Красивая девушка блондинка

Настоящее, искреннее счастье

-Вуаля! – Воскликнула Анна, задорно подмигивая в объектив камеры. – Макияж готов. В таком боевом раскрасе можно пойти и на светский раут, и на похороны бывшего.

Девушка рассмеялась собственной черной шутке, затем отправила в глазок камеры воздушный поцелуй и выключила её. После этого Аня вздохнула так тяжело, словно держала на тонких плечах весь небесный свод, подобно атланту из мифологии. Хотя, наверняка, даже титан меньше жаловался на свою жизнь, чем Анна в этот момент.

Девушка взяла телефон и, открыв последнее видео, пролистала комментарии. С каждым прочитанным словом, предложением или увиденным эмодзи, градус её настроения падал ниже, а брови, которые она так тщательно прорисовывала, съезжались к переносице.

-Вот же… Гады неблагодарные! – Разозлилась девушка, блокируя смартфон и бросая его на стол.

Она откинулась на спинку розового кресла и уставилась в потолок, сияющий от неона. Аня Акимова, известная в мире всемирной паутины, как Энни Окей, была топовым бьюти-блогером. У неё было всё, о чём она не мечтала ранее…

Деньги, слава, популярность и миллионы подписчиков. Предложения рекламы лились на неё, как из рога изобилия, что помогало ей оплачивать такую жизнь. Её квартира располагалась в одном из элитных комплексов, с дерзким названием: «Грехи и Гламур». Словно желая соответствовать репутации дома, Аня жила в роскоши, скупала бренды, а также придавалась некоторым из грехов…, например, гордыне. А ещё она научилась лгать…

Раньше Анна такой не была. Акимова росла в детском доме с тринадцати лет, когда лишилась единственного опекуна – бабушки. Конечно, взрослую девочку никто брать в семью не спешил. Так она и пробыла под опекой государства до совершеннолетия. Единственным плюсом положения Анны стало то, что сироте легче было попасть в ВУЗ по квоте. Аня пошла учиться на пиарщика и познакомилась с Димкой. Вскоре он стал её лучшим другом, а затем и агентом.

Талант к макияжу Аня в себе открыла ещё в приюте. Там она красила девочек засохшей тушью, на которую приходилось плевать, и скудным набором теней, которые пахли латексными перчатками. Но девчонки были в восторге от своей визажистки, и подолгу не могли оторваться от зеркала.

Во время учёбы, на третьем курсе, преподаватель поручил студентам групповой проект:

-Предлагаю вам разделиться на группы по два-три человека. – Сказал мужчина. – Создадите аккаунт в социальных сетях, а потом начнёте его пиарить, займётесь продвижением.

Студенты разделились на два лагеря. Одни заныли, что не хотят вступать в ряды блогеров, а другие воодушевились.

-Кто соберёт больше всего подписчиков до конца семестра, поставлю экзамен автоматом. – Добавил преподаватель солидный аргумент.

Тогда обрадовались уже все.

Конечно, Аня и Дима сплотились. Они были едины в нежелании сдавать экзамен суровому преподу, который, по слухам, валил всех без разбора.

-И о чём будем вести блог? – Спросила Аня, когда они возвращались домой. – Что сейчас вообще интересно людям?

Дима засмотрелся на то, как красиво блестит кончик её носа, а на скулах мерцают звёздочки.

Сегодня студентка снова забавно накрасилась и была похожа на фею. Димка подумал о том, что его подруга снова потратила всю стипендию на косметику, и ему стоит ее накормить.

-Давай про тебя? – Предложил он внезапно.

Анна заморгала и сморщила носик:

-Более скучной темы не придумал? Моя жизнь состоит из тебя и учёбы. Я живу в общаге, с вредной соседкой, а ещё тараканами… Кто-то из них ворует моё печенье, кстати. Не уверена, что это тараканы. Они менее наглые.

Димка фыркнул от смеха.

-Нет, я серьёзно, Аня. Ты сама спросила, что интересно людям? В интернете сидит много подростков. Ты могла бы показывать свои макияжи, а ещё рассказать про прошлое, поделиться мыслями. Ты гораздо интереснее, чем многие подобные блогерши, Акимова.

Аня тогда лишь посмеялась и показала другу средний палец. Однако время шло, идей не было, а мысль о том, чтобы стать блогершей, одновременно пугала и манила девушку. И вот, она согласилась…

Никнейм – Энни Окей, помог ей выбрать Димка. Это была их личная шутка. Когда они познакомились, и Дима узнал её имя, он, видя, как она переживает перед семинаром, пропел строчки из хита Майкла Джексона:

— Annie are you ok? Are you ok, Annie?

Аня, стуча зубами, пробормотала в ответ сипло, с ощутимым акцентом:

-Энни Окей.

С тех пор он часто называл свою подругу Энни Окей, что и символично стало началом её карьеры в мире блогинга.

Дима и Аня сделали ставку на её лучшие черты и тяжёлое прошлое. Аня его не стыдилась, говорила откровенно. Поэтому, видя её искренность, люди оставались на странице девушки. Кому-то было любопытно, кто-то жалел её, иные восхищались юмором, красотой и способностью краситься…

Дима помогал Анне во всём. Ставил свет и камеру, редактировал сценарии, общался с другими блогерами, чтобы продвинуть подругу. Итогом их труда стал экзамен на «отлично», поставленный автоматом. Только вот на этом они не закончили. Тогда-то всё и случилось…

Аню вознесло на вершину славы. К концу университета Акимова стала популярным инфлюенсером и не последним человеком в бьюти-мире. Теперь она не плевала на засохшую тушь. Она даже не покупала косметику, её высылали бесплатно именитые бренды. Лишь бы она накрасилась именно их продуктом! В итоге Аня и изменилась…

Девушка будто вкусила запретный плод, но не с дерева познаний, а с дерева славы. Она упивалась ей. Вот и заигралась.

Недавно Анна попала в скандал, даже в два. Поэтому теперь, вместо того, чтобы восхищаться её новыми образами, в комментариях обсуждали, какая она стерва…

«Я подписалась на Аню давно, когда она много шутила и рассказывала про жизнь в приюте. Училась краситься вместе с ней. Однако теперь не доверяю ей… Отписываюсь». – Писали в комментариях.

«Как же слава меняет людей! Раньше Энни Окей была самым милым блогером, а теперь стала такой же, как все! Отписка!».

Однако, что ещё хуже, спонсоры стали отказываться от сотрудничества. Не все, некоторым нравился и чёрный пиар. Но другие отзывали предложения, не желая марать свою репутацию. Дело в том, что Аня, позарившись на большие деньги, согласилась рекламировать плохой продукт. Хотя Дима её пытался образумить. Только Аня его не послушала. В итоге косметику, которую она тщательно пиариала, скупили её подписчицы. У девочек начались ужасные проблемы с кожей и здоровьем. Кто-то даже лег в больницу с химическим ожогом. Словно этого было мало – её парень, тоже блогер, только спортсмен, публично опозорил её. Выставил ролик, где она плохо отзывалась о подписчиках, что попали в больницу:

-Я что, виновата в этом? Если они, как стадо слепых и тупых баранов, готовы тратить деньги на всё, что советуют блогеры, то вот мой совет… Пусть покупают книги и тренируют мозг! Я же не заставляла их покупать эту косметику!

Аня говорила это в сердцах, на эмоциях, ведь это было её первым публичным скандалом. И, конечно же, она не знала, что Антон, чьё имя не зря рифмуется с «резиновым изделием номер два», снимает её на телефон и ведет трансляцию. Так парень решил заявить об их расставании и, как говорится, хайпануть.

Телефон зазвонил. Аня увидела имя Димки и надулась.

-Только не надо читать мне морали снова, пожалуйста! – Бросила она, вместо «алло». – Да, ты был прав! Антон меня использовал, ради хайпа, а косметику рекламировать было ошибкой. Доволен?

Димка фыркнул, а затем, к удивлению Ани, спокойно спросил:

-Annie are you ok?

Аня моргнула, а затем всхлипнула:

-Энни совсем не окей…

Ей стало легче от этого короткого диалога. Словно она смогла ненадолго вернуться в прошлое, в котором не была такой злобной идиоткой.

-Я придумал, как тебе отбелить репутацию. – Сообщил её друг и агент.

Анна шмыгнула носом, и навострила уши:

-Я вся во внимании.

-В детской больнице проходит ежегодный благотворительный праздник. Пойдёшь туда в качестве аниматора.

-В больнице? – Ахнула блогерша. – Но там же все больные…

-Ну, в этом и есть смысл больниц. Собирать в палатах людей, а потом лечить их. – Блеснул сарказмом Димка.

-Нет, ты не понял. – Анна брезгливо поморщилась, глядя на маникюр. – Я не хочу заразиться какой-нибудь дрянью или сыпью. Как потом краситься? И мне сложно будет играть на камеру, понимаешь? Когда я вижу больных детей, во мне зарождается чувство брезгливости. Оно ещё с приюта в груди поселилось. Терпеть не могу больницы. Меня туда отправляли с другими детьми. Так медсестры даже обнимать нас никому не разрешали, относились, как к мусору! Типа, чтобы не привыкали к хорошей жизни… И, кстати, большая часть детей приезжает туда с лишаем и вшами! А я недавно нарастила волосы, они стоят, как крыло от боинга! Нет, я не могу туда вернуться…

-Ты закончила? – Зевнул Димка в трубку. – В общем, мероприятие в это воскресение. Утром, как понимаешь. Так что в субботу – никаких клубов. Тебе выдадут костюм, ну, а фальшиво улыбаться ты и так научилась.

Анна услышала в голосе труда раздражение, которого раньше не было:

-Дим, ты чего? – Ахнула она.

-Это ты чего, Аня? Знаешь, я долго был на твоей стороне, но ты, действительно, стала другой… Совсем другой. – Парень нервно выдохнул. – Буду ждать тебя в больнице.

После этого в трубке раздались гудки. Аня уставилась невидящим взглядом в стену перед собой.

***

Анна стояла в комнате, где обычно отдыхал медперсонал, и с ужасом смотрела на свое отражение:

-Кошмар… И какой бренд одежды захочет со мной сотрудничать после такой фэшн-катастрофы? – Проворчала она, разглядывая костюм феи.

Наряд включал в себя салатовую юбку-пачку, нечто вроде блестящего купальника, отобранного у какой-то гимнастки, крылья, которые болтались за спиной на честном слове, и волшебную палочку со звездой на конце. Аня же подумала, что он состоит на 99% из синтетики, а еще на 1% из позора.

-Ладно, Аня… Соберись. – Сделала блогерша глубокий вдох, а затем лучезарно улыбнулась.

Губы её дрогнули, и улыбка едва не слетела, как маска, когда она вспомнила слова друга:

«Улыбаться фальшиво ты научилась».

Боевой настрой едва не покинул Анну, но она взяла в руки себя и волшебную палочку, а затем вышла в коридор больницы. Детей собрали в игровой комнате. Среди них уже ходили аниматоры: пират, панда и принцесса. Фея затесалась в толпу и принялась позировать перед камерами. Она улыбалась детям, трепала их волосы, даже некоторых обнимала, испытывая странное чувство…

Ане здесь не нравилось. Ей было тошно, даже мерзко. Словно она смотрела в своё прошлое. Среди галдящих, восторженных пациентов детской больницы, была одна девочка с короткими волосами и в старенькой одежде. Она сидела в сторонке, наблюдала за торжеством, как зритель, не желая участвовать. За всё время малышка ни разу не улыбнулась и не сказала ни слова. Аня косилась на ребёнка, испытывая смутное беспокойство, когда малышка смотрела на фею задумчивым взглядом.

-Это молчунья Арина. Она не разговаривает. – Сказала медсестра, которая стояла рядом с блогершей.

-Да? – Моргнула Анна. – Почему? От рождения?

Медсестра пожала плечами:

-Вроде нет… Девочка из детского дома. Там все такие… С тараканами. – Заметила она, а затем густо покраснела и посмотрела на блогершу:

— Ох, простите! Я не это имела в виду… Вообще, я ваша подписчица и считаю, что Антон поступил неправильно.

Аня вымученно улыбнулась и поблагодарила девушку за поддержку, играя роль доброй феи. Антон уже успел появиться в её жизни снова.

Когда Анна выложила фото в костюме феи, с припиской, что идёт радовать детей, он отправил ей несколько сердечек и мерзкое сообщение:

«Может, потом одолжишь костюм у местной медсестры и придешь порадовать меня?»

После этого Аня его заблокировала. Она не понимала, откуда у бывшего столько наглости.

«Кажется, из нормальных мужчин остался только Дима». – Подумала про себя девушка.

Её верный друг тоже был в больнице. Ему не приходилось играть. Он, пусть и не надевал костюм, но с радостью веселил детей. Аня даже засмотрелась на брюнета, который играл с малышами. Он поймал её взгляд и подозвал к себе. Фея, поправив юбку, направилась к толпе юных пациентов.

-А сейчас наша прекрасная фея Динь-Динь выслушает ваши заветные желания. Кто знает, вдруг, одно из них исполнится. – Сказал Дима, лукаво глядя на подругу.

Девушка поняла, что он больше не злится. Дима вообще редко на неё злился, они даже не ссорились. Дети обступили Аню и принялись наперебой выкрикивать желания:

-Хочу куклу с длинными волосами! – Кричала девочка.

-А я телефон! – Заявил мальчик.

-Хочу собаку! Нет, лучше котика… Хотя всё-таки собаку! – Не решался карапуз.

Фея терпеливо кивала и махала волшебной палочкой, уверяя, что постарается исполнить желания:

-Но, чтобы волшебство случилось, вы должны вести себя хорошо! А ещё быть смелыми и сильными, пить лекарства и слушаться врачей. – Говорила девушка. – А ещё желание должно идти из сердца и быть заветным, понимаете?

Тут кто-то дёрнул её за юбку. Аня озадаченно повернулась и увидела ту самую девочку, что сидела в углу. Она вспомнила, что малышка не говорит.

-Что такое? – Оторопела блогерша, снова чувствуя себя неуютно.

Малышка показала ручкой, чтобы Аня наклонилась ближе. Акимова замялась, а затем осторожно присела на корточки, подставляя девочке ухо. К её изумлению, малышка, сделав вдох, заговорила:

-Уважаемая и красивая фея… — Начала девочка вежливо и неспешно. – Не могли бы вы исполнить моё самое заветное желание?

Она, не в силах сказать и слова, кивнула. Девочка открыто улыбнулась, от чего её хмурое личико преобразилось:

-Больше всего на свете я хочу снова увидеть брата… Он обещал, что вернётся ко мне, когда наступит зима. Но он так и не пришёл…

Аня нервно сглотнула, глядя на малышку. Девочка застыла в ожидании, чинно сложив ручки. Затем кивнула на волшебную палочку:

-Вы взмахнёте ей?

Анна, выйдя из оцепенения, взмахнула палочкой. Её рука дрогнула. Сердце – тоже. Так желание малышки было не похоже на просьбу других детей…

Ни игрушка, ни зверюшка… а родной брат…

Аня ещё долго играла с детьми, но девочка не могла выйти у неё из головы. Она не знала, почему? Может, из-за своего прошлого, или огромных и искренних глаз малышки…

Голубых, бездонных, что смотрели на неё с надеждой. Ане, неожиданно для неё самой, захотелось оправдать эту надежду.

На следующий день, в понедельник, она отправилась в детский дом. По пути блогерша изложила свои мысли Диме:

-Понимаешь, хочу узнать, что случилось. Брата и сестру разделять нельзя, это не законно.

-Может, она просто считала кого-то своим братом? – Предположил Дмитрий, сидя за рулём.

Аня, от волнения, стала грызть ноготь на большом пальце. Дима покосился на неё, усмехнувшись:

-Старые привычки возвращаются?

Девушка смущённо покраснела, спрятав руку в карман:

-Это от нервов…

Директриса приюта лишь развела руками:

-Арину к нам перевели недавно, из-за проблем со здоровьем. Она жила в другом городе, там не было нужной больницы. Я могу узнать в каком, но это личная информация…

Аня и Дима понимающе переглянулись. Дима достал бумажник:

-И сколько стоит эта информация? – Спросил парень.

Глаза директрисы загорелись.

Вскоре у Анны был новый адрес. Приют действительно оказался в другом городе. Однако это не остановило девушку. Она добралась и туда. Только там ее встретили не так радушно:

-Никаких Арин не помню. – Заявила тучная и наглая директриса, поправляя очки.

Анна думала, что уйдёт с пустыми руками. Однако её узнала воспитательница Ангелина и, подкараулив у машины, рассказала правду:

-Я помню Арину и её брата. Я тогда только начала здесь работать. Поэтому так хорошо запомнила ребят и привязалась к ним. – Поделилась она с Анной. – Арина и Артём Боголюбовы. Их отправили в приют, когда забрали у матери-алкоголички и её сожителя. Арина ни с кем не говорила, кроме своего брата.

-Почему? – Спросила Аня, с каждой секундой все больше проникаясь нежностью к этой девочке.

-Она не доверяла взрослым, не желала ни с кем общаться. – Ответила женщина. – Психолог, который общался с ними, рассказал, что её мама всегда ругала девочку, а если та плакала, то начинала орать, чтобы она заткнулась и лупила её. Вот девочка и замкнулась в себе. Защищал её только брат.

-Но как вышло, что их разлучили? Тем более, если малышка так была привязана к брату! – Ахнула Акимова.

Ангелина оглянулась через плечо, проверяя, чтобы никого рядом не было:

-Несмотря на то, что разлучать детей было нельзя, Артёма быстро определили в семью. Он был очень красивым мальчиком, умным, спортсменом. Просто звезда, о таких детях мечтают, понимаете? Ариночка же очень часто болела и её брать не хотели. Кому нужен немой и болезненный ребёнок? Она была младше Темы, и ее мать, когда носила девочку, пила и даже принимала… — Ангелина нахмурилась, вспоминая прошлое. – Помню, что Артём не хотел никуда уезжать. Он упирался, злился, даже ударил физрука. Однако ему стали угрожать. Говорили, что он должен поехать. Объясняли, что тогда Арину тоже заберут в семью, причём скоро, а вот двоих взрослых детей – не заберут. Много чего ему, бедолаге, говорили… В итоге он сдался. Его отправили в семью за границу, куда-то в Европу.

При этом женщина недовольно поджала губы:

-Ощущение, что там у них хобби какое-то, здешних детей покупать… Я уверена, что директриса нашего Тёмку продала, как коня породистого. — Проворчала она, покачав головой. – С тех пор от него нет и весточки.

-Спасибо вам. – Поблагодарила Анна женщину, а затем, поддавшись порыву, обняла её.

Воспитательница охнула, а затем даже прослезилась:

-Да что вы… Не за что. Я же тоже им добра желаю, деткам.

Анна вернулась обратно, наполненная решимостью исполнить желаний девочки. Она сделала то, что умела: подняла шум в интернете. Блогерша Энни Окей писала посты, занималась поисками информации. Её подписчики разделились на два лагеря. Одни утверждали:

-Она делает это ради хайпа!

Другие защищали девушку:

-Даже если так, она делает благое дело! Какая разница?

Только вот Анна перестала читать комментарии…

Она не могла ни спать, ни есть, пока не найдет брата маленькой девочки. Однажды к ней пришел Дима и испугался:

-Аня, ты бледная, с синяками под глазами! Так же нельзя. – Ругался он, вручая подруге стакан кофе и круассан из ее любимой кофейни.

-Ничего не могу поделать, Дим. – Она с тревогой посмотрела в окно. – Уже конец осени. Скоро снег выпадет… Она же опять ждать будет. Потому что я снова подарила ей надежду. Ну, не я, а фея… В общем, ты меня понял.

Аня нервно сглотнула и отложила еду. Она отвернулась от друга, стыдливо пряча блеснувшие в глазах слезы:

-Знаешь, я тебе не говорила, потому что хотела казаться сильной. Но я тоже всегда надеялась, что за мной кто-то придёт. Понимала, что это невозможно, но… Поэтому и в больницу идти не хотела. У меня всё внутри сжимается, когда детей вижу таких… Брошенных.

Дима наклонился к девушке и обнял её. Она уткнулась в его плечо, потёрлась щекой о колючий свитер. Димка всегда такие носил.

-Колючий… — Прошептала она, сглатывая подступившие слёзы. – Зачем ты носишь эти свитера? Надо познакомить тебя с существованием мягкого кашемира.

Дима негромко посмеялся, от чего его грудь приятно завибрировала:

-Ага, сначала свитерок из кашемира, а потом я заказываю себе не крепкий кофе, а сладкий раф на миндальном молоке… Такой же сладкий, как и я сам.

Аня фыркнула от смеха, поднимая взгляд на Диму. Их взгляды встретились. Сердце её сделало кульбит.

Он всегда был красивым. Невероятно красивым. Это была первая мысль Ани, когда она увидела Димку на первом курсе. Она даже была влюблена в него…

Однако предпочитала оставаться друзьями. Ведь возлюбленного гораздо проще потерять, а она устала оставаться одна. Однако сейчас что-то треснуло, надломилось и изменилось. Воздух стал тяжелее. Аромат свежего кофе смешался с туалетной водой парня, с древесными нотами. У анны перехватило дыхание, когда Дима коснулся взглядом её губ, а затем снова посмотрел в глаза. Карие глаза брюнета потемнели:

-Аня, я хотел сказать… Давно… В общем… — Начал он сипло.

И в эту секунду телефон Анны зазвонил. Она резко отстранилась от друга и схватила смартфон:

-Алло. – Бросила она нервно, а затем вскочила. – Что? Правда? Не может быть! Да, конечно! Да!

Когда она положила трубку, по щекам струились слезы:

-Дима… Я нашла его. – Прошептала она и бросилась в объятия лучшего друга. – Он жил в Германии и искал сестру, но, когда её перевели в другой город, ниточка оборвалась. Он был таким нервным и, кажется, счастливым… Поверить не могу! Удалось!

Димка лишь вздохнул, прижимая к себе Аню, думая о том, что признание снова не удалось. Впрочем, он ждал этого момента много лет, может подождать еще чуть-чуть.

***

-Арина, к тебе пришли гости. – Позвала воспитательница девочку.

Малышка листала книгу, лежа на полу. Девочка кивнула. Встав, она поправила юбочку и пошла за женщиной. Её часто водили кому-то показывать…

Врачам, психологам, потенциальным родителям. Она к этому привыкла, как к чистке зубов или плетению кос. Девочка вошла в кабинет, подняла голову и замерла на месте. Там стояла фея из больницы. Рядом с ней был её брат. Она смогла исполнить её желание.

-Аринка… — Прошептал Артём и сделал шаг вперед. – Арина, прости меня. Я тебя искал, клянусь, я…

Арина не дала брату закончить. Она бросилась в его объятия, зарыдав. Аня, глядя на эту сцену, тоже всхлипнула. Дима толкнул её локтем в бок:

-Госпожа блогерша… Почему ты не снимаешь финал этой истории? Лайков бы собрала миллионы. – Подначивал он подругу.

-Знаешь, я забыла телефон дома, когда спешила в аэропорт за Артёмом. – Призналась Анна, вытирая слёзы. – Да и плевать мне на это. Я хочу прожить этот момент целиком, не желаю его ни с кем делить…

-Тогда я пошёл? – Обиженно фыркнул Дима.

Она засмеялась и взяла его за руку:

-Ни с кем, кроме самого близкого мне человека. – Проговорила Аня, пряча взгляд под мокрыми ресницами.

Дима переплел их пальцы. Аня снова посмотрела на брата и сестру, что нашли друг друга и теперь не потеряют. Дима был совершеннолетним и собирался взять опеку над сестрой. В эту секунду Анна вспомнила, что такое настоящее, искреннее счастье. И больше не собиралась менять его на фальшивый блеск виртуального мира. Она повернулась к окну. Пошёл первый снег…

Буду очень благодарна, если Вы нажмёте на сердечко и поделитесь постом в соцсетях! Ваша поддержка поможет мне продолжать писать для Вас. Спасибо!

Предыдущий пост

0 Комментарий

Напишите комментарий

Вы должны, войти в систему, чтобы оставить комментарий.

Красивый парень в лесу милый скромный
Коля

Николай вырос в детском доме. Попал туда с самого рождения. Вошёл в категорию тех, кому не повезло. Парню не посчастливилось...

Николай вырос в детском доме. Попал туда с самого рождения....

Читать

Вы сейчас не в сети