите только мне с ним видеться почаще, — пообещал дед.

Настя с Андреем очень обрадовались. Они хватались за соломинку. Точно также, как и за любые положительные прогнозы врачей, которые дарили надежду, но, к сожалению, не оправдывались. А вдруг случится чудо, и дед поможет. Тогда они точно станут самой счастливой семьёй на свете!

— Да, хорошо, дедушка. Приходите к нам каждый день. Я, Максим, Матвейка и Алиночка ждём Вас. И Андрей, конечно, тоже, — приглашала деда Настя.

— Конечно, дочка. А насчёт квартиры моей всё же подумайте, — настойчиво предлагал Александр Иванович.

За считанные дни семья Андрея и Насти очень сблизилась с этим дедушкой. Он относился к ним с любовью. Советом всегда помочь может и руки золотые. Настя и дети в нём души не чаяли. Дедушка всегда выручит – поиграет с младшим и уроки со старшим сделает. Ему это было не в тягость, ведь у него этого никогда не было. Сын Александра Ивановича ушёл в вечность, а вместе с ним и надежда иметь внуков.

Дедушка никогда больше не был один. Вкусный обед и ужин в окружении близких людей, шахматы с Андреем по вечерам, совместные прогулки по выходным и многое другое. Всё это по крупицам складывается в понятие – счастье. Особенно привязался к деду Матвейка. Тот самый мальчишка, с повреждёнными пальчиками. Он каждый день бегал к деду и часами не вылезал от него. Однажды Матвей сказал родителям:

— А знаете, скоро я поправлюсь. У меня будет нормальная рука, вот увидите.

— Ну как, как это возможно, сынок? – спросил Андрей.

— Вы сами скоро в этом убедитесь, пока секрет, — загадочно ответил сын.

Спустя месяц, Настя и Андрей заметили, что малоподвижные пальцы на руке Матвейки стали двигаться гораздо лучше, а те, которые раньше не работали совсем, начали потихоньку сгибаться. Вот это было самое большое счастье для родителей.

Когда Матвейка первый раз появился в квартире деда, тот спросил его:

— Матвей, хочешь научиться играть на гармони?

— Да, конечно, хочу. Только не получится у меня. Рука повреждена, — сказал Матвей.

— Неправда. Всё получится. Было бы желание, — ответил дед.

Он купил мальчишке гармонь, небольшую, чтобы Матвейке было удобнее играть. Александр Иванович обучал его каждый день – долго, упорно, внимательно. Поначалу было очень сложно. Не слушались пальцы даже на здоровой руке, что уж говорить о больной. Но дед не сдавался, маленькими шажками продвигался вперёд. Тот день, когда зашевелился один из неподвижных раньше пальчиков, был самым радостным для деда. Он понял, что всё не зря. Дальше – больше.

Матвей оказался способным учеником и быстро освоил гармонь. К тому же он хорошо пел, хоть и профессионально этому не обучался.

Через четыре месяца кропотливой работы все пальцы начали действовать. И этого не могли не заметить счастливые родители.

Однажды Матвейка и Александр Иванович пришли к Насте, и Андрею с большим футляром. Каково было их удивление, когда дед достал гармонь и передал её Матвею. Он заиграл. Это было так трогательно, что родители прослезились. Наперебой стали благодарить деда. А недавно узнали, что объявлен городской конкурс, посвящённый песням войны.

— Мы с дедушкой решили, что я буду участвовать, — гордо заявил Матвей.

Конкурсантов было много и разных возрастов. Но Матвейка не подкачал и сумел растопить зрительские сердца. Шестилетний мальчик просто вышел на сцену и заиграл на гармони так проникновенно, что никто даже подумать не мог, что у него какие-то проблемы с руками. Но это ещё не всё. Он запел, ни по годам взрослую песню. Запел так, что ахнули все в зале:

«Бьётся в тесной печурке огонь. На поленьях смола, как слеза. И поёт мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза…».

Песню мгновенно подхватили все зрители и с третьего куплета её подпевал весь зал, в том числе вся дружная семья – Настя с Андреем, Александр Иванович и ребятишки. Вот такой вот счастливый финал исцеления Матвейки.

По просьбе деда мальчишку отдали в музыкальную школу, и первые успехи не заставили себя ждать.

Шло время.

Александр Иванович стал настоящим членом семьи Насти и Андрея. От квартиры деда они всячески отказывались. Но настойчивость дедушки всё же взяла своё. И семейство переехало в его квартиру с условием, что Александр Иванович будет жить с ними. Совсем быстро, все дети стали называть его дедушкой. А на днях Настя неожиданно назвала его папой. Ей всю жизнь не хватало отца, а теперь он появился. По морщинистым щекам деда побежали слёзы. Это кажется невероятным, но такие счастливые истории случаются в жизни. Главное, не упустить своё счастье.

Оставьте свой голос

44 голоса
Upvote Downvote

Предыдущий пост

0 Комментарий

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите

Вы сейчас не в сети

Добавить в коллекцию

Нет коллекций

Здесь вы найдете все коллекции, которые создавали раньше.